Электронный научный журнал
Современные проблемы науки и образования
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,737

РАКОВО-ТЕСТИКУЛЯРНЫЕ АНТИГЕНЫ В ДИАГНОСТИКЕ ОПУХОЛЕЙ ТОЛСТОЙ КИШКИ

Кит О.И. 1 Солдатова К.И. 1 Кутилин Д.С. 1 Водолажский Д.И. 1
1 ФГБУ "Ростовский научно-исследовательский онкологический институт" МЗ РФ
В мире ежегодно диагностируется приблизительно 1 миллион новых случаев рака толстой кишки. При этом в России за последние 10 лет распространенность рака толстой кишки увеличилась почти в 2 раза. Летальность при данной нозологии, по причине поздней диагностики, достигает показателя 40% в течение первого года. Поэтому поиск предиктивных диагностических маркеров рака толстой кишки является актуальной задачей. В данном обзоре рассмотрены современные данные о возможности использования раково-тестикулярных антигенов в диагностике опухолей толстой кишки. Подробно описаны современная классификация раково-тестикулярных антигенов и их наиболее изученные семейства, механизмы регуляции экспрессии, особенности экспрессии некоторых раково-тестикулярных генов (AKAP, OY-TES-1, NY-ESO-1, MAGE-A3, TSP50, SPAG9, PLAC1, GAGE, CTAG2 и др.) при раке толстой кишки и связь с развитием метастазов. Проведен сравнительный анализ в базе BioGPS данных об экспрессии некоторых раково-тестикулярных антигенов в тканях человека. Несмотря на многочисленные исследования экспрессии раково-тестикулярных антигенов в опухолях различных локализаций, их транскрипционная активность при раке толстой кишки остается недостаточно изученной, хотя отдельные представители разных семейств раково-тестикулярных антигенов всё же обладают большим потенциалом в диагностике опухолей данной нозологии.
раково-тестикулярные антигены
Рак толстой кишки
экспрессия генов
онкомаркеры
1. Lech G., Słotwiński R., Słodkowski M., Krasnodębski I.W. Colorectal cancer tumour markers and biomarkers: Recent therapeutic advances // World Journal of Gastroenterology. – 2016. - Vol. 22 (5). - P. 1745-1755. - doi:10.3748/wjg.v22.i5.1745.
2. Qian Z., Zhang G., Song G. et al. Integrated analysis of genes associated with poor prognosis of patients with colorectal cancer liver metastasis // Oncotarget. - 2017. - Vol. 8 (15). - P. 25500-25512. - doi:10.18632/oncotarget.16064.
3. Каприн А.Д., Старинский В.В., Петрова Г.В. Состояние онкологической помощи населению России в 2016 году. - М.: МНИОИ им. П.А. Герцена филиал ФГБУ «НМИРЦ» Минздрава России, 2017. – 236 с.
4. Водолажский Д.И., Кит О.И., Могушкова Х.А. и др. Раковые тестикулярные антигены в иммунотерапии злокачественных опухолей // Сибирский онкологический журнал. - 2017. - Т. 16 (2). - С. 71-81. - DOI:10.21294/1814-4861-2017-16-2-71-81.
5. Hoon D.S., Yuzuki D., Hayashida M. et al. Melanoma patients immunized with melanoma cell vaccine induce antibody responses to recombinant MAGE-1 antigen 2 // The Journal of Immunology. - 1995. - Vol. 154. - P. 730-737.
6. Chomez P., De Backer O., Bertrand M. et al. An overview of the MAGE gene family with the identification of all human members of the family // Cancer Research. – 2001. - Vol. 61. - P. 5544-5551.
7. Almeida L.G., Sakabe N.J., deOliveira A.R. et al. CTdatabase: a knowledge-base of high-throughput and curated data on cancer-testis antigens // Nucleic Acids Res. – 2009. - 37 (Database issue): D816-819.
8. Hofmann O., Caballero O.L., Stevenson B.J. et al. Genome-wide analysis of cancer/testis gene expression // Proc. Nat. Acad. Sci. USA. - 2008. -Vol. 105 (51). - P. 20422-20427.
9. Xie C., Fu L., Liu N., Li Q. Overexpression of SPAG9 correlates with poor prognosis and tumor progression in hepatocellular carcinoma // Tumour Biol. - 2014. - Vol. 35 (8). - P. 7685-7691. - doi: 10.1007/s13277-014-2030-x.
10. Водолажский Д.И., Кутилин Д.С., Могушкова Х.А. и др. Транскрипционная активность раково-тестикулярных антигенов у больных раком молочной железы люминальных подтипов А и В // Современные проблемы науки и образования. - 2017. - № 4. - URL: https://science-education.ru/ru/article/view?id=26492 (дата обращения 16.02.2018).
11. Kanojia D., Garg M., Saini S. et al. Sperm associated antigen 9 plays an important role in bladder transitional cell carcinoma // PLoS One. – 2013. - Vol. 8 (12): e81348.
12. BioGPS. The Scripps Research Institute. - 2017. - URL: http://ds.biogps.org.
13. Sammut J., Wakeman J.A., Stuart N., McFarlane R.J. Cancer/Testis Antigens and Colorectal Cancer // J. Genet. Syndr. Gene. Ther. - 2013. - 4:149. - doi:10.4172/2157-7412.1000149.
14. Jager E., Chen Y.T., Drijfhout J.W. et al. Simultaneous humoral and cellular immune response against cancer-testis antigen NY-ESO-1: definition of human histocompatibility leukocyte antigen (HLA)-A2-binding peptide epitopes // J. Exp. Med. - 1998. - Vol. 187. - P. 265-270.
15. Kalejs M., Erenpreisa J. Cancer/testis antigens and gametogenesis: a review and “brain-storming” session // Cancer Cell. - 2005. - Vol. 5. - P. 4. - doi: 10.1186/1475-2867-5-4.
16. Голышко П.В., Новиков Д.В., Ананьев С.В. и др. Раково-тестикулярные гены в крови и опухоли больных колоректальным раком // Российский биотерапевтический журнал. - 2015. - T. 14 (1). - C. 19-24.
17. Голышко П.В., Барышников К.А., Барышников А.Ю. Иммуногенные раково-тестикулярные антигены и их гены при злокачественных новообразованиях // Российский биотерапевтический журнал. - 2015. - T. 2. - C. 31-38.
18. Alves P.M.S., Levy N., Bouzourene H. et al. Molecular and immunological evaluation of the expression of cancer/testis gene products in human colorectal cancer // Cancer Immunology, Immunotherapy. - 2007. - Vol. 56 (6). - P. 839-847.
19. Perez D., Hermann T., Jungbluth A.A. et al. Cancer testis antigen expression in gastrointestinal stromal tumors: new markers for early recurrence // Int. J. Cancer. - 2008. - Vol. 123 (7). - P. 1551-5.
20. Shantha Kumara H.M., Grieco M.J., Caballero O.L. et al. MAGE-A3 is highly expressed in a subset of colorectal cancer patients // Cancer immun. - 2012. - Vol. 12. - P. 16.
21. Dakshinamurthy A.G., Ramesar R., Goldberg P., Blackburm J.M. Infrequent and low expression of cancer-testis antigens lo-cated on the X chromosome in colorectal cancer: implications for immunotherapy in South African populations // Biotechnol. J. - 2008. - Vol. 3 (11). - P. 1417-23.
22. Li M., Yuan Y.H., Han Y. et al. Expression profile of cancer-testis genes in 121 human colorectal cancer tissue and adjacent normal tissue // Clin. Cancer Res. - 2005. – 11 (5). - P. 1809-14.
23. Jagadish N., Parashar D., Gupta N. et al. A novel cancer testis antigen target A-kinase anchor protein (AKAP4) for the early diagnosis and immunotherapy of colon cancer // Oncoimmunology. - 2016. - Vol. 5 (2):e1078965. - doi:10.1080/2162402X.2015.1078965.
24. Kajihara M., Takakura K., Kanai T. et al. Dendritic cell-based cancer immunotherapy for colorectal cancer // World Journal of Gastroenterology. - 2016. - Vol. 22 (17). - P. 4275-86.
25. Sadanaga N., Nagashima H., Mashino K. et al. Dendritic cell vaccination with MAGE peptide is a novel therapeutic approach for gastrointestinal carcinomas // Clin. Cancer Res. - 2001. - Vol. 7. - P. 2277-2284.
26. Feichtinger J., Aldeailej I., Anderson R. et al. Meta-analysis of clinical data using human meiotic genes identifies a novel cohort of highly restricted cancer-specific marker genes // Oncotarget. - 2012. - Vol 3. – P. 843-853.

Во всем мире ежегодно регистрируется порядка 1 миллиона случаев рака толстой кишки и около 715 000 смертей от этого заболевания, что ставит его на 4-е место по показателю смертности [1; 2]. В России с 2006 по 2016 г. значительно увеличилась распространенность рака толстой кишки (на 55% рака ободочной кишки и на 44% рака прямой кишки) [3]. По причине поздней диагностики летальность при раке толстой кишки достигает величины 40% в течение года с момента выявления болезни [3]. Высокие показатели одногодичной летальности свидетельствуют о необходимости поиска предиктивных высокоспецифичных диагностических и прогностических маркеров рака толстой кишки. Интерес исследователей в этом плане привлекли раково-тестикулярные антигены (РТА) - антигены, экспрессируемые клетками опухолей различных гистологических типов, но практически отсутствующие в клетках нормальных тканей [4].

Раково-тестикулярные антигены. Раково-тестикулярные антигены (РТА, Cancer Testis Antigens (СТА)) человека экспрессируются в опухолях различного гистологического происхождения и практически не экспрессируются в нормальных тканях (за исключением семенников и плаценты) [4]. Первый РТА был определен в меланоме и поэтому назван меланомным антигеном - 1 или MAGE-1 [5]. Позже было установлено, что MAGE-1 экспрессируется во многих других злокачественных опухолях. Изучение MAGE-1 позволило идентифицировать порядка 60 генов этого семейства [6]. На сегодняшний день обнаружено 276 РТА, объединённых в 138 семейств, из которых семь (MAGE-А, BAGE, MAGE-B, GAGE, SSX. LAGE1a, LAGE, MAGE-C) являются наиболее изученными [7].

Группа РТА объединяет белки с разным строением, гомология наблюдается в основном внутри семейств. Существует несколько классификаций РТА, первая из них основана на расположении кодирующих их генов в геноме. Согласно этой классификации РТА-гены, расположенные на Х-хромосоме, называют CT-X (cancer-testis Х) генами (MAGE-A, MAGE-B, LAGE, NY-ESO-1, GAGE, SSX и др.), а РТА-гены, расположенные на других хромосомах - non-X CT генами (ACRBP, BAGE, AKAP3, SPO11, BORIS, SYCP1 и др.). Интересно отметить, что на Х-хромосоме локализованы 129 РТА генов (из 276), а на Y-хромосоме только 9 генов, принадлежащих семейству TSPY. В 2008 году Hoffman O. с соавторами [8] на основании исследования экспрессии 153 РТА-генов предложили другую классификацию, согласно которой РТА-гены делят на 3 группы в зависимости от того, в каких органах регистрируется их экспрессия: тестикулярно-ограниченные, тестикулярно-энцефалон ограниченные (testis/brain-restricted) и тестикулярно-селективные.

В группу тестикулярно-ограниченных РТА-генов входит 39 генов, которые экспрессируются только в семенниках и плаценте (MAGE-A1, -B1, LAGE1a). В группу тестикулярно-энцефалон ограниченных РТА-генов входит 14 генов, которые экспрессируются в семенниках и мозге (GAGE1, MAGE-A9, MAGE-C2). К группе тестикулярно-селективных РТА-генов относится 85 генетических локусов, которые, помимо перечисленных выше органов, экспрессируются в некоторых других органах: поджелудочной железе, печени, почках, молочной железе, легких и пищеводе (MAGE-A3, -A4, -A6, -A11, -A12, BAGE, NY-ESO-1). То еть к тестикулярно-селективным относится большая часть non-Х СТ генов, а большинство СТ-Х генов относится к тестикулярно-ограниченным или тестикулярно-энцефалон ограниченным [8]. Следует отметить, что уровни мРНК генов РТА в соматических тканях составляют менее 1% от их экспрессии в семенниках, но значительно увеличиваются в малигнизированных тканях [9], при этом наблюдается определенная специфика в паттернах экспрессии РТА-генов в опухолях различной нозологии [4]. Данные, полученные в работе Водолажского Д.И., Кутилина Д.С. и др. [10], свидетельствуют о низкой транскрипционной активности в опухолевой и нормальной тканях молочной железы РТА локусов MAGEA1, MAGEA2, MAGEB1, GAGE1, MAGEC1 и NY-ESO1, но при этом такие РТА-гены, как MAGEA3, MAGEA4 и GAGE3, селективно гиперэкспрессированы в опухолевой ткани молочной железы. Авторы предлагают использовать данные локусы в качестве предиктивных онкомаркеров и мишеней для иммунотерапии. В исследовании Kanojia D. и др. [11] продемонстрировано, что в 74% образцов опухолей колоректального рака (КРР) присутствовала экспрессия SPAG9 антигена на уровне мРНК и белка. Анализ базы данных BioGPS [12] показал, что для РТА-гена SPAG9, в частности, показатели экспрессии в различных опухолевых и здоровых тканях существенно варьируют (рис. 1).

Рис. 1. Экспрессия гена SPAG9 в здоровых и опухолевых тканях [12]

Экспрессия РТА-генов носит тканеспецифический характер, что объясняется наличием сложных эпигенетических механизмов их регуляции. В настоящее время известно, что процесс метилирования отвечает за эктопическую депрессию РТА-генов [4]. В настоящее время большое количество исследований посвящено клиническому потенциалу РTA генов, при этом относительно мало известно об их функциях. Многие из этих функций не связаны с онкогенным процессом, а активация РТА генов связана с деметилированием промоторных участков соответствующих генов при малигнизации [13].

РТА представляют собой пептиды, которые в сочетании с аллоспецифичными HLA 1-го или 2-го класса презентируются иммунной системе, вызывая цитотоксический и гуморальный иммунные ответы [14]. В тканях здорового взрослого человека экспрессирующиеся РТА недоступны для иммунной системы. Например, в семенниках взаимодействию иммунной системы с РТА-белками препятствует наличие гемато-тестикулярного барьера и отсутствие HLA класса I на поверхности герминальных клеток [15]. Таким образом, РТА можно рассматривать как оптимальные опухоль-специфические маркеры. При этом очевидно, что каждый тип ткани - как опухолевой, так и нормальной (основываясь на данных BioGPS[12], рис. 1 и 2) - обладает определенным паттерном экспрессии РТА, и для использования РТА в качестве онкомаркера необходим тщательный анализ баз данных и молекулярно-генетические исследования, которые позволят выделить дифференциально экспрессирующиеся РТА.

Рис. 2. Экспрессия генов CTAGE1B, MAGEA1 и KIF2C в здоровых и опухолевых тканях [12]

Особенности экспрессии РТА при раке толстой кишки. Экспрессия РТА при раке толстой кишки охарактеризована неполно, а на пациентах российской популяции не проводилась [16]. Первые исследования генов РТА при раке толстой кишки (колоректальном раке, КРР) появились в 1996 г., исследовали экспрессию мРНК MAGEA-1; -2; -3 у 54 больных КРР. Гиперэкспрессия MAGEA-1 была обнаружена в 30% случаев, MAGEA-2 – в 28% и MAGEA-3 – в 20%. Экспрессия мРНК РТА была чаще повышена у больных КРР с наличием метастазов [17]. Это может означать, что более агрессивные или продвинутые формы колоректального рака экспрессируют гены MAGE более сильно, и что они могут даже способствовать метастатическому процессу. Важно отметить, что степень совместной экспрессии генов семейства MAGE или экспрессии по крайней мере одного члена семейства в первичных опухолях не очень широко исследована в сравнении с экспрессией в метастазах КРР в печень, что ограничивает выводы, которые можно извлечь из этих данных [13]. В одном из самых крупных исследований было показано, что в 90 из 250 образцов тканей опухоли толстой кишки по меньшей мере один из трех выше перечисленных генов MAGE-A показывал высокий уровень экспрессии [13].

При изучении экспрессии РТА у 41 больного с первичным КРР и 14 пациентов с метастатическими поражениями печени не было зафиксировано гиперэкспрессии РТА в метастазах по сравнению с первичной опухолью [18]. В другом исследовании D. Perez et al. (2008) изучали корреляцию РТА с прогнозом заболевания у 35 больных КРР. Ретроспективный анализ экспрессии РТА проводили иммуногистохимическим методом с помощью моноклональных антител MA454/MAGE-A1, M3H67/MAGE-A3, 57B/MAGEA4, CT7-33/MAGE-C1, E978/NY-ESО-1. В 40% опухолей обнаружили экспрессию MAGE-A1, MAGE-A3, MAGEA4, MAGE-C1 и NY-ESО-1, в 14% опухолей положительно окрашивались антителами к MAGE-A1, MAGE-A3 и MAGE-A4, 26% опухолей - антителами к MAGE-C1 и 20% - антителами к NY-ESO-1. Также наблюдалась статистически значимая корреляция между экспрессией РТА и риском рецидива заболевания (р=0,027), что говорит о хорошем прогностическом потенциале данного маркера [19].

H.M. Shamtha Kumara и соавт. (2012) исследовали экспрессию генов PLAC1, MAGE-A3, GAGE и CTAG2 у 82 больных КРР, а также иммуногистохимическим методом тестировали экспрессию этих РТА в опухолевой ткани толстой кишки. Экспрессия MAGE-A3 и CTAG2 наблюдалась у 28% и 17% больных соответственно, а PLAC1 был гиперэкспрессирован у 13% пациентов [20]. A. Dakshinamurthy и соавт. изучали частоту и уровень экспрессии 16 РТ-генов Х-хромосомной локализации у 34 больных КРР. 12 РТ-генов в образцах опухолей не экспрессировались, 4 РТ-гена показали низкий уровень транскрипционной активности [21]. В 2010 году группой Z. Chen и сотр. было проведено исследование экспрессии 25 РТА в 288 образцах КРР и метастазах в печень. На основании данных об экспрессии PAGE4, вовлечении лимфатических узлов и отсутствии эмболии в сосудах опухоли была создана регрессионная модель для предсказания метастазов в печень. Уровень предсказания метастазирования в печень на основании этих маркеров составил 87% [17]. M. Li и соавт. изучали профиль экспрессии РТ-генов у 121 больного КРР. Результаты показали гиперэкспрессию мРНК NY-ESO-1 и LAGE-1, что, вероятно, может служить маркером локального метастазирования. У более чем 50% больных экспрессировался по крайней мере один из исследованных РТ-генов, с разной частотой (SCP1 - 1,7% , SSX2 - 2,5%, SSX4 - 2,5%, SSX1 - 5,0%, CT10 - 6,6%, NY-ESO-1 - 9,9%, MAGEA1 - 11,6%, LAGE-1 - 15,7%, MAGEA-4 - 22,3% и MAGEA-3 - 27,3%). При этом окружающие опухоль ткани не экспрессировали РТ-гены [22].

В 2015 году Голышко П.В. и соавт. определяли уровень мРНК 20 РТ - генов в образцах опухоли и периферической крови 98 больных КРР. Среди них мРНК 6 генов семейства MAGEA (MAGEA1-6), мРНК 8 генов семейства GAGE (GAGE1-8), мРНК 3 генов семейства SSX (SSX1, SSX2, SSX4), мРНК генов XAGE1, NY-ESO-1 и MAGE-C1. Авторами показано, что мРНК РТ-генов можно использовать в качестве прогностических показателей. Наличие в крови больного КРР мРНК генов MAGE-C1 и XAGE1 может быть потенциальным маркером более благоприятного течения заболевания. В то же время мРНК MAGE-A1-6 и SSX1-4 генов могут свидетельствовать о неблагоприятном прогнозе [17].

Было обнаружено, что РТА SPAG9 экспрессируется при различных злокачественных новообразованиях, в том числе у 74% пациентов с КРР. Другие РТА OY-TES-1, NY-ESO-1, MAGE-A3, BCP-20, BCP-41, BORIS, CAGE, HAGE и TSP50 также исследовались при КРР (таблица) [13]. AKAP являются специализированными анкерными белками, которые разделяют протеинкиназу A (PKA) и другие ферменты в цитоплазме на специфические субклеточные локализации для выполнения их ферментативных функций. Экспрессия гена AKAP4 при различных стадиях и гистотипах КРР была обнаружена у большинства пациентов (84%). Интересно отметить, что экспрессия гена AKAP4 достоверно ассоциировалась (p <0,026) с поздними стадиями (III и IV) у пациентов с КРР, что указывает на его потенциальную роль в агрессивном поведении опухоли [23].

Особенности экспрессии некоторых раково-тестикулярных генов при раке толстой кишки легли в основу иммунотерапевтических подходов, таких, например, как РТА-пептидные вакцины. Пептидные вакцины хорошо протестированы в клинических испытаниях, что отражает простоту, безопасность и стабильность этого типа вакцин. Однако существует несколько недостатков пептидных вакцин, включая ограничения, связанные с типом МНС; ограниченным количеством идентифицированных эпитопов и нарушением функции дендритных клеток у больных раком. Поэтому дендритные клетки нагружают несколькими РТА-пептидами [24]. РТА семейства MAGE аберрантно экспрессируются в различных типах злокачественных опухолей человека, включая КРР. Саданага и др. (2001) первоначально исследовали дендритно-клеточные вакцины, нагруженные пептидом MAGE-А3 у пациентов с опухолями желудочно-кишечного тракта, в зависимости от гаплотипа HLA (HLA-A2 или A24), включая пациентов с раком толстой кишки. После вакцинации MAGE-3-специфичные ответы цитотоксических лимфоцитов наблюдались у 50% пациентов. Опухолевые маркеры были снижены у 58% пациентов, при этом обнаружено наличие регрессии опухоли у 25% пациентов [25].

В 2012 году был обнаружен новый подкласс специфичных для мейоза РTA, названный mei-РТА (mei-CTA). В метаанализе объединённой выборки данных, полученных группой Feichtinger J.С. и сотр. с помощью технологии микрочипов, ни один из генов meiCT не показал достоверной гиперэкспрессии при КРР. Однако когда массивы данных были проанализированы по отдельности, некоторые гены показали значительное усиление экспрессии при КРР: NUT, CCDC105 и TCTE3 при сравнении опухолевой ткани с нормальной тканью толстой кишки [26].

В некоторых исследованиях отмечается, что, несмотря на повышение экспрессии генов РTA в клеточных линиях КРР, в опухолевой ткани кишки такого эффекта не наблюдается. Например, гены MCAK, TAG-1, TAG-2A, TAG-2B и TAG-2C были гиперэкспрессированы в клеточных линиях КРР, но слабо экспрессировались в ткани толстой кишки [13].

Таким образом, колоректальный рак относится в группе опухолей, имеющих ограниченную экспрессию РТА-генов. Однако надо учитывать возможность наличия подгрупп КРР, которые имеют высокую частоту экспрессии генов РTA [13]. В этой работе мы приводим в качестве примера результаты исследований, подтверждающие возможность использования РTA в качестве потенциальных биомаркеров по крайней мере для определенных когорт КРР. В таблице приведены профили экспрессии генов РTA в ткани или клеточных линиях КРР.

Некоторые РТА-гены, экспрессия которых обнаружена при КРР [13]

Название РТА-гена

% образцов опухолевых тканей с экспрессией данного гена (число протестированных образцов)

% образцов культур клеток с экспрессией данного гена (число протестированных образцов)

AKAP3

83.3% (6)

30% (10)

BCP-20(FBXO39)

38.6% (57)

28.6% (7)

BCP-41(TTLL2)

29.8% (57)

-

BORIS

80% (10)

75% (4)

CAGE

74.4% (47)

50% (4)

HAGE

16.0% (288)

-

LAGE-1

13.5%(503)

-

MAGEA1

13.0%(484)

58.3%(12)

MAGEA2

18.3% (338)

35.3% (17)

MAGEA3

22.1% (535)

29.2% (24)

MAGEA4

18.9% (419)

23.5% (17)

MAGEA5

6.8% (250)

-

MAGE-A6

27.6% (250) 

40%(5)

TEKT5

50% (10)

9.1% (44)

SPAG9

74.3% (78)

100% (2)

TSP50

89.5% (95)

100% (7)

 

Хотя некоторые из цитируемых в работе Sammut J. [13] исследований были ограничены по своему масштабу, очевидно, существует не один ген РTA, который широко экспрессируется в разных группах КРР. Однако, учитывая специфику персонализированной иммунотерапии, возможно, исследование экспрессии РТА в определенной когорте пациентов может быть более полезным, если предполагается, что экспрессия РTA-гена связана с продукцией антигена, который может быть терапевтической мишенью.

Заключение. Исследования экспрессии РТА в опухолях толстой кишки, представленные в данном обзоре, позволяют сделать вывод, что отдельные представители разных семейств РТА (LAGE-1, MAGEA3, MAGEA4, MAGE-A6, SPAG9, TSP50 и др.) обладают большим потенциалом как в диагностике и прогнозировании развития, так и иммунотерапии опухолей кишечника.


Библиографическая ссылка

Кит О.И., Солдатова К.И., Кутилин Д.С., Водолажский Д.И. РАКОВО-ТЕСТИКУЛЯРНЫЕ АНТИГЕНЫ В ДИАГНОСТИКЕ ОПУХОЛЕЙ ТОЛСТОЙ КИШКИ // Современные проблемы науки и образования. – 2018. – № 2.;
URL: http://science-education.ru/ru/article/view?id=27449 (дата обращения: 21.04.2019).


Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.252