Электронный научный журнал
Современные проблемы науки и образования
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,737

СОЦИАЛЬНАЯ ФУНКЦИЯ ЕВРОПЕЙСКИХ ГОСУДАРСТВ В ПЕРИОД СРЕДНЕВЕКОВЬЯ

Шарков А.В. 1
1 ФГБОУ ВПО «Пермский Государственный национальный исследовательский университет»
В статье рассмотрена социальная функция государств средневековой Европы. С опорой на исторический материал раскрывается сущность социальной функции, а также ее проявления в сферах образования и здравоохранения, социальном обеспечении. Доказывается, что социальная функция, с одной стороны находится в зависимости от уровня развития сущностных сил человека и общественного бытия, а с другой – от степени проникновения человека в свою родовую сущность, осмысления, постижения ее в умах средневековых мыслителей. Особое внимание уделяется влиянию христианской церкви и религиозного мировоззрения на социальную функцию. В силу неразвитости своих институтов государство вынуждено было передавать исполнение части своих социальных функций другим субъектам: церкви, различного рода организованным коллективам людей. Социальная практика этих субъектов впоследствии будет положительно воспринята государствами Европы и включена в их социальные функции в XIX веке.
государство
социальная функция
сущность человека
отчуждение
образование
здравоохранение
социальное обеспечение
христианство
1. Бородулин Ф.Р. История медицины. Избранные лекции / Ф. Р. Бородулин ; [составитель М. К. Кузьмин, Ю. П. Лисицын, О. А. Александров]. - Москва : Медгиз, 1961.
2. Библия православная: Российское Библейское Общество; 2006.
3. Гегель Г.В.Ф. Лекции по философии истории / пер. А. М. Водена, СПб.: Наука, серия "Слово о сущем", 2000.
4. Грицак Е.Н. Популярная история медицины. – М.: Издательство: Вече, 2003 г.
5. Джуринский А.Н. История зарубежной педагогики. - М., 1998.
6. Джуринский А.Н. История педагогики. - М.: Гуманит. изд. центр ВЛАДОС, 2000.
7. Маритен Ж. Человек и государство / Пер. с англ. Т. Лифинцевой. М: Идея-Пресс, 2000. — 196 с.
8. Маркс К. Экономическо-философские рукописи 1844 года / К. Маркс, Ф. Энгельс // Собр. соч. – М.: Государственное изд-во полит. литературы, 1974. – Т. 42. – С. 41-174.
9. Маркс К., Энгельс Ф. Немецкая идеология // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 3. М.: Государственное изд-во полит. литературы, 1955 г.
10. Мусаелян Л.А. Научная теория исторического процесса: становление и сущность: учебное пособие / Л.А. Мусаелян. – 2-е изд., перераб. и доп. Пермь: Изд-во перм. ун-та, 2011. – 440 с.
11. Мусаелян Л.А. Становление концепции исторического процесса и проблема отчуждения родовой сущности человека // Новые идеи в философии: межвуз. сб. науч. тр. / Перм. ун-т. Пермь, 2002. Вып. 11. С. 60–81.
12. Салимова К, Додде Н. Педагогика народов мира: История и современность. – М.: Педагогическое общество России, 2001. – 576 с.
13. Фейербах Л.А. Сущность христианства, - Мысль; Москва; 1965.
14. Энгельс Ф. Происхождение семьи, частной собственности и государства // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 21. М.: Государственное изд-во полит. литературы, 1961 г.
15. Ягодина Т.В. Проблема становления правового образования в истории европейской высшей школы [Электронный ресурс]. 31.03.2013. Режим доступа: http://elf.ucoz.net/KONF/IK_mart13/jagodina_t.v-2013.pdf
Сущность государства, его функции, проблема его происхождения и развития, как центрального элемента политической надстройки всегда были предметом внимания и исследования многих ученых самых разных взглядов и научных направлений. Актуальность изучения современными учеными социальной функции средневековых государств обусловлено потребностью научного понимания сущности современного государства, процессов происходящих в нем и на этой основе выработка предложений для решения важнейших общественных задач.

Начиная с 80-х годов XX века и по настоящее время в мире, начинает доминировать неолиберальный подход к пониманию государства и его роли в обществе. Этот подход основывается на представлениях о том, что государство должно свести к минимуму свое присутствие в экономической и, особенно, в социальной сфере. Такой подход разделяют и используют не все современные государства даже на Западе, например скандинавские страны. Среди восточных государств явным противником этого подхода является Китай. Вопрос о степени участия государства в социальной сфере сегодня является дискуссионным не только в мировом сообществе, но и в политической элите современной России. Для понимания социальной функции современного государства необходимо отследить историческое развитие этой функции - ее происхождение и проявление в конкретные исторические эпохи.

Государство появилось тогда, когда родовой строй уже не был в состоянии удерживать накопленные в себе противоречия. Появление государства фактически явилось ответом на кризис родоплеменного общества. В этом обществе отдельный индивид не мыслил себя вне коллектива, рода и отождествлял себя с ним, родовая и индивидуальная сущности человека в нем совпадали. Можно сказать, что сам род представлял собой коллективного индивида. Общество являлось носителем всех признаков рода человеческого. Впоследствии родовая организация общества сменилась организацией политической. Уже в государствах Античности индивид обретает свойства свободного гражданина, а род преобразуется в государство, которое становится выразителем интересов общества. Государство в отличие от рода является не просто носителем публичной власти, но власти политической. Государство по отношению к отдельным индивидам выступает как форма иллюзорной общности, как их коллективная воля «оторванная», отчужденная от них самих. В силу отчуждения оно имеет свои собственные интересы, никогда полностью не совпадающие с общественными интересами.

Само отчуждение выводилось Марксом из человеческой деятельности (труда) как универсального способа существования человека, в котором проявляется его родовая сущность [8]. В результате усложнения человеческой деятельности, а также глубинной потребности общества в управлении, выделяется (отчуждается) такая сложнейшая форма его политической организации как государство.

Представляется, что государство можно рассматривать как отчужденное бытие родовой сущности человека. Этот тезис имеет два аспекта:

1) государство, становясь официальным выразителем воли народа и представителем всего общества, осуществляет функции рода, заменяя собой родовую организацию;

2) государство является закономерным результатом человеческой деятельности, отчуждается как ее продукт и получает самостоятельное существование независимо от воли людей.

Ф. Энгельс связывал процесс политогенеза у греков и римлян с разделением общества на непримиримые классы, имевшие противоположные интересы «... государство есть признание, что общество... раскололось на непримиримые противоположности, избавиться от которых оно бессильно. А чтобы эти противоположности, классы с противоречивыми экономическими интересами, не пожрали друг друга и общество в бесплодной борьбе, для этого стала необходима сила, стоящая, по-видимому, над обществом, сила, которая бы умеряла столкновения, держала его в границах «порядка». И эта сила, происходящая из общества, но ставящая себя над ним, все более и более отчуждающая себя от него, есть государство» [14, 170]. Вышесказанное дает нам основание полагать, что социальная функция в качестве важнейшей причины имеет социальную неоднородность общества, а с момента образования государства - классовость. Кроме того, не будет преувеличением сказать, что Энгельс наделяет социальную функцию государства особым статусом, отводя ей роль своеобразного «страховочного ремня», источника и важнейшего условия социальной безопасности.

По нашему мнению, социальная функция государства - это система мер, принимаемая государством на постоянной основе, для воспроизводства населения и поддержания определенного уровня его жизни с целью сохранения единства и целостности государства. Есть основания полагать, что социальная функция государства находится в тесной связи с конкретно-историческим пониманием сущности человека. Понимание и осмысление сущности человека становится возможным благодаря постоянному, объективному ее развитию. Развитие человеческой сущности, развернутое в пространстве и во времени составляет исторический процесс. С изменениями в понимании природы человека, его сущности и смысла жизни меняется и социальная функция государства. Представляется, что содержанием социальной функции (в узком смысле) является государственная политика в области образования, здравоохранения и социального обеспечения.

Период Средневековья в истории Западной Европы теснейшим образом связан с христианской религией и католической церковью. Эта эпоха феодальных теократических государств и монархических династий, власть которых подкреплялась Священным писанием (апостол Павел: нет власти ни от бога).

Средневековье явилось также и результатом, своеобразной реакцией на кризис античных обществ. Внутренние противоречия в античном способе производства, обусловленные развитием человеческой сущности, вызвали к жизни не только более сложную систему экономических отношений, но и новую мораль - христианскую мораль. Сформировался определенный тип человека, обладающий такими качествами как сострадание, милосердие, смирение и т.д. Образцом поведения для человека становился сын божий - Иисус Христос. В этом смысле любовь к богу, так или иначе, подразумевала и гуманное отношение к человеку. Указанное обстоятельство дает основание предполагать, что средневековое общество являлось более гуманным по сравнению с античными.       

В Средневековый период произошли изменения в материальном производстве. Изменился характер труда и отношения собственности (появилась феодальная форма собственности). В городах отмечается корпоративная собственность, феодальная организация ремесла. Важнейшим достижением феодального способа производства явилась цеховая форма организации труда. С точки зрения Маркса К. и Энгельса Ф. цехи явились формой объединения ремесленников для защиты своих интересов от дворянства. Они объединялись для удовлетворения потребностей в общих рыночных помещениях, для противодействия росту конкуренции со стороны беглых крепостных, которые стекались в города [9; 23]. Развивалась система подмастерьев и учеников, которая создавала в городах своеобразную социальную иерархию внутри цеховых рабочих коллективов. Однако, главной формой собственности оставалась земельная собственность, с закрепленными на ней крестьянами.

Передовые умы средневековья были хорошо знакомы с философской мыслью античного периода. Преобразованию и пересмотру подверглись философские системы Платона и Аристотеля, которые были дополнены положениями религиозной философии. В итоге изменилось понимание сущности человека, смысла его существования. Религиозное христианское мировоззрение  постулировало равенство всех людей перед богом (эта идея на тот момент уже была выражена представителями стоицизма). Назначение и истинный смысл бытия индивидов представлялся как созерцание и любовь к богу. Согласно христианскому вероучению, путь человека к богу лежал через аскетизм, освобождение из под власти природы и укрепление в себе веры в спасение. Религиозное влияние и контроль церкви глубоко проникали в повседневную общественную и личную жизнь людей.

Социальное обеспечение людей, которые не имеют возможности создавать материальные условия своего существования, в этот период было исключительно в введении церкви. Призрение убогих, сирот, вдов, инвалидов и т.п. происходило в монастырях, которые строго следовали букве Библии. В священном писании Иисус Христос своим примером демонстрировал богоугодное поведение: учил кормить голодного, поить жаждущего, принимать странника, одевать бедного, посещать больного, навещать заключенного.

Государство не вмешивалось в деятельность церкви, а скорее наоборот, церковь имела постоянный интерес к делам государственным. Государства Европы гарантировали неприкосновенность и защищенность церковных владений, не обращали внимания на растущее богатство священнослужителей. В соответствии с негласным договором именно церковь выполняла значительную часть социальной функции вместо государства в период раннего и развитого Средневековья. Для верующих людей церковь была отдушиной, своеобразной тихой гаванью, оплотом спокойствия и заботы.

В этом смысле нельзя не заметить определенное сходство между социальными функциями средневековых Европейских государств и Древнерусского государства X - XIII вв. Общим для них являлся феодальный способ производства, феодальная собственность и доминирование христианской религии в духовной сфере общественного развития. Что касается социальной помощи бедным, то вплоть до эпохи Реформации эти вопросы оставалась делом церкви, в то время как роль государства ограничивалась принятием карательных законов, запрещавших нищенство. Принижение роли государства в социальной сфере и феодальная форма собственности стимулировали объединения ремесленников и крестьянские общины практиковать особые формы взаимной помощи и поддержки внутри своих трудовых коллективов. Социальная практика этих коллективных субъектов будет впоследствии положительно воспринята государствами Европы и включена в их социальные функции уже в XIX веке.

Схожесть социальных функций Европейских государств и Древнерусского государства X - XIII вв. касалась и сферы образования, которое всецело находилось в руках церкви. Религиозный философ-неотомист Ж. Маритен довольно точно указал на роль церкви в общественных отношениях: «...не будем забывать, что в Средние века... церковь должна была, по сути дела, восполнять определенные недостатки гражданского порядка и брать на себя (поскольку в собственной утробе она создавала цивилизацию) множество функций и обязанностей, которые сами по себе относятся к политическому обществу» [7; 145]. Философ, вероятно, здесь намекает на социальную функцию, которая начнет освобождаться из компетенции христианской церкви в XIX веке.

Из видных государственных деятелей раннего Средневековья, осознавших большое значение образования для воспроизводства населения, выделялся король франков Карл Великий. Гегель в своей работе по философии истории отмечал, что Карл старался восстановить пришедшее в  полный  упадок научное  образование, требуя, чтобы в городах и в деревнях открывались  школы [3; 381]. Это была, по сути, одна из первых в Европе попыток организовать обязательное и бесплатное элементарное обучение. Однако, Джуринский А.Н. полагает, что несмотря на усилия церкви и некоторых государственных деятелей, в итоге церковные школы раннего Средневековья принесли не много пользы. Детям из низших слоев, т. е. абсолютному большинству населения, доступ к образованию остался закрытым, а уровень подготовки был крайне низким [6; 53]. Например, в Нидерландах, в 1000 г. только 1% голландцев умел читать, причем в это число входили и монахи [12; 236].

Процесс принятия христианства и приобщения к монотеистической религии в Голландии проходил весьма болезненно. Для того чтобы преломить ситуацию церковь стала использовать кафедральные и монастырские школы для обучения священников, а в последствии начала создавать школы для мирян. Указами церковного совета от 1179 г. и 1215 г. было решено обучать детей основам религии с раннего возраста [12; 236]. Вплоть до XV в. голландская школьная система состояла, в основном, из приходской школы начального (7-9 лет) и повышенного (10-12 лет) уровней.

Власть над умами людей, их духовной и интеллектуальной жизнью в основе своей имела религиозную систему образования и воспитания. 

На протяжении периода, длившегося с V по XV вв., церковные школы были сначала единственными, а затем преобладающими учебно-воспитательными учреждениями Европы. В период с XII по XV в. школьное образование постепенно выходит за стены церквей и монастырей. В первую очередь это выразилось в появлении так называемых городских школ и университетов. Создание светских учебных заведений было тесно связано с ростом городов, укреплением социальных позиций горожан, нуждавшихся в близком их жизненным потребностям образовании. Такие учреждения зарождались в недрах церковного образования. Первые городские школы появились во второй половине XII - начале XIII в. в Лондоне, Париже, Милане, Флоренции, Любеке, Гамбурге и др.

Городские школы рождались из системы ученичества, из цеховых и гильдейских школ, а также школ счета для детей торговцев и ремесленников. Возникшие в XIII-XIV вв. цеховые школы содержались на средства ремесленников и давали общеобразовательную подготовку (чтение, письмо, счет, элементы геометрии и естествознания).

Интересен факт, что профессора и студенты первых университетов мыслили себя во взаимоотношениях мастеров и подмастерьев [5]. Что указывает с одной стороны на истоки университетского образования, а с другой стороны не дает нам каких-либо оснований сделать вывод о возможной поддержке государством этого социального института. Если поддержка со стороны государства и следовала, то это происходило по инициативе отдельных государственных деятелей. Вероятно, эти деятели обращали внимание на высокий уровень неграмотности населения той или иной европейской страны и стремились повлиять на ситуацию, пользуясь своим должностным положением или общественным авторитетом. Однако говорить о системной государственной поддержке сферы образования в европейском Средневековье не приходится.

Лучшее образование в средневековой Европе можно было получить только при посредстве католической церкви. Если человек хотел учиться, то мог пользоваться огромными библиотеками, которыми владели соборы, монастыри, приходы. Люди, стремившиеся к образованию, становились странниками в поисках тех самых богатых библиотек и мудрых наставников. Они бродили из страны в страну по всей Европе, образуя группы людей. Взаимодействуя между собой, обмениваясь опытом и знаниями, эти люди закладывали основы будущей университетской деятельности и образования.

Из исторического материала следует, что относительно устойчивое внимание и покровительство государства области образования имело место в Византии. Несмотря на распад Римской империи система высшего образования Византии смогла сохранить цивилизационные, культурные и образовательные традиции античности. Несомненным шагом вперед со стороны государства было основание в 425 году высшей школы «Пандидактерион» (прообраз будущих европейских университетов) в Константинополе. Она была необходима государству, по преимуществу, как кузница кадров государственной службы. Постепенно Константинопольская высшая школа, будучи государственно-важным учреждением, затмила, а затем и вытеснила из официальной жизни образовательного сообщества провинциальные высшие школы. Так была установлена государственная монополия высшего образования в Византии. Образование национальной элиты строилось на изучении античного наследия: метафизики, философии, богословия, медицины, истории, этики, политики, юриспруденции [15].

