Scientific journal
Modern problems of science and education
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,931

CONTENTS OF HIGHER EDUCATION IN THE TRANSITION TO INNOVATIVE DEVELOPMENT

Dziov A.R. 1
1 FGBOU VPO «Shadrinsk State Pedagogical Institute», Shadrinsk, Russia
В статье рассматриваются различные подходы к определению содержания образования. Отмечается, что перед высшей школой встают проблемы отбора необходимых и достаточных знаний, выбора между технизацией и гуманитаризацией. В условиях противоречиво развивающихся тенденций к регионализации и централизации – проблема сохранения единого содержательного образовательного пространства, целостного и фундаментального образовательного и воспитательного процесса.
The article reviews various approaches to the definition of educational content. It is noted that higher education faces in front of the problem of selection of necessary and sufficient knowledge to choose between mechanization and humanization. Indeveloping a contradictory trend toward regionalization and centralization - the problem of preserving a single meaningful educational environment, a holistic and fundamental education and training process.
educational content
standards
knowledge-sphere
При общем обилии научных исследований, касающихся самых разных сторон образования в современном обществе, обращает на себя внимание непрояснённость фундаментального вопроса о содержании образования. Отдельные выступления публицистического характера скорее оттеняют проблему, свидетельствуя об отсутствии постановки вопроса в научном виде, при его несомненной значимости. Весьма убедительной в этом плане представляется позиция В.А. Возчикова. Он считает, что «объективная сложность и противоречивость перехода к новой ценностно-целевой системе информационной цивилизации усугубляется в России напряженными социальными трансформациями последнего времени, в известном смысле лишившими отечественное образование одной из ключевых его функций - воспроизведения общества через трансляцию от поколения к поколению опыта и знаний, ценностей и норм культуры. Предлагаемые в настоящее время многочисленные проекты образовательной системы свидетельствуют, на наш взгляд, не столько о развитии последней, сколько об ее глубоком кризисе. Дело даже не в ориентации этих моделей на нередко альтернативные, не редуцируемые друг к другу философские концепции, не в различиях подходов к целям и задачам, содержанию и методическим средствам образовательного процесса, вызывающих неизбежные трудности в практической реализации теоретических построений, основная проблема - в непрояснённости содержания современной социокультурной ситуации, нередко называемой «информационным проектом», в неочевидности идеалов и целей, адекватных формирующемуся информационному обществу» [1].

Принимаемые стандарты, реализующие компетентностный подход и принципы в образовании, задают требования к условиям и результатам образовательной деятельности, оставляя наполнение обучения содержанием на усмотрение самого образовательного учреждения. Однако вполне очевидно, что «само по себе внедрение компетентностной модели не гарантирует ухода от прагматической, технократической направленности системы образования, нацеливающей ее на подготовку узкоспециализированных специалистов определенной квалификации. При этом для российского образования существует угроза потери одного из основных его преимуществ - фундаментальности.

Следовательно, главный вопрос модернизации образовательного процесса заключается в том, какая идеология и методология должны определять содержательное наполнение компетенций и компетентности» [4].

В исследованиях справедливо отмечается значимость советского опыта организации высшего образования. В качестве отрицательных сторон современного состояния высшей школы указываются преобладание прагматизма и технократизма, обосновывается необходимость укрепления личностного, гуманистического начала. В самом содержании высшего профессионального образования обозначились сущностные противоречия между неопределённостью интеллектуального, духовно-нравственного содержания и оформленностью нормативных, процедурных, правовых норм, правил функционирования образования как системы в твёрдых структурных формах; между формализацией процессов и неформализуемостью творческого аспекта деятельности; между рыночным характером образовательных услуг и жизнеобеспечивающими функциями образования в обществе. Быстрое устаревание знаний и информации, ускоренное обновление технико-технологического уклада, коммерциализация сферы высшего профессионального образования, ведущее к минимизации издержек, затрат на обучение, наконец, универсализация специалиста как императив времени, требуют адекватных ответов.

Перед высшей школой встают проблемы отбора необходимых и достаточных знаний (в условиях ограниченности учебного времени), выбора между технизацией и гуманитаризацией. В условиях противоречиво развивающихся тенденций к регионализации и централизации - проблема сохранения единого содержательного образовательного пространства, «образовательной горизонтали», и своеобразной «образовательной вертикали»: детсад - начальная школа - основная школа - средняя школа - (среднее профессиональное образование) - высшее профессиональное образование как ступеней единого, целостного и фундаментального образовательного и воспитательного процесса. Содержание высшего профессионального образования выступает как фундаментальная научная проблема. На смену типовым учебным программам и планам пришли, начиная с 1995 года, Государственные образовательные стандарты ВПО первого и второго поколений. Но до сих пор отсутствуют соответствующие профессиональные стандарты. Периодически происходила модернизация действующих стандартов, в этом ведущая роль принадлежала учебно-методическим объединениям вузов по специальностям и направлениям ВПО. Введён принцип уровневости ВПО. В профессиональном сообществе развернулась дискуссия о месте и функциях специалитета, бакалавриата и магистратуры. Среди новаций последних лет наибольшее внимание вызвали компетентностный и личностно ориентированный подход, кредитно-модульная система, системы управления качеством.

В науке и образовательной практике сложились разные подходы и способы к пониманию содержания образования. Многие из них не потеряли своей значимости и сегодня. Известный российский философ и социолог В.Н. Турченко считает, что актуализация содержания образования состоит, с одной стороны, в политехнизации обучения, приведении его в соответствие с требованиями современного производства, а с другой - означает приведение его содержания в соответствие со структурой научного знания [5].

Традиционным в истории науки было выделение наук о природе и наук о духе. В нынешних условиях техносфера и социосфера требуют разработки и введения в образовательный процесс новых технологий, условий, приемов и методов обучения. Актуальной представляется постановка вопроса о культуросообразности и культурообразующей функции образования [8].

В условиях нарастающего усложнения и количественного приумножения знаниевой сферы особенно значимым становится вопрос о мировоззренческой основе, формирующей отношение к миру у обучающегося. Новыми федеральными государственными стандартами высшего профессионального образования предусмотрен курс философии. Но можно ли найти опору для этого курса в предшествующем учебном опыте молодого человека, пришедшего в вуз? Что из предыдущего школьного опыта содержательно близко к вузовскому курсу философии? Допустим, речь идет уже об обучении по новым стандартам. Обществознание? Россия в мире? История? Литература?

Содержательная доминанта должна быть в опоре на традицию, а ее неотъемлемой частью являются духовно-религиозные аспекты национальной культуры [3].

В перестроечный и постсоветский периоды совершенствование содержания образования стали усматривать на путях изменения целей образования, отказа от приспособления к внешней целесообразности и так называемым потребностям общества. И не важно, в чём бы они выражались: в потребностях производства, экономики, управления, обслуживания и т. п. Главной целью предполагается развитие самого учащегося как личности, его способностей, творческого потенциала, становление субъектности и достижение жизненной успешности. Не просто ошибочной, но социально опасной стала установка на так называемую «успешность», лишенную духовного основания, на голый практицизм и чистый утилитаризм, на потребительскую идеологию и индивидуализм, прикрытый «личностно ориентированной» психологией и педагогикой.

Стандарты нового (уже третьего поколения) нацеливают профессионально образовательную подготовку на формирование профессиональных и социальных компетентностей.

Стоит в этой связи обратить внимание на работы ряда современных исследователей, которые отличают системность, глубина и полнота в подходе к вопросу содержания образования. Так, Н.Л. Худякова разрабатывает деятельностно-продуктивную парадигму университетского образования [6]. Н.К. Чапаев внес серьезный вклад в исследование проблемы педагогической интеграции как одного из ведущих принципов повышения качества образовательной подготовки [7]. С.З. Гончаров обосновывает креативно-антропологический базис профессионального образования в целом и гуманитарного образования, в частности [2].

В каждом из названных подходов и способов определения содержания образования есть несомненные достоинства. Необходим творческий синтез самых плодотворных и работающих идей в диалектическом единстве духовного и социального как сущностных моментов в профессионально-образовательной подготовке и учебно-воспитательном процессе.

Содержание высшего профессионального образования в условиях перехода к инновационному развитию общества претерпевает значительные изменения, требует решения сложных вопросов. Наиболее острой и узловой проблемой является планирование подготовки специалистов. Неясно, кто и в каких количествах потребуется экономике в течение ближайших и тем более последующих 5-10 лет. Каковы перспективы старых, традиционных отраслей и сфер деятельности. Насколько интенсивно будут возникать новые специальности с учетом тенденций формирования очередного технико-технологического уклада, сдвигов в социально-профессиональной структуре общества, изменений в его экономической и политической системе.

Содержание государственных образовательных стандартов как важнейшая проблема развития высшей профессиональной школы включает много аспектов. Приоритетное значение было и остается за аксиологическим аспектом и духовной доминантой, определяющими и формирующими сферу ценностей и смыслов для современного человека, будущего специалиста-профессионала. Необходимо надежное и квалифицированное обеспечение опережающего развития знаний, умений, навыков и должных компетенций в сравнении с теми, которые востребованы в экономике и социальной сфере сегодня.

Требуется налаживание ответственного частно-государственного партнерства в аспекте сотрудничества бизнеса и высшей школы, продвижения результатов научных исследований в производство, подготовки востребованных специалистов с высокой профессионально-трудовой мотивацией и достойной оплаты высококвалифицированного труда.

Решение этих проблем будет способствовать:

  1. повышению качества образования до уровня, соответствующего потребностям современного развития для сохранения национальной независимости и суверенитета в условиях глобализации, обеспечения прогресса науки и техники в условиях жесточайшей конкуренции цивилизаций;
  2. формированию саморегулирующего механизма согласования и гармонизации интересов рынка труда и рынка образовательных услуг, личности и общества, гражданина и государства;
  3. обеспечению гарантий саморазвития личности специалиста-профессионала на основе самообучения, непрерывного обучения и повышения квалификации в течение всей жизни;
  4. становлению и развитию субъектности студенчества и профессорско-преподавательского сообщества, позволяющей им выступать активной и творческой силой профессионально-образовательного и социально-воспитательного процесса.

Рецензенты:

  • Ветошкин А.П., д.филос.н., профессор НОУ ВПО «Уральский институт бизнеса им. И.А. Ильина», г. Екатеринбург.
  • Стожко К.П., д.и.н., профессор, директор Гуманитарного института, зав. кафедрой всеобщей и экономической истории ФГБОУ ВПО «Уральский государственный экономический университет», г. Екатеринбург.

Работа получена 12.08.2011