Scientific journal
Modern problems of science and education
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,931

DEVELOPMENT OF VOCATIONAL EDUCATION IN RUSSIA: TO HISTORY OF QUESTION

Slominskaya E.V. 1
1 Tula Institute of Economics and Informatics
Проведен анализ развития советской исторической науки профессионального образования дооктябрьского периода в соответствии со следующей периодизацией: 1917–1927 гг.; конец 1920-х – конец 1950-х гг.; 1960-е – конец 1980-х гг. Предложенная периодизация в целом совпадает с общероссийской. Каждый из рассмотренных периодов имеет свои особенности. Вместе с тем границы между отдельными историографическими периодами весьма условны, ибо на разных этапах развития науки существовала одна идеологическая модель. Цель данной работы — показать поступательное развитие советской историографии профессионального образования дооктябрьской России. Автор приходит к выводу, что в советский период учеными изучен и проанализирован большой объем исторического материала. Несмотря на некоторые идеологические штампы, советская историческая наука заложила методологические принципы научного исследования и создала фундамент для дальнейших исследований.
The development of soviet historiography of vocational education of pre-October period is analyzed in accordance with the following periodization: 1917-1927 years; the end of the 20s - late 50s.; 60s - the end of the 80s.The proposed periodization generally coincides with the nationwide. Each of the considered period has its own characteristics, however, the boundaries between the individual historiographical periods are rather conventional, because there was one ideological model at the different stages of the development of science. This work aims to show the progressive development of soviet historiography of vocational education of pre-October Russia. The author concludes, that a large amount of historical material has studied and analyzed by scientists in the Soviet period, and, despite some ideological clichés, Soviet historical science has established the methodological principles of scientific research, has created a foundation for further research.
Russia
soviet historiography
history
vocational education

События 1917 г., сложная социально-политическая и экономическая обстановка в стране привели к резкому сокращению серьезных научно-исследовательских работ. Историографическая традиция, заложенная в том числе в трудах представителей «веховского», либерально-философского направления, чьи концептуальные воззрения сформировались еще в царской России, была прервана. В этой связи очень важны исследования, подготовленные к публикации еще до октября 1917 г.

Среди немногочисленных работ, рассматривающих развитие образования в дореволюционной России и вышедших в этот период, необходимо выделить труд Н.С. Юрцовского [17]. Автор отмечает, что развитие светского образования в Сибири шло тем же путем, что и по всей России: создание сословно-профессионального и специального образования: «первые светские школы Сибири носят тот же профессиональный и специальный характер: школы навигации, геодезии, горного искусства...» [17, с. 94], что, безусловно, отвечало экономическим и культурно-общественным потребностям региона [17, с. 103].

В первое послеоктябрьское десятилетие продолжают выходить юбилейные сборники, приуроченные к памятным датам различных институтов. Представленные в них сведения о профессорско-преподавательском составе, читаемым дисциплинам, численности студентов и ином позволяют проследить развитие профессионального образования в дооктябрьской России. Но в целом в этот период происходит смещение политических акцентов, и, учитывая идеологическую заданность, а также острую необходимость преодолеть тотальную безграмотность населения в стране, большинство работ посвящены профессионально-техническому образованию рабочего класса. Тема профессионального образования в дореволюционной России не является привлекательной в этот период, и в подавляющем большинстве работ (например, Я. Георгиади, Р.А. Зеленко [3]) она присутствует лишь в качестве небольших сюжетных дополнений.

В 1930-х гг. в отечественной науке утверждается марксистско-ленинская концепция и методология, что приводит к унификации исторического знания. Существование любых течений, альтернативных марксизму, становится невозможным.

Количество исследований по истории высшего профессионального образования в дореволюционной России в 1930-е гг. существенно не изменилось. В 1935 г. на страницах журнала «Высшая техническая школа» Е.Н. Медынский [11] опубликовал работу «Высшее техническое и сельскохозяйственное образование в дореволюционной России», в которой приводит некоторые сведения о контингенте учащихся и преподавательском составе.

