Электронный научный журнал
Современные проблемы науки и образования
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,791

УСПЕШНОСТЬ ОБУЧЕНИЯ ПОДРОСТКА КАК ОТРАЖЕНИЕ ЕГО СОЦИАЛЬНОГО СТАТУСА И ЛИЧНОСТНО-ТИПОЛОГИЧЕСКИХ ОСОБЕННОСТЕЙ СУБЪЕКТНОЙ РЕГУЛЯЦИИ

Льдокова Г.М. 1 Исмаилова Н.И. 1
1 Елабужский институт ФГАОУ ВПО «Казанский (Приволжский) федеральный университет»
Проведен анализ взаимосвязи социального статуса и личностно-типологических особенностей субъектной регуляции подростков с успешностью их обучения. За основу была взята концепция субъектной регуляции Г.С. Прыгина, выделившего новые психологические феномены, касающиеся личностно-типологических особенностей, проявление которых можно увидеть не только в разнообразных структурах личности, но и на уровне социального взаимодействия. Определены три типологические группы подростков: «автономные», «зависимые» и «смешанные», имеющие разные стилевые особенности. Учет успешности обучения проводился с помощью изучения школьных электронных журналов. Обучаясь в школе, подростки ценят не только качества личности, проявляющиеся в общении, взаимодействии, но и интеллектуальные качества и успешность в учебе. Несомненно, что учебная деятельность носит оценочные эталоны, детерминирующие положение подростка в классе. Поэтому школьному классу, как малой группе, присуща социометрическая структура эмоциональных предпочтений по признаку успешности в учебной деятельности. По данным корреляционного анализа выявлено, что подростки предпочитают совместно выполнять трудную ответственную работу с теми, кто хорошо учится, а отдыхать и свободное время проводить с теми, кто не проявляет успехов в учебной деятельности.
личностно-типологические особенности
зависимость
автономность
подростки
социальный статус
субъектная регуляция
успешность-неуспешность обучения
1. Абульханова-Славская К.А. Психология и сознание личности подростков [Текст] / К.А. Абульханова-Славская. – Воронеж: Инфа-В, 2009. – 343 с.
2. Волкова Н.В. Автономность как условие формирования идентичности /Н.В. Волкова // Мир психологии. – 2004. – № 2. – С. 119–124.
3. Исмаилова Н.И. Успешность обучения и его взаимосвязь с личностно-типологической регуляцией поведения и социально-психологическим статусом подростков / Н.И. Исмаилова // Школа Л.С. Выготского: материалы II Международной научно-практической конференции студентов, аспирантов и молодых ученых, посвященной 90-летию со дня рождения Л.А. Венгера. (7-8 декабря 2015 года) / под ред. Л.Ф. Баяновой. – Казань: Изд-во Казанского ун-та, 2015. – 286 с.
4. Прыгин Г.С. Личностно-типологические особенности субъектной регуляции деятельности [Текст] / Г.С. Прыгин. – М., 2006. – 462 с.
5. Давыдов В.В., Драгунова Т.В., Ительсон Л.Б., Петровский А.В. Возрастная и педагогическая психология: учебник для студентов педагогических институтов [Текст] / В.В.Давыдов и [др.]. – М.: Просвещение, 2009. – 288 с.
6. Дубов Ф.Б. Методика многостороннего исследования личности подростков [Текст] /Ф.Б. Дубов, М.П. Мирошников, Р.В. Рожанец. – М.: ТЦ «Сфера», 2007. – 164 с.

