Электронный научный журнал
Современные проблемы науки и образования
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,813

РАСПРОСТРАНЁННОСТЬ ФАКТОРОВ РИСКА РАЗВИТИЯ МЕЛАНОМЫ И ДРУГИХ ЗЛОКАЧЕСТВЕННЫХ НОВООБРАЗОВАНИЙ КОЖИ У МУЖСКОГО И ЖЕНСКОГО НАСЕЛЕНИЯ ОМСКОЙ ОБЛАСТИ

Блох А.И. 1 Стасенко В.Л. 1 Ширлина Н.Г. 1 Ширинский В.А. 1 Пасечник О.А. 1
1 ФГБОУ ВО Омский государственный медицинский университет Министерства Здравоохранения РФ
В структуре заболеваемости населения России злокачественные новообразования кожи (ЗНК) занимают ведущее место, а показатели инцидентности имеют тенденцию к росту. Проведено эпидемиологическое выборочное поперечное исследование (505 участников) распространённости 12 известных факторов риска развития меланомы и других злокачественных новообразований кожи среди взрослого населения г. Омска и Омской области. Показатели инцидентности у жительниц региона значимо превышали аналогичные показатели у мужского населения Омской области. Для мужского населения было наиболее характерно длительное (более 5 часов в день) нахождение на солнце как в летнее, так и в зимнее время года; кроме того, мужчины были менее склонны проходить медицинские осмотры ежегодно, в то время как для женщин было присуще воздействие несолнечного ультрафиолетового излучения (солярии), а также наличие атипичных родинок.
злокачественные новообразования кожи
меланома
риск
распространенность
1. Блох А.И. Этиология и факторы риска развития немеланомных раков кожи и меланомы: обзор литературы // Медицина в Кузбассе. - 2015. - Т. 14, № 4. - 71-76.
2. Блох А.И., Ширинский В.А., Стасенко В.Л. Инцидентность меланомы и других злокачественных новообразований кожи на территории Омской области // Современные проблемы науки и образования. – 2016. – № 6. - URL: http://science-education.ru/ru/article/view?id=25491.
3. Буторин А.В., Земерова М.А., Кукшина Е.Л. Ориентирование потребителя на адресное использование средств индивидуальной защиты в быту // Международный журнал прикладных и фундаментальных исследований. – 2016. – №. 3. – С. 636-639.
4. Власов В.В. Эпидемиология. - М.: ГЭОТАР-МЕД, 2005. - 448 с.
5. Ланг Т.А., Сесик М. Как описывать статистику в медицине. - М.: Практическая медицина, 2011. - 480 с.
6. Пасечник О.А., Ширлина Н.Г., Щербаков Д.В., Блох А.И. Распространенность факторов риска развития колоректального рака среди жителей в Омской области // Современные проблемы науки и образования. – 2016. – № 6. - URL: http://science-education.ru/ru/article/view?id=25567.
7. Charan J., Biswas T. How to Calculate Sample Size for Different Study Designs in Medical Research // Indian Journal of Psychological Medicine. - 2013. - 35. - 2. - 121-126.
8. Newcombe RG. Two-sided confidence intervals for the single proportion: comparison of seven methods // Stat Med. - 1998. - 30. - 17. - 8. - 857-72.
9. Pothiawala S., Qureshi A.A., Li Y., Han J. Obesity and the incidence of skin cancer in US Caucasians // Cancer Causes Control. - 2012. - 5. - 717-726.
10. EpiTools epidemiological calculators [Электронный ресурс]. – URL: http://epitools.ausvet.com.au/content.php?page=home.

Злокачественные новообразования сегодня являются одной из наиболее значимых проблем здравоохранения по всему миру [6]. Бремя расходов на лечение злокачественных новообразований неуклонно растёт, но быстрее других увеличиваются расходы на лечение злокачественных новообразований кожи (рост на 126,2% за 10 лет в США) [1].

В структуре заболеваемости населения России злокачественные новообразования кожи (ЗНК) занимают ведущее место, а показатели инцидентности имеют тенденцию к росту [2]. В этой связи особую актуальность приобретают программы профилактики, внедрение которых определено как одна из задач «Концепции демографической политики Российской Федерации на период до 2025 г.» [6].