В 1950-е. гг. региональную линию исследований продолжают работы Н.В. Нечаева и А.В. Смолина [12]. Авторами отмечается острая необходимость в специалистах горного дела в связи с развитием горно-металлургической промышленности на Урале. Это вынуждает промышленников обращаться в Берг-коллегию с просьбой об открытии учебных заведений на условии оказания им материальной поддержки за счет средств, вносимых в виде специального налога.

В рассматриваемый период продолжают выходить юбилейные сборники. В частности, В.И. Прокофьев в своей монографии «Московское высшее техническое училище. 125 лет» отмечает, что, несмотря на острую необходимость для страны в техническом образовании, этот вопрос до начала 1860-х гг. «был только предметом обсуждения» [14, с. 5-7]. Но в целом в работах данного блока развитие технического образования авторы традиционно связывают с развитием производительных сил в России и необходимостью подготовки отечественных специалистов для организации и руководства промышленностью.

Немаловажную роль в развитии истории профессионального образования дооктябрьской России сыграли работы историко-биографического характера, посвященные отдельным представителям научно-технической и педагогической мысли. Небольшая по объему статья В.Е. Прудникова «Педагогическое наследие П.Л. Чебышева» выходит далеко за рамки заявленной темы. Работа не является простым жизнеописанием П.Л. Чебышева в ракурсе его педагогической деятельности. Автор отмечает, что «на протяжении всего XIX в. русские математики успешно выполняли две задачи, которые были поставлены Петром I: производили свою науку и внедряли ее в широкие народные массы» [15, с. 28]. С этих позиций автор проводит краткий исторический экскурс и отмечает высокий уровень научно-педагогической деятельности Лобачевского, Остроградского, Буняковского, Сомова, Гурьева, Перевощикова, Румовского, Фусса. 

В рассматриваемый период отдельные разделы или выпуски крупных научных изданий (например, «Историко-математические исследования») нередко посвящались выдающимся ученым. В частности, в IV выпуске большой раздел посвящен М.В. Остроградскому. Авторы: Е.Я. Ремез, Б.В. Гнеденко, И.А. Марон, И.Я. Депман - раскрывают различные аспекты профессиональной деятельности, в том числе и вклад ученого в развитие технического образования в России [5].

Завершая анализ данного периода, необходимо отметить, что исследования 1950-1960-х гг. заложили начало становления самостоятельной отрасли гуманитарного знания - истории профессионально-технического образования. Большая заслуга в этом принадлежит А.Н. Веселову [2]. Ученый на обширном историческом материале раскрыл процесс формирования российской технической школы. Эта традиция будет продолжена в 1960-1980-е гг. в работах Н.С. Киняпина [6] и JI.B. Кошман [7]. Авторы рассматривают различные аспекты развития технического образования в России, в том числе роль частной инициативы, участие промышленников.

Значительный вклад в изучение истории профессионального образования как самостоятельного раздела истории образования и просвещения в дореволюционной России внес Н.Н. Кузьмин [8]. Ученый считает, что главным направлением в распространении специальных знаний в первой половине XIX в. было создание «специальных классов и дополнительных курсов при гимназиях и уездных училищах», которые «в известной мере восполняли недостаток подготовленных людей для работы в различных отраслях хозяйства» [8, с. 12]. В то же время автор отмечает крайне низкий уровень теоретической подготовки специалистов, а создание учебных заведений этого рода, по его мнению, проходило неравномерно и зачастую стихийно [8, с. 273-274]. Характеризуя в целом технические учебные заведения, Н.Н. Кузьмин отмечает, что они «были более свободны от формализма и казенщины, характерных для общеобразовательной школы. Все успехи... были ими достигнуты за счет инициативы, активной деятельности многих преподавателей этих учебных заведений, а также передовых деятелей науки, техники, искусства» [8, с. 276].

