Электронный научный журнал
Современные проблемы науки и образования
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,737

ПРОБЛЕМЫ УПРAВЛЕНИЯ И ХОЗЯЙСТВЕННОГО РАЗВИТИЯ СОВХОЗОВ В ПЕРИОД 1953 – 1964 ГОДОВ (НА ПРИМЕРЕ ЗАПАДНОЙ СИБИРИ)

Федорова М.И. 1
1 ФГБОУ ВПО «Омский государственный институт сервиса, Министерство образования и науки РФ»
В статье отражены проблемы, особенности управления и хозяйственного развития совхозов в период «оттепели». Среди особенностей управления совхозов автор называет структурированность и субординацию, приоритетное финансирование. Подчеркивается административный, бюрократический характер управления, который был направлен в первую очередь на констатацию недостатков хозяйственной деятельности. Бюрократия акцентировала свое внимание не на собственно управлении и его совершенствовании, а на непосредственных сельскохозяйственных мероприятиях, которые в этот период уже требовали своей оптимизации. Если открытая критика колхозного строя отсутствовала, то критика совхозной организации сельскохозяйственного производства, наоборот, имела место. Директора совхозов выражали недовольство ограничением самостоятельности совхозов в решении внутренних хозяйственных вопросов, в распоряжении отпущенных им на развитие совхозов государственных средств.
констатация недостатков
организационно-хозяйственная деятельность
зерноживтрест
областное управление совхозов
директора совхозов
совхоз
1. ГААК (Государственный архив Алтайского края). Ф. Р-569. Алтайское краевое управление сельского хозяйства. О 10. Д.25. Материалы по разукрупнению и организации новых совхозов. 1958 г. – Л. – 2.
2. ГААК. Ф. 569. Краевое управление сельского хозяйства. О. 10. Д. 3. Стенограмма краевого совещания передовиков сельского хозяйства Алтайского края 22 марта 1958 г. – Л. 31.
3. ГАТО (Государственный архив Томской области). Ф. Р-1390. Органы управления учреждениями и организациями сельского хозяйства Томской области. О. 4. Д. 1315. Сводный отчет совхозов Томской области за 1961 г. – Л. 171, 172, 173.
4. ГАТО (Государственный архив Тюменской области). Ф. 1769. Тюменское областное управление совхозов. О. 1. Д. 1. Приказы директора Тюменского зерноживтреста и Тюменского областного управления совхозов по основной деятельности. Заверенные копии. 1955 г. – Л. 2.
5. Федорова М.И. Внутренняя жизнедеятельность колхозов в период 1953 – 1964 гг. (На примере Западной Сибири) // Современные проблемы науки и образования. – 2013. - № 6; URL: http://www.science-education.ru/113-11457 (дата обращения: 31.12.2013).
Начиная с 1958 г. организация совхозов в основном осуществлялась на базе МТС и колхозов, прикрепленных в ней. Инициаторами реорганизации в регионах являлись райкомы КПСС и райисполкомы [1, Л. 2].

С организационно-хозяйственной точки зрения совхозы создавались в целях более полного использования сельскохозяйственных земель для увеличения производства продукции растениеводства, развития общественного животноводства и повышения его продуктивности; лучшего использования имеющейся в МТС техники, кадров механизаторов и других специалистов; улучшения руководства развитием сельскохозяйственного производства. В конечном итоге совхозы должны были избежать всех ошибок колхозной жизнедеятельности и как хозяйственная единица успешнее, чем колхозы, решать государственные сельскохозяйственные задачи [1, Л. 122].

Результаты исследования

Проблемы, связанные с развитием хозяйств совхозов, были аналогичные колхозным [5]. Вместе с тем, с точки зрения управления и своевременности реагирования на хозяйственные проблемы, совхозная система управления была структурирована и имела четкую субординацию. За рассмотрением жалоб и заявлений от рабочих совхозов, а также за их своевременным исполнением следила администрация треста совхозов (например, областные тресты зерновых и животноводческих совхозов). Заявления, жалобы, поступающие в адрес треста от работников совхозов, касающиеся кадров, направлялись помощнику директора по кадрам, относительно вопросов животноводства - главному зоотехнику, полеводства - главному агроному, механизации, строительства - соответствующим главным инженерам, финансирования - главному бухгалтеру, планированию и зарплаты - начальнику планового отдела. За своевременное рассмотрение жалоб, поступающих им на исполнение, главные специалисты несли персональную ответственность. Жалобы и заявления рабочих совхозов в трестах рассматривались долго (в течение месяца и более), и рабочие совхозов иногда обращались с заявлениями в местные органы прокуратуры [4, Л. 2].

Общее состояние дел, динамика хозяйственного развития совхозов рассматривались на кустовых совещаниях, проводившихся на базе одного из совхозов. На них присутствовали представители областного управления сельского хозяйства, трестов, директора совхозов, управляющие фермами и зоотехники. Совещания на основании докладов дирекции совхозов позволяли обобщить ситуацию в целом по трестам. Заключения по общему состоянию развития совхозов, особенно животноводства, имели критическую направленность. Хозяйственная деятельность большинства совхозов (примерно 70%) оценивалась как неудовлетворительная (заключение сделано на основании проверки дирекции Тюменского зерноживтреста и докладов управляющих и зоотехников ферм на кустовых совещаниях, данные 1955 года).

В результате неудовлетворительной организации кормления скота, недокорма грубыми кормами, уравниловки в кормлении концентратами, недостаточного водопоя продуктивность скота оставалась низкой и не обеспечивала выполнения установленного плана молокосдачи. Среднесуточные удои молока составляли от 3 до 4 кг на корову. Квартальные планы по сдаче молока выполнялись на 45 до 60 %.

Совхозы в исследуемый период, несмотря на большую обеспеченность техникой и кормами, чем колхозы, практически не справлялись с организацией их расходования и эксплуатации.

Основная причина неудовлетворительного состояния животноводческих ферм, по мнению правления треста, заключалась в слабом контроле со стороны директоров совхозов, зоотехников, специалистов ферм за работой животноводческих бригад [4, Л. 2 - 3, 6].

Директора совхозов так же, как и председатели в колхозах, не торопились переходить к строгим наказаниям (например: увольнение, передача дела в прокуратуру) специалистов и работников за падеж животных, за низкие удои молока и т.п. Вместе с тем ситуация, в которой областное управление совхозов и дирекция областных зерноживтрестов контролировала деятельность вверенных им совхозов, была несколько иной, чем та, в которой оказывались партийные и советские органы власти в случае контроля за вверенными им колхозами. Совхозы находились на государственном обеспечении, а колхозы большую часть средств для хозяйственного развития изыскивали самостоятельно, за счет внутренних резервов. Поэтому контрольные меры со стороны совхозного управления были жестче. Для партийных и советских органов власти сельское хозяйство колхозов было одно из направлений работы, а для совхозного управления единственной отраслью. Поэтому совхозы как хозяйственная единица были менее самостоятельны в принятии решений и регулировании внутренних процессов, а колхозы, наоборот, более мобильны в этом отношении. Директора совхозов были первыми, кто принимал на себя ответственность, и, как следствие, за невыполнение планов - выговоры,  постановка вопроса перед Министерством совхозов РСФСР о привлечении их к ответственности, увольнение [4, Л. 7].

Руководители зерноживтрестов обязывали директоров совхозов (в случае их лояльности к нарушителям) пересматривать акты на падеж животных и привлекать к ответственности виновных лиц с возмещением нанесенного совхозу ущерба. Нередкими случаями в совхозах были и такие, когда за допущение падежа скота материалы на ответственного за нарушение (например, ветврача: по его халатности отравилось 26 голов свиней) в совхозе специалиста или рабочего передавались в следственные органы. Причем Управление настаивало и на контроле за ходом продвижения разбора материалов в следственных органах, подписывая распоряжения соответствующего содержания. К примеру, «Главному ветврачу треста тов. Неустроеву запросить прокуратуру Упоровского района о ходе разбора материалов на тов. Медведчикова, просить ее ускорить с привлечением его к ответственности» [4, Л. 13].

