Электронный научный журнал
Современные проблемы науки и образования
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,737

ПОЛОВЫЕ РАЗЛИЧИЯ В ФАБУЛЕ БРЕДА У ЛИЦ С ПАРАНОИДНОЙ ШИЗОФРЕНИЕЙ

Рождественский В.И. 1
1 ФГБОУ ВПО «Российский государственный педагогический университет им. А.И. Герцена»
Целью данного исследования являлось выявление половых различий в фабуле бреда у лиц с параноидной шизофренией. Было изучено 100 историй болезни пациентов обоего пола с диагнозом «шизофрения, параноидная форма». Больные были поделены на две большие группы в зависимости от возраста, когда произошел дебют заболевания. Для выделения персонажей бреда и их функций был использован количественный контент-анализ. В группе пациентов с ранним дебютом шизофрении не было обнаружено различий в функциях персонажей и героях бредовых фабул мужчин и женщин. Преобладают функции, связанные с уничижением, вредительством, странным поведением и влиянием/воздействием. Преобладающие персонажи — сам(а) больной(ая) и окружающие люди. В группе пациентов с поздним дебютом процессуального заболевания статистических различий в частотности функций персонажей в бреде мужчин и женщин не обнаружено. Основными являются функции, ассоциированные с влиянием/воздействием, вредительством и слежкой. В группе больных с поздним дебютом шизофрении у женщин статистически чаще, чем у мужчин, встречаются категории «Персонифицированный мужской персонаж» и «Коллеги по работе».
параноидная шизофрения
бред
функции персонажей бреда
персонажи бреда
половые различия
1. Алёхин А.Н., Литвиненко О.А. Cоциокультурные матрицы бреда // Медицинская психология в России. 2014. № 4 (27). URL: http://www.medpsy.ru/mprj/archiv_global/2014_4_27/nomer/nomer10.php (дата обращения: 28.12.2014).
2. Аракелян Е. МОТ: женщины в России должны получать больше мужчин, потому что работают лучше // Комсомольская правда. 2014, 5 декабря. URL: http://www.kp.ru/daily/26316/3195052/ (дата обращения: 28.12.2014).
3. Биологические и социальные предпосылки фабулы бреда при шизофрении / А.Н. Алёхин, И.А. Горьковая, О.А. Литвиненко, В.И. Рождественский // Ученые записки университета имени П.Ф. Лесгафта. 2014. № 11 (117). С. 185–191.
4. Возраст // Большая медицинская энциклопедия: в 30 т. / глав. ред. Б.В. Петровский. 3-е изд. М.: Сов. энциклопедия, 1976. Т. 4. С. 381–384.
5. Горьковая И.А. Основные направления исследований в патопсихологии // Известия РГПУ им. А.И. Герцена. 2010. № 136. С. 21–26.
6. Горьковая И.А., Рождественский В.И. Бредовые переживания у женщин с параноидной шизофренией в разные исторические периоды // Европейский журнал социальных наук = European Social Science Journal. 2014. № 7, т. 3. С. 378–387.
7. Жариков Н.М., Урсова Л.Г., Хритинин Д.Ф. Психиатрия: учеб. М.: Медицина, 1989. 496 с. (Учеб лит.: для студ. мед. ин-тов: сан.-гиг. фак.).
8. Пашковский В.Э. Религиозно-архаический бредовый комплекс (психопатология, нозологическая принадлежность, терапевтическая динамика): дис. … д-ра мед. наук: в 2 т. СПб., 2010. Т. 1. 329 с.
9. Пропп В.Я. Морфология сказки. Л.: Academia, 1928. 152 с. (Вопросы поэтики; вып. XII).
10. Рождественский В.И. Функции персонажей в содержании бреда при параноидной шизофрении у мужчин в разные исторические периоды // Европейский журнал социальных наук = European Social Science Journal. 2014. № 6 (45), т. 3. С. 363–368.
11. Are religious delusions related to religiosity in schizophrenia? / P. Rudaleviciene [et al.] // Medicina. Kaunas, 2008. Vol. 44, No 7. P. 529–535.
12. Gender pay gap widens for higher-earning women // ILO.ORG: International Labour Organization. URL: http://www.ilo.org/global/about-the-ilo/newsroom/news/WCMS_324651/lang--en/index.htm (access date: 28.12.2014).
13. Skodlar B., Dernovsek M.Z., Kocmur M. Psychopathology of schizophrenia in Ljubljana (Slovenia) from 1881 to 2000: changes in the content of delusions in schizophrenia patients related to various sociopolitical, technical and scientific changes // Int. J. Soc. Psychiatry. 2008. Vol. 54, No 2. P. 101–111.

В клинической картине параноидной формы шизофрении на первый план выступает галлюцинаторно-параноидный синдром, включающий в себя бредовую интерпретацию пациентом окружающей действительности [7]. Содержание (фабула) бреда является самым лабильным психопатологическим образованием [8], что обусловливает влияние на бред большого количества разных факторов. В научной литературе было показано, что на бредовые переживания при шизофрении могут оказывать влияние биологические условия [3], социокультурные особенности определенного исторического периода [10, 6, 1], семейное положение и уровень образования [11], политическая обстановка в обществе [13] и др.

И.А. Горьковая [5] отмечает, что современная клиническая практика ставит перед патопсихологическим исследованием новые задачи, одна из которых - описание патопсихологической семиотики при определенных психических заболеваниях. В этом отношении прояснение роли полового фактора в бредообразовании при шизофрении представляется актуальным, поскольку позволяет уточнить два важных момента: биологический, так как пол биологически детерминирован, то есть на содержание бреда могут влиять различия в нейрофизиологическом функционировании головного мозга мужчин и женщин; и социальный, поскольку пол (в данном случае вернее термин «гендер») предопределяет особенности функционирования индивидов в обществе, обусловленные интериоризацией в процессе социализации определенных паттернов поведения, характерных для мужчин и женщин в определенной культурной среде.

Цель исследования - выявление половых различий в фабуле бреда у лиц с параноидной шизофренией.

Материал и методы исследования

Было изучено 100 историй болезни пациентов обоего пола с диагнозом «шизофрения, параноидная форма» (F20.0). Анализу были подвергнуты фабулы бреда, зафиксированные на момент первичного попадания больных в психиатрические учреждения, что позволило исключить влияние медикаментозного лечения на бредовые переживания. У всех пациентов стаж болезни до первого стационирования не превышал 3 лет.

Кроме деления по половому признаку, было выделено две группы в зависимости от возраста больных на момент дебюта шизофренического процесса. За точку отсчета был взят возраст 21 года для мужчин и 20 лет - для женщин. Дебют эндогенного заболевания, зафиксированный до указанного возрастного периода, условно назовем «ранним», позже - «поздним».

В медицинской литературе [4] присутствует указание на то, что юношеский возраст (17-21 год для мужчин и 16-20 лет для женщин) характеризуется замедлением роста, когда биологическое созревание еще идет, но темпы его резко замедляются. В психологическом плане это может означать, что психические функции еще остаются достаточно лабильными, что связано с дозреванием структур головного мозга. Таким образом, еще нельзя говорить о полной сформированности психического аппарата.

Первый период зрелости (22-35 лет для мужчин и 21-35 лет для женщин) характеризуется прекращением роста, расцветом и относительной устойчивостью функций организма. В психологическом плане это может указывать на то, что в данный возрастной период мы имеем дело с полностью сформированной структурой, в том числе личностной, по крайне мере биологические особенности уже не предполагают той лабильности, которая присуща психическим процессам в юности. Таким образом, можно заключить, что в период зрелости такие личностные структуры, как мотивы, идеалы, ценностно-смысловые ориентиры, вполне сформированы и довольно устойчивы.

В группу мужчин с ранним дебютом эндогенного заболевания вошло 20 человек, средний возраст на момент дебюта составил 18,6±1,56 года; в группу женщин - 20 человек, средний возраст - 18,0±2,2 года.

В группу мужчин с поздним дебютом процессуального заболевания вошло 30 человек, средний возраст на момент дебюта равен 31,4±6,9 года; в группу женщин - 30 человек, средний возраст - 31,2±5,6 года.

Для реализации поставленной цели был использован количественный контент-анализ, в основу которого был положен принцип В.Я. Проппа, реализованный им в работе «Морфология сказки» [9]. Были выделены персонажи бреда и функции, которые они выполняют.