Стоит заметить, что тезис о невозможности высших технических учебных заведений обеспечить возрастающие запросы промышленности, особенно в пореформенный период, является весьма традиционным. Стремление найти выход из сложившейся ситуации приводило к серьезным разногласиям в образовательной среде. Так, А.Я. Авербух отмечает, что Д.И. Менделеев принял активное участие в разработке мероприятий, направленных на дальнейшее развитие технических учебных заведений в стране. Но не все предложения ученого находили поддержку среди коллег. Например, против усиления курсов основных наук возражал профессор Технологического института Л.Г. Богаевский. Опираясь на периодические издания, работы ученых и архивный материал, автор приводит интересные свидетельства разгоревшейся в конце XIX в. дискуссии [1].

А.П. Мандрыка считает, что особенность развития профессионального образования в России заключается в создании не политехнических, а специализированных высших технических учебных заведений. В этой связи ученый особую роль отводит Московскому университету, вокруг которого «сформировалась не только известная школа математиков и механиков, но и научная школа по аэромеханике и базирующихся на ней технических наук» [10, с. 44].

Говоря о развитии технического образования в XVIII в., В.Г. Горохов [4] выделяет следующие этапы: 1700 г. - открытие Инженерной школы и 1773 г. - открытие Горного училища и деятельность крупного организатора горного дела и высшего образования в России М.Ф. Соймонова. Таким образом, автор связывает развитие профессионального образования с появлением первых навигацких, геодезических школ и горных училищ. Размышляя о соотношении теории и практики в образовании, автор отмечает: «Содружество и в то же время конфликт теории и практики коренятся в самом существе стиля мышления инженера, его сходствах и различиях со стилем мышления ученого, с одной стороны, и техника-ремесленника - с другой» [4, с. 122-125, 127].

В завершение краткого историографического обзора допустимо в качестве историко-сюжетных дополнений привести зарисовки из воспоминаний ученых и инженеров. Они позволяют восстановить малоизвестные факты, профессиональные качества и психологические портреты. В своих воспоминаниях М.А. Павлов (выдающийся советский металлург) так характеризует преподавателей Горного института: адъюнкт-профессор по минералогии Г.Г. Лебедев «производил жалкое впечатление», преподаватель учения о передаточных механизмах инженер С.Г. Войслав был «лектор весьма скучный», лекции И.В. Мушкетова (по физической геологии) показались автору дилетантскими, а профессора Г.Д. Романовского (по горному искусству) - бестолковыми [13, с. 56-59].

Правда, и о своих студенческих годах в Петербургском горном институте (окончил в 1885 г.) М.А. Павлов пишет со всей откровенностью следующее: «Избрав своей специальностью металлургию, я довольно-таки прохладно относился к специально горным предметам: стремился лишь отбыть повинность и получить удовлетворительно». Такое «прилежание» автор объясняет стремлением получить «не круглые пятерки, а действительно знания, необходимые заводскому инженеру» [13, с. 59-60].

Выдающийся советский геофизик В.В Шулейкин отмечает, что учиться по «громадному пестрому многопредметному плану» и заниматься исследовательской творческой работой было невозможно. О годах, проведенных в стенах Московского высшего технического училища, которое В.В Шулейкин окончил в 1917 г., он пишет следующее: «Круглый год голова набита тяжелым "общеобразовательным" грузом, в который входят предметы, бесконечно далекие от выбранной специальности... Только летом, после полосы зачетов и экзаменов, начинаешь ощущать, как мало-помалу возвращается естественная человеческая способность размышлять, наблюдать окружающее» [16, с. 53].

Заканчивая краткий обзор литературы советского периода, целесообразно отметить, что вопросам профессионально-технического образования советские ученые уделяли значительное внимание (Н.С. Юрцовский, Е.Н. Медынский, Н.В. Нечаев, А.В. Смолин, В.Е. Прудников, Л.И. Гумилевский, И.А. Марон, А.К. Сушкевич, В.И. Прокофьев, А.Н. Веселов, Н.Н. Кузьмин, Н.С. Киняпина, JI.B. Кошман, А.Я. Авербух и др.). Но даже простое сопоставление объема исследований позволяет утверждать, что больше внимания авторы уделяют образованию и профессиональной подготовке рабочего класса в советский период. История развития профессионального образования в дооