Электронный научный журнал
Современные проблемы науки и образования
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,737

СОПОСТАВЛЕНИЕ УРОВНЯ ЭКСПРЕССИИ МАРКЕРОВ ПРОЛИФЕРАЦИИ KI-67 И ЦИКЛИНА D1 В ТРОЙНОМ НЕГАТИВНОМ РАКЕ МОЛОЧНОЙ ЖЕЛЕЗЫ С РАЗЛИЧНЫМ АНДРОГЕНОВЫМ СТАТУСОМ

Ващенко Л.Н. 1 Карнаухов Н.С. 1 Гудцкова Т.Н. 1 Кварчия М.В. 1
1 ФГБУ "Ростовский научно-исследовательский онкологический институт" МЗ РФ
Целью исследования являлось сравнительное изучение уровней экспрессии Ki-67 и Циклина D1 в подтипах тройного негативного рака молочной железы (ТНРМЖ) с различным андрогеновым статусом. Исследован операционный материал от 60 пациенток клинической группы 2А, клинической стадии T1-2N0M0, находившихся на лечении в ФГБУ «Ростовский научно-исследовательский онкологический институт» МЗ РФ с 2012 по 2015 г. Во всех случаях операция являлась первым этапом лечения. Для иммуногистохимического исследования были использованы антитела к рецепторам эстрогена, прогестерона, андрогена, цитокератинам 5/6, Ki-67, Циклину D1, белкам HER2/neu и EGFR. Установлено, что в ТН РМЖ с признаками базального эпителия отмечался достоверно более высокий уровень экспрессии Ki-67 по сравнению с остальными ТН РМЖ, однако уровень экспрессии Циклина D1 был не однозначен. В части ТН РМЖ наблюдалась сверхэкспрессия Циклина D1, не имевшая корреляционной связи с уровнем экспрессии Ki-67. Высокий уровень Циклина D1 в базальноподобном ТН РМЖ встречался реже, чем в ТН РМЖ без признаков базального эпителия, однако его среднее значение было достоверно выше. Уровень Ki-67 достоверно не отличался в ТН РМЖ с различным андрогеновым статусом. Гиперэкспрессия Циклина Д1 чаще наблюдалась среди андроген-положительных ТН РМЖ, причем ее среднее значение было достоверно выше по сравнению с андроген-отрицательными.
рецепторы андрогена.
ki-67
циклин d1
базальноподобный тройной негативный рак молочной железы
тройной негативный рак молочной железы
1. Информационный бюллетень ВОЗ. 2015. – URL: http://www.who.int/ mediacentre/factsheets/fs297/ru/. / Informatsionnyi biulleten' VOZ. 2015. [in Russian].
2. Тюляндин С.А., Стенина М.Б., Фролова М.А. Тройной негативный рак молочной железы // Практическая онкология. – 2010. – № 11 (4). – C. 247-52.
3. Perou C.M., Sørlie T., Eisen M.B. et al. Molecular portraits of human breast tumors // Nature. - 2000. - Vol. 406. - P. 747-752.
4. Кит О.И., Шатова Ю.С., Франциянц Е.М. и др. Путь к персонифицированной тактике лечения больных раком молочной железы // Вопросы онкологии. – 2017. – Т. 63. - № 5. - С. 719-723.
5. Andre F., Zielinski C. Optimal strategies for metastatic triple negative breast cancer with currently approved agents // Ann. Oncol. – 2013. - Vol. 24 (4). - P. 46-51.
6. Тодоров С.С., Босенко Е.С., Кучкина Л.П. и др. Биологическая гетерогенность тройного негативного рака молочной железы // Евразийский онкологический журнал: мат. IX Съезда онкологов и радиологов стран СНГ и Евразии (Минск, 15-17 июня, 2016 г.). – 2016. – Т. 4. - № 2. - С. 469.
7. Храмцов А.И. Определение базовых прогностических маркеров рака молочной железы с использованием технологии тканевых матриц: дис. … канд. мед. наук. – СПб., 2011. – 123 с.
8. Нефедова Н.А., Данилова Н.В. Клинико-морфологическая характеристика подтипов тройного негативного рака молочной железы // Фундаментальные исследования. – 2013. – № 9-5. – С. 881-885.
9. Шатова Ю.С., Франциянц Е.М., Новикова И.А. и др. Антиандрогенная терапия: новое направление таргетной терапии рака молочной железы // Современные проблемы науки и образования. – 2017. – № 3. - URL: http://www.science-education.ru/ru/article/view?id=26392 (дата обращения: 07.03.2018).
10. Крылов А.Ю., Крылов Ю.В., Янченко В.В. Определение андрогеновых рецепторов в клетках тройного негативного рака молочной железы // Иммунопатология, аллергология, инфектология. – 2016. – № 1. - С. 32-36 (Белоруссия).
11. Скворцов В.А., Манихас Г.М. Циклин D1 и его прогностическая значимость в планировании эндокринной терапии у женщин постменопаузального возраста при раке молочной железы // Врач-аспирант. – 2012. – № 1.3 (50). - С. 401-407.
12. Басинский В.А., Савицкий С.Э., Шульга А.В. Прогностическое значение уровня экспрессии циклинов B1 и Д1 при раке яичников // Проблемы здоровья и экологии. - 2009. - С. 57-61.
13. José M. Coco Martin J.M., Balkenende A., Verschoor T. et al. Cyclin D1 overexpression enhances radiation-induced apoptosis and radiosensitivity in a breast tumor cell line // Cancer Res., 1999. – Vol. 59. - № 5. – P. 1134-1140.
14. Тюляндин С.А. Перспективные подходы лекарственной терапии немелкоклеточного рака легкого // Новое в терапии рака легкого (терапия рака легкого начала XXI века) / под ред. Н.И. Переводчиковой. – М., 2003 [Электронный ресурс]. – URL: https://medi.ru/info/11123/ (дата обращения: 07.03.2018).
15. Pestell R.G. New roles of Cyclin D1 // Am. J. Pathol. - 2013. - Vol. 183 (1). - P. 3-9.

Рак молочной железы (РМЖ) занимает первое место в структуре онкопатологии у женщин во всем мире. Ежегодно в мире регистрируется более 1 млн случаев данной патологии, влекущей за собой летальный исход более чем 520 тыс. заболевших пациенток [1].

 Тройной негативный рак молочной железы (ТН РМЖ) составляет от 10 до 20% всех опухолей молочной железы, это агрессивные опухоли, быстро дающие отдаленные метастазы, для них характерен плохой прогноз [2].

Успехи лечения и прогноза РМЖ напрямую зависят от правильной и своевременной морфологической, иммуногистохимической, молекулярно-генетической диагностики данного заболевания [3; 4].

Ввиду отсутствия в клетках ТН РМЖ всех трех стандартных мишеней таргетной терапии (эстрогеновых рецепторов (ЭР), прогестероновых рецепторов (ПР) и HER2/neu-рецепторов), на сегодняшний день не существует специализированного лечения для этих опухолей, кроме терапии химиопрепаратами, действующими на все делящиеся клетки [2; 5].

За последние годы опубликовано множество работ, авторы которых доказывают, что ТН РМЖ является гетерогенным типом, в который входит от 3 до 5 подтипов. Однако критерии выделения этих подтипов крайне противоречивы [3; 4; 6].

Наиболее часто выделяемым подтипом является базальноподобный ТН РМЖ, составляющий около 70% ТН РМЖ. В многочисленных работах предлагаются различные маркеры для выявления этого подтипа РМЖ: EGFR, высокомолекулярные базальные цитокератины (CК5/6, CК14, CК17), с-KIT, NGFR, белки р63, ламинил, остеонектин, виментин и ряд других [3; 6-8]. Однако единый диагностический стандарт пока не разработан.

Высказываются предположения о возможных различиях в тактике лечения подтипов ТН РМЖ. Весьма актуальным является поиск потенциальных мишеней для таргетной терапии подтипов ТН РМЖ путем определения значимых биологических маркеров и перехода к действительно персонифицированному лечению этой категории больных и, соответственно, улучшения его результатов [5-8].

Последние годы у исследователей вызывает интерес факт сохранности андрогеновых рецепторов (АР) в РМЖ отрицательных по ЭР и ПР. Обнаружено, что в ТН РМЖ также могут сохраняться АР, однако данные о доле таких опухолей сильно варьируют – от 10 до 43%, также нет однозначного мнения о прогностической значимости этого маркера [9; 10].

Ki-67 – это ядерный белок, который связан с клеточной пролиферацией и экспрессируется в фазах митотического цикла S, G1, G2, и M, кроме G0. В образцах нормальной ткани молочной железы он также экспрессируется, но на низком уровне (менее 3% клеток). Уровень экспрессии Ki-67 во многом определяет тактику адъювантного лечения больных РМЖ. Для ТН РМЖ характерна гиперэкспрессия маркера пролиферации Ki-67.

Особый интерес представляют биомаркеры, которые участвуют в регуляции клеточного деления. В частности, циклины, ассоциированные с ними циклин-зависимые киназы и циклин-зависимые ингибиторы киназ играют важнейшую роль в развитии клеточного цикла. Наиболее актуальным биомаркером является регулятор клеточного цикла – Циклин D1. Повышенная продукция Циклина D1 способствует инициации клеточного деления. Данные об уровне экспрессии Циклина D1 и его прогностическом значении в РМЖ и других опухолях немногочисленны и противоречивы [11-13].

Цель исследования: изучить уровни экспрессии Ki-67 и Циклина D1 в базальноподобном и небазальноподобном ТН РМЖ, в том числе при наличии и отсутствии АР в опухоли.

Материал и методы. Материалом для настоящего исследования послужил операционный материал от 60 пациенток с ТН РМЖ, находившихся на лечении в ФГБУ «Ростовский научно-исследовательский онкологический институт» МЗ РФ с 2012 по 2015 г. Пациентки относились к клинической группе 2А, T1-2N0M0 (по результатам маммографии, УЗИ молочных желез и СКРТ органов грудной клетки, брюшной полости и малого таза). Во всех случаях операция являлась первым этапом лечения. Возраст пациенток колебался от 29 лет до 71 года. Т.к. возраст 40 больных (66,7%) приходился на промежуток от 41 до 60 лет, то средний возраст в группе составил 51,3±3,5 года.

На основании стандартного иммуногистохимического (ИГХ) исследования у всех пациенток был выявлен ТН РМЖ (ER-/PR-/Her2-негативный), и определен уровень Ki-67. Дополнительно определили экспрессию АР и Циклина D1.

Для ИГХ-исследования с парафиновых блоков операционного материала готовили срезы толщиной 3-4 мк и проводили окрашивание в иммуногистостейнере BenchMark ULTRA. В таблице 1 представлена информация об использованных антителах.

Таблица 1

Характеристика использованных антител

№ п/п

Антитело

Клон

Производитель

Разведение

Демаскировка

1.                   

ЕР

SP1

Thermo Scientific

1:300

Трис буфер PH=8,0-8,5

2.                   

ПР

SP2

Cell Marque

1:200

Цитратный PH=6

3.                   

АР

AR441

Dako

1:200

Трис PH=8,0-8,5

4.                   

Ki-67

SP6

Spring Bio

1:200

Трис PH=8,0-8,5

5.                   

HER2/neu

4B5

Roche

RTU

Трис PH=8,0-8,5

6.                   

Циклин D1

EP12

Dako

1:200

Трис PH=8,0-8,5

7.                   

CK 5/6

D5/6BH

Dako

1:200

Трис PH=8,0-8,5

8.                   

EGFR

(E30)

Dako

1:50

Proteinase I

 

Для характеристики экспрессии Ki-67, АР и Циклина D1 вычисляли долю клеток с окрашенными ядрами в процентах от общего количества опухолевых клеток. Андроген-положительными (АР+) считали опухоли с экспрессией 10% клеток опухоли, соответственно андроген-отрицательными (АР-) с экспрессией <10% клеток.

Для статистической обработки результатов использовали параметрические методы статистики для показателей вариационного ряда: средняя арифметическая (М), ошибка средней (m), медиана (Me), коэффициент вариации (C.V.). Достоверность разницы между двумя средними определяли по значению t-критерия Стьюдента, корреляционную связь оценивали по коэффициенту корреляции Пирсона (r).

Результаты и обсуждение. На основании результатов ИГХ-исследования с антителами к СК5/6 и EGFR все ТН РМЖ распределились следующим образом: базальные характеристики были выявлены в 37 (61,7%) случаях (БП ТН РМЖ) и отсутствовали в 23 (38,3%), последние мы отнесли к НК ТН РМЖ  (табл. 2).

Таблица 2

Уровень экспрессии Ki-67 и Циклина D1 в ТН РМЖ

Группа ТН РМЖ

абс. (%)

Уровень экспрессии

ИГХ-маркера (М±m, %)

Коэфф. корреляции (r)

Ki-67

Циклин D1

Всего:

n=60 (100%)

76,4±2,2

Ме=80

C.V.=20,4

35,4±5,1

Ме=20

C.V.=99,5

0,12

Базальноподобный (БП)

n=37 (61,7%)

81,9±3,1 ●

Ме=85

C.V.=18,1

38,1±8,1

Ме=22,5

C.V.=102,5

0,084

Неклассифицированный (НК)

n=23 (38,3%)

70,8±3,1 ●

Ме=75

C.V.=21,1

32,8±6,5

Ме=20

C.V.=99,2

0,117

Примечания: C.V. – коэффициент вариации, Ме – медиана. Разница между показателями, обозначенными символом ● – достоверна (Р≤0,05).

В целом в ТН РМЖ уровень Ki-67 составил 76,4±2,2% (Ме=80, C.V.=20,4). Средний уровень Ki-67 в БП ТН РМЖ был достоверно выше, чем в НК ТН РМЖ – 81,9±3,1% и 70,8±3,1% соответственно (P<0,05). В обеих группах разброс данных по этому показателю был незначительный, на что указывали коэффициенты вариации менее 30 (табл. 2).

Среднее значение уровня экспрессии Циклина D1 в ТН РМЖ составило 35,4±5,1. Разница средних показателей экспрессии Циклина D1 в БП ТН РМЖ и НК ТН РМЖ (38,1±8,1 и 32,8±6,5% соответственно) была не достоверна, также были близки значения медианы (22,5 и 20 соответственно) (табл. 2). Проведенный корреляционный анализ зависимости между уровнями экспрессии Ki-67 и Циклина  D1 показал, что коэффициент корреляции имеет значения, близкие к нулю, что указывает на статистически не значимую зависимость этих количественных показателей (табл. 2).

Обращал на себя внимание высокий коэффициент вариации как в целом, так и в обеих группах ТН РМЖ – около 100, что свидетельствовало о большой вариабельности значений уровня экспрессии Циклина  (табл. 2). И действительно, в изучаемых ТН РМЖ уровень экспрессии Циклина D1 колебался от 1% до практически 100% окрашенных ядер. Поэтому мы разделили каждую группу еще на 2 подгруппы: с высоким показателем экспрессии Циклина D1 и низким. За пороговое значение Циклина D1 мы приняли 30%, т.к. ранее встречали в работах других авторов подобную градацию [10]. Данные представлены в таблице 3.

Таблица 3

Экспрессия маркеров клеточного цикла в подгруппах ТН РМЖ с высоким и низким уровнем Циклина D1

Группа ТН РМЖ

абс. (%)

Подгруппа ТН РМЖ по уровню Циклина D1

 абс. (%)

Уровень экспрессии

 ИГХ-маркера (М±m, %)

Циклин D1

Ki-67

Всего: 60 (100)

Базальноподобный

37 (61,7)

 

высокий

12 (32,4)

89,9 ±4,7▲

Ме=92

C.V.=13,8

83,3 ±4,7

Ме=85

C.V.=18,2

низкий

25 (67,6)

12,2 ±2,8

Ме=10

C.V.=89,3

81,3 ±3,9

Ме=85

C.V.=18,6

Всего: 37 (100)

Неклассифицированный

23 (38,3)

высокий

10 (43,5)

66,5 ±6,6▲

Ме=70

C.V.=29,9

70,1±3,6

Ме=70

C.V.=21,1

низкий

13 (56,5)

8,6 ±2,7

Ме=5

C.V.=110,5

75 ±4,1

Ме=80

C.V.=19,7

Всего: 23 (100)

Примечания: C.V. – коэффициент вариации, Ме – медиана. Разница показателей, помеченных одинаковыми символами (▲ или ●), достоверна (Р<0,05).

Высокий уровень Циклина D1 в обеих группах встречался реже, чем низкий: в БП ТН РМЖ он наблюдался в 32,4% наблюдений, в НК ТН РМЖ в 43,5%. Средний уровень экспрессии этого маркера был достоверно выше (Р≤0,05) в БП ТН РМЖ – 89,9±4,7%, против 66,5±6,6% в НК ТН РМЖ (медиана – 92% и 70% соответственно) (табл. 3). Коэффициенты вариации в обоих случаях были меньше 30, что указывало на однородность исследуемых рядов данных.

Экспрессия Ki-67 в БП ТН РМЖ с высоким уровнем Циклина D1 составила в среднем 83,3±4,7%, в НК ТН РМЖ – 70,1±3,6%, медиана 85 и 70% соответственно, разница показателей являлась достоверной (Р<0,05). Низкий показатель коэффициента вариации (<30) также позволил сделать заключение об относительной однородности данных (табл. 3).

Низкий уровень Циклина D1 составил в среднем в БП ТН РМЖ – 12,2±2,8%, а в НК ТН РМЖ – 8,6±2,7%. Разница показателей не являлась достоверной в силу большой вариабельности данных в обеих подгруппах (коэффициент вариации 89,3 и 110,5 соответственно). Средний уровень экспрессии Ki-67 между подгруппами с низким уровнем Циклина D1 также не имел статистически достоверного различия и составил в БП ТН РМЖ – 81,3±3,9%, а в НК ТН РМЖ – 75 ±4,1% (p>0,05).

Т.о., высокая экспрессия Циклина D1 в БП ТН РМЖ встречалась несколько реже, но ее средний уровень был достоверно на 23,4% выше, чем в ТН РМЖ без признаков базального эпителия (p<0,05).

В таблице 4 представлены результаты определения АР в изучаемых ТН РМЖ.

Таблица 4

Экспрессия Ki-67 и Циклина D1 в ТН РМЖ с различным андрогеновым статусом

АР-статус опухоли

абс. (%)

Группа ТН РМЖ абс. (%)

Уровень экспрессии

ИГХ-маркера (M±m, %)

БП

НК

Ki-67

Циклин D1

Всего: 60 (100)

АР+

n=11 (18,3)

7 (63,6)

4 (36,4)

68,9±6,4

Ме=70

C.V.=26,1

51,8 ±13,7

Ме=30

C.V.=74,8

11 (100)

АР-

n=49 (81,7)

30 (61,3)

19 (38,7)

76±2,7

Ме=80

C.V.= 22.5

31,6 ±5,1

Ме=20

C.V.=101.6

49 (100)

Примечания: Ме – медиана, C.V. – коэффициент вариации.