Неуправляемость хозяйственных процессов с точки зрения идеального выполнения сельскохозяйственных планов и принятых обязательств (не более того) видна и в повторяемости содержания приказов внутри управления совхозов по отделам. Так, кроме подробных инструкций, где перечислялись конкретные хозяйственные мероприятия, о том, какую работу нужно проделать по приезде в совхозы, специалисты управления по разным отделам получали приказы одинакового содержания. Аналогичная ситуация имела место и в зерноживтрестах. Приезд специалиста управления сельского хозяйства или зерноживтреста, а также пребывание его в конкретном совхозе в течение 1 - 3 дней позволяло только констатировать успехи или провалы в хозяйственной деятельности, но не организовывать их устранение.

Директора зерноживтрестов приказывали немедленно организовать дополнительную заготовку кочек, запаривание и скармливание их всем коровам из расчета не менее 10 кг и молодняку прошлых лет не менее 5 кг на голову. Одновременно предлагалось максимально снизить расходование сена с таким расчетом, чтобы до 15 апреля такого-то года создать его запас на вторую половину апреля и май месяцы в размере, полностью обеспечивающем скот в грубых кормах на этот период. Скармливание соломы, грубостебельного зерна, камыша и кочек приказывалось производить только в измельченном и запаренном виде. Для измельчения грубых кормов использовать силосорезки, соломорезки, кормоизмельчители, а в случае их недостатка - комбайны [4, Л. 3].

Приказная система управления с указанием конкретных мероприятий, и так известных непосредственным труженикам, а также временных рамок их выполнения, в которые хозяйства не укладывались и не могли уже уложиться (сезонность работ, природные условия, недостаток рабочих или их организации труда), свидетельствовала, с одной стороны, об осведомленности дирекции управления и зерноживтрестов о состоянии дел в совхозах, с другой стороны, о неуправляемости хозяйственными процессами в совхозах.  

Практически все приказы управлений и трестов носили детализованный характер. Эти мероприятия были сущностью каждодневной работы: пастьба, водопой, поение теплой водой в холодное время года, кормление, создание гуртов животных и т.п. Собственно организация управления осуществлялась в форме приказов и коротких приездов специалистов управления в совхозы. Проверить, обеспечить, организовать «немедленно» хозяйственный процесс на фермах должны были специалисты треста или управления, приезжавшие в совхоз, но ответственность за конечный результат всегда возлагался на директора и специалистов совхоза, что в свою очередь подтверждало дублирование функций штата управления совхозов и трестов, директора и специалистов совхоза. Это формировало прецедент безответственности в решении конкретных вопросов и неуправляемости хозяйственных процессов в отрасли. Наличие дефицита специалистов сельского хозяйства, непосредственно работающих в селе, усугубляло бюрократизацию в управлении. С другой стороны, именно такая громоздкая бюрократическая система, занятая контролем в решении государственных сельскохозяйственных задач, способствовала сохранению личного хозяйства, инициативы трудящихся в хозяйственных делах, самоорганизации сельского населения в решении насущных субъективных хозяйственных вопросов, так как эта сфера практически оставалась за пределами внимания властей.

Областные управления совхозов и тресты так же, как и в случае с колхозами, ответственность за неудовлетворительную работу в хозяйствах возлагали на совхозную администрацию и рабочих совхозов в каждом конкретном случае. Констатировали недостатки и отписывали приказы по их исправлению, настаивая практически в каждом случае на возмещение материального ущерба, причиненного совхозу, с работников. В случае с животноводством акцент делался на выявление недобросовестных работников в большей степени, чем на исправление недостатков в работе. Дисциплина труда в совхозах была рамочной, ориентированной на соответствующую заработную плату, так как именно из нее вычитался материальный ущерб в случае нанесения ущерба совхозу.

