Электронный научный журнал
Современные проблемы науки и образования
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,737

ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ МЕЖРЕГИОНАЛЬНОГО ЭКОНОМИЧЕСКОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ В УСЛОВИЯХ ТРАНСФОРМАЦИИ ЭКОНОМИКИ РОССИИ НА ИННОВАЦИОННЫЕ СТРАТЕГИИ РАЗВИТИЯ

Рахимова Ю.Ф. 1
1 ФБГОУ ВО «Санкт-Петербургский государственный экономический университет», кафедра «Государственное и муниципальное управление»
В статье рассматриваются особенности экономического межрегионального взаимодействия, осуществляемого на основе учета особенностей ресурсной базы и потенциала регионов, вступающих в данное взаимодействие. В качестве исходной предпосылки определения условий и направлений межрегионального взаимодействия рассматриваются присущие регионам проблемы, ограничения и риски. Рассмотрены приоритетные направления политики организации межрегионального экономического взаимодействия, в том числе: использование кластерной формы организации промышленных комплексов как по традиционным для региона, так и по новым видам промышленной продукции; реализация крупных инфраструктурных проектов (порты, транспортные магистрали, энергетика и т.п.); организация рационального приведения в действие приграничных ресурсов; создание и обеспечение территориальной логистической системы.
инфраструктура.
Кластеры
экономическое пространство
риски
межрегиональное взаимодействие
1. Буров М.П. Система регулирования экономического взаимодействия регионов. – М. : Дашков и К, 2007.
2. Романюк Р. Острова роста в море стагфляции [интервью с А.Г. Аганбегяном] // Северо-Запад. – 2014. - № 47 (688). - 17 ноября. - С. 22-23.
3. Харченко К.В. Проблемы управления развитием городских агломераций: взгляд из г. Белгорода // Муниципальный мир. − 2009. − № 1-2. − С. 49-57.
4. Прилепин А. Городские агломерации как инструмент динамичного социально-экономического развития регионов России // strategy2020.rian.ru/load/366074149.
5. О стратегическом планировании в РФ : Федеральный закон от 28 июня 2014 г. N 172-ФЗ ; принят Государственной думой 20 июня 2014 года и одобрен Советом Федерации 25 июня 2014 г.
6. Болл С.В. и др. Фармацевтический кластер в России: особенности формирования и перспективы развития. — М. : Инновационный фонд «РОСИСПЫТАНИЯ», 2011. — 224 с.
7. Чернышов С. Гора родила мышь // Эксперт-Сибирь. — 2012. — N 41. — С. 16-17.
8. Никифоров Е.А., Лукин М.В. К проблеме разработки межтерриториальной логистической системы сбора и переработки твердых бытовых отходов // Вестник национ. акад. туризма. – 2012. - № 4 (24), окт.-дек. - С. 74-77.

В современных условиях возрастает значимость экономического взаимодействия между регионами России. Основная цель подобного взаимодействия регионов, по мнению Бурова М.П., заключается в ускорении социально-экономического развития регионов, в том числе отстающих, за счет более полного включения в оборот местных ресурсов и использования преимуществ межрегионального разделения труда [1].

В настоящее время в условиях изменения экономической стратегии государства появилась острая потребность в переходе от ресурсодобывающей ориентации экономики к возрождению российской промышленности на основе нового технологического уклада. Естественно, что осуществление подобной реиндустриализации, в числе прочего ориентированной на производство импортозамещающей конкурентоспособной продукции, потребует восстановления старых и установления новых взаимовыгодных экономических контактов между регионами (поскольку для решения данной задачи необходимо привлечение ресурсов, в том числе трудовых, поставка комплектующих изделий и т.п.). Соответственно, конечным результатом межрегионального взаимодействия, помимо естественного процесса расширения экономического пространства, будет рост уровня занятости и благосостояния населения.

Взаимодействие между регионами следует строить с учетом возможности использовать его результаты для устранения рисков и ограничений, присущих регионам в том случае, когда их экономика функционирует преимущественно в автономном режиме. Преимущества межрегионального разделения труда и соответствующей кооперации ресурсов обеспечивают гарантии снижения негативных последствий подобных рисков.

В частности, большинству регионов России присущи такие общие (помимо частных, присущих отдельным регионам) риски и ограничения, сдерживающие их устойчивое и гармоничное развитие, как:

- существенная дифференциация регионов и муниципальных образований по промышленному, трудовому, инновационному, природно-ресурсному потенциалу, что обуславливает сохранение различий в уровне социально-экономического развития территорий;

- негативное влияние последствий демографического спада, усугубляющих ситуацию с обновлением трудовых мигрантов, притом что компенсация за счет миграционного притока населения существенно ситуацию не улучшает, поскольку мигранты далеко не во всех случаях обладают высокой квалификацией;

- хотя рост предприятий малого и среднего бизнеса в большинстве регионов России имеет место, этот рост незначителен, в том числе в сфере малого предпринимательства промышленной и инновационной сфер, льготы и преференции для данного сектора экономики еще не в полной мере позволяют стимулировать рост доли этой сферы в валовом региональном продукте;

- отметим наличие институциональных ограничений и рисков, препятствующих восстановлению и развитию на основе межрегионального партнерства промышленности, сельского хозяйства, инфраструктурных отраслей сервиса, к числу которых можно отнести недостаточно эффективное применение и ограниченность форм государственно-частного партнерства, преимущественно фискальную, а не стимулирующую позицию по отношению к предпринимательству таких контрольно-надзорных ведомств, как налоговая инспекция, таможенная служба РФ и пр.;

- недостаточное использование инвестиций российских банков (в условиях усилившегося, в связи с санкциями 2014 г., оттока зарубежного инвестиционного капитала), составляющих в целом около 2% всех банковских активов [2];

- наличие в городах регионов, особенно относящихся к зоне Крайнего Севера, территорий с монопрофильной экономикой, причем такие города составляют около трети от общей численности российских городов;

- недостаточное применение эффективных стратегий организации партнерства (в том числе между органами власти и бизнесом) в интересах территорий;

- проблемы с транспортным сообщением между регионами осложняются как большими территориальными пространствами, так и в значительной степени разрушенной инфраструктурой по отдельным видам транспорта (в частности, межрегиональная и межмуниципальная малая авиация, водный транспорт) и др.

В 90-е годы ХХ века надрегиональными структурами, призванными осуществлять задачи межрегионального сотрудничества в России, выступили межрегиональные ассоциации экономического взаимодействия субъектов РФ («Северо-Запад», «Центральная Россия», «Черноземье», «Большая Волга», «Сибирское соглашение» и др.). Деятельность межрегиональных ассоциаций в тот период заключалась в формировании интегрированных производственных комплексов (преимущественно холдингового типа), проведении различных экономических форумов с целью привлечения инвестиций, создании единых систем инфраструктуры (транспортно-логистической, энергетической, газоснабжения и др.), стимулировании межрегиональной торговли, реализации экологических программ и т.п.

Для обеспечения этих задач выполнялись работы по согласованию норм правовой сферы, налаживанию механизмов государственного регулирования экономики, особенно в части реализации крупных инвестиционных проектов и формирования общей инфраструктуры.

Вместе с тем в русле тенденции к усилению вертикали власти, начиная с 2000 года, с введением Указа Президента РФ «О полномочном представителе Президента РФ в федеральном округе» и созданием федеральных округов были созданы более «жесткие» структурные формы регулирования межрегиональных взаимосвязей.

В настоящее время в дополнение к указанным выше форматам межрегионального взаимодействия, в рамках роста тенденции к формированию городских агломераций, соседними регионами стали создаваться координационные органы, ответственные за выработку в данной сфере стратегий совместной деятельности. К таким проектам можно, в частности, отнести формирование Санкт-Петербургской агломерации (базирующейся на социально-экономическом взаимодействии Санкт-Петербурга и Ленинградской области) и Московской агломерации (в основе которой лежит взаимодействие Москвы и Московской области).

Отметим, что в  современных представлениях о городских агломерациях преобладает мнение о том, что их эффект заключается не только в росте городов за счет экспансии в соседние территории, но и способствует росту конкурентоспособности данных урбанизированных комплексов в межрегиональном и даже в международном разделении труда, реализации имеющихся в этих агломерациях возможностей раскрытия экономического и трудового потенциала [3; 4].