АР+ опухоли наблюдались в 11 случаях (18,3%), средний показатель экспрессии АР составил 51,6±3,4%, Ме=71,9%. Можно отметить, что в 5 опухолях экспрессия составила 10-30%, в остальных 6 – от 80-95%. Т.е. при наличии в опухоли экспрессии АР она была либо низкой, либо высокой, средних показателей в диапазоне >30%, но <80% не наблюдалось. Соответственно АР- статус был установлен в 49 опухолях (81,7%). Долевое соотношение ТН РМЖ с признаками базального эпителия и без таковых было практически одинаковым как в АР+, так и в АР- опухолях (табл. 4).

Экспрессия Ki-67 в среднем составила в АР+ опухолях 68,9±6,4% (Ме=70), в АР- – 76±2,7% (Ме=80), различие этих показателей не было статистически достоверно (p>0,05) (табл. 4).

При кажущейся разнице экспрессии Циклина D1 в АР+ опухолях, по сравнению с АР- (51,8±13,7% и 31,6±5,1% соответственно), она также не была статистически достоверной (p>0,05). Высокий коэффициент вариации уровня Циклина D1, независимо от наличия или отсутствия АР в опухолях, указывал на крайнюю неоднородность этого показателя (АР+ – C.V.=74,8; АР- – C.V.=101,6) (табл. 4). В связи с этим также разделили ТН РМЖ с различным андрогеновым статусом на подгруппы с гиперэкспрессией Циклина Д1 и его низким уровнем, данные представлены в таблице 5.

Таблица 5

Экспрессия маркеров клеточного цикла в ТН РМЖ с различным андрогеновым статусом в подгруппах с высоким и низким уровнем Циклина D1

АР-статус

абс. (%)

Подгруппа ТН РМЖ по уровню Циклина D1

абс. (%)

Уровень экспрессии ИГХ-маркера (М±m, %)

Циклин D1

Ki-67

Всего: 60 (100)

АР+

n=11 (18,3)

 

высокий

5 (45,5)

91,3 ±4,3▲

Ме=90

C.V.=8,2

71,3 ±4,9

Ме=72,5

C.V.=12

низкий

6 (54,5)

20,2 ±6,2

Ме=25

C.V.=61,2

66 ±11,7

Ме=70

C.V.=35,3

Всего: 11 (100)

АР-

n=49 (81,7)

высокий

17 (34,7)

72,8 ±5,87▲

Ме=70

C.V.=29,9

73,3±5,1

Ме=75

C.V.=25,3

низкий

32 (65,3)

9,4 ±1,9

Ме=5

C.V.=102,4

79,04 ±3

Ме=80

C.V.=18,4

Всего: 49 (100)

Примечания: C.V. – коэффициент вариации, Ме – медиана. Разница показателей, помеченных символом ▲ – достоверна (Р<0,05).

В АР+ ТН РМЖ примерно с равной частотой наблюдались высокий и низкий уровни экспрессии Циклина Д1 (45,5% и 54,5% соответственно). Уровень Ki-67 в этих подгруппах достоверно не отличался. В АР- ТН РМЖ доля опухолей с высокой экспрессией Циклина Д1 была почти в 2 раза меньше, чем опухолей с низкой экспрессией (34,7% против 65,3%).

В среднем в АР+ ТН РМЖ гиперэкспрессия Циклина Д1 была достоверно выше, чем таковая в АР- ТН РМЖ, 91,3% и 72,8% соответственно, Р<0,05 (табл. 5). Уровень  Ki-67 достоверно не отличался ни в ТН РМЖ с различным андрогеновым статусом, ни в их подгруппах с высокой или низкой  экспрессией Циклина Д1.