Показатели инцидентности меланомы и других ЗНК у населения Омской области за период 2006-2015 гг. имели тенденцию к росту - 2,8 и 6,2% соответственно [2]. При этом выявлено неравномерное распределение заболеваемости указанной патологией у мужского и женского населения, что проявляется значимо более высокими среднемноголетними показателями инцидентности указанной патологии у женского населения [2].

Ведущим фактором, ассоциированным с риском развития как меланомы, так и других ЗНК, является воздействие солнечного ультрафиолетового излучения (УФИ), этиологическая доля которого достигает 65,0 и 90,0% соответственно [1]. Стоит отметить значимость несолнечного УФИ (солярии), этиологическая доля которого колеблется от 13,0 до 42,9% случаев меланомы [1]. Самостоятельными факторами риска, неразрывно связанными с воздействием УФИ, считаются и фенотипические характеристики (I и II фототип кожи; голубые и зелёные глаза; русые и рыжие волосы; светлая кожа; повышенный индекс массы тела) [1]. Несмотря на существенное повышение риска при наличии родственников, больных меланомой кожи, этиологическая доля этого фактора не превышает 10% случаев меланомы [1].

Целью исследования была оценка особенностей распространённости известных факторов риска у мужского и женского населения г. Омска и Омской области.

Материалы и методы

Было проведено выборочное поперечное исследование (505 участников) распространённости 12 известных факторов риска развития меланомы кожи (С.43) и других злокачественных новообразований кожи (С.44) среди взрослого (старше 30 лет) населения г. Омска и Омской области. Сбор информации проводился социологическим методом при помощи разработанной авторами анкеты [1].

Минимальный размер выборки для изучения распространённости широкого круга факторов (предполагаемая распространённость 50,0%) с точностью 5,0% при вероятности α-ошибки 5,0% [7] составил 384 участника.

Описание категориальных данных приведено по схеме «доля % (числитель/знаменатель)», при этом для распространённости наиболее значимых факторов приводятся 95% доверительные интервалы (95% ДИ) [5], вычисленные по методу Уилсона (Willson) [8]. Количественные данные описывались с помощью медианы и интерквартильного интервала: Me (Q1; Q3) [5]. Для выявления половых особенностей распределения факторов риска вычислялось отношение превалентностей (ОП) фактора среди мужчин и женщин соответственно с 95% ДИ; различия считались значимыми, если доверительный интервал ОП не включал 1 [4]. Для оценки взаимосвязи между возрастом и распределением факторов риска применялся коэффициент ранговой корреляции Кендалла (τ) [4]. Обработка данных проводилась с использованием возможностей ресурса EpiTools [10].

Результаты

Удельный вес мужчин в выборке составил 30,1% (152/505), женщин - 69,9% (353/505). Большинство участников анкетирования проживали в городе 79,6% (402/505), сельских жителей было 20,4% (103/505). Возраст респондентов составил 40 (32; 47) лет.

Среди респондентов у 0,8% (4/505) не было выявлено ни одного фактора риска; от 1 до 3 факторов риска выявлено у 28,5% (144/505); от 4 до 6 факторов риска - у 56,2% (284/505); от 7 до 9 факторов риска - у 13,5% (68/505); 10 факторов риска - 1,0% (5/505) респондентов соответственно.

Нахождение на солнце более 5 часов в день отметили в летний период года 36,4% (183/503) респондентов, в зимний период - 8,9% (45/505) респондентов. В летний период 53,9% (82/152) мужчин подвергались воздействию солнца более 5 часов в день, в зимний - только 16,4% (25/152). Аналогичные показатели у женщин составили 28,8% (101/351) и 5,7% (20/353) соответственно. Воздействие данного фактора значимо чаще встречается среди мужчин (ОП=1,9; 95% ДИ 1,5 - 2,3 и ОП=2,9; 95% ДИ 1,7 - 5,1 соответственно; рис.).

