Scientific journal
Modern problems of science and education
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,813

MODELING COMMUNICATOR PERSONALITY AS THE BASIS FOR ORTHODOX PREACHER EDUCATIONAL TRAINING PROGRAMS ELABORATION

Petrushko I.A. 1
1 Institute of Pedagogical Education, Tver State University
В статье предпринимается попытка моделирования герменевтических и риторических аспектов языковой личности православного педагога, священнослужителя, проповедника, катехизатора. Обосновывается актуальность системной подготовки современных христианских проповедников в условиях с современных мировоззренческих вызовов. Обозначены основные прикладные направления герменевтической подготовки проповедника / миссионера: библейская, психологическая, филологическая герменевтика. Рассматривается возможность использования в контексте профессиональной и инженерной педагогики лингводидактического понятия «языковая личность». В основу моделирования языковой личности проповедника положена лингводидактическая концепция Тверского ученого-лингвиста Г.И. Богина. На основе анкетирования учащихся (слушателей курса «В поисках Смысла») выделена группа качественных характеристик успешной проповеди. Обозначены перспективы дальнейшей разработки эффективной модели подготовки православных проповедников, миссионеров, педагогов с учетом предпочтений аудитории современных христиан.
The paper is dedicated to modeling hermeneuticl and rhetorical aspects of the linguistic / communicator personality of Russian Orthodox Church Christian teacher, priest, preacher or catechist. The urgency of the system of training of modern Christian preacher elaboration is viewed as due to the conditions of modern world ethical challenges. The main areas of hermeneutical preacher / missionary training application are outlined as biblical, psychological, philological hermeneutics.The preacher education axis is considered to be that of ‘linguistic personality’ – a concept, coined and developed in scientific works by Tver linguist G.I. Boguin. The lingvodidactic concept of communicator as ‘linguistic personality’ is regarded as a key one in the context of professional and engineering pedagogy.According to a public-opinion poll, filled by the students of the course "In search of Meaning", a group of quality characteristics of successful preaching / homily was allocated.The prospects of further development of an effective model of training orthodox preachers, missionaries, teachers are drawn, the preferences of the audience of today´s Christians taken into account.
communicative competence
hermeneutics
sermon
Holy Scripture
modeling
communicator as language personality
Linguodidactics
theological education
Статья посвящена лингводидактическим аспектам формирования личности современного православного проповедника в рамках разработки педагогических программ, ориентиров и методик теологического образования (в том числе в течение жизни) с акцентом на коммуникативную компетенцию выпускника. Перед современным христианским проповедником стоит традиционная задача - инициировать в отдельном собеседнике или более широкой аудитории процесс нравственной рефлексии и саморефлексии для формирования отвечающей смыслам Священного Писания и Священного Предания православной христианской ценностной позиции слушателя. Основой и константой духовно-нравственного развития человечества является традиционное религиозное мировоззрение. Оно сохранено и распространено по всему миру благодаря Слову Божию и текстам Священного Писания. Поэтому проповеднику и миссионеру в первую очередь необходимо овладеть основными принципами и инструментарием православной христианской герменевтики, экзегетики и гомилетики. Моделирование профессиональной личности проповедника позволяет сделать учебный процесс направленным на результат, вырабатывать оптимальные методики обучения.

Живая необходимость интерпретации Священного Писания со всей очевидностью следует уже из непосредственно лингвистических и филологических особенностей его текста. В текстах Библии очень многое (для нашего современника) скрыто за строкой из того, что требует активного понимания и глубокого размышления читателя. Например, эпические рассказы Пятикнижия и Исторических книг или Евангельские притчи, к которым не дано прямого пояснения. Как отмечает известный немецкий филолог Э. Ауэрбах, «библейский рассказ уже по своему содержанию нуждается в истолковании» [2, с. 36].

Священный статус Библии в иудаизме и христианстве базируется на герменевтическом принципе Богодухновенности писания, то есть - на абсолютном убеждении в том, что Библия является совершенным выражением божественных откровений. Господь говорит через время, людей, события, образы. Особое место в Библии занимают Евангелия, в которых Сын Божий Иисус Христос выступает как педагог, «увещевающий Логос», и совершенная коммуникативная личность [14]. Однако техника понимания Библии как истинного Слова Божьего даже в контексте внутриконфессиональной коммуникации не сводится к эксплуатации одного единственного принципа, приема и подхода в интерпретации. В лоне многовековой практики истолкования и комментирования Библии были выработаны различные подходы и критерии понимания содержания и смыслов Библии. Одни ее толкователи настаивали на том, что интерпретация Библии должна всегда быть буквальной. Другие интерпретаторы настаивали на том, что Слово, содержащееся в текстах Библии, должно всегда иметь более глубокий духовный смысл, поскольку Божье послание и Истина являются самоочевидно глубокими. Утверждалось также, например, что некоторые слова Библии должны трактоваться буквально, а другие - в переносном смысле и т.д. [16, с. 302-386]. В результате диалога подходов в контексте христианской библейской герменевтики были разработаны и оформились в систему четыре основных типа истолкования: буквальное (блж. Иероним), моральное, аллегорическое (Филон Александрийский, Климент Александрийский, Ориген) и мистическое (или анагогическое), между которыми в контексте актуализации смыслов Божественного Логоса нет места для противоречия [5, с. 68-69; 12, с. 7; подробнее 25].

Библейская герменевтика сегодня, с одной стороны, опирается на уже сложившуюся традицию толкования, коль скоро «согласно учению Православной Церкви, верное понимание Слова Божия возможно только в согласии со святоотеческим Преданием» [22, с. VII]. С другой стороны, священник / проповедник должен хорошо понимать свою паству, чтобы суметь ввести ее в мир Слова. Здесь в профессиограмме проповедника открывается место для психологической герменевтики [10]. Решение такой риторической задачи проповедника, как актуализация Божественного Логоса, тесным образом связано с проблематикой общефилологической герменевтики и лингводидактики. И та и другая имеют своим центральным объектом слово, текст, смысл. Первая из них интенсивно развивается с «периода переоткрытия» античных языков и культур, аккумулируя в себе новейшие достижения в сферах лингвистики, психологии, палеографии, археологии, методологии и т.д. В период XIX-XX веков внутри герменевтики научной эры, с одной стороны, усилилось стремление понять индивидуальный характер (древнего) текста, «вжиться в мир его автора» (Шлейермахер Ф. [24]), с другой - стали разрабатываться интуитивные (В. Дильтей) и структуралистские методы проникновения в мир мышления общества, чуждого некоторому «современному европейскому» стандарту (e.g. О. Шпенглер, К. Леви-Стросс).

Общая философская и филологическая герменевтика посвящена проблеме  понимания, которое не есть просто пассивное восприятие информации. Цель понимания - освоить систему / язык символов, из которых складывается речь и текст, с тем чтобы насколько возможно более точно и полно постичь заключенный в них аутентичный смысл. Библейская герменевтика оперирует символами. Например, слова-понятия «Отец» или «рождение», прилагаемые к Тринитарной тайне, взяты из сферы опыта земных отношений, но как символы переносятся в область неизреченного. Для богословия герменевтический вопрос о понимании играет ключевую роль, так как здесь он простирается до пределов человеческих возможностей в постижении высшей, сверхразумной реальности [11].

Принципы библейской герменевтики, по мнению известного проповедника и публициста второй половины XX века протоиерея отца Александра Меня, можно свести к следующим положениям.

  1. «Тексты необходимо изучать не в изоляции, а в общем  контексте,  целостной структуре произведения.
  2. При истолковании текста важно составить по возможности наиболее полное представление о личности  автора,  даже если неизвестно его имя.
  3. Огромную роль в интерпретации документа играет реконструкция исторической и культурной  среды,  в которую был включен автор.
  4. Требуется тщательный  грамматический и филологический анализ памятника в соответствии с законами языка оригинала.
  5. Поскольку каждый литературный жанр имеет свои особенности и приемы, важно определить, к какому жанру принадлежит данный текст (с учетом специфики его художественного языка: гиперболы, метафоры, аллегории, символы и т.д.).
  6. Толкованию должно предшествовать критическое изучение рукописей, призванное установить наиболее точное чтение текста.
  7. Толкование остается мертвым без интуитивного сопричастия духу памятника.
  8. Пониманию смысла текста может способствовать сравнительный метод, т.е. сопоставление с другими аналогичными текстами.
  9. Толкователь обязан установить, какой смысл написанное имело прежде всего для самого автора и его среды, а затем уже выявить отношение памятника к современному сознанию» [15].

Представленные параметры научного подхода к толкованию соотносятся с разработанными еще в III веке блаженным Августином герменевтическими принципами [1].

Одним из центров интеграции разнородных знаний, моделирования и педагогического проектирования профессиональной личности православного проповедника может выступать понятие «языковой личности». При этом проповедь в контексте филологии может рассматриваться как общественно значимый текст культуры, который подлежит разностороннему научному исследованию. Вместе с тем с точки зрения практико-ориентированного подхода нам представляется вполне очевидным, что качество проповеди, ее воздействие на сознание слушателей во многом зависит непосредственно от личности говорящего.

Сегодня понятием «личности» оперируют многие области знания - педагогика, психология, антропология, социология, языкознание, этнопсихология, этнопсихолингвистика, лингводидактика, когнитивная лингвистика, лингвокультурология, теория межкультурной коммуникации и др. В зависимости от выбора и специфики той или иной научной области познания этого феномена релевантным при его определении признается рассмотрение связи личности с понятиями «человек», «персона», «ипостась», «усия», «субъект», «индивид», «индивидуум», «индивидуальность» и др. Понятие личности - целостное, интегративное понятие. Как отмечает русский религиозный философ Л.П. Карсавин, личность есть «конкретно-духовная, телесно-духовная определенная сущность, единственная в своем роде, незаменимая и многосторонняя» [13]. В православном богословском контексте личность рассматривается не только как пучок социальных отношений (в системе «человек - человек»), но также и прежде всего как человек в его отношениях к Богу, Слову, человеческому роду в целом, призванию, вершинам духа, судьбе, жизни и смерти.

Особое внимание ученых отмечается в разработке понятия личности как субъекта говорения. Изучение взаимоотношения личности и языка приводит к возникновению такого терминологического обозначения, как «языковая личность». Введенный в Российской научной традиции в научный обиход В.В. Виноградовым (1930) термин «языковая личность» получает активную разработку в лингвистике и смежных с ней научных дисциплинах. Как отмечают авторы, «языковая личность в своем исходе - это носитель языка, а изучение языковой личности - это моделирование языковой способности обобщенного носителя языка. <...> Соответственно, в центре внимания лингвиста должен находиться не просто язык как система знаков, а человек говорящий, то есть языковая личность» [3, с. 47-48]. В отечественной лингводидактической традиции высоким педагогическим потенциалом обладает многоаспектная «полипараметрическая» уровневая модель языковой личности основателя Тверской научной школы лингводидактики и филологической герменевтики Г.И. Богина [6; 8]. В разработке научной лингводидактики автором во главу угла ставится готовность индивида (носителя языка) к тем или иным речевым поступкам [9, с. 4], входящая сегодня в понятие коммуникативной компетенции. При этом «для высокоразвитой языковой личности характерна риторическая и эстетическая обоснованность использования вида словесности» [8, с. 12-13]. Данная характеристика имеет прямое отношение к искусству проповеди как высокоорганизованной и достигающей сознания / души слушателей речи. Основывающийся на работе с образом адресата адресатоцентрический подход в лингводидактике и методике преподавания языков [7] необходим с точки зрения оптимальной риторической / риторико-герменевтической организации речи, выстраиваемой сегодня в условиях неоднородной аудитории с акцентом на контакт, коммуникацию (интеракцию) и достижимость (интерсубъективность) смыслов. Означенному перспективному лингвопедагогическому подходу сегодня посвящаются специальные научные и методические разработки [20; 21].

