Электронный научный журнал
Современные проблемы науки и образования
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,737

МУСУЛЬМАНСКИЕ ТЕМЫ В ПРОИЗВЕДЕНИЯХ СОВРЕМЕННЫХ ХУДОЖНИКОВ ТАТАРСТАНА 1990-2000-Х ГГ.

Ахметова Л.Р. 1 Валиуллин Ф.Р. 1 Конькова Д.В. 1
1 ФГОУВПО «Казанский (Поволжский) государственный университет»
В татарском искусстве в 1990–2000-е годы идет процесс более глубокого освоения и творческого развития различных пластов художественного наследия, народной культуры в целом. Наряду с расширением тематического диапазона и стилевого разнообразия светского (станкового и монументального), происходит возрождение исламского сакрального искусства. Процесс становления новой национальной парадигмы и восстановления прерванных традиций мусульманской культуры в Татарстане привел к возрождению таких традиционных для мусульманского искусства видов и жанров, как каллиграфия, шамаиль. В произведениях современных художников Татарстана находят место самые разнообразные мусульманские сюжеты и мифы, отображая которые художники являют собой яркий пример интерпретации мусульманской культуры, художественного наследия татарского народа с позиций современных эстетических идеалов и норм, что придает изобразительному искусству региона особую самобытность и неповторимость.
изобразительное искусство
живопись
графика
религиозная тема
ислам
тюркская мифология
1. Абрек Абзгильдин: альбом / сост. и авт. текста Р. Г. Шагеева. – Казань: Татар, кн. изд-во; изд-во «Заман», 2009. – 160 с.: цв. ил.
2. Ахсанов И. Иялер иясе (об А.Фатхутдинове) // Тата¬рстан. – 1992. – № 7–8. – С.99-101.
3. Валеева-Сулейманова Г.Ф. Мусульманское искусство в Волго-Уральском регионе (с углубленным изучением истории и культуры ислама): учеб. пособие. – Казань: Магариф, 2008. – 223 с.
4. Валеева Д. К. Искусство Татарстана (XX век). – Ка¬зань: ДЦ фонда «Туран», 1999. – 321 с
5. Иконников А. Проблема формирования среды в условиях современной художественной культуры // Советское монументальное искусство. – М.: Со¬ветский художник, 1984. – № 5. – С.38-59.
6. Нафиков К.А. Альбом. – Казань: Татар. кн. изд-во, 2005. – 159 с.
7. Полякова Л. Шамаили Ришата Саляхутдинова //Аргамак. – 1998. – № 2.
8. Султанова Р.Р. Искусство новых городов Республики Татарстан (1960–1990 гг.). – Казань, 2001. – 194 с.
9. Червонная С.М. Искусство и религия: Современное исламское искусство народов России. – М.: Традиция, 2008. – 552 с.
10. Червонная С.М. Искусство Советской Татарии. – М.: Изобразительное искусство, 1978. – 291 с.
11. Шагиева Р.Г. День величиной в пять тысяч лет. – Ка¬зань: Изд-во ДЦ фонда «Туран», 2006. – № 12.
12. Яковлев Е.Г. Искусство и мировые религии. – М.: Высшая школа, 1977. – С. 141.
Свободная творческая интерпретация текстов Корана, священного писания и мифологического арсенала других религий представляется характерной тенденцией всего современного искусства. Эта тенденция связана с процессами «религиозного ренессанса» и национальной мобилизации народов различных этнических ареалов и исторически сложившихся цивилизаций на европейских и азиатских просторах России.

Старые и новые мифы находят разнообразною интерпретацию в творческой практике художников конца XX - начала XXI века, причем не только исламской, но и христианской, буддийской и языческой религиозной ориентации [9].

В татарском искусстве в 1990-2000-е годы идет процесс более глубокого освоения и творческого развития различных пластов художественного наследия, народной культуры в целом. Наряду с расширением тематического диапазона и стилевого разнообразия светского (станкового и монументального), происходит возрождение исламского сакрального искусства. В трудах отечественных и республиканских искусствоведов освещались лишь отдельные стороны и проблемы этого сложного явления. Так, о развитии исламского искусства в Татарстане пишут в своих трудах известные искусствоведы С.М. Червонная [9] , Г.Ф. Валеева-Сулейманова [3].  О специфике отражения религиозной тематики и духовных поисков в творчестве отдельных художников пишут Р.Г. Шагеева в статьях, посвященных творчеству А.А. Абзгильдина [4], А.Р. Ильясовой [11], Р. Султанова в книге, посвященной искусству новых городов Татарстана [8],   в других статьях А. Цой [12], Л. Полякова [7]. 

В 1990-2000-е годы в искусстве Татарстана формируется плеяда талантливых художников, свободных от штампов предшествующих десятилетий советской эпохи, когда искусство находилось в сильной зависимости от идеологического заказа. Художники новой постсоветской формации получили возможность свободно выражать свою творческую позицию, обращаться к темам, которые ранее практически были исключены из художественной практики, в том числе и к религиозным [3].

Процесс становления новой национальной парадигмы и восстановления прерванных традиций мусульманской культуры в Татарстане привел к возрождению таких традиционных для мусульманского искусства видов и жанров, как каллиграфия, шамаиль, что особо ярко проявилось в творчестве таких художников, как: Б.И. Урманче, Р.Г. Шамсутдинов, Ф.Г. Гирфанов, С.М. Гилязетдинов,  Р.Н. Салях утдинов, Н.Ф. Наккаш, В.А. Попов, В.С. Ханнанов, Р.И. Шамсутов, Л.Ф. Фасхутдинов и др. В современном мировосприятии каллиграфические произведения превратились в символ, связанный с культурными традициями и историческим наследием татарского народа. Относительно ограниченное текстовое содержание «классических» шамаилей, имеющие в религиозном представлении значение оберега, значительно расширяет свои границы, вбирая в себя популярные строки из народных песен и поговорок [3].

Каллиграфические произведения становятся не только средством выполнения формальных абстрактных композиций, но и служат средством самовыражения художников. Не случайно арабская графика присутствует в виде надписей во многих живописных произведениях Б.И. Урманче, Р.М. Вахитова, М.М. Мингазова, А. А. Абзгильдина [3].  Так, например,  некоторые работы художника Рустема Шамсутова («Бисмилла», 1996; Сура «Фатиха», 1996; Сура «Фатхун», 2000; и другие), которые обычно воспринимаются  в контексте постоянного интереса этого художника и исследователя к арабской каллиграфии, к искусству татарского шамаиля, по сути, представляют собой вариант современной абстрактной живописи [5, с. 467]. В своих арабо-графических произведениях Рустем Шамсутов развивает два основных направления. В произведениях, созданных на холсте, предпочтение отдается живописному началу, в основе которого скрывается текстовое наполнение. Каноны арабского письма намеренно деформируются, непосвященному зрителю картины напоминают, скорее, современные абстрактные композиции - «Фатхун» (2000), айат «аль-Курси» (2000) и др. В шамаилях, выполненных на стекле, автор обращается к наивному языку народных мастеров, подкупающему своей искренностью и намеренной простотой - «Аллах - лучший хранитель» (2002), «Кааба» (2002), «Победа» (2002) и др.

Не случайны и композиционные приемы, а также и темы картин мастера. «В моих руках находят отражение древнетюркские легенды, восточные миниатю­ры, символизм арабской графики», - написал он в аннотации к своей первой персональной выставке [3].

В своих духовных исканиях художники обращаются к национальным, историческим темам, а вместе с тем к сюжетам  связанным с историей религии (Б.И. Урманче «Приезд Ибн-Фадлана на Волгу» 1970, К.А. Нафиков «Крещение», 1976, Р.М. Вахитов «Медресе» 1998, Р.С. Мухаметзянов «Взятие Казани» 1995 и др.).

Одним из первых темы принятия ислама древними булгарами касается выдающийся деятель татарской культуры Б.И. Урманче в картине «Приезд Ибн-Фадлана» (1970). Здесь мы можем выделить еще одну особенность, если в прошлые века в татарском обществе был принят ортодоксальный ислам, строго запрещающий изображение людей и живых существ, то в современном татарском обществе, под влиянием восточных традиций художники отказываются от этого запрета, обращаясь к изобразительным формам не только в свободном творчестве, в станковых светских  произведениях, но и в произведениях, связанных с религиозным культом, (например, иллюстрации Р.Г. Шамсутдинова к «Мусульманским праздникам» А.Хайри, 1991-1993), изображая людей в сдержанных, не выпячиваемых формах, обобщенной пластикой, наделяя образы символико-аллегорическим содержанием.

В творчестве художников новой волны мусульманская традиция оказывает влияние на содержание и форму произведений. Это проявляется в символической образности, условной декоративности, абстрактности, орнаментальных ритмах, в отходе от натуралистической визуализации.

Часто используются религиозные, коранические сюжеты. К таким произведениям можно отнести живописные полотна А. Ильясовой «Марьям, срывающая плод» (1992), «Семь ангелов» (1992), «Курбан - Байрам»(1995), М.Р. Мухамедзянова «Скажи девам, чтоб потупляли свои взоры...» (2000), Р.С. Кильдибекова «Читающий Коран» (2006), Х.М. Шарипова «Черный камень Каабы» (1994) и др.

Одной из наиболее ярких тенденций, заметно проявляющейся в творчестве современных художников «мусульманского мира» Татарстана, является стремление переосмыслить исламскую мифологию в контексте значительно более крупных духовных массивов и потоков фольклорного  наследия, соединить ее образы и сюжеты с мифами иных религий [11].

Наиболее последовательное претворение в современной жи­вописи мусульманской мифологии мы находим в творчестве татарской художницы Альфии Ильясовой. Поиск адекватного восточному мышлению стилистического языка при­водит молодую художницу А. Ильясову к эстетике мусульманской миниатюры. Картины: «Марьям, срывающая яблоко» (1993, М. ИЗО РТ), «Красное и черное» (1993, фонд «Туран»), «Фатима» (1993, фонд «Туран») полны восточной таинст­венности, символики. Сюжет первой картины развивается в двух плоскостях композиции, в нижней части изображена богоматерь Марьям в саду с плодом в руке, что символизирует зачатие божественного ребенка, в верхней части кар­тины парящий в небе ангел несет в руках белую птицу-душу божественного ре­бенка. С темой этой картины перекликается сюжет другой - «Айша в саду». Ильясова, интерпретируя коранические тексты, изображает лица Марии, Му­хаммеда. Но изображение людей схематично, они напоминают фантастические персонажи. Впечатление ирреальности происходящего создается разбеленным живописным слоем. В картинах «Ак буре», «Белая ночь» (обе - 1993) находят воплощение образы тюркской мифологии [11].

К мусульманским сюжетам в своем творчестве обращается выдающийся деятель искусства Татарстана А. Абзгильдин. Одним из первых в искусстве Татарстана, в картине «Рождение Магомеда» (1997), он обращается к личности пророка Мухаммеда [1].  Это небольшое живописное полотно в тепло-холодных тонах, где перед зрителем разворачивается суровый, таинственный горный пейзаж - как символ воплощения божественного начала во всем, и лишь в уголке работы слегка проступают небольшие хрупкие фигуры матери с младенцем на руках. Природа, которую изображает художник, проникнута  необыкновенной силой, могуществом и волшебством, неся в себе идею единства и связи всего живого во Вселенной, присутствия божественного абсолюта во всем [1]. 

А.А. Абзгильдин - глубоко современный мастер, чутко улавливающий драматизм и противоречия своего времени. В картине «Ангел и соблазнительница» (1996) изображен правоверный мусульманин  в образе печального ангела,  играющего на гармошке, которого, по словам художника, жизнь соблазняет в виде прекрасной обнаженной женщины, и который не знает, во что ему верить и как продолжить свой путь. В этой работе А.А. Абзгильдин затрагивает важные проблемы современного общества, связанные с потерей молодым поколением духовных ориентиров, идеалов и ценностей.

Влияние восточных мусульманских традиций мы также можем наблюдать в графических иллюстрациях Т. Хазиахметова «Юсуф и Зулейха» (1971), Р.Г. Шамсутдинова «Мусульманские праздники» (1991-1992),  «Ангелы: Джабраил, Исрафил, Микаил, Азраил» (1991), Пророк Мухаммед (1992),  «Кул Гали. Книга Юсуфа» (1993-1994).

С особенным блеском индивидуальность молодого художника Б.А. Гильванова проявилась в иллюстрировании народного эпоса Кол Гали «Кыйсса-и-Юсуф» (1997). Логично постро­енное пространство, точно прочувствованный масштаб фигур в нем, эмоционально насыщенный коло­рит - все несет в себе и дух, и ритм старины [4].

Таким образом, в произведениях современных художников Татарстана находят место самые разнообразные мусульманские сюжеты и мифы, отображая которые, художники являют собой яркий пример интерпретации мусульманской культуры, художественного наследия татарского народа с позиций современных эстетических идеалов и норм, что придает изобразительному искусству региона особую самобытность и неповторимость.

Рецензенты:

Абдулхакова А.Р., д.и.н., декан факультета информационного сервиса и медиатехнологий КазГУКИ, профессор кафедры библиотековедения, библиографоведения и книговедения, г. Казань;

Ярмакеев И.Э.,  д.п.н., профессор, заместитель директора по научной деятельности ИФИ КФУ, заведующий кафедрой теории и технологий гуманитарно-художественного образования ИФИ, КФУ, г. Казань.


Библиографическая ссылка

Ахметова Л.Р., Валиуллин Ф.Р., Конькова Д.В. МУСУЛЬМАНСКИЕ ТЕМЫ В ПРОИЗВЕДЕНИЯХ СОВРЕМЕННЫХ ХУДОЖНИКОВ ТАТАРСТАНА 1990-2000-Х ГГ. // Современные проблемы науки и образования. – 2014. – № 6.;
URL: http://science-education.ru/ru/article/view?id=15359 (дата обращения: 24.08.2019).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.252