Электронный научный журнал
Современные проблемы науки и образования
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,791

СРАВНЕНИЯ В РУССКИХ И АВАРСКИХ НАРОДНЫХ СКАЗКАХ (ЛИНГВИСТИЧЕСКАЯ И ЛИНГВОКУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА)

Абдусаламова А.З. 1
1 ФГБОУ ВПО «Дагестанский государственный университет»
Статья посвящена анализу сравнительных конструкций в русских и аварских народных сказках. Анализируются как имплицированные, так и эксплицированные компаративные структуры, характеризующие героев сказок и происходящие в сказках события. Сравнительные конструкции рассматриваются с точки зрения особенностей их формальной организации, а также лексико-семантического и морфологического состава. Определяется роль определительных и пояснительных компонентов в распространенных сравнительных конструкциях; сравнения рассматриваются как средства формирования гиперболизации и выражения национально-культурных коннотаций. Выявляются и описываются типологически общие и национально-культурные особенности русских и аварских компаративных структур, функционирующих в сказках. Сравнительные конструкции, являющиеся важными фрагментами языковой картины мира, рассматриваются как источник собственно лингвистической и этнолингвистической информации. Обращается внимание на этнокультурный статус адъективно-субстантивных сочетаний, используемых в русских сказках, которые стали символами, устойчивыми формулами, соотносительными с разными кодами культуры.
сравнения
русские и аварские народные сказки
национально-культурные признаки
формальная организация сравнений
лексическое и морфологическое наполнение сказок
1. Абачараева М.М. Язык песенного фольклора лакцев : автореф. дис. … канд. филол. наук. – Махачкала, 2013. ‒ 21 с.
2. Абдуразакова З.Г. Компаративные фразеологические и паремиологические единицы в аварском и русском языках: лингвистическая и лингвокультурологическая характеристика : автореф. дис. … канд. филол. наук. – Махачкала, 2015. – 22 с.
3. Арутюнова Н.Д. Введение / Логический анализ языка. Образ человека в языке и культуре. – М., 1999. ‒ 424 с.
4. Гаджиахмедов Н.Э. Язык как индикатор этнического менталитета (на материале русского и кумыкского языков) // Вестник Дагестанского государственного университета. Вып. 3. Филологические науки. – Махачкала, 2012. ‒ С. 57-61.
5. Герд А.С. Типы языковых состояний как объект этнолингвистики // Введение в этнолингвистику. Курс лекций и хрестоматия. – СПб., 2005. ‒ 488 с.
6. Магомедова С.М. Образ материнской шали в поэзии Расула Гамзатова и Фазу Алиевой // Вестник Дагестанского государственного университета. Вып. 3. Филологические науки. – Махачкала, 2012. ‒ С. 80-83.
7. Магомедова С.М. Лексико-семантические и лингвокультурологические особенности сравнений как средств создания образа женщины в поэзии Расула Гамзатова // Вестник Дагестанского государственного университета. Вып. 3. Филологические науки. – Махачкала, 2014. ‒ С. 115-119.
8. Савенкова Л.Б. Способы гиперболизации в русских паремиях // История языкознания и литературоведения и журналистики как основа современного филологического знания : материалы Международной научной конференции. – Ростов н/Д – Адлер, 2003.
9. Троценко И.А. Гипербола как средство выражения некоторых эмоциональных состояний (на материале повестей М. Булгакова «Собачье сердце» и «Роковые яйца») // История языкознания и литературоведения и журналистики как основа современного филологического знания : материалы Международной научной конференции. – Ростов н/Д – Адлер, 2003.

Актуальность статьи определяется тем, что сравнения, используемые в русских и аварских народных сказках, в сопоставительном плане еще не были предметом специального исследования. Прежде всего этим обстоятельством объясняется наш интерес к характеризуемым в статье сравнительным конструкциям. Лишь в отдельных публикациях рассматриваются лексико-семантические и лингвокультурологические особенности сравнений, использованных в аварской поэзии [6, с. 80-83; 7, с. 115-119]. Специальному исследованию компаративных фразеологических и паремиологических единиц в аварском и русском языках посвящена кандидатская диссертация З.Г. Абдуразаковой [2]. Из других научных работ, посвященных специальному исследованию лексико-семантических и морфолого-синтаксических средств организации песенного фольклора лакцев, следует отметить диссертацию М.М. Абачараевой [1].

Между тем необходимость изучения лингвистических и лингвокультурологических особенностей фольклорных текстов объясняется тем, что язык фольклорных произведений - это «особая разновидность литературного языка ... Именно фольклор во многом позволяет глубже других источников проникнуть в духовный мира народа, в мир его образов и представлений» [5, с. 29]. «Лексикон внутреннего мира является плодом словесного творчества, развитие которого происходило под знаком прогрессирующей психологизации человека» [3, с. 5], о чем достаточно убедительно свидетельствуют тексты сказок.

Сравнения, используемые в русских и аварских народных сказках, будучи достаточно яркими фрагментами языковой картины мира, представляют собой источник не только лингвистической, но и этнокультурной информации, особенно важной для лингвокультурологии и этнической лингвистики, что также свидетельствует об актуальности поднимаемых в статье проблем.

В сказках, как и в других жанрах устного народного творчества, отражаются особенности мировосприятия, эмоционального и интеллектуального освоения окружающей действительности и менталитета носителей русского и аварского языков, в связи с чем материал сказок (в частности - сравнительные конструкции) представляет интерес не только в собственно лингвистическом аспекте, но и в лингвокультурном. Следует также при этом отметить, что в целом язык выступает как индикатор этнического менталитета [4].

Цель исследования ‒ выявить общее и специфическое в функционировании сравнений в русских и аварских сказках.

Задачей исследования является изучение структуры и лингвокультурологических особенностей сравнений в сопоставляемых языках.

Научная новизна заключается в том, что впервые на материале русских и аварских сказок осуществляется изучение этнолингвистических особенностей сравнений в разных лингвокультурах.

Материалом исследования послужили русские и аварские сказки.

Результаты исследования и их обсуждение

В собственно лингвистическом аспекте характеризуемые в статье сравнения можно рассмотреть как в структурно-грамматическом плане (с точки зрения формальной организации сравнений), так и в лексико-семантическом.

Как известно, обычно сравнительные конструкции строятся на основе соответствующих сравнительных союзов. В русских народных сказках продуктивно употребляются союзы как, будто, словно, точно (примеры см. ниже). В аварских сказках компаративная семантика в присубстантивных и приадъективных сравнительных конструкциях в основном выражается союзами г1адаб «такой, как» и г1анасеб «такой, как (по величине)», а в приглагольных сравнениях используется союз г1адин «как».

Сравнительные конструкции по части речи опорного слова, с которым они связаны грамматически и семантически, делятся на три группы:

1. Приглагольные (относящиеся к глаголу): Растет сынок у охотника, как тесто на опаре восходит («Сказка про Василису Премудрую»). Х1асил, к1иявго вас, вацал г1адин ... рук1анила («Гьунар киназул ц1ик1к1араб»?/«Чей талант лучше»?). «Короче говоря, оба мальчика, как братья, жили».

Количественные характеристики сравнений свидетельствуют о том, что приглагольные сравнения в текстах и русских, и аварских сказок используются наиболее продуктивно. Это, видимо, объясняется тем, что сказки в основном носят повествовательный характер, а не описательный. Развитие сюжета, динамика действий в сказках в основном построены на глагольных лексемах, обозначающих событийность.

2. Присубстантивные, относящиеся к существительному: В ушах ветер свистит, кудри развеваются, под ногами облака проносятся, а сам царевич - словно птица крылатая. Куда хочет - туда в небе и поворачивает («Деревянный орел»); Валлагь, жакъаги хинк1алги, хинк1 г1анасеб мохмохги кванала, - ян вецарулаанила гьев («Ч1ух1ухъан»/«Хвастун») «Ей богу, сегодня хинкалы и такой же, как хинкал [по величине], курдюк съем, - хвастал он».

