Электронный научный журнал
Современные проблемы науки и образования
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,813

ВАРИАТИВНОСТЬ МОДЕЛЕЙ ДЕМОГРАФИЧЕСКОГО ПОВЕДЕНИЯ У ЛИЦ РАДИАЦИОННОГО РИСКА – МИГРАНТОВ ВУРСА И ИХ ПОТОМКОВ

Талалаева Г.В. 1
1 ГУ Институт экологии растений и животных УрО РАН, ведущий научный сотрудник, Екатеринбург, Россия
Методом социологического опроса и интервью исследованы модели демографического поведения внутри когорты лиц радиационного риска, состоящей из вынужденных мигрантов и их потомков двух поколений (n=696 человек). Проанализирована динамика численности, рождаемости, половой структуры в градиенте первое-второе поколение мигрантов. Применены методы биометрии для измерения вариативности демографических показателей в зависимости от мест текущего проживания респондентов. Показана структурная, временная и географическая гетерогенность когорты. Выделено три модели воспроизводства: медленное расширенное с доминированием потомков мужского пола, медленное простое с доминированием потомков женского пола, быстрое суженное с фазной динамикой половой структуры.
демография
модели поведения
радиоэкология
1. Красилов В.А. Эволюция и биостратификация. – М.: «Наука», 1977.– 256 с.
2. Лебедева Н.В., Дроздов Н.Н., Круволуцкий Д.А. Биоразнообразие и методы его оценки: Учебное пособие. – М., 1999. – 95 с.
3. Пучковский С.В. Эволюция биосистем: факторы микроэволюции и филогенеза в эволюционном пространстве-времени. – Ижевск: Изд-во Удм. ун-та, 1994. – 324 с.
4. Северцов А.Н. Этюды по теории эволюции: индивидуальное развитие и эволюция. – Берлин: Государственное издательство РСФСР, 1921. – 309 с.
5. Талалаева Г.В. Искусственные экосистемы и молниеносная эволюция человека – стимулы для изменения парадигмы и методологических подходов в медико-биологических исследованиях // Влияние загрязнения окружающей среды на здоровье человека: мат-лы 1-й Всерос. конф. (Новосибирск, 11-12 сент. 2002 г.). – Новосибирск, 2002. – С. 36-37.
6. Талалаева Г.В. Время, радиация и техногенез: биологические ритмы у жителей промышленных территорий. – Екатеринбург: Изд-во Урал. ун-та, 2006. – 234 с.
7. Тимофеев-Ресовский Н.В., Воронцов Н.Н., Яблоков А.В. Краткий очерк теории эволюции. – М.: Наука, 1977. – 313 с.
8. Хлебосолов Е.И. Логика природы. – СПб.: Алетейя, 2010. – 292 с.
9. Шмальзаузен И.И. Пути и закономерности эволюционного процесса. Избранные труды. – М., 1983. – 268 с.
10. Talalaeva G.V. Determination of Heterogeneity Biota as a Perspective Parameter of Ecological Standardization // Equidosimetry. – Springer. Printed in the Netherlands. 2005. – P. 51-56.
Современный мир динамично развивается. Мозаичный техногенез территорий сопровождается молниеносной эволюцией человека - МЭЧ, в основе которого лежит естественный отбор по признакам модификационной изменчивости и различной структуре биоритмов [5, 6, 10]. Теоретической биологией возможность МЭЧ допускается. Научной базой для ее реализации служит современные прочтение эволюционной теории. Квантовый характер эволюции человека может быть спрогнозирован на основе признания  следующих феноменов: гетеротопии и гетерохронии физиологической и морфологической эволюции [4], наличия биоквантов эволюции [1], существования n-мерного эволюционного пространства-времени [3], возможности множественных путей антропогенеза в искусственной среде, обогащенной промышленными радионуклидами [7].  Практическая возможность вариабельности демографического поведения людей в современном мире стала очевидной с 70-х гг. прошлого столетия, когда оформился так называемый демографический переход, разделивший население развитых и развивающихся стран мира на сообщества суженного и расширенного воспроизводства. Однако, применительно к территориям одинакового уровня экономического развития, но с разной социально-экологической предысторией, модели демографического поведения людей изучены недостаточно.

Цель исследования: оценить вариативность демографических процессов в когорте вынужденных мигрантов Восточно-Уральского радиоактивного следа (ВУРСа) в зависимости от места их переселения.

Материал и методы исследования. Проведен сравнительный анализ моделей демографического поведения в когортах уральцев, эвакуированных с радиоактивно загрязненных территорий ВУРСа полвека назад, состоящих на учете в Министерстве социальной защиты населения и проживающих последние десятилетия в различных населенных пунктах Свердловской области. В зависимости от темпов социальной жизни и характера экологического загрязнения выделено четыре группы респондентов: 1) поселка Большие Брусяны; 2) малого моногорода  металлургического профиля (Полевской); 3) промышленного мегаполиса (Екатеринбург); 4) среднего города металлургического профиля, экологически скомпрометированного принадлежностью к зоне Восточно-Уральского радиоактивного следа (Каменск-Уральский). Численность и структура респондентов и их потомков приведена в таблице 1.

Таблица 1. Численность респондентов и их потомков

 

Населенные пункты

Численность

мигранты

потомки 1-го поколения (дети)

потомки 2-го поколения (внуки)

в целом по населенному пункту

пос. Б. Брусяны

26

43

52

121

г. Полевской

32

50

55

137

г. Каменск-Уральский

76

136

132

344

г. Екатеринбург

27

37

30

94

Итого

161

266

269

696

Методом социологического опроса (анкетирования и интервью) были построены таблицы, включающие информацию о количестве, возрасте и половой принадлежности каждого мигранта, его детей и внуков. В масштабах населенных пунктов указанные сведения суммировались и служили основой для составления описательной модели демографического поведения группы. В градиенте первое-второе поколение мигрантов для каждого населенного пункта и выборки в целом рассчитывалась динамика численности, соотношение полов, суммарный коэффициент рождаемости, нетто-коэффициент. Достоверность групповых различий оценивалась с помощью критерии Пирсона χ2. Вариабельность моделей демографического поведения на уровне целой выборки измерялась с помощью индекса разнообразия Менхиника [2], вычисляемого по формуле DMn = S/√N, где: S - число моделей демографического поведения, выявленных при групповом анализе, N - количество групп в выборке опрошенных (в данном случае N=4).

Результаты исследования и их обсуждение. В целом по выборке прирост численности потомков в градиенте первое-второе поколение был нулевым. Однако, раздельный анализ по группам наблюдений выявил две качественно разнонаправленные тенденции (табл. 2).  

Таблица 2. Динамика численности потомков опрошенных мигрантов ВУРСа

 

 

№ группы

 

 

Населенные пункты

Прирост численности потомков 2-го поколения  по отношению к численного потомков 1-го поколения

 

абсолютный (человек)

относительный

 (% к численности детей мигрантов)

различия между группами респондентов

1

Б. Брусяны

+ 9

+ 20,9

χ21-2=69,7

p<0,01

2

Полевской

+ 5

+ 10,0

3

Каменск-Уральский

- 4

- 2,9

χ23-4=389,6

p<0,01

4

Екатеринбург

- 7

- 18,9

1-4

Выборка в целом

+ 3

+ 1,1

 

Первая заключалась в приросте численности потомков, вторая - в их уменьшении. Первая была характерна для респондентов меньших, вторая - больших по масштабам населенных пунктов. Структура каждой из названных тенденций была неоднородна: темпы динамики численности потомков достоверно различались между сельским поселком и малым промышленным городом; средним промышленным городом, входящим в зону ВУРСа, и мегаполисом. Перечисленным населенным пунктам соответствовали четыре модели демографического поведения респондентов: быстрого прироста, медленного прироста, медленной убыли и быстрой убыли. Индекс разнообразия выборки по данному показателю составил 2,0.

Половая структура потомков мигрантов ВУРСа по выборке в целом отличалась от видового стандарта, равного 1,06: в первом поколении - в сторону преобладания представителей мужского пола, в во втором, наоборот, - в сторону женского (табл. 3). В первом поколении показатель соотношения полов превысил видовую норму на 13,2 %, а во втором поколении оказался ниже нормы на 9,4 %.

Таблица 3. Динамика соотношения полов в поколениях мигрантов ВУРСа

 

 

№ группы

 

 

Населенные

пункты

Коэффициент соотношения полов

Первое

поколение мигрантов ВУРСа (k1)

второе поколение мигрантов ВУРСа (k2)

показатель вариации коэффициента

k=|k1-k2|/ k1

различия между группами во 2-м поколении

1

Б. Брусяны

1,15

1,17

0,02

χ21-2=0,01

p>0,05

2

Полевской

1,27

1,29

0,02

3

Каменск-Уральский

1,23

0,86

 0,30

χ23-4=27,66

p<0,01

4

Екатеринбург

1,06

0,67

 0,37

1-4

В целом по выборке

1,20

0,96

 0,20

 

Групповой анализ показал гетерогенность выборки по признаку половой структуры потомков и ее динамики в градиенте первое-второе поколение мигрантов. Так, у первой и второй групп наблюдения, проживающих в малых населенных пунктах, зафиксировано устойчивое преобладание представителей мужского пола в обоих поколениях без значимой динамики показателя в градиенте двух поколений. У потомков мигрантов ВУРСа, проживающих в мегаполисе, отмечена противоположная тенденция: в первом поколении показатель соответствовал видовой норме, а во втором смещался в сторону преобладания женского населения. В группе мигрантов ВУРСа, проживающих в радиоактивно скомпрометированном Каменске-Уральском, динамика соотношения полов отличалась от трех предыдущих: в первом поколении потомков выявлено преобладание лиц мужского пола, во втором - женского. Таким образом, по показателю соотношения полов в двух поколениях потомков среди четырех групп респондентов зафиксировано три демографических сценария. Индекс разнообразия Менхиника составил 1,5.

В выявленном разнообразии динамики половой структуры важным, на наш взгляд, является не только вариативность значений показателя соотношения полов, но и скорость его изменений. Следует заметить, что у мигрантов ВУРСа, проживающих в населенных пунктах, не скомпрометированных радиоактивным воздействием (поселок Большие Брусяны, города Полевской и Екатеринбург), половая структура в поколениях потомков менялась однократно; в противоположность этому у жителей радиоактивно скомпрометированного города - дважды. Из этого следует, что скорость биологического (а точнее, демографического) времени у анализируемых групп не одинаково. У жителей Каменска-Уральского оно было ускорено в два раза по сравнению с жителями радиоактивно чистых территорий. Следовательно, проанализированные четыре группы обнаружили два сценария демографического поведения: с быстрой и медленной сменой демографической структуры. Согласно формуле Менхиника разнообразие демографического времени в представленных для анализа группах соответствует величине 1,0.

Репродуктивный потенциал выборки в целом был достаточным для простого воспроизводства мигрантов ВУРСа в третьем поколении: суммарный коэффициент рождаемости составил 2,22; нетто-коэффициент 1,13. Групповой анализ показал, что наибольший репродуктивный потенциал, достаточный для расширенного воспроизводства в третьем поколении, характерен для мигрантов, живущих в сельской местности и в малом городе (суммарные показатели рождаемости соответственно 2,60 и 2,50; значения нетто-коэффициента - 1,20 и 1,09). В группах мигрантов, проживающих в радиоактивно скомпрометированном городе и мегаполисе, репродуктивный потенциал их потомков был ниже уровня, достаточного для простого воспроизводства (суммарные показатели рождаемости равнялись соответственно 1,86 и 1, 67; значения нетто-коэффициента - 1,16 и 1,00). Следовательно, в анализируемых группах респондентов зарегистрированы два варианта репродуктивного потенциала: достаточного для расширенного воспроизводства и недостаточного для простого воспроизводства; индекс разнообразия выборки по данному демографическому признаку равен 1,0.

Совокупность выявленных фактов означает, что по демографическому признаку когорта мигрантов ВУРСа и их потомков двух поколений спустя полвека после радиационной катастрофы является гетерогенным образованием.  В градиенте первое-второе поколения отчетливо обнаруживаются бифуркационные процессы, разделяющие когорту на три сообщества по моделям демографического поведения. Первое - расширенное воспроизводство с высоким репродуктивным потенциалом и устойчивым смещением соотношения полов в сторону мужской части потомков; второе - простое воспроизводство со сниженным репродуктивным потенциалом и смещением половой структуры в сторону женской части потомков; третье - суженное воспроизводство с ограниченным репродуктивным потенциалом и ускоренным течением демографического времени в виде фазных колебаний половой структуры потомков в каждом из последующих поколений. Первый тип сообщества характерен для мигрантов, переселившихся в сельский поселок и малый город; второй - для жителей промышленного мегаполиса, третий - для продолжающих проживать в промышленном городе, находящемся в зоне влияния ВУРСа. Следовательно, модели демографического поведения лиц радиационного риска и их потомков обладают свойствами дискретности, географической и хронологической неоднородности. Полученные результаты полностью согласуются с представлениями теоретической биологии о роли качества информации о среде при выборе направления эволюции [9] и о приоритетном значении места жительства над другими факторами среды в структуре внешних факторов, направляющих вектор развития популяций [8].

Заключение. Описанный алгоритм анализа, сочетающий в себе социологические и биометрические методы исследования, позволяет измерять скорость и масштаб дискретных демографических трансформаций у жителей техногенных территорий. Обнаруженная вариативность моделей демографического поведения вынужденных мигрантов и их потомков имеет прикладное значение и может быть использована для решения тактических и стратегических задач социально-экологического менеджмента: оптимизации демографической политики в радиоактивно скомпрометированных территориях, разработке  программ управляемого техно- и антропогенеза в искусственных экосистемах.

Рецензенты:

  • Ольховиков К.М., д.филос.н., профессор, профессор кафедры социологии и социальных технологий управления Уральского федерального университета имени первого Президента России Б.Н. Ельцина, г. Екатеринбург.
  • Пономарев А.В., д.п.н., доцент, зав. кафедрой организации работы с молодежью Уральского федерального университета имени первого Президента России Б.Н. Ельцина, г. Екатеринбург.

Работа получена 15.08.2011.


Библиографическая ссылка

Талалаева Г.В. ВАРИАТИВНОСТЬ МОДЕЛЕЙ ДЕМОГРАФИЧЕСКОГО ПОВЕДЕНИЯ У ЛИЦ РАДИАЦИОННОГО РИСКА – МИГРАНТОВ ВУРСА И ИХ ПОТОМКОВ // Современные проблемы науки и образования. – 2011. – № 3.;
URL: http://science-education.ru/ru/article/view?id=4699 (дата обращения: 07.08.2020).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074