Для оценки значимости различий использовалось угловое преобразование Фишера (φ-критерий Фишера). Расчет производился на программном комплексе многомерной статистики SPSS 11.0.

Исследование проводилось на базе СПбГБУЗ «Городской психоневрологический диспансер № 7 (со стационаром)».

Результаты исследования и их обсуждение

Были выделены функции персонажей в фабулах бреда пациентов обоего пола с ранним дебютом эндогенного заболевания. Соотношение функций в бреде мужчин и женщин представлено в табл. 1.

Таблица 1

Функции персонажей бреда больных с ранним дебютом шизофрении

Функция

Частота встречаемости от общего количества функций, %

φ-Критерий Фишера

Статистическая вероятность

Мужчины

Женщины

Влияние/воздействие

9,6

12,8

0,482

p > 0,05

Вредительство

13,6

25,5

1,459

p > 0,05

Слежка

7,7

5,1

0,500

p > 0,05

Странное поведение

11,5

10,3

0,184

p > 0,05

Любовь

0

0

-

-

Озарение

1,9

0

-

-

Обладание сверхспособностями

7,7

10,3

0,430

p > 0,05

Избранность/значительность

3,8

2,6

0,321

p > 0,05

Болезнь

1,9

0

-

-

Изменение

3,8

0

-

-

Необходимость

0

0

-

-

Уничижение

19,3

10,3

1,199

p > 0,05

Нелюбовь

0

0

-

-

Странные телесные ощущения

3,8

5,1

0,302

p > 0,05

Страх

5,8

2,6

0,765

p > 0,05

Измена

0

0

-

-

Фантазирование

0

5,1

-

-

Нереальность

3,8

7,7

0,803

p > 0,05

Беременность

0

2,6

-

-

Ипохондрия

5,8

0

-

-

Как видно из приведенной выше таблицы, статистически значимых различий в функциях персонажей в бреде мужчин и женщин не обнаружено. Рассмотрим наиболее часто встречающиеся функции.

Функция «Уничижение» занимает одно из первых мест в группе с ранним началом шизофренического процесса (19,3 % у мужчин, 10,3 % у женщин, p > 0,05). В эту категорию включены такие высказывания больных, как: «общество меня презирает», «думал, что опозорюсь на защите диплома», «некрасивая», «просила у родителей прощения, просилась в церковь замаливать грехи, в чем-то себя обвиняла». Данная функция указывает на то, что пациенты недовольны собой, их самооценка занижена, нет веры в свои возможности. При этом наблюдается проекция собственных переживаний на окружающий мир (например, «общество меня презирает»). Данный факт можно связать с тем, что юношеский возраст характеризуется непринятием себя, желанием что-то изменить, особенно во внешнем облике. Подростки крайне зависимы от мнения референтной группы, хотят казаться взрослее, чтобы пользоваться уважением у сверстников. Именно на этот период приходится так называемый подростковый кризис. Выделенные психологические особенности, как следует из наших данных, инварианты для обоих полов.

Функция «Вредительство» (13,6 % у мужчин, 25,5 % у женщин, p > 0,05) также занимает одно из центральных мест в фабуле бреда в группе с ранним дебютом. Эта категория включает такие высказывания больных, как: «все желают зла», «соседи сверху специально включают громко музыку», «мать травит», «находящийся рядом человек делает мне плохо», «мальчик сделал куклу вуду и навел порчу». Вредительство может быть причинено различными персонажами, из чего можно заключить, что окружающий мир в целом воспринимается пациентами обоего пола враждебно, ему делегируется агрессивный импульс.

Категория «Странное поведение» тоже является значимой и статистически не различается в группе мужчин и женщин (11,5 % у мужчин, 10,3 % у женщин, p > 0,05). К данной функции были отнесены следующие высказывания больных: «незнакомые люди странно смотрят», «больные обсуждают», «люди обращают особое внимание», «люди на улице смотрят, переглядываются, переговариваются обо мне». По нашему мнению, высокая частота встречаемости данной категории тесно связана с функциями «Вредительство» и «Уничижение»: с одной стороны, персонажи бреда могут странно вести себя, поскольку замышляют, с точки зрения больного, что-то плохое; с другой - они могут обращать внимание на те изъяны, недостатки, которые пациент сам у себя находит.