Следует также отметить, что вопросы межрегионального экономического взаимодействия сегодня решаются и на международном уровне (что, в частности, подтверждается опытом стран Евросоюза, развитием Евроазиатского экономического союза, других международных альянсов).

Сегодня значительные надежды на совершенствование стратегической социально-экономической политики связываются с введением в действие Федерального закона от 28 июня 2014 г. N 172-ФЗ «О стратегическом  планировании в РФ» [5]. В Законе используется термин «макрорегион», использование которого по логике должно было бы способствовать решению задач межрегионального взаимодействия (социально-экономического, научно-технологического и т.п.). Хотя легитимация понятия «макрорегион» в целом позитивна, стратегии  развития данного образования, включающего два и более региона, определяются согласно данному закону лишь на федеральном уровне, соответственно не рассматриваются функции межрегионального взаимодействия.

Отметим, что миссией государственной политики в сфере развития межрегионального взаимодействия выступает преодоление диспропорций и асимметрий в едином экономическом пространстве, объединяющем взаимодействующие регионы.

В качестве приоритетных направлений политики организации межрегионального экономического взаимодействия можно назвать следующие.

1.  Содействие в организации интегрированных комплексов (объединяющих производство, науку и бизнес), в том числе межрегиональных, включая: особые экономические зоны (в точках интенсивного экономического роста) технополисов, индустриальных парков, технопарков и пр. В частности, следует отметить использование кластерной формы организации промышленных комплексов как по традиционным для региона, так и по новым видам промышленной продукции. Преимущества кластера по сравнению с более жесткой организаций объединений предприятий холдингового типа заключаются в партнерстве организаций, сохраняющих свою правовую самостоятельность, и дислоцирующихся на территории одного или нескольких административно-территориальных образований [6]. Вместе с тем укажем, что значительная часть   особых экономических зон  (созданных в основном в ряде городов Сибири, с изначально низким инновационным потенциалом), как показала проверка, проведенная Счетной палатой РФ и Минэкономразвития, имеет такую отдачу от вложенных бюджетных средств, при которой она может окупиться не ранее чем через полторы тысячи лет [7]. Вместе с тем успешное функционирование особых экономических зон и индустриальных парков, включающихся в процесс межрегионального экономического взаимодействия, например в Республике Татарстан, подтверждает необходимость досконально учитывать возможности и потенциал региона, прежде чем создавать интегрированные комплексы. Успешность подобных форм предусматривает создание инновационной инфраструктуры (распространяемой на соседние, взаимодействующие регионы), включающей: венчурные фонды, лизинговые компании, центры субконтракции, патентную поддержку, организацию ярмарок новых разработок, создание регионального реестра приоритетных инновационных проектов с соответствующими механизмами поддержки, содействие инновационным исследовательским университетам, технологическим платформам в развитии малого инновационного бизнеса и т.д. При планировании пространственно-экономического развития регионов с использованием механизма создания интегрированных комплексов необходимо обратить внимание, в первую очередь, на наличие в значительной части регионов монопрофильных городов, в которых исчерпан потенциал развития в рамках традиционной технологической платформы, но в то же время есть сохранившийся кадровый потенциал, способный при условии целенаправленной диверсификации и перепрофилировании имеющихся предприятий и организаций на инновационной основе обеспечить успешный старт новых экономических объектов.

2.  Реализация крупных инфраструктурных проектов (порты, транспортные магистрали, энергетика и т.п.), как правило, предполагает участие нескольких регионов, поскольку объекты инфраструктуры могут обеспечивать значительное экономическое пространство. Если в создании инфраструктуры очевидным приоритетом являются крупные проекты, то в создании производственных и инновационных предприятий, вступающих в цепочку связей с поставщиками и потребителями продукции в широком экономическом пространстве, более предпочтительными могут являться малые и средние организации.