Таким образом, в части ТН РМЖ как с признаками базального эпителия, так и в случае их отсутствия была выявлена гиперэкспрессия Циклина D1. Гиперэкспрессия Циклина D1 зарегистрирована в различных опухолях, и большинство авторов исследований делают вывод, что ее роль в онкогенезе негативна. Повышенная экспрессия Циклина D1 в доброкачественных опухолях, может предшествовать их озлокачествлению, а также ассоциирована со снижением общей выживаемости онкобольных [10; 12]. На примере немелкоклеточного рака легкого установлено, что гиперэкспрессия Циклина D1 происходит за счет амплификации или гиперэкспрессии гена PRAД1, кодирующего Циклин D1, а повышенная продукция Циклина D1 способствует инициации клеточного деления [14]. Выявлена роль Циклина D1 в индукции клеточной миграции и инвазии, усилении ангиогенеза [15]. Имеются экспериментальные данные о том, что гиперэкспрессия Циклина D1 повышает индуцированный облучением апоптоз и радиочувствительность линии клеток опухоли молочной железы [13].

Несмотря на то что в рамках проведенного исследования количество АР+ ТН РМЖ было небольшим, удалось выявить некоторые тенденции. Андрогеновый статус не влиял на уровень пролиферативной активности в ТН РМЖ, а гиперэкспрессия Циклина Д1 наблюдалась в части опухолей как АР+, так и АР-. Уровень высокой экспрессии Циклина Д1 в АР+ ТН РМЖ был в среднем достоверно выше, чем в АР-. Также среди АР+ ТН РМЖ большая доля опухолей имела гиперэкспрессию Циклина Д1. Имеются исследования,  в которых показано, что женщины с Циклин D1-негативным, ЭР+ РМЖ имеют лучший прогноз при лечении [10]. Возможно, что применение гормональной терапии в отношении андрогена будет иметь ту же закономерность для АР+ ТН РМЖ.

Заключение

В БП ТН РМЖ наблюдался достоверно более высокий уровень экспрессии общего маркера пролиферации Ki-67 по сравнению с ТН РМЖ, не имевшими признаков базального эпителия.

Различие средних значений Циклина Д1 этих групп не достоверно. Уровень Циклина D1 в обеих группах очень вариабелен и корреляционно не связан с экспрессией Ki-67.

Разделение изучаемых групп ТН РМЖ на подгруппы с высоким и низким уровнем экспрессии Циклина Д1 позволило установить, что в части ТН РМЖ наблюдалась гиперэкспрессия Циклина Д1, являющегося маркером такого важного звена митотического цикла, как S-фаза. Высокий уровень Циклина D1 в БП ТН РМЖ наблюдался реже, чем в небазальноподобных ТН РМЖ, однако его среднее значение в первом случае достоверно выше. При низком же уровне экспрессии Циклина D1 достоверных различий между группами не наблюдалось по причине значительного разброса данных.

При гиперэкспрессии Циклина D1 в опухолях сохранялся достоверно более высокий уровень Ki-67 в БП ТН РМЖ по сравнению с НК ТН РМЖ; при низком же уровне Циклина D1 достоверность различий  отсутствовала.

Доля опухолей с высокой экспрессией Циклина Д1 была несколько больше среди АР+ ТН РМЖ, причем ее среднее значение было достоверно выше по сравнению с АР- опухолями.


Библиографическая ссылка

Ващенко Л.Н., Карнаухов Н.С., Гудцкова Т.Н., Кварчия М.В. СОПОСТАВЛЕНИЕ УРОВНЯ ЭКСПРЕССИИ МАРКЕРОВ ПРОЛИФЕРАЦИИ KI-67 И ЦИКЛИНА D1 В ТРОЙНОМ НЕГАТИВНОМ РАКЕ МОЛОЧНОЙ ЖЕЛЕЗЫ С РАЗЛИЧНЫМ АНДРОГЕНОВЫМ СТАТУСОМ // Современные проблемы науки и образования. – 2018. – № 4.;
URL: http://science-education.ru/ru/article/view?id=27732 (дата обращения: 18.04.2019).


Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.252