Продолжительность пребывания респондентов на солнце в летний период (n=503) и в зимний период (n=505) года

Только 20,2% (102/505) респондентов посещали солярий хотя бы раз в течение жизни, а за последний год солярий посетили вдвое меньшее число участников исследования - 10,9% (55/505). Аналогичные показатели среди мужчин составили 7,9% (12/152) и 5,9% (9/152); среди женщин - 25,5% (90/353) и 13,0% (46/353) соответственно. Отношение превалентностей составило 0,3 (95% ДИ 0,2 - 0,5) и 0,5 (95% ДИ 0,2 ÷ 0,9) соответственно. В изучаемой популяции распространённость посещения солярия в течение жизни вычислена на уровне 20,2% (95% ДИ 16,9 ÷ 23,9); для мужского населения - 7,9% (95% ДИ 4,6 ÷ 13,3); для женского населения - 25,5% (95% ДИ 21,2 ÷ 30,3). Распространённость посещения соляриев в год - 10,9% (95% ДИ 8,5 ÷ 13,9); 5,9% (95% ДИ 3,1 ÷ 10,9) и 13,0% (95% ДИ 9,9 ÷ 16,9) для общей популяции, мужского и женского населения соответственно.

Тяжелые солнечные ожоги в анамнезе отметили 21,0% (106/505) респондентов, без значимых половых различий (ОП= 1,0; 95% ДИ 0,7 ÷ 1,5). Важно отметить, что 8,7% (44/505) участников исследования отметили тяжёлые солнечные ожоги до достижения 18 лет (значимых гендерных различий не обнаружено - ОП = 1,0; 95% ДИ 0,5 ÷1,8).

Выращиванием растений в открытом грунте занимались более половины респондентов - 65,5% (331/505); как мужчин - 56,6% (86/152), так и женщин - 69,4% (245/353). При этом значимых различий по данному показателю между ними не было (ОП=0,8; 95% ДИ 0,7 ÷ 1,0). Популяционная оценка распространённости данного фактора составила 65,5% (95% ДИ 61,3 ÷ 69,6).

Почти половина респондентов - 47,5% (240/505), предпочитает проводить отпуск вне Омской области, что может быть неблагоприятным из-за изменения привычной интенсивности и длительности воздействия ультрафиолетового излучения. Этот показатель у мужчин - 49,3% (75/152) и у женщин - 46,7% (165/353) - не имел значимых отличий (ОП=1,1; 95% ДИ 0,9-1,3).

Отягощённый меланомой или другим ЗНК анамнез у родственников первой и второй линий отметили 4,4% (22/505) и 3,4% (17/505) респондентов соответственно. Аналогичные показатели у мужчин составили 4,6% (7/152) и 2,0% (3/152), у женщин - 4,2% (15/353) и 4,0% (14/353) соответственно. Значимых различий по этим показателям между мужчинами и женщинами не было (ОП =1,1; 95% ДИ 0,5 - 2,6 и ОП=0,5; 95% ДИ 0,1 - 1,7 соответственно).

Фенотипические особенности, связанные с повышенным риском развития меланомы и других ЗНК, включают фототип кожи по Фитцпатрику, натуральный цвет волос, глаз и кожи [1]. Так, наиболее чувствительные к воздействию ультрафиолетового излучения I и II фототипы кожи были выявлены у 4,2% (21/505) респондентов. Этот показатель у мужчин - 2,0% (3/152) и у женщин - 5,1% (18/353) - значимо не отличался (ОП=0,4; 95% ДИ 0,1 - 1,3). Популяционная оценка распространённости I и II фототипов вычислена на уровне 4,2% (95% ДИ 2,7 - 6,3); для мужского населения - 2,0% (95% ДИ 0,7 - 5,6); для женского населения - 5,1% (95% ДИ 3,2 - 7,9).

Наличие хотя бы одной атипичной родинки (приподнятой над поверхностью кожи, имеющей неровные границы, неравномерно окрашенной, в диаметре более 5 мм) отметили большинство респондентов - 55,8% (282/505). Распространённость атипичных родинок среди мужчин составила 44,1% (67/152), в то время как среди женщин - 60,9% (215/353); различия между показателями носили значимый характер (ОП= 0,7; 95% ДИ 0,6 ÷ 0,9).

В выборке рыжий цвет волос имели 1,6% (8/505); светлый - 16,0% (81/505); каштановый/русый - 51,3% (259/505); коричневый - 16,0% (81/505); черный - 15,0% (76/505) участников соответственно. Среди мужчин было больше имевших чёрные волосы (ОП=3,6; 95% ДИ 2,3 - 5,4), в то время как среди женщин было больше каштаново- и русоволосых (ОП=0,5; 95% ДИ 0,4 - 0,6; табл. 1). Белый или бледный цвет кожи имели 47,7% (241/505); оливковый или смуглый - 38,2% (193/505) и иной - 14,1% (71/505) респондентов соответственно. Значимых различий по цвету кожи между мужчинами и женщинами не было (табл. 1). Большинство участников анкетирования были кареглазыми - 34,7% (175/505); сероглазыми - 24,2% (122/505); зеленоглазыми - 21,0% (106/505); голубоглазыми - 15,6% (79/505); черные глаза были у 1,2% (6/505) опрошенных, а иной цвет глаз у 3,4% (17/505). Удельный вес кареглазых среди мужчин был значимо больше, чем среди женщин (ОП=1,5; 95% ДИ 1,2 ÷ 1,9; табл.).

Распределение фенотипических факторов риска среди респондентов-мужчин (n=152) и респондентов-женщин (n=353)

Характеристика

Распространённость

ОП (95% ДИ)

У мужчин, %

У женщин, %

Натуральный цвет волос

рыжий

2,0% (3/152)

1,4% (5/353)

1,4

(0,3 ÷ 5,8)

светлый

18,4% (28/152)

15,0% (53/353)

1,2

(0,8 ÷ 1,9)

каштановый/

русый

28,9% (44/152)

60,9% (215/353)

0,5

(0,4 ÷ 0,6)

коричневый

20,4% (31/152)

14,2% (50/353)

1,4

(1,0 ÷ 2,2)

черный

30,3% (46/152)

8,5% (30/353)

3,6

(2,3 ÷ 5,4)

Цвет кожи без загара

белый/

бледный

46,7% (71/152)

48,2% (170/353)

1,0

(0,8 ÷ 1,2)

оливковый/

смуглый

41,4% (63/152)

36,8% (130/353)

1,1

(0,9 ÷ 1,4)

иной

11,8% (18/152)

15,0% (53/353)

0,8

(0,5 ÷ 1,3)

Цвет глаз

голубой

13,2% (20/152)

16,7% (59/353)

0,8

(0,5 ÷ 1,3)

серый

20,4% (31/152)

25,8% (91/353)

0,8

(0,6 ÷ 1,1)

зеленый

17,8% (27/152)

22,4% (79/353)

0,8

(0,5 ÷ 1,2)

карий

45,4% (69/152)

30,0% (106/353)

1,5

(1,2 ÷ 1,9)

черный

1,3% (2/152)

1,1% (4/353)

1,2

(0,2 ÷ 6,3)

иной

2,0% (3/152)

4,0% (14/353)

0,5

(0,1 ÷ 1,7)

 

Индекс массы тела участников исследования составил 25,6 (22,2; 29,4), при этом у мужчин он составил 25,8 (22,9; 28,7), а у женщин - 25,4 (22,0; 30,0). Связи между индексом массы тела и длительностью нахождения на солнце как в летний, так и зимний период, не выявлено (р=0,9334 и р=0,4699).

Около трети респондентов - 31,9% (161/505), проходили медицинский осмотр более 1 года назад, причём среди мужчин этот показатель составил 38,8% (59/152), а среди женщин - 28,9% (102/353). Различия носили значимый характер 1,3 (95% ДИ 1,0 - 1,7).

Распространённость курения среди участников анкетирования составила 22,3% (112/503), с ярко выраженными половыми особенностями (ОП=2,9; 95% ДИ 2,1 - 3,9). Популяционная оценка распространённости курения среди взрослого населения составила 22,3% (95% ДИ 18,8 - 26,1); для мужского населения - 40,8% (95% ДИ 33,3 - 48,7); для женского - 14,2% (95% ДИ 11,0 - 18,3).