Интегративная модель языковой личности современного проповедника, наряду с актуальным высоким уровнем теоретической и риторической подготовки, предполагает выделение определенных профессиографических характеристик, которые отражают как личностные качества и филологические готовности, так и их коммуникативные проявления в сфере повседневного и профессионального общения. В этой связи нами было осуществлено анкетирование пятидесяти слушателей теологических образовательных курсов «В поисках Смысла» Ржевской епархии РПЦ для выявления и анализа актуальных характеристик коммуникативной личности православного священника/проповедника. Проповедь как связный и законченный текст выдвигает на первый план проблемы языка и стиля общения, что в свою очередь определяет узловой характер филологической компоненты профессиональной подготовки проповедника [17]. Филологическая компонента включает в себя вопросы языка, жанров и правил коммуникации, стиля [19]. Аспекты текстопроизводства и понимания тесно связаны. Слушатели-интеллектуалы придирчиво относятся к произнесенным словам; чувствительные натуры - к искренности и задушевности интонации либо манерности и витиеватости выражения. Преподаватель гомилетики обратит внимание на соблюдение правил, сформулированных архиепископом Ф. Прокоповичем, и т.д. [cf. 18, c. 203-204 etc.]. Первые полученные результаты анкетирования показали, что (по преобладающему мнению опрошенных слушателей) к приоритетным характеристикам модели качества современной проповеди относятся:

  1. четкая и последовательная направленность речи проповедника на актуальную (однородную или разнородную) аудиторию слушателей, различающихся по возрасту, полу, социальному статусу, уровню и характеру образования, воцерковления и жизненного опыта;
  2. риторические требования (подготовленность, ясность и правильность речи);
  3. эффективный баланс церковного и повседневного дискурса;
  4. доступная современнику образность речи;
  5. последовательное раскрытие диалектики вечных и земных ценностей;
  6. выявление, прояснение и актуализация связей Священной Истории и современности [18].

Заключение

Разумеется, в данном случае представлены промежуточные результаты большого исследования. Разработка интегративной модели высокоразвитой языковой личности религиозного проповедника продолжается. Требуется усложнение опросника и расширение аудитории анкетируемых. Очевидно, нам следует учесть более широкий спектр граней языковой и шире - коммуникативной (выходящей за рамки вербальной самопрезентации) личности православного проповедника как профессионального коммуникатора, способного к оптимальному выбору речевой стратегии в зависимости от личностных характеристик собеседника / слушателя [4, с. 28, 30; 23, с. 3].

Современная мировоззренческая картина мира претерпевает скачкообразные глубинные изменения. Сегодня в отечестве и в глобальном мире в целом остро стоит вопрос сохранения традиционных нравственных ориентиров как основ сохранения жизни на земле. Эта задача и экологическая, и всечеловеческая. В инженерно-педагогической плоскости она может быть решена только на основе консолидации опыта и усилий научного, педагогического, политического, информационного и религиозного сообществ. Священнослужители, миссионеры, педагоги, проповедники призваны быть путеводителями и лоцманами в духовно-ценностной одиссее меняющегося общества. Основой для разработки устойчивой и эффективной модели подготовки церковных и миссионерских кадров должна послужить разработка комплексной и цельной модели коммуникативной личности проповедника как активного субъекта катехизации, духовного просвещения, пастырского окормления.

Рецензенты:

Крюкова Н.Ф., д.ф.н., профессор, заведующая кафедрой английского языка факультета иностранных языков и международной коммуникации, ФГБОУ ВПО «Тверской государственный университет» Министерства образования и науки Российской Федерации, г. Тверь;

Варзонин Ю.Н., д.ф.н., профессор кафедры теоретической лингвистики, рекламы и коммуникативных технологий, ФГБОУ ВПО «Тверской государственный университет» Министерства образования и науки Российской Федерации, г. Тверь.