В современное время общество, отражающееся, прежде всего, всемирной глобализацией, развитием единого информационного пространства, стремительным развитием технологий требует от участников образовательного процесса воспитания компетентного, успешного выпускника, готового к сознательному выбору и непрерывному образованию. Учащийся, способный добиться успеха в школе, сумеет достигнуть его в последующей профессиональной деятельности и в целом в жизни. Вопрос развития успеха в учебной деятельности имеет существенное значение в подростковом возрасте, именно тогда, когда решается важнейшая задача социального роста, ­внутриличностное и профессиональное самоопределение, заканчивается среднее общепрофессиональное обучение и реализуется первый самостоятельный выбор жизненной траектории. На этом этапе жизни одной из ведущих целей обучения является развитие готовности обучающихся держать под контролем и внутренним управлением своё обучение, обозревать и ценить свои успехи, положительные результаты [1]. Изучением успешности обучения подростка, его социального статуса и личностно-типологических особенностей субъектной регуляции занимались Н.В. Волкова [2], Н.И. Исмаилова [3], Г.С. Прыгин [4] и др.

На сегодняшний день всё более значимой является роль каждого человека, поскольку от развития его способностей, целенаправленности, мотивации к успешной деятельности напрямую зависит повышение потенциала России. Социально-педагогическое и психологическое значение механизмов субъектной регуляции, закономерностей проявления их в действии и поступках человека определяется, прежде всего, в связи с тем, что без точных научных данных о таких особенностях и механизмах оказывается недостаточно эффективным управление целенаправленным психическим развитием учащегося, особенностями общественной перестройки его действий и поведения.

Исследование типологии субъектной регуляции или автономности-зависимости в подростковом возрасте рассмотрено недостаточно, о чём свидетельствуют крайне малочисленные исследования в науке. Автор концепции личностно-типологических особенностей субъектной регуляции деятельности Г.С. Прыгин [4] показал, что с позиций системного подхода субъектная регуляция является одним из универсальных рычагов согласования активности личности с требованиями деятельности, в ней отображаются наиболее существенные структурные  характеристики личности, определяющие ее целостность. Автор утверждает, что это придает характеру выполнения деятельности, а, следовательно, и самой субъектной регуляции личностно-индивидуальную «окраску», превращая её именно в субъектную, т.е. индивидуально характерную. В своём исследовании Г.С. Прыгин обсудил новейшие вопросы такого понятия, как: «автономность» или «эффективная самостоятельность», понимаемое как одно из значимых, интегративных качеств личности, свидетельствующего о достойной степени сформированности структуры психической саморегуляции. В этой связи автономность можно рассматривать и как тип субъектной регуляции, и как тип активности личности; а также как «эффективность субъектной регуляции», в которой выделяются два её значения – «субъективное» и «объективное»; «социальная регуляция» и «личностная регуляция», которые квалифицируются Г.С. Прыгиным как «нормативные» виды регуляции деятельности [4].

Описывая систему типологии субъектной регуляции, автор показал, что наиболее приемлемой структурой субъектной регуляции деятельности обладают «автономные» субъекты, в то же время субъектная регуляция «зависимых» субъектов недостаточна с позиции целостности, свидетельствующей о сниженной результативности их деятельности [4].

Однако исследований успешности обучения подростков во взаимосвязи с их социальным статусом и личностно-типологическими особенностями субъектной регуляции недостаточно.

Цель исследования

Выявить взаимосвязи социального статуса подростков с их учебной успешностью и типологией субъектной регуляции.

Задачи исследования:

  1. Определить учащихся с разным уровнем успешности в обучении.
  2. Рассмотреть социальный статус подростков в классе и их типы субъектной регуляции деятельности.
  3. Выявить взаимосвязь социально-психологического статуса и личностной типологии субъектной регуляции подростков с различной успешностью в обучении.

Для реализации научно-исследовательского замысла были использованы следующие методы:

1) мониторинг электронного классного журнала успеваемости по изучаемым школьным предметам (для определения учебной успешности оценивался средний балл успеваемости школьников);

2) психодиагностический метод с использованием: личностного опросника «Aвтономность – зависимость» Г.С. Прыгина и социометрической техники Д. Морено;

3) метод математической статистики (корреляционный анализ Спирмена, дисперсионный анализ).