Соотношение персонажей бреда мужчин и женщин с ранним дебютом эндогенного заболевания представлено в табл. 2.

Таблица 2

Персонажи бреда больных с ранним дебютом шизофрении

Персонаж

Частота встречаемости от общего количества персонажей, %

φ-Критерий Фишера

Статистическая вероятность

Мужчины

Женщины

Неопределенный персонаж

5,8

11,4

0,928

p > 0,05

Сам(а) больной(ая)

57,7

42,8

0,961

p > 0,05

Внеземной разум

0

0

-

-

Государственные организации

3,8

0

-

-

Персонифицированный мужской персонаж

0

5,7

-

-

Соседи

1,9

2,9

0,297

p > 0,05

Коллеги по работе

1,9

0

-

-

Окружающие люди

21,3

22,8

0,188

p > 0,05

Духовные сущности положительные

0

0

-

-

Мать

1,9

2,9

0,297

p > 0,05

Мир вокруг

0

0

-

-

Муж/сожитель

0

0

-

-

Негосударственные организации

0

0

-

-

Духовные сущности отрицательные

0

0

-

-

Персонифицированный женский персонаж

0

2,9

-

-

Известная личность

0

0

-

-

Ровесники

3,8

5,7

0,412

p > 0,05

Другие родственники

0

2,9

-

-

Жена

0

0

-

-

Больные в палате

1,9

0

-

-

Родители

0

0

-

-

Фигура самого больного/самой больной занимает центральное место в бреде как мужчин, так и женщин (57,7 % у мужчин, 42,8 % у женщин, p > 0,05). Это говорит о том, что пациенты активно включаются в свои бредовые построения, зачастую фабула бреда строится именно вокруг них. Больные могут выполнять различные функции, например: вредить себе и другим персонажем (функция «Вредительство»); странно себя вести (функция «Странное поведение»); приходить к выводам на основе причинно-следственных связей (функция «Озарение»); обладать сверхъестественными возможностями (функция «Обладание сверхспособностями»); иметь важную миссию или еще как-то выделяться на фоне других людей (функция «Избранность/значительность»); ощущать какие-либо изменения в собственном облике или теле (функция «Изменение»); уходить в мир фантазий, которые сами расценивают как таковые (функция «Фантазирование) и др.

Высокую частотность персонажа «Сам(а) больной(ая)» можно объяснить еще тем, что бред - это активный психический процесс, то есть при его построении задействована сфера Я индивида. Это означает, что любое бредовое построение так или иначе соотносится с личностью, с ее индивидуальным опытом. Наши данные свидетельствуют о том, что соотношение прямое: сам больной является персонажем собственного бреда, и это не зависит от половой принадлежности.

Персонаж «Окружающие люди» занимает второе место по частотности в бреде мужчин и женщин с ранним дебютом эндогенного заболевания (21,3 % у мужчин, 22,8 % у женщин, p > 0,05). Этот факт указывает на то, что люди, находящиеся вокруг пациента с шизофренией (к примеру, «люди на улице», «все», «находящийся рядом человек»), активно включаются в бредовую фабулу, то есть бредовая настроенность неспецифична и направлена на всех людей, оказывающихся в поле зрения пациента/пациентки.

В этот отношении уместно вспомнить известную дихотомию Ж. Лакана «Я - Другой», которая может пролить свет на выявленные особенности встречаемости персонажей в бреде: один полюс представлен самим пациентом, который активно функционирует в пространстве бреда, другой - общей совокупностью людей вокруг, которые не имеют непосредственного отношения к больному.

Остановимся на категории «Персонифицированный мужской персонаж», она встречается исключительно у женщин (0 % у мужчин, 5,7 % у женщин). В данную категорию вошли такие герои, как: «коллега по работе», «молодой человек», «начальник» и др. Персонажи, объединенные в эту группу, выполняют только две функции - вредят и следят. Это может быть проинтерпретировано таким образом: молодые женщины больше уделяют внимания взаимодействию с противоположным полом, то есть нацелены на интимно-личностное взаимодействие. Для молодых мужчин, по нашим данным, эта сфера не является приоритетной (отсутствие в группе мужчин категории «Персонифицированный женский персонаж»).

Соотношение функций персонажей в бреде мужчин и женщин с поздним дебютом эндогенного заболевания представлено в табл. 3.

Таблица 3

Функции персонажей бреда больных с поздним дебютом шизофрении

Функция

Частота встречаемости от общего количества функций, %

φ-Критерий Фишера

Статистическая вероятность

Мужчины

Женщины

Влияние/воздействие

15,8

21,1

0,890

p > 0,05

Вредительство

19,8

17,8

0,299

p > 0,05

Слежка

19,8

14,6

0,864

p > 0,05

Странное поведение

5,3

8,4

0,799

p > 0,05

Любовь

0

7,4

-

-

Озарение

0

3,2

-

-

Обладание сверхспособностями

17,1

9,4

1,469

p > 0,05

Избранность/значительность

9,2

8,4

0,182

p > 0,05

Болезнь

1,3

1,1

0,123

p > 0,05

Изменение

1,3

2,1

0,403

p > 0,05

Необходимость

0

1,1

-

-

Уничижение

2,6

1,1

0,741

p > 0,05

Нелюбовь

0

1,1

-

-

Странные телесные ощущения

3,9

2,1

0,695

p > 0,05

Страх

1,3

1,1

0,123

p > 0,05

Измена

2,6

0

-

-

Фантазирование

0

0

-

-

Нереальность

0

0

-

-

Беременность

0

0

-

-

Ипохондрия

0

0

-

-

Как видно из приведенной выше таблицы, в группе больных с поздним дебютом шизофрении соотношение функций более однородно у мужчин и женщин и не различается статистически.

Функция «Слежка» выходит на первое место в группе мужчин и на одно из первых мест в группе женщин (19,8 % у мужчин, 14,6 % у женщин, p > 0,05). В эту категорию вошли следующие высказывания пациентов: «кто-то следит», «кто-то фотографирует, прослушивают, в квартире видеокамеры», «какие-то люди ходят за мной», «окружающие преследуют» и др. Можно предположить, что больные параноидной шизофренией с поздним дебютом постоянно ощущают повышенный интерес к своей персоне со стороны окружающих. Персонажи, осуществляющие слежку, различны: ими могут быть «голоса» или «кто-то» (категория «Неопределенный персонаж»), внеземной разум, представленный «пришельцами» и «инопланетянами», окружающие люди, государственные организации (например, ФСБ, КГБ), коллеги по работе и т. д.

Функция «Влияние/воздействие» является самой распространенной в группе женщин и одной из основных в группе мужчин (15,8 % у мужчин, 21,1 % у женщин, p > 0,05). К ней были отнесены следующие высказывания: «соседи воздействуют посредством какой-то машины», «я оказываю воздействие на мир», «начальник портил специально настроение», «злые люди забирали энергию» и т. п. Генезис данной функции, на наш взгляд, может заключаться в следующем: больные, обладая достаточным уровнем рефлексии, отмечают в себе определенные изменения, объяснить которые рационально не могут. Тогда находится персонаж, который оказывает воздействие, приводящее к изменению состояния больного, в результате чего снижается степень напряженности из-за непонимания.

Соотношение персонажей бреда мужчин и женщин с поздним дебютом шизофренического процесса представлено в табл. 4.

Таблица 4

Персонажи бреда больных с поздним дебютом шизофрении

Персонаж

Частота встречаемости от общего количества персонажей, %

φ-Критерий Фишера

Статистическая вероятность

Мужчины

Женщины

Неопределенный персонаж

9,7

9,4

0,036

p > 0,05

Сам(а) больной(ая)

