Scientific journal
Modern problems of science and education
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,931

PSYCHOLOGICAL AND LAWFUL PROBLEMS OF IDENTIFICATION AND PREVENTION OF EXTREMIST BEHAVIOR AMONG YOUNG PEOPLE

Pominov A.V. 1 Safarov V.R. 1
1 Sibay Institute (branch) of Bashkir State University
Интеграция усилий ученых, политиков, педагогов, психологов, специалистов органов местного самоуправления, лидеров общественных молодежных организаций, деятелей религии и культуры, работников правоохранительных органов направлена на повышение роли семьи, общества и государства в сфере выявления и профилактики экстремизма в молодежной среде. В то же время встает вопрос о формировании единого понятийного аппарата, адаптации существующих мер и технологий. Что позволит осуществить обобщение подходов и обмен современными технологиями в практике выявления и профилактике экстремизма. В статье актуализирована необходимость определения понятия экстремистского поведения, и выдвинут ряд предложений по уточнению статей Уголовного Кодекса РФ, связанных с преступлениями экстремистской направленности. Изыскания в области экстремистского поведения позволят повысить эффективность деятельности в области личностной и общественной безопасности в Российской Федерации.
The integrated work of scientists, politicians, teachers, psychologists, local authorities, youth organization leaders, religions and cultural activists, legal body officials is aimed to rise, the role of family, society and state ideas and the prevent extremism among youth. It gives rise to the problem of the formation of common terminological apparatus and the adaptation of the existing measures and technologies. It will help to analyze the approaches and to exchange the modern technologies in the practice of preventing the extremism. The article makes topical the necessity of definition the idea of extremist behavior and offers some specifications to the articles of the Criminal Code of the Russian Federation, connected with extremist crimes. The investigations in the sphere of extremist behavior help to increase the activity effectiveness in terms of personal and social security in the Russian Federation.
Extremism
extremist behavior
extremist activity
radicalism
youth
prevention
cultural interaction
personal security
social
state security

Скорость течения мировых социальных, экономических, политических процессов высока. Череда геополитических конфликтов (а именно: Украина, Ливия, Сирия) характеризуется нарастанием социально-политического напряжения. С точки зрения синергии взаимозависимость глобального и локального выступает логическим стержнем проявления глобальных настроений в локальных системах. То есть то, что происходит в глобальных системах (например, межгосударственная политика), в конечном итоге неминуемо отразится в локальных: национальных, возрастных, профессиональных группах. Таким образом, возникшее напряжение транслируется и экстраполируется на локальный уровень.

Мировое сообщество, находясь в точке бифуркации, погружается в состояние неопределенности, и, как следствие, нестабильности. Любое состояние нестабильности влечет за собой возникновение у субъекта потребности в выборе. Мир проживал и проживает эпоху, когда проблема реализации гуманных и духовных ценностей является крайне актуальной, о чем свидетельствует большое количество войн за последние 500 лет и нарастание их количества в локальных системах в XXI веке. Именно война или военные действия (форма насильственного решения спора субъектов) как проявление крайних (extreme (лат.)) действий, выступают ключевым примером проявления экстремизма. Сегодняшнее напряжение в мире, борьба за рынки сбыта и ресурсные источники становятся благодатной почвой развития искусственного моделирования экстремистских настроений в тех или иных сообществах людей.

Целью настоящего исследования является выделение ключевых направлений психолого-правовых исследований зарождения и формирования экстремизма в молодежной среде. Для достижения поставленной цели необходимы анализ практики деятельности субъектов общественной и государственной политики в области экстремизма, выделение ключевых методологических и организационно-деятельностных проблем, анализ практики судебной экспертной психолого-лингвистической деятельности.

Само понятие экстремизма не достаточно однозначно определено в современной науке. Так в юридических исследованиях мы сталкиваемся с результирующим подходом, где в основу положена деятельность, которая характеризуется как экстремистская. Такой подход имеет свою эффективность при разработке квалификационных признаков характера действия и, безусловно, важен в криминалистике при исследовании состава преступления. В философских исследованиях продолжаются споры о генезисе экстремизма. При этом не решен вопрос о роли экстремизма в сознании личности: экстремизм это фактор деструкции идентичности или ее следствие [1; 8; 9]. В массовом же сознании понятия «радикализм», «экстремизм» и «терроризм», в том числе и благодаря искусственному целенаправленному моделированию информационного пространства, чаще всего смешиваются. Экстремизм не новое социальное явление, но вопрос механизмов его происхождения, динамики развития и затухания остается актуальным. Обстоятельный анализ исторических, социологических и социальных исследований, экспликация ключевых механизмов генезиса экстремизма в тех или иных сообществах, позволяет понять логику развития данного социального явления, его природу и причины его социальной консервации. Так исследователями отмечается, что повышение интенсивности проявления экстремизма в последние годы на территории РФ актуализировала исследования в области политологии, социологии, истории и философии данного явления. Исследования исходят из генетической парадигмы развития этих понятий в обществе. Результаты научных изысканий важны, но имеют применение в узкоспециализированных отраслях. Нам же видится необходимым понимание психологической природы экстремизма, его место и генезис в самосознании личности. Изучение  этого феномена позволит увидеть всю структуру преступного поведения от мотивов до ее рефлексии.

Психолого-педагогическая проблематика проявления экстремизма в молодежной среде включает в себя несколько направлений: теорию молодежного экстремизма (В. И. Красиков, Д. И. Аминов, Р. Э. Оганян, Дж. Белл, Б. Дженкинс, Ч. Добсон, У. Лакер, Р. Пейн, Л. Шмидт); изучение психогенных особенностей формирования личности, выступающих причиной или следствием экстремистского поведения (И. А. Двойменный, А. И. Долгова, К. Н. Поливанова, И. И. Щиголев, П. М. Якобсон) [3].

Количество уголовных и административных дел, связанных с проявлением национального, религиозного, языкового, социального экстремизма, растет. Высок уровень проявления экстремистских действий в подростковой и молодежной среде.

Начало века обусловило рост молодёжных организаций праворадикального толка, групп, которые осуществляли и осуществляют агрессивные насильственные действия фашистского и нацистского характера в адрес определенных национальностей (армяне, чеченцы, узбеки, таджики и т.д.), территорий происхождения (Средняя Азия (азиаты), Северный Кавказ (лица кавказкой национальности) и т.п.). Эти сообщества развернули в сети Интернет информационную войну против тех или иных социальных, национальных или религиозных групп, в связи с чем информационная пропаганда экстремистских отношений по вышеозначенным признакам усилилась.

Таким образом, в обществе и государстве возросла потребность поиска эффективной контрэкстремистской деятельности. Одним из наиболее результативных видов контрэкстремистской деятельности является профилактика экстремизма среди молодежи, так как в данном возрасте завершается становление и идет закрепление базовых ценностей определяющих Я-концепцию современного гражданина. Обзор исследований в этой сфере позволяет выделить ряд проблем, провоцирующий экстремизм среди молодежи: снижение роли института семьи в формировании гражданина; слабая динамика восстановления идеологического воспитания в современной образовательной системе России; повышение интенсивности межнациональных и межрелигиозных диалогов в обществе [1; 3; 6].

Деятельность субъектов власти органов местного самоуправления в вопросах профилактики экстремизма регулируется 131 Федеральным законом «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации». В частности в статье 15 «Вопросы местного значения муниципального района» пункте 6.1. и 6.2. предполагается участие органов власти в профилактике экстремизма и вменяет им разработку и осуществление мер предупреждение и разрешение социальных конфликтов на языковой и национальной почве [5]. Практика свидетельствует, что разработанные и реализуемые программы, дислоцируются в основном в системах общего, начального, специального и высшего профессионального образования, т.е. без охвата такого критического возраста молодежи как 22-35 лет. Недостаточная включенность отделов (управлений) культуры, здравоохранения, молодежи районных администраций в процессы профилактики экстремизма, как того требует реализация 131 Закона РФ «О местном самоуправлении», влечет за собой отсутствие процессов обмена социальными технологиями на межведомственном практическом уровне, что снижает эффективность используемых технологий. Каждая социальная сфера имеет свои социальные технологии работы с населением. Использование этих технологий, взаимообмен между сферами, выступает залогом повышения интенсивности профилактических процессов в работе с населением.

Незаполненная ниша религиозного просвещения (недостаточное количество воскресных школ, медресе, недостаточная кадровая наполненность подготовленных проповедников) населения России стала благодатной почвой для распространения неохристианских сект («Свидетели Иеговы», «Церковь Новая жизнь»); псевдоисламских организаций (Секта Саида Нурси, ваххабитские сообщества), языческие организации («Северное братство», «Золотая Орда»). Именно молодежь, слабо сформированная в идеологическом плане и маргинализированный слой населения становятся объектами деятельности этих псевдорелигиозных образований. Неграмотному в религиозном и культурологическом плане человеку не составляет труда внушить несуществующие знания или псевдоинтерпретацию Корана, Библии etc.

Ключевой характеристикой подросткового и молодежного возраста выступает стремление к самоутверждению, поиск границ самоидентификации. Именно эта черта становится основной для моделирования агрессивного национального, полового и иного социального поведения.

Современные исследования [1; 3; 8] выделяют ряд факторов и причин, обусловливающих проявление экстремизма в молодежной среде:

  • недостатки родительского воспитания и неблагоприятная обстановка в семьях, вследствие чего возникновение у подростков психологического стресса и стремление преодолеть его среди сверстников; попадание в закрытые сообщества, декларирующие компенсацию возникшего психо-эмоционального дискомфорта; разрушение семейных ценностей через повышение интенсивности пропаганды гомосексуализма, и, как следствие, однополых браков;
  • нехватка молодежных социальных систем (например, пионерии, комсомола и т.п.) обеспечивающих социальную самореализацию подростков, предоставляющие возможность проявления себя и расширенный инструментарий самовыражения. Имеющаяся система дополнительного образования предоставляет крайне суженный спектр образовательных технологий для юношества из-за недостаточной разработанности педагогики и психологии свободного времени для данной возрастной группы;
  • низкий уровень доверия людей к местным органам самоуправления, постоянное реформирование в системах образования, здравоохранения, культуры, социальной защиты населения и, возникающий в результате, психологический дискомфорт на индивидуальном уровне;
  • недостаток культурологического диалога между религиозными конфессиями, национальными и этническими группами. Недостаточное включение в процессы профилактики экстремизма местных органов самоуправления.

Анализ материалов уголовных дел в ходе психологических, психолингвистических и лингвистических судебных экспертиз показывает, что в Уголовном Кодексе РФ представлено ограниченное описание криминального действия, направленного на распространение информации о террористической или экстремистской деятельности. Ключевым выступает понятием «призыв», которого недостаточно для полного и объективного выделения всех возможных психологических и лингвистических моделей криминального поведения по организации деятельности экстремистской направленности. Призыв - это конечная стадия в осуществлении экстремистских деяний. До этого этапа следует мотивация, стимулирование и организация личностей.

В «информационный век» преступное сообщество владеет широким набором лингвистических конструктов, позволяющих обходить узко сформулированные ключевые понятия статей Уголовного Кодекса. К ним относятся статьи: 205.2, 280, 280.1 [7]

Практика судебной экспертизы материалов уголовных дел по статьям, связанным с экстремизмом, свидетельствует, что в материалах присутствует значительное количество лингвистических и семантических моделей, которые невозможно квалифицировать как призывы, но которые выполняют функцию мотивации реципиента. Общественная опасность мотивирующего материала не может быть ниже общественной опасности лингвистических моделей, квалифицируемых как «призыв», так как мотивированная личность уже способна к самостоятельным действиям, активности и прочим актам в рамках понятых и осознанных систем ценностей и отношений. По сути именно мотивированной личности требуется призыв, как конечный механизм управления экстремисткой активностью личности.

Статья 1 Федерального закона РФ "О противодействии экстремистской деятельности", Статья 5 Конвенции Совета Европы о предупреждении терроризма содержат такие понятия, которые в значительной степени расширяют квалификационные признаки действий по распространению информации об экстремистских и террористических действиях: пропаганда и подстрекательство [4; 2]. Именно данные понятия позволяют исследовать всю картину информационного действия от мотивации до призыва. В связи с этим видится необходимость инициировать изменения в Уголовном Кодексе, и включить в статьи понятия, раскрывающие мотивирующую и стимулирующую деятельность граждан к осуществлению террористических и экстремистских действий.

Практика судебной экспертизы показывает, что часто за историческими текстами о развитии терроризма и экстремизма скрывается мотивация лиц к данным действиям. В связи с этим видится необходимым разработка дополнений статьи Кодекса, которые направлены на ограничение публичных заявлений (речей, статей и т.п.), которые одобряют и прославляют лиц, осуществляющих террористическую и экстремистскую деятельность, которые в своей мотивационной направленности содержат цели подстрекательства граждан на осуществление экстремистской деятельности [10].

В психологической, педагогической, юридической, социологической науках остается ключевой проблема определения понятия экстремистское поведение. Учитывая, что само понятие экстремизм относится к сфере уголовного права, то значительная часть научных изысканий лежит в области криминального поведения. Помимо этого необходимо исследование зарождения, проявления и преодоления экстремистского поведения для этого нужны определенные полагания, связанные с формированием образцов экстремистского поведения на стадиях его зарождения во внутреннем мире личности отрочества и юношества, процессы его экстериоризации во внешний план действий. Необходимы психологические, социальные и педагогические исследования отрочества и юношества, на предмет проявления экстремистского поведения; исследования информационного и коммуникативного поля, включающее подростков и юношество в пространство экстремистской деятельности, а также выявление мотивационной составляющей этих полей; исследования по выявлению психологических и правовых причин зарождения экстремистских проявлений в поведении современных подростков и юношества.

Таким образом, проблема выявления и профилактики экстремизма в молодежной среде является междисциплинарной. В нашей статье показана важность консолидации социологических, психологических, педагогических и юридических исследований по вопросам профилактики экстремизма в молодежной среде, и, кроме того, консолидация усилий по унификации определения экстремизма, экстремистского поведения и экстремистской деятельности. Это позволит концептуализировать и технологизировать целевые программы профилактики экстремизма в обществе, и повысить качество следственных мероприятий по уголовным делам, связанным с экстремизмом.

Рецензенты:

Хисматуллин Р.С., д.ю.н., заведующий кафедрой уголовного права и процесса Сибайского института (филиал) ФГБОУ ВПО «Башкирский государственный университет», г. Сибай;

Абдуллин А.Г., д.псх.н., профессор кафедры уголовного права и процесса Сибайского института (филиал) ФГБОУ ВПО «Башкирский государственный университет»,  г. Сибай.