Школьный класс, как малая группа, подчинен правилам социального взаимодействия, в соответствии с тем ему свойственна социометрическая структура эмоциональных предпочтений, возникающая по половым признакам, по личным предпочтениям учителя и, кроме того, по признаку успешности в учебной деятельности. Причем, способность и готовность ученика учиться вносит в его социальный статус оценочные эталоны, детерминирующие положение подростка в классе. Рассматривается, что старшие подростки оценивают не только привлекательные качества личности, которые проявляются в коммуникациях, совместном времяпровождении, взаимодействии по интересам, но и интеллектуальные качества, успешность в учебе [5].

Социальный статус принято называть социометрическим статусом, определяющий показывает уровень включенности человека в некую систему взаимоотношений и взаимодействия. Неоспоримым моментом является то, что социометрический статус подростка в собственной социальной группе и школьном классе зависит от его индивидуальных особенностей, характерологических черт, коммуникативных навыках и т.п. Но в школьном взаимодействии зачастую определяющим фактором социального статуса становится учебная успешность, оказывающая влияние как на эмоциональное состояние, так и на степень удовлетворённости своей учебой, жизнью, отношениями с окружающими [2].

Изучая социальный статус подростка, рассмотрим, что в возрасте 14–17 дети ощутимо остро испытывают важность близких эмоциональных контактов, что в ситуации стремительной социализации может привести к противопоставлению себя взрослым людям. Особенностью подростка является активный поиск друзей, единомышленников, посвящение много времени доверительно-тесному и эмоционально-близкому общению, в котором он проявляет крайность и быструю смену симпатий и антипатий [6].

Результаты исследования и их обсуждение

В современной школе критерием успешности обучения является предметная успеваемость учащихся по школьным дисциплинам, выражающаяся в итоговых отметках, полученных за решение самостоятельных и контрольных работ, выполненных без помощи учителя или классно-группового обсуждения. В этой связи, предметом исследования на начальном этапе выступила учебная успешность. Критерием учебной успешности учащихся явился расчет средних баллов успеваемости в учебной деятельности. Расчёт успеваемости производится по следующей схеме: 3,70–4,20 баллов – слабоуспевающие учащиеся; 4,21–4,70 баллов – хорошо успевающие учащиеся; более 4,71 и выше – ученики, успевающие на отлично. В результате проведённого обзора и мониторинга классных электронных журналов учащихся было выявлено, что из 61 ученика старших классов – 31 (51 %) являются «неуспешными» в обучении, а 30 (49 %) учеников «успешными» в обучении.

Вторым этапом было изучение социального статуса подростков с помощью социометрической техники Д. Морено. Социометрическая процедура имела целью выявить «социометрические позиции» или авторитета учащихся классов по признакам «симпатии – антипатии». Обучающимся предлагалось ответить на вопросы, которые дают возможность обнаружить их симпатии и антипатии к лидерам, членам группы, которых группа не принимает. Были заданы следующие вопросы: назовите имя одноклассника, с которым бы вы смогли выполнить трудную и ответственную работу? С каким из одноклассников вам хотелось провести свободное от учебы время? Социометрический статус определился числом полученных выборов в одной из 6 статусных категорий: «звёзды», «высокостатусные», «среднестатусные», «низкостатусные», «отверженные» и «пренебрегаемые». Центральной классификацией критериев выбора явилось их разделение на деловые или деятельностные и эмоциональные. Деятельностный критерий изучил взаимоотношения на уровне деловых отношений в классе. Вопрос в социометрическом исследовании «Назовите имя одноклассника, с которым бы вы смогли выполнить трудную и ответственную работу?» как раз и отвечает деловому критерию. Эмоциональные критерии являются показателями тесных доверительно-эмпатийных отношений в школьном коллективе, они в меньшей степени опосредованы той деятельностью, которой занимается группа. Вопрос в социометрическом исследовании «С каким из одноклассников вам хотелось провести свободное от учебы время?» отвечает эмоциональному выбору.

Анализ показателей социального статуса выявил 34 учащихся, которые пользуются большой популярностью среди одноклассников. Из них популярность 14 человек достигнута за счет делового выбора, а 20 учащихся за счет эмоционального выбора. Т.е. известность среди подростков приобретается через их умение по-деловому решать возникшие вопросы и через доверительное общение.

В результате математического расчёта было выявлено, что эмоциональный выбор получили 12 подростков. Выяснилось, что выбранные дети в учебной деятельности являются неуспевающими. В результате подсчёта оказалось, что 28 «хорошистов» и «отличников» в большинстве получили выбор делового критерия. Корреляционный анализ Спирмена подтвердил, что если подростки успешны в обучении, тем больше их выбирают для делового (r=0,61** p≤0,01) общения, и чем более они успешны в обучении, тем меньше их выбирают по показателю эмоциональный выбор (r=-0,66** p≤0,01). Следовательно, делаем вывод, что в совместной классной и внеклассной деятельности подростки предпочитают трудиться с теми, кто сам учится на хорошо и отлично, а отдыхать с теми, кто не успешен в академической успеваемости и не проявляет успехов в учебной деятельности.  

Для выделения автономных, зависимых и смешанных типов субъектной регуляции деятельности подростков применялся личностный опросник «автономности –зависимости» Г.С. Прыгина [4]. В результате было выявлено, что среди 61 учащегося­ 28 человек (46 %) «автономные» и отличаются независимым типом регуляции деятельности. Они склонны к самостоятельному определению и регуляции собственной жизнедеятельности, имеют верное и чёткое представление о своем будущем, легко познают себя, критически оценивают свою роль и место в социальной среде и в соответствии с этим направляют, контролируют и корректируют свое поведение. Подростки с автономным типом регуляции деятельности стремятся к эффективной самостоятельности, обуславливающей их способность действовать вне зависимости от собственных внутренних и навязанных внешних установок. Выявленное социально-психологическое качество, несомненно, является показателем психического здоровья автономных подростков. 13 подростков (21 %) вошли в группу «смешанные». Это означает, что они характеризуются промежуточным уровнем регуляции деятельности и имеют чёткое представление о своём будущем ситуационно. Другими словами, смешанные подростки недостаточно определились в ценности собственной социальной роли, испытывают трудности в нахождении и определении своего места в межличностном взаимодействии. В зависимости от ситуации смешанные подростки готовы контролировать и корректировать своё поведение. В этой связи нужно сказать, что смешанные подростки избирательно и не всегда готовы и способны опираться на собственные знания, суждения, личные качества. Подростков с зависимым типом регуляции деятельности выявилось 20 человек (33 %). Такие подростки в структуре личностно-типологических качеств испытывают трудности при выполнении каких-либо действий. Они не склонны опираться на свои размышления, собственные знания и суждения. В силу того, что «зависимые» подростки обладают низким уровнем автономности, они входят в группу риска контроля и управления собственными действиями, особенно в ситуациях, где необходима сила воли, упорство в достижении цели. В итоге нахождение «зависимых» в группе риска может привести к различным формам социальной дезадаптации вплоть до последствий в виде разнообразного девиантного поведения.

Параллельное наблюдение за подростками в школьном классе выявило, что «зависимые» учащиеся более гибко, чем «смешанные», интерпретируют результаты своей деятельности. Например, на уроках истории и обществознания ученики с «зависимым» типом регуляции деятельности из 9 предложенных учителем практических задач наметили в начале урока выполнить от 6 до 9. Однако по окончании урока оказалось, что запланированного результата достигли двое учащихся из восьми школьников. Остальные шесть обучающихся не смогли решить от одного до трёх заданий. В результате опроса при подведении итогов работы в классе «зависимые» подростки оценили свой результат как положительное достижение намеченного, объяснив это как приобретенный опыт решения сложных практических заданий. При устном опросе данных школьников просьба пояснить собственную оценку полученных результатов показала, что многие «зависимые» повторяли ответы предыдущих опрошенных. Ответы «зависимых» подростков звучали так: «задания были непонятные, я разозлился на отличников», «задания я выполнил, да, часть из которых неправильно, но мне не хватило времени на проверку» и т.п. Здесь необходимо отметить, что данные школьники даже не задумываются о причинах несоответствия своих результатов целям работы. Таким образом, мы определяем, что у «зависимых» снижена критика в отношении успеха при организации и планировании деятельности, и потому невыполнение запланированного не оценивалось ими как неудача. На наш взгляд, подобное отношение не позволяет «зависимых» при определенных условиях деятельности перевести в типологическую группу «автономных» или «смешанных».