Обсуждение

Выявленные нами различия в удельном весе мужчин и женщин, имеющих атипичные родинки, могут быть обусловлены большей внимательностью женщин к своему внешнему виду. Косвенным подтверждением этой гипотезы служит различие в удельном весе респондентов, имеющих определённые фенотипические характеристики (больший удельный вес черноволосых и кареглазых среди мужчин; меньший удельный вес имеющих каштановые или русые волосы), но при этом различий между мужчинами и женщинами по удельному весу имеющих I и II фототип кожи обнаружено не было.

Выявленное нами более частое посещение соляриев женщинами говорит о большей активности у них данного фактора риска. В свете данных систематического обзора Wehner M.R. et al., в котором обобщённая доля взрослых людей, посетивших солярий хотя бы один раз в течение жизни, составила 35,7% (95% ДИ 27,5 ÷ 44,0), результаты нашего исследования (аналогичный показатель - 20,2%; 95% ДИ 16,9 ÷ 23,9) свидетельствуют о почти двукратном потенциале для роста активности этого фактора риска в будущем. Государственное регулирование услуг соляриев в этой связи представляется важным направлением профилактики как меланомы кожи, так и других ЗНК.

В недавнем исследовании Буторин А.В. с соавт. показали, что ведущим фактором среды, воздействующим на дачников, является физический фактор (в основном инсоляция), при этом 60,2% дачников, контактирующих с ним, не используют средства индивидуальной защиты, несмотря на их доступность [3]. Поскольку около двух третей (65,5%; 95% ДИ 61,3 ÷ 69,6) изученной нами популяции выращивали ранее или продолжают выращивать растения в открытом грунте, то повышение использования ими средств индивидуальной защиты (например, путём ведения санитарно-просветительской работы) может способствовать профилактике меланомы. В отношении других ЗНК такая работа, скорее всего, будет малоэффективной из-за длительного латентного периода данной патологии [1].

В нашем исследовании не получило подтверждение мнение Pothiawala S. et al. [9] о том, что более высокий индекс массы тела может быть суррогатным маркером недостатка ультрафиолетового излучения, поскольку связь между продолжительностью нахождения на солнце и индексом массы тела носила не значимый характер.

Выводы

Таким образом, неравномерное распределение заболеваемости меланомой кожи и другими ЗНК среди мужского и женского населения Омской области согласуется и с неравномерным распределением факторов риска развития указанной патологии среди соответствующего населения.

Для мужского населения наиболее характерно длительное (более 5 часов в день) нахождение на солнце как в летнее, так и в зимнее время года; кроме того, мужчины менее склонны проходить медицинские осмотры ежегодно. При этом женское население больше подвергается воздействию несолнечного ультрафиолетового излучения (солярии).

Такие факторы, как наличие солнечных ожогов, выращивание растений в открытом грунте, отпуск в других регионах, отягощённый наследственный анамнез и фенотипические факторы (цвет глаз, волос и кожи; фототип кожи, наличие атипичных родинок), были одинаково распространены среди мужчин и женщин.

Публикация подготовлена в рамках выполнения Государственного задания Министерства здравоохранения РФ № 056-00149-17 «Разработка регионально ориентированных программ индивидуальной профилактики актуальных онкологических заболеваний».


Библиографическая ссылка

Блох А.И., Стасенко В.Л., Ширлина Н.Г., Ширинский В.А., Пасечник О.А. РАСПРОСТРАНЁННОСТЬ ФАКТОРОВ РИСКА РАЗВИТИЯ МЕЛАНОМЫ И ДРУГИХ ЗЛОКАЧЕСТВЕННЫХ НОВООБРАЗОВАНИЙ КОЖИ У МУЖСКОГО И ЖЕНСКОГО НАСЕЛЕНИЯ ОМСКОЙ ОБЛАСТИ // Современные проблемы науки и образования. – 2017. – № 6.;
URL: http://science-education.ru/ru/article/view?id=27213 (дата обращения: 28.02.2020).


Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074