38,8

29,6

1,172

p > 0,05

Внеземной разум

4,2

1,4

1,063

p > 0,05

Государственные организации

6,9

2,7

1,220

p > 0,05

Персонифицированный мужской персонаж

1,4

6,7

1,758

р < 0,05

Соседи

2,8

1,4

0,598

p > 0,05

Коллеги по работе

2,8

12,1

2,283

р < 0,05

Окружающие люди

12,5

12,1

0,054

p > 0,05

Духовные сущности положительные

1,4

4,1

1,033

p > 0,05

Мать

1,4

1,4

0,000

p > 0,05

Мир вокруг

1,4

1,4

0,000

p > 0,05

Муж/сожитель

0

6,7

-

-

Негосударственные организации

1,4

1,4

0,000

p > 0,05

Духовные сущности отрицательные

6,9

2,7

1,220

p > 0,05

Персонифицированный женский персонаж

0

1,4

-

-

Известная личность

0

1,4

-

-

Ровесники

0

2,7

-

-

Другие родственники

2,8

1,4

0,598

p > 0,05

Жена

2,8

0

-

-

Больные в палате

1,4

0

-

-

Родители

1,4

0

-

-

Рассмотрим персонажей, частотность встречаемости которых статистически различается в группах мужчин и женщин.

Категория «Персонифицированный мужской персонаж» встречается в женской выборке чаще, чем в мужской (1,4 % у мужчин, 6,7 % у женщин, р < 0,05). В бреде женщин, страдающих шизофренией, данный персонаж влияет/воздействует, следит, странно себя ведет, любит пациентку и обладает сверхспособностями. В группе мужчин мужской персонаж только влияет/воздействует. Таким образом, данный персонаж в различных группах, выделенных по половому признаку, не только различается по частоте встречаемости, но и несет разную смысловую наполненность, что отражается в функциях, которые он выполняет. Это может указывать на то, что женщины, настроенные на интимно-личностное взаимодействие, наделяют в своих бредовых переживаниях мужчину, находящегося рядом (им может быть, например, сослуживец) различными функционалами, основной из которых - это влюбленность в пациентку («бред любовного очарования»).

Категория «Коллеги по работе» в бредовых высказываниях женщин встречается статистически чаще, чем у мужчин (2,8 % у мужчин, 12,1 % у женщин, р < 0,05). Это может говорить о том, что для женщин сфера трудовой деятельности является более значимой, чем для мужчин. Можно предположить, что женщины более ответственны на работе, более трудолюбивы, у них больше мотивация на достижение высоких результатов в труде. Об этом свидетельствует и недавний доклад Международной организации труда [2, 12], в котором указано, что российские женщины более эффективны в труде, чем мужчины, и должны зарабатывать на 10 % больше, чем сильная половина человечества.

В бреде женщин с поздним дебютом шизофрении коллеги по работе влияют/воздействуют, вредят, следят, странно себя ведут и обладают сверхспособностями. В бреде мужчин данная группа персонажей вредит, следит и странно себя ведет. Таким образом, мужчины с шизофренией воспринимают своих коллег более реалистично, чем женщины, страдающие указанным заболеванием.

Выводы

1. В группе пациентов с ранним дебютом шизофрении не было обнаружено различий в функциях персонажей и героях бредовых фабул мужчин и женщин. Преобладают функции, связанные с уничижением, вредительством, странным поведением и влиянием/воздействием. Преобладающие персонажи - сам(а) больной(ая) и окружающие люди.

2. В группе пациентов с поздним дебютом процессуального заболевания статистических различий в частотности функций персонажей в бреде мужчин и женщин не обнаружено. Основными являются функции, ассоциированные с влиянием/воздействием, вредительством и слежкой.

3. В группе больных с поздним дебютом шизофрении у женщин статистически чаще, чем у мужчин, встречаются категории «Персонифицированный мужской персонаж» и «Коллеги по работе».

Рецензенты:

Коржова Е.Ю., д.псх.н., профессор, заведующая кафедрой психологии человека, ФГБОУ ВПО «Российский государственный педагогический университет им. А.И. Герцена», г. Санкт-Петербург;

Аверин В.А., д.псх.н., профессор, заведующий кафедрой общей и прикладной психологии, декан факультета клинической психологии, ГБОУ ВПО «Санкт-Петербургский государственный педиатрический медицинский университет» Министерства здравоохранения Российской Федерации, г. Санкт-Петербург.


Библиографическая ссылка

Рождественский В.И. ПОЛОВЫЕ РАЗЛИЧИЯ В ФАБУЛЕ БРЕДА У ЛИЦ С ПАРАНОИДНОЙ ШИЗОФРЕНИЕЙ // Современные проблемы науки и образования. – 2014. – № 6.;
URL: http://science-education.ru/ru/article/view?id=17066 (дата обращения: 23.08.2019).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.252