3. Организация рационального приведения в действие приграничных ресурсов. Неравномерность экономического пространства  в регионах (субъектах РФ) нередко проявляется в том, что в регионах обычно имеется относительно благополучный в экономическом плане центр (либо несколько продвинутых территорий) и экономически отсталая периферия. Поэтому задача стимулирования социально-экономического развития периферийных районов может осуществляться не только за счет помощи регионального центра, но и за счет возможностей приведения в действие возможностей межрегиональных отношений в приграничной зоне. В данном случае речь идет о возможности развития таких производственных и сервисных комплексов, которые могут за счет привлечения ресурсов приграничных территорий, относящихся к различным регионам, обеспечить достижение синергетического эффекта. Подобным образом с использованием сетевого принципа может развиваться туризм на смежных территориях, придорожный сервис и т.д.

4. Создание и обеспечение территориальной логистической системы (тлс), решающей широкий круг вопросов: обеспечение регионов товарами и услугами первой необходимости на основе государственного и муниципального заказа, сбор и переработка ТБО и др. При этом логистические потоки связывают все элементы логистической системы (ЛС): предприятия и организации всех форм собственности и видов деятельности, население. Интегрирующим элементом управления логистической системой должен быть территориальный орган исполнительной власти, обеспечивающий, прежде всего, исполнение функций данной системы на подведомственной территории. Только в этом случае можно достичь мультипликативных эффектов от надлежащего функционирования ЛС, а также минимизировать финансовые потери (как два основных индикативных показателя эффективности функционирования логистических систем) [8].

Содержание закупок должно включать направленность на поддержку местных форм самообеспечения. В частности, если рассматривать территориальную логистику в регионах Крайнего Севера, то речь идет о сохранении традиционных промыслов, обеспечении традиционных навыков по выращиванию, сбору и переработке продуктов питания, приготовлению пищи и консервации продуктов в домохозяйствах. В этой связи в ряде северных регионов, где в силу климатических условий невозможно содержать сады и огороды, целесообразно обеспечить население всем необходимым для создания собственных теплиц, оранжерей, озеленения дворов и придомовых территорий и  других форм организации домохозяйств и структурирования свободного времени.

Перечисленные задачи должны решаться с использованием механизмов государственно-частного партнерства, развития кооперационных партнерских связей регионов и др.

Вне зависимости от выбранной стратегии (которые могут быть реализованы и одновременно) эффективного межрегионального партнерства, преследующей цели расширения экономического пространства, вывода отдельных территорий из состояния экономического спада, целесообразно начинать ее реализацию с углубленного анализа местных особенностей регионов, учета их потенциала и имеющихся рисков.

Благодаря такому анализу необходимо оценить потенциал межтерриториальных связей с оценкой возможного синергетического действия при приведении в действие ресурсов каждой территории. На этой основе может быть построен специфический комплекс критериев и показателей для оценки факторов развития каждого из регионов, выбранных для взаимодействия территорий и экономических объектов и эффективности межрегионального партнерства.

Таким образом, рассмотренные выше механизмы обеспечения межтерриториального взаимодействия и развития кооперационных экономических связей обеспечивают создание единого экономического пространства, стимулирующего местную экономику и развитие социальной сферы.

Рецензенты:

 Шихвердиев А.П., д.э.н., профессор, академик РАЕН, заведующий кафедрой экономической теории и корпоративного управления, ФГОУ ВПО «Сыктывкарский государственный университет», г. Сыктывкар;

Макаров А.Д.,  д.э.н., профессор, профессор  кафедры Прикладной экономики и маркетинга Санкт-Петербургского национального исследовательского университета информационных технологий, механики и оптики, г. Санкт-Петербург.

 


Библиографическая ссылка

Рахимова Ю.Ф. ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ МЕЖРЕГИОНАЛЬНОГО ЭКОНОМИЧЕСКОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ В УСЛОВИЯХ ТРАНСФОРМАЦИИ ЭКОНОМИКИ РОССИИ НА ИННОВАЦИОННЫЕ СТРАТЕГИИ РАЗВИТИЯ // Современные проблемы науки и образования. – 2014. – № 6.;
URL: http://science-education.ru/ru/article/view?id=17059 (дата обращения: 23.08.2019).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.252