3. Приадъективные, относящиеся к прилагательным: Ноги у неё ровные, как у коня («Приключения Муравьишки»). Чтобы к завтрашнему было там, как ладонь, гладко, и была рожь посеяна («Сказка про Василису Премудрую»); Валлагь, бечеги буго, мохмох г1адаб кьарияб («Бац1ги кеч1ги»/«Волк и песня») «Ей богу, и теленок такой же жирный, как курдюк».

В русском языке, как свидетельствуют примеры, опорные прилагательные могут быть употреблены в краткой и полной форме. Вопрос о наличии самостоятельных кратких форм прилагательных в аварском языке является дискуссионным. Такие формы в качестве опорных компонентов в сравнительных конструкциях в аварском языке не употребляются.

В русских народных сказках имеют место и бессоюзные сравнения, в которых используется сравнительный творительный падеж субстантива: Шумит-шумит зеленый лес, расстилается шелковым ковром [=как шелковый ковер]... («Сказка про славного царя Гороха и его прекрасных дочерей»). И поплыла княгиня белой уточкой («Белая уточка»).

Сравнительный творительный часто употребляется не только в русских народных сказках, но и в других жанрах фольклора. О том, что такие конструкции являются национально-специфическими, говорит и материал «Слова о полку Игореве», где сравнения характеризуемого типа употребляются достаточно продуктивно: Гзак бежит серым волком... А Игорь-князь поскакал горностаем к тростнику. Коли Игорь соколом полетел, тогда Овлур волком побежал. И побежал к излучине Донца, и полетел соколом под облаками. Вскочил на борзого коня и соскочил с него серым волком.

Позицию творительного сравнительного падежа может замещать именительный сравнительный: Коли ты старый старичок - будешь нам [как] родной батюшка («Чудесная рубашка»). Не бей меня до смерти, возьми к себе в услужение, буду тебе верный слуга («Чудесная рубашка»).

В ряде примеров в русских сказках используются фразеологизированные выражения со сравнительным творительным: А дурневы солдаты стеной идут, царское войско мнут, как траву («Летучий корабль»).

В аварском же языке фразеологизмы обычно используются в союзных сравнениях: Х1асил, к1иявго вас, вацал г1адин, рук1анила («Гьунар киназул ц1ик1к1араб»?/«Чей талант лучше?») «Короче говоря, оба мальчика, как братья [=очень дружно], жили.

В русских сказках в редких случаях несогласованное определение, выраженное предложно-падежным сочетанием, значение сравнения выражает имплицированно. Такие сравнения, выполняющие уподобительно-усилительную функцию, могут быть употреблены в цепочке эксплицированных сравнительных конструкций: Ребята уродились в одно лицо, голос в голос, волос в волос. Растут они не по дням, а по часам, как тесто на опаре поднимается, так и они растут («Иван - коровий сын»).

Имплицированные сравнения в русских сказках могут носить идентифицирующий характер (например, использование приема превращения людей в животных и обратно, что характерно в основном для русских сказок). В таких примерах при обозначении ситуаций, предшествующих превращениям, обычно употребляются глаголы типа сделался, обернулся, прикинулся, превратился, оборотился: Серый волк перевернулся через голову и сделался точь-в-точь Еленой Прекрасной [= стал подобным Елене Прекрасной] («Иван Царевич и серый волк»). Тогда конь обернулся птичкой («Волшебный конь»).

Имеют место случаи, когда при таких идентифицирующих сравнениях обозначаются последствия превращения: Они ушли, а уточка обернулась девушкой, избу вымела, воды наносила и пирогов испекла («Кривая уточка»). Иван-царевич ударился о сырую землю, сделался ясным соколом, взвился и полетел в тридесятое царство («Хрустальная гора»). Последствия в форме пояснительных конструкций могут быть обозначены и при обычных сравнениях: Поплыла утка, словно живая: головой вертит, крякает, носиком пёрышки обчищает («Деревянный орел»). Утром проснулся башмачник - лежит платье на столе, как жар горит, всю комнату освещает («Медное, стеклянное и золотое царства»).

В русских сказках, как отмечалось выше, перед обозначением чудесного превращения используются сочетания, характеризующие предшествующие превращению ситуации: обычно это сочетания типа «ударился об пол», «ударился оземь», «ударился о сыру землю», «перевернулся через голову» и т.д.: К утру молодец ударился об пол и сделался соколом («Финист - ясный сокол»). Ударился сокол об пол, сделался добрым молодцом («Марья Моревна»).

В отличие от аварского языка, в котором отсутствуют формы сравнительной степени прилагательных (для выражения значения сравнительной степени признака прилагательного здесь используются описательные конструкции), в русском языке, в том числе в сказках, используются формы типа милее, краше, лучше и т.д.: И были у того купца три дочери, все три красавицы, а меньшая лучше всех («Аленький цветочек»).

Имплицированные и эксплицированные сравнения в русских и аварских сказках употребляются не только как средство уподобления, но и как способ гиперболизации: Пади так, будто на тебе ноша триста пудов («Матюша Пепельной»): для гиперболизации в данном случае использовано обозначение неправдоподобно большого веса («триста пудов»). Запела тетива, загудела, будто гром загремел («Матюша Пепельной»): в целях гиперболизации использован прием уподобления природному явлению (=грому молнии). В аварских сказках в качестве средства преувеличения используются формы превосходной степени прилагательных типа бищунго къуватаб / «самый сильный» или описательные конструкции со значением всеобщности типа сундасаго къуватаб / «сильнее всех» (при неодушевленных существительных), лъидасаго берцинай / «красивее всех» (при характеристике лиц): Бакъ, мун киназдасаго къуватабищ бугеб? / «Солнце, ты сильнее всего»?

В составе сравнений в исследуемых текстах русских и аварских сказок употребляются слова разных лексико-семантических групп, обозначающие объекты сравнения. Такие сравнения могут быть как нераспространенными, содержащими только название объекта сравнения (1), так и распространенными, в которых наименование объекта сравнения сопровождается мотивирующими сравнение определительно-обстоятельственными компонентами (2). Мотивирующими сравнение компонентами в русских сказках могут быть не только определительные компоненты, но и предикативные конструкции (3):

(1). Вот и живет царевна в башне, словно в темнице («Деревянный орел»). Валлагь, бечеги буго, мохмох г1адаб, кьарияб («Бац1ги кеч1ги») / «Ей богу, и теленок тоже жирный, как курдюк».

(2) Лежит [воевода] на земле, словно рыба на песке («Семь Семионов, семь работничков»). Дол лъималги рук1анила, рахь рек1арал кьаг1и г1адин, бокьараб кванан, бокьараб рет1ун («Вацги, яцги»/«Брат и сестра») / «И эти дети жили, как резвящиеся от молока ягнята, кушая и надевая все лучшее».

(3) Утром проснулся башмачник - лежит платье на столе, как жар горит, всю комнату освещает («Медное, стеклянное и золотое царства»). Хороша была царица, - словно березка на поляне, - [она] и бела, и кудрява, и нравом ласкова» («Белая уточка»).

Сравнения, как и фразеологические и паремиологические единицы, могут носить национально-культурный характер. Такая специфика создается не только формальной организацией сравнений (например, использование в русских сказках бессоюзных сравнений характеризуемого выше типа), но и их специфическим лексико-семантическим наполнением. Об этом свидетельствуют национально-культурные существительные-наименования объектов сравнения, употребляемые как в русских, так и аварских сказках: в рус.: терем (словно в тереме), темница (словно в темнице), борона (...на ровном месте, как на бороне...), опара - «заправленное дрожжами и забродившее жидкое тесто» (как тесто на опаре, восходит), ходули (ноги, как ходули), чулан (в чулане платье сияло, как ясное небо), трава-мурава (ср. расстилается шелковым ковром трава-мурава с лазоревыми цветниками), ходули (ср. ноги, как ходули, между ног голова качается), кубарь (ср. заяц-хвастун ... упал прямо на широкий волчий лоб, кубарем прокатился по волчьей спине) и др. В аварском языке: мохмох «курдюк» (ср. мохмох г1адин, кьариял бачал / «как курдюк, жирные телята»), хинк1 «галушек» (ср. валлагь, жакъаги хинк1алги, хинк1 г1анасеб, мохмохги кванала, - ян вецарулаанила гьев / «ей богу, и сегодня съем хинкал и такой, как хинкал [по величине], курдюк съем» - хвастал он).

Для русских народных сказок характерно использование в сравнениях имен собственных: Марья Моревна, Иван-царевич, Елена Прекрасная, Василиса Премудрая, Варварушка и т.д.: Такой красавицы, как Марья Моревна, на всем свете поискать... («Марья Моревна»). Использование наименований людей по признаку социальной иерархии свойственно текстам и русских, и аварских сказок: И поплыла княгиня белой уточкой («Белая уточка»). Ханго г1адин, роххун рук1анила ханасул васалги / «Как и хан, радовались сыновья хана».

Кроме того, в сравнениях употребляются адъективно-субстантивные сочетания, ставшие символами, устойчивыми формулами, характерными именно для русских народных сказок: конь золотогривый, серый волк, красная девица, солнце ясное, птица крылатая, шелковый ковер и др. И поплыла княгиня белой уточкой («Белая уточка»).

В русских народных сказках, в отличие от аварских, словообразовательные средства (например, суффиксы с уменьшительно-ласкательным значением) также могут выступать в качестве способов выражения национально-культурных коннотаций: А у бедной Босоножки сердце так и бьется, точно пойманная птичка («Сказка про славного царя Гороха и его двух дочерей»). Она золотым яичком [=как золотое яичко] покатила, все золотое царство в яичко спряталось («Медное, серебряное и золотое царство»).

Сравнительные обороты в русских сказках используются как при описании частей тела женщины, так и при описании внешнего облика женщины в целом. Такие сравнения часто соотносятся с растительным или зооморфным кодами культуры: глазки, как у рыбочки, очи ясные, как у сокола, хороша была царица - словно березка..., милашка, как лебедь белая.

Сравнения как в русских, так и в аварских народных сказках выступают не только как момент уподобления, но и средства выражения экспрессии. Такая функция особенно характерна для структур с компаративной семантикой, используемых в качестве средств гиперболизации, способных соединяться с метафорой [8, с. 119]: Я могу железный столб сковать от земли до неба («Семь Симеонов - семь работничков»). Выезжает чудо-юдо о двенадцати головах («Иван крестьянский сын и чудо-юдо»). Как свидетельствуют примеры, некоторые экспрессивные сравнения носят идентифицирующий характер. Такая специфика характеризуемых сравнений с семантикой гиперболизации связана с целенаправленным эмоционально-речевым воздействием на адресата и намеренным отходом от нормы [9, с. 153].

Заключение

Проведенный в собственно лингвистическом и лингвокультурологическом аспектах анализ сравнительных конструкций, использованных в русских и аварских народных сказках, свидетельствует об их типологически общих и национально-культурных признаках. Большей частью общие признаки свойственны формальной организации сравнений. Что касается национально-специфических признаков, то в основном они реализуются посредством лексического наполнения сравнительных конструкций (использование названий национально-культурных реалий), специфического подбора средств гиперболизации, выражающих национально-культурные коннотации, употребления специфических для каждого языка фразеологизированных структур компаративной семантики, использования словообразовательных средств, специфики употребления различных кодов культуры - антропного, растительного, зооморфного, природного и т.д.

Рецензенты:

Самедов Д.С.,  д.фил.н., профессор, зав. кафедрой русского языка ФГБОУ ВПО «Дагестанский государственный университет», г. Махачкала;

Гаджиахмедов Н.Э., д.фил.н., заведующий кафедрой теоретической и прикладной лингвистики ФГБОУ ВПО «Дагестанский государственный университет», г. Махачкала.


Библиографическая ссылка

Абдусаламова А.З. СРАВНЕНИЯ В РУССКИХ И АВАРСКИХ НАРОДНЫХ СКАЗКАХ (ЛИНГВИСТИЧЕСКАЯ И ЛИНГВОКУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА) // Современные проблемы науки и образования. – 2015. – № 2-1.;
URL: http://science-education.ru/ru/article/view?id=21397 (дата обращения: 19.09.2019).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.252