Scientific journal
Modern problems of science and education
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,931

STRATEGIC DEVELOPMENT REGION SYSTEM APPROACH

Lapygin D.Yu. 1
1 Vladimir Branch of the Russian Academy of National Economy and Public Administration under the President of the Russian Federation
Концепции стратегического управления, разработанные на этапе становления указанного нового вида деятельности, в настоящее время претерпевают изменения и дополнения, в том числе и в диссертационных работах отечественных исследователей. Анализ тем диссертационных исследований, посвященных «стратегии развития» в первое десятилетие наступившего века, свидетельствует о том, что число таких работ растет, причем среди таких работ каждая третья посвящена стратегическому развитию региона. Концепции формируют базу исследований, но несовпадение предпосылок позволяют выходить на решения вновь формулируемых задач. Но найти оптимальное решение подобных задач непросто в силу противоречия стратегического управления, которое, с одной стороны, с позиций системного подхода основано на активном взаимодействии социально-экономических систем с внешней средой на «входе» и на «выходе» из системы в поиске возможностей, а, с другой стороны, ориентировано на стремление выйти за рамки текущей ситуации в поиске проактивных решений. Наряду с отмеченным противоречием, в обзоре рассмотрены и противоречивость самого развития социально-экономических систем.
Concept of strategic management developed on the stage of this novel type of activity is currently undergoing changes and additions, including dissertations and local researchers. Analysis of the dissertation research on "development strategy" in the first decade of the new century, shows that the number of jobs is growing, and among such works every third is devoted to the strategic development of the region. Concept form the basis of research, but mismatch preconditions let you enter the newly formulated solutions of problems. But to find the optimal solution of such problems is not easy due to the contradictions of strategic management, which, on the one hand, the system approach is based on the active interaction of socio-economic systems with the environment on the "input" and "output" of the system in search of opportunities and On the other hand, is focused on the desire to move beyond the current situation to find proactive solutions. Along with a marked contradiction in the review considered and contradictory development of socio-economic systems.
system
strategy
development
stability
region
management
development
Без понимания будущего нет понимания самого развития. Как пишет Шемакин Ю.И. [33, с.46], знания о прошлом, настоящем и будущем системы и среды, условиях и возможностях их взаимодействия нужны для определения синергетики системы и перспектив ее поведения.

На этой основе формируется видение перспективы, которые определяют стратегические цели и траектории движения к ним. «Именно будущее - пишет Дж. Баркер - наш самый мощный рычаг» [1, С. 21]. Хотя и этому предшествует его же фраза о том, что «будущее только и делает, что лишает их (людей) ощущения безопасности, нарушает обещания, меняет правила и доставляет всевозможные неприятности».

Изменения, как реакция на изменения внешней среды, позволяют адаптироваться системам, но при этом, как утверждает Ксенчук Е.В., «...паттерн как ключевая характеристика системы остается неизменным» [11, С. 276].

Но, собираясь изменить большую систему, лицо, принимающее решение, должно готовиться к сопротивлению: «где стабильность, там и сопротивление переменам, они как две стороны медали» [21, С. 42].

Как точно подмечает Медоуз Д.Х., сопротивлением изменениям в первую очередь потому, что «цели подсистем отличаются и не согласуются между собой» [17, с. 185], потому важно согласовать позиции групп влияния в социально-экономических системах до начала внесения изменений, и по результатам согласования выработать общую цель, позволяющую им выйти за рамки собственных ментальных моделей. Но когда количественные изменения не сопровождаются качественными переменами, тогда система движется в сторону разрушения: бурный рост без развития ведет к ликвидации системы [13].

Сочетание стабильности и развития представляет собой, по мнению Пригожина А.И., встроенную в организм системы проблему [24], разрешить которую раз и навсегда не удается никогда. Системность проявляется в исследовании объектов реальной действительности не только с разных точек зрения, как это принято при комплексном подходе, но и во взаимосвязи на (входе и на выходе) с внешней средой, что позволяет получать больше информации об объекте исследования.

Но системный подход имеет свои ограничения и недостатки в силу того, что он представляет собой всего лишь одну из моделей, пригодных для исследований. И, поскольку модель всегда беднее оригинала, системный подход со своими недостатками, о которых пишет А.И. Пригожин [24], ограниченно пригоден для исследования такой многофакторной системы как человек или социальная группа. Тем не менее, он позволяет упорядочить мышление исследователя, что важно для получения результата.

При исследовании систем, пишет Мищенко В.Е. [16, с. 47], определяют обычно: системообразующие элементы, связи между элементами, границы системы, иерархичность уровней и структуру системы, отражающую ее целевую ориентацию.

В известной книге под редакцией Волковой В.Н. и Емельянова А.А.[30] говорится о целеобразовании следующим образом. Формулировка цели зависит от стадии познания объекта исследования и времени. То есть, если речь вести о целеполагании в рамках стратегии развития системы, то надо допускать корректировку стратегической цели по мере приближения к ней и по мере познания самой системы.

Второй момент целеполагания связан с идентификацией и ранжированием факторов внешней и внутренней среды, активно влияющих на процесс жизнедеятельности социально-экономической системы. Поэтому процедуре формулирования стратегических целей должен предшествовать классический SWOT-анализ с последующей комбинацией сочетаний факторов внешней и внутренней среды.

Третий момент заключается в том, что формулирование цели представляет собой итеративный процесс, в котором важное значение отводится креативному мышлению на ранних этапах целеполагания [6], [27], [31]  и последующей ее декомпозиции и конкретизации цели вплоть до включения в ее формулировку критерия, позволяющего оценивать степень успешности достижения цели [25].

В этом плане, при целеполагании необходимо отступить от системности в части постановки решаемой проблемы, поскольку система как модель формирует границы, за которыми нет модели, а целеполагание требует перешагнуть за рамки в понимании существа системы и сформировать новую модель, в которой содержится решение, необходимое для стратегического развития социально-экономической системы. В этом помогает латеральное мышление, введенное как парадигма, Эдвардом де Боно [6]. Но как инструмент, системное мышление, по словам Питера Сенге, «представляет собой концептуальную рамку, совокупность развитых за последние пятьдесят лет знаний и инструментов, которые предназначены для более легкого восприятия целостности явлений, что должно нам помочь в достижении изменений» [28]. Тем более, когда речь идет о такой большой открытой социально-экономической системе, как регион в процессе разработки стратегии его развития, без системного мышления не обойтись.

Опора на системную парадигму позволяет отразить суть стратегического управления, которое заключается в таком взаимодействии системы с внешней средой, при котором система получает из внешней среды нужные ей ресурсы и передает во внешнюю среду продукты своей жизнедеятельности так, что это позволяет системе развиваться за счет использования всех возможностей внешней среды и синергии внутренней среды самой системы.

В стратегическом управлении важное место занимает определение стратегии как явления в социально-экономической жизни общества. Генри Минцберг (профессор менеджмента Монреальского Университета Макгилла), например, считает, что сам по себе стратегический менеджмент как научная дисциплина находится в стадии становления, и поэтому стратегия пока может быть описана через комбинацию пяти «П»:это план действий;это действия, направленные на то, чтобы перехитрить противника; это порядок действий; это позиция на конкретном сегменте рынка; это перспектива, ориентированная на достижение мечты [18]. Другие авторы [2], [4] пишут о том, что стратегия - это: руководство к действию в направлении из настоящего в будущее; принцип или некая модель поведения во внешней среде; позиция по реализации уникальной компетенции; основной способ действия организации; ловкий прием или особый маневр с целью перехитрить конкурента.

Как видим в определениях стратегия представлена и как процесс, и как некая модель. В любом случае, как пишет Катькало В.С., «стратегия может быть определена как установление основных долгосрочных целей и задач предприятия и выработка программы действия и распределения ресурсов, необходимых для достижения этих целей» [8, с.10].

И, обобщая всю совокупность определений, в дальнейшем будем рассматривать стратегию как модель достижения стратегически значимых целей системы [14].

Значительно большую трудность представляет стремление выработать единый подход к стратегическому управлению. Так, Генри Минцберг, выделивший в свое время 10 школ стратегического управления, пишет о том, что практика менеджмента не укладывается в рамки какой-либо одной школы, а поэтому можно комбинировать различные подходы к формированию стратегии для получения нужного результата. Кроме того, Минцберг отмечает и то, что иногда: лучше не иметь стратегии, а доверять управление опытному менеджеру, иотдавая приоритет гибкости, не сковывать систему рамками стратегии [18]. В том же направлении высказывает суждения и наш соотечественник Марк Розин [26], говоря о том, что на одном и том же сегменте деятельности успешными могут быть несколько моделей поведения, поэтому комбинация моделей, реализуемая по ходу жизнедеятельности системы может быть предпочтительной.

Наряду с отмеченным Г.Минцбер выделяет еще 8 основных, связанных с разработкой и реализацией стратегии, проблем: сложности, интеграции, стандартизации, контроля, коллективного взаимодействия, изменений, выбора и проблему мышления [18].

В конце прошлого века Генри Минцберг, обобщив опыт стратегического управления, выделил 10 школ стратегий [18], каждая из которых со своей точки зрения рассматривала процедуру разработки или выбора стратегии. Итогом обобщения стало понимание того, что в зависимости от ситуации, в которой находится система, или этапа разработки и выбора стратегии можно использовать подходы всех школ. В этом плане сам Минцберг предложил свой подход, который назвал школой конфигурации как сочетание подходов различных школ, поскольку успешное функционирование организаций в современных условиях не укладываются в рамки какой-либо одной школы стратегического управления.

К отмеченным десяти школам следует добавить еще две, выделенные Ричардом Кохом [10], [29]: Ресурсную школу и школу материнства (трансформации).Две последние школы выделяет и Катькало В.С. в своей монографии [9], в которой дает периодизацию становления стратегического управления как научной дисциплины: начальный этап (доаналитический); становление научной дисциплины (этап конкурентных стратегий); развитие теории на собственной основе (ресурсная концепция); трансформационная теория.

Нашими исследованиями в свое время было выделено 6 этапов изменений в стратегическом мышлении, на каждом из которых были разработаны свои инструменты формирования стратегии [14].

Отмеченные основные подходы к разработке стратегии социально-экономических систем сводятся к тому, что этот процесс представляет собой сочетание теоретического анализа и креативности разработчиков, к числу которых необходимо причислить в первую очередь представителей групп влияния на стратегический процесс - стейкхолдеров [19].

В 70-е годы прошлого столетия, например, Кеннет Эндрюс с коллегами выдвинули пионерскую по тем времена идею формировать экономическую стратегию по результатам SWOT-анализа. Десятилетием позже идеи Майкла Портера [23] о стратегии конкуренции на базе модели 5-ти сил конкуренции стали доминировать в среде разработчиков (хотя и Портер предлагал не разрабатывать, а выбирать из числа эталонных вариантов поведения лидеров на рынке). Конец стратегии подражания положили работы Гари Хамела и Коимбатур Прахалад [32], предложив концепцию стратегии лидерства, основанную на стержневых компетенциях.

Но проблема формулирования стратегии пока не решена окончательно. В итоге можем отметить: универсального метода формирования стратегии пока не выработано, но опыт консультационной работы подсказывает несколько возможных направлений разработки.

В свое время нами была предложена схема факторов, определяющих процедуру формирования стратегии [14], которая, судя по материалам отечественных публикаций, получила популярность в среде исследователей и разработчиков стратегии.

Последовательность процедур такова, что в начале разработчиков знакомят с эталонными вариантами стратегий. Затем идет процедура идентификации действующей стратегии. Выполняется классический анализ факторов внешней и внутренней среды. И только затем формируется философская компонента стратегии как результат каскадирования и понижения уровня абстракции - видение, миссия и цели стратегического развития. От целей осуществляется переход к формулировке стратегии, а матрицы решений, построенные по результатам SWOT-анализа, наполняют содержанием сформулированную стратегию.

Когда речь заходит о современном российском регионе, тогда приходится говорить о том, что понятие «регион» трактуется исследователями по-разному, в зависимости от цели исследования[3], [22]. В нашем исследовании под регионом мы понимаем социально-экономическую систему, расположенную на определенной территории и обладающую всеми видами ресурсов, на базе которых осуществляются связи между социальными и экономическими подсистемами, обеспечивается жизнедеятельность и ее развитие системы.

Что касается стратегии развития региона, то интерес к такой тематике в диссертационных исследованиях обозначился в первом десятилетии настоящего столетия, что косвенно свидетельствует о том, что постепенно, ранее неведомое сочетание «стратегия развития региона» постепенно вошло в оборот научных изысканий. Среди указанных диссертационных исследований доля работ по специальности 08.00.05 в целом составила около 90%. Динамика и структура диссертационных исследований, посвященных стратегическому развитию региона, убеждает в актуальности настоящего исследования, а если учесть, что из общего числа таких работ только 12% относится к исследованию региона в целом, а не отдельных аспектов развития региона (отраслевой, национальный, демографический), то актуальность настоящего исследования только возрастает.

Исследователи [12] выделяют такие признаки региональной социально-экономической системы: цикличность, саморазвитие, гармонизация, технологичность, самодостаточность, надежность. С этим можно согласиться, хотя перечень признаков можно и продолжить, указав экономический, ресурсный, территориальный и природный потенциалы, инновационность и специфические для каждого региона условия развития.

Причем, как отмечает Гранберг А.Г. [5], иногда высокий промышленный потенциал российских регионов «сочетается с низкими показателями уровня жизни населения и неразвитостью социальной сферы». Можно предположить, что такое проявление отрицательной синергии обусловлено отсутствием стратегии развития региона, поскольку стратегия ориентирует на комплексное развитие социально-экономической системы.

Специфичность российских регионов в их природно-климатическом, демографическом и культурном аспекте отмечают исследователи из Оренбургского государственного университета [12].

Необходимо отметить, что муниципальные образования, входящие в состав региона, следует рассматривать как подсистемы большой региональной социально-экономической системы, а в этом случае стратегия подсистем должна следовать стратегии региона и не противоречить ей. В этом плане стратегии муниципальных образований выступают подсистемой стратегии развития региона [20].

Рецензенты:

Корецкая Л.К., д.э.н., профессор, кафедры «Экономика и финансы» ФГБОУ ВПО Владимирский филиал Финансового университета при Правительстве РФ, г. Владимир;

Новиков А.И., д.э.н., профессор кафедры «Менеджмент», ФГБОУ ВПО «Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ» (Владимирский филиал), г. Владимир.