Тресты, констатируя провалы в сельскохозяйственном производстве большинства совхозов, делали попытки их исправить. (Например, в прошлой проверке телятам не давали рыбий жир, поступал приказ срочно организовать «регулярное введение рыбьего жира всем нетелям, стельным коровам за 2 месяца до растела, народившемуся молодняку в течении 2-х часов после рождения вводить концентрат витамина «А» и «Д»......внутримышечно» [4, Л. 6].

Будет выполнен этот приказ или нет, проследить специалистам не удавалось. Вмешиваться в хозяйственный процесс совхозной деятельности специалистам управления было невозможно, поэтому их деятельность носила контролирующее-констатирующий характер.

Исправление недостатков сводилось к материальной, административной, моральной ответственности виновных работников, специалистов и управленцев («Директору совхоза тов. Матюнину и Гл. ветврачу тов. Шевелеву в декадный срок пересмотреть все акты на падеж животных и привлечь к ответственности виновных лиц с возмещением нанесенного ущерба совхозу») [4, Л. 7].

Существенных изменений в собственно управлении не происходило, а хозяйственный процесс с точки зрения выполнения плановых заданий в известные сроки оставался неудовлетворительным. Критика со стороны управленческих структур в адрес совхозов была неизбежна.

Директоров совхозов с должности снимали крайне редко. Это были номенклатурные административные единицы, имеющие хозяйственный и партийный опыт работы, умело реагирующие на критику со стороны администрации управления и треста. («За непринятие надлежащих мер по сохранению поголовья, допущение бесхозяйственности в содержании скота директора совхоза тов. Матюнина предупредить, что если не будет исправлено положение, то будет поставлен вопрос перед Министерством совхозов РСФСР о привлечении его к ответственности» [4, Л. 7].

Но именно директора совхозов, распоряжаясь в процессе производства государственными средствами и имуществом, первыми несли ответственность перед министерством совхозов РСФСР. Им, в отличие от председателей колхозов, приходилось принимать решения только с учетом приказов, поступающих из вышестоящих инстанций, которым они подчинялись. В этом смысле их инициатива на местах сдерживалась административно. Приказы носили категорический характер. Например: « Предупреждаю всех директоров и гл. зоотехников совхозов, что Председатель Совета Министров РСФСР и Министр совхозов обязали трест привлекать к строжайшей ответственности всех руководителей хозяйств, не выполняющих план сдачи продукции государству, а лиц, виновных в плохом уходе за скотом, плохой организации пастбищного содержания, отстранять от работы» [4, Л. 9а].

В качестве меры, способствующей устранению недостатков в хозяйственной деятельности совхозов (например, неудовлетворительная подготовка совхоза к летнему пастбищному содержанию скота), управление обязывало специалистов совхозов в приказном порядке быть  до конца рабочего дня на ферме, а в летнее время - круглосуточно. «Обеспечить на каждой ферме постоянный контроль за работой гуртов зооветработниками совхоза и фермы. Потребовать от них безвыездного нахождения в бригадах, проведения контрольных доек, проверки качества пастьбы в дневное и ночное время» [4, Л. 11].

Со стороны областных трестов большинство совхозов подвергалось критике и за неудовлетворительную хозяйственно-финансовую деятельность. Финансово-хозяйственная деятельность признавалась неудовлетворительной в случае нерационального использования имеющихся технических средств, слабой механизации труда в животноводстве, высокой себестоимости сельскохозяйственной продукции, нарушения финансовой дисциплины (перерасход фондов заработной платы, отвлечение оборотных средств в капитальное строительство) [3, Л. 171 - 173].

Противоречивость оценки деятельности совхозов (как и в случае с колхозами) была связана с ростом ежегодных плановых заданий по производству сельскохозяйственной продукции. Оценка «неудовлетворительная деятельность» за выполнение государственных плановых заданий и вынесение решения изменить ситуацию в короткие сроки не позволяли управляющим организациям давать объективную оценку деятельности в сельском хозяйстве. Констатация провалов свидетельствовала об осведомленности управленческих структур, но изменить ситуацию в короткие промежутки времени им было не под силу. В итоге проверки исполнения решений и отчете о проверке перед вышестоящими организациями (например, директор областного треста отчитывался пред организаторским отделом облисполкома) позитивная оценка обязательно присутствовала, она свидетельствовала о динамике развития совхозов в целом [3, Л. 208].

Если открытая критика колхозного строя отсутствовала, то критика совхозной организации сельскохозяйственного производства, наоборот, имела место. Прежде всего, директорами совхозов обращалось внимание на ограничение самостоятельности совхозов в принятии внутренних хозяйственных вопросов, в распоряжении отпущенных им на развитие совхоза государственных средств. «Нам нужно помочь. Очевидно страдание всех новых совхозов, не бросать эти совхозы на произвол судьбы. Было так, жили колхозы, сами планировали - купить машину или нет, радиофицировать или нет, словом решали судьбу сами. А теперь совхоз подчиняется какому-то плану, какой-то системе - электрификации нет, радиофикации нет. Меня рабочие спрашивают, когда будем слушать радио и когда будем иметь свет, и мне приходится только разводить руками - ничего не получается: электроматериалов нет, а радиофикация составляет только планы, а результатов никаких. Такие вопросы нужно не забывать. В совхозе рабочий требует решения этих вопросов от нас» [2, Л. 31].

Совхозам в первую очередь выделялись средства на развитие животноводства. Именно они столкнулись с проблемой содержания животных в типовых бетонных помещениях. Последствиями такого содержания животных были различные простудные заболевания, приводившие к смерти и болезням, особенно в зимний период. Впоследствии от этих конструкций так и не отказались, но эксплуатация и содержание в них животных вызывала справедливые нарекания у руководителей совхозов.  Директора совхозов обращали на это внимание на областных совещаниях [2, Л. 28 - 29].

Выводы

Проблемы, связанные с развитием совхозов были аналогичными, но не идентичными, имели свои особенности.

Процесс управления совхозами, прежде всего их хозяйственной деятельностью, носил административный, бюрократический характер и был направлен на констатацию недостатков. Приказы включали в себя перечень каждодневных работ, хорошо знакомых самим труженикам, а создание условий, организация работы оставались за рамками деятельности управленческих структур. Это было, безусловно, недостатком административной работы специалистов управления совхозов и трестов. Бюрократия акцентировала свое внимание не на собственно управлении и его совершенствовании, а на непосредственных сельскохозяйственных мероприятиях, которые в этот период уже требовали своей оптимизации. Было это возможно или нет в данный конкретный период, другой вопрос.

Рецензенты:

Худяков В.Н., д.и.н., профессор кафедры отечественной истории ФГБОУ ВПО «Омский государственный педагогический университет», г. Омск;

Малышенко Г.И., д.и.н., доцент кафедры истории и социально-педагогических дисциплин, ФГБОУ ВПО «Омский государственный аграрный университет им. П.А. Столыпина», г. Омск.


Библиографическая ссылка

Федорова М.И. ПРОБЛЕМЫ УПРAВЛЕНИЯ И ХОЗЯЙСТВЕННОГО РАЗВИТИЯ СОВХОЗОВ В ПЕРИОД 1953 – 1964 ГОДОВ (НА ПРИМЕРЕ ЗАПАДНОЙ СИБИРИ) // Современные проблемы науки и образования. – 2014. – № 6.;
URL: http://science-education.ru/ru/article/view?id=15637 (дата обращения: 24.08.2019).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.252