Для выявления взаимосвязи социально-психологического статуса и личностной типологии субъектной регуляции подростков с различной успешностью в школьном обучении при помощи критерия корреляции Спирмена была построена корреляционная матрица (таблица).

Корреляционная матрица взаимосвязей показателей по Спирмену

 

Субъектная

регуляция

 

 

Успеваемость

 

 

Деловой

выбор

 

 

Эмоциональный

выбор

 

Субъектная регуляция (автономность-зависимость)

1,000

0,73**

0,67**

-0,61**

 

,000

,000

,000

Успеваемость

 

1,000

0,73**

-0,61**

 

 

,000

,000

Деловой выбор

 

 

1,000

-0,73**

 

 

 

,000

Эмоциональный выбор

 

 

 

1,000

 

Из таблицы видим, что показатель субъектной регуляции положительно взаимосвязан с успеваемостью (r=0,73** p≤0,01). Это означает, что подростки, обучающиеся на «отлично» и «хорошо», обладают сформированным симптомокомплексом качеств личности, позволяющим при выполнении деятельности опираться на собственные знания, суждения, личные качества.

Также обнаруживаются положительная взаимосвязь между субъектной регуляцией и деловым (r=0,67** p≤0,01) выбором, а также отрицательная взаимосвязь между субъектной регуляцией и эмоциональным выбором (r=-0,61** p≤0,01). Т.е., чем более подростки обладают независимым типом регуляции деятельности и имеют чёткое представление о своём будущем, тем чаще их выбирают для совместного выполнения трудной, ответственной работы. Значит, ответственную работу надежнее выполнять с теми подростками, которые при её выполнении опираются на собственные знания, суждения, личные качества. Обратная взаимосвязь субъектной регуляции с выбором по эмоциональному критерию означает, что чем более независимы, тем менее их предпочитают при эмоциональном выборе.

Выводы

Таким образом, в рамках данного исследования была выявлена взаимосвязь социального статуса подростков с их учебной успешностью и типологией субъектной регуляции.

Были определены учащиеся с разным уровнем успешности в обучении, полученных на основе анализа средних баллов академической успеваемости.

Рассмотрен социальный статус подростков на основе эмоционального и делового выборов в классе. Исследование субъектной регуляции деятельности позволило сформировать группы подростков с автономным, зависимым и смешанным типами.

На основании полученных результатов успешности в обучении подростков, социального статуса и типа субъектной регуляции деятельности была выявлена положительная взаимосвязь между автономной субъектной регуляцией и успеваемостью, а также деловым выбором; отрицательная взаимосвязь между субъектной регуляцией и эмоциональным выбором. 


Библиографическая ссылка

Льдокова Г.М., Исмаилова Н.И. УСПЕШНОСТЬ ОБУЧЕНИЯ ПОДРОСТКА КАК ОТРАЖЕНИЕ ЕГО СОЦИАЛЬНОГО СТАТУСА И ЛИЧНОСТНО-ТИПОЛОГИЧЕСКИХ ОСОБЕННОСТЕЙ СУБЪЕКТНОЙ РЕГУЛЯЦИИ // Современные проблемы науки и образования. – 2017. – № 3.;
URL: http://science-education.ru/ru/article/view?id=26531 (дата обращения: 19.11.2019).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074