Образовательная политика государства как составная часть его социальной функции также попадала под влияние религиозного понимания сущности человека, которое по преимуществу в систематизированном виде изложено в работах Августина Блаженного. В своем понимании человеческой сущности этот религиозный философ исходил из положений священного писания. Человек представлялся им как существо, изначально обремененное пороком, испорченное. Первородный грех совершил Адам, который олицетворяет в своем лице весь человеческий род. Адам был изгнан из рая за то, что вкусил плод познания, таким образом познав, что есть добро, а что есть зло. В дальнейшем во многих местах Библии содержится божественное предостережение человечеству так или иначе ограничить свои познавательные способности и тягу к познанию чтобы не вызывать гнева творца. Например, в книге пророка Екклесиаста говорится: «...в многой мудрости много печали, и кто умножает познания, умножает скорбь» [2; 751]. В человеке познавательная активность происходит благодаря душе, так как она является частичкой бога. Идти по пути познания, значит приближаться к богу, ибо только ему ведомо, что хорошо для человека, а что плохо. Человека, обладающего знаниями, т.е. мудрого человека Екклесиаст наделяет способностью и стремлением к знаниям, беспрерывным трудом для приобретения мудрости, а также обладанием высокими нравственными качествами. «... преимущество мудрости перед глупостью, такое же как преимущество света перед тьмой» [2; 752]. Однако в итоге предпосылкой и целью познания с точки зрения христианской религии является сам бог. Соответственно мудрым человеком можно называть того, кто усердно приближается к пониманию бога, в котором заключена истина мироздания. Таково было религиозное обоснование взглядов церкви на образовательный процесс.

Влияние государства на сферу образования было весьма ограниченным в силу того, что государство представлялось как место сосредоточения зла, пороков, распрей, которое Августин называл градом земным. Церковь же, по его мнению, является искупительным учреждением божьего царства, носителем спокойствия, веры и мира. Отметим, что такое разделение, противопоставление добра и зла, государства и церкви является важнейшим пунктом философского понимания Августином не только сущности человека, но всей история человечества [10; 61-62, 64].

Священнослужители получили практически исключительное право и монополию на интеллектуальное образование, которое в следствии приняло богословский характер. Это привело так же и к тому, что духовенство стало самым образованным классом средневековой Европы.

Факты и исторический материал о характере развития сферы здравоохранения в средневековой Европе также позволяет утверждать о весьма ограниченном внимании государства к проблемам здоровья населения. Во многом это также связано с огромным влиянием церкви на мировоззрение европейцев. Также как и школы, первые больницы появились при монастырях. В трудные для государства годы, во время войн, эпидемий, монастыри оставались оазисами мира и спокойствия. Государственная медицина для Средневековья оказывалась куда более редким феноменом даже в сравнении с образованием, своеобразной «роскошью». По свидетельству Грицак Е.Н., медицинская мысль того периода истории была пропитана суевериями и догматизмом. Использовались примитивные способы лечения и постановки диагнозов, основными лечебными средствами были молитвы, пост, покаяние. Гигиена и санитария опустились на чрезвычайно низкий уровень, что послужило причиной частых эпидемий [4].

Так же как в Древней Руси X - XIII вв. природа болезней понималась искаженно, в духе религиозных догм. Наступление заболевания не связывалось с естественными причинами, а считалось наказанием за грехи. Однако можно отметить немногие положительные моменты влияния христианства на практику врачевания - милосердие, терпеливое и сострадательное отношение к больным и калекам.

Пожалуй, единственным исторически зафиксированным фактом покровительства государства больничному делу в период раннего средневековья можно считать больницу в Константинополе. В этой больнице медики являлись государственными служащими и получали жалование деньгами и продуктами, пользовались льготами на жилье. Эта больница располагалась на территории монастыря Пантократора. Для того времени это было весьма внушительное по площади помещение, которое включало 5 отделений, в каждом из которых могли расположиться 10 человек. Внутренняя организация лечебного дела характеризовалась двумя чертами: во-первых, молодые получали опыт лечебного и санитарного дела под контролем старших коллег, во-вторых, медицинским персоналом обеспечивался круглосуточный уход за больными [4].

Бородулин Ф.Р. указывает, что в период зрелого Средневековья (после XI в.) в развитых городах стал возрождаться древнеримский институт городских врачей.

Государство в лице магистратов и иных местных органов продолжало со времен античности исполнять функции по охране здоровья населения, в частности - санитарно-гигиеническую. Эта функция заключалась препятствовании распространению заразных заболеваний и борьбе с эпидемиями. Издавались специальные «регламенты», в которых излагались обязательные мероприятия против заноса и распространения заразных болезней, а также назначались ответственные за это лица, например «попечитель здоровья». В крупных городах, прежде всего портовых (Венеция, Генуя), учреждали «карантины» в целях предупреждения заноса заразы матросами, крестоносцами, а также странствующими людьми [1; 140].

Светские медицинские школы открылись в Болонье (в 1156 г.), Париже (в 1180), Падуе (в 1222 г.) и других городах. Все они существовали на средства, собираемые с учащихся.

Таким образом, феодальный способ производства, соответствующее ему религиозное мировоззрение и понимание сущности человека, активно влияли на социальную функцию европейских государств. Социальный идеал, на воплощение которого была направлена социальная функция, переносился с земли на небо. Для верующего человека истина заключается в боге, в нем же заключена справедливость, милосердие, любовь ко всем людям, а в итоге и подлинное бытие. В действительности тайна божественной сущности состоит в том, что это сущность человеческая, а бог есть отчужденная сущность самого человека [13]. Иными словами все определения, делающие бога богом, есть определения рода человеческого. Поэтому Бог есть воплощение всех совершенств, всех достоинств, которые свойственны человеку как родовому существу [11].

Деформация человеческой сущности, имевшей место в Средневековье, была не столь грубой как в государствах Античности. Эта деформация выражалась в разделении людей на зависимых, крепостных крестьян и земельную аристократию. Статус человека в обществе определялся его происхождением и «близостью» к богу. Получается, что не все, а только некоторые люди считались носителями подлинно человеческих (родовых) качеств и характеристик.

Характер и особенности процесса развития человеческой сущности в этот период получили отражение в теории Августина Блаженного. В его взглядах наблюдается своеобразный дуализм человеческой сущности, ее расщепление на родовую и индивидуальную. Сосредоточением индивидуальной (ограниченной) сущности являлось государство и земная, грешная жизнь людей. Родовая же сущность человека в отчужденной форме содержалась в идее бога. К познанию бога, приближению к нему и спасению своей души европейцы направляли всю свою деятельность. Земная жизнь рассматривалась как подготовка к жизни небесной, подлинной жизни «во Христе».

Теократическое государство по своей сути вынуждено было передавать часть своих социальных функций христианской церкви, как единственному посреднику между богом и его паствой. Такое распределение функций между церковью и государством стало возможным только в средневековых обществах Европы. Передача от государства в руки церкви значительной части социальных функций фактически отражала процесс расщепления человеческой сущности.

Византийское государство, оставляло за собой широкий спектр социальных функций, в то время как другие государства Европы осуществляли свои социальные функции в более скромном объеме и действовали в социальной сфере преимущественного через местные органы власти. Значительную часть социальных функций в этот период брала на себя христианская церковь, что, вероятно, можно отнести к особенностям Западной цивилизации. В Восточных цивилизациях (и в частности в Китае) наряду с государством широкие социальные функции осуществляли крестьянские общины.

Рецензенты:

Мусаелян Л.А., д.ф.н., доцент, профессор кафедры философии, Пермский государственный национальный исследовательский университет, г. Пермь;

Васильева Ю.В., д.ю.н., доцент, зав. кафедрой трудового и международного права, профессор, Пермский государственный национальный исследовательский университет, г. Пермь.


Библиографическая ссылка

Шарков А.В. СОЦИАЛЬНАЯ ФУНКЦИЯ ЕВРОПЕЙСКИХ ГОСУДАРСТВ В ПЕРИОД СРЕДНЕВЕКОВЬЯ // Современные проблемы науки и образования. – 2014. – № 6.;
URL: http://science-education.ru/ru/article/view?id=15370 (дата обращения: 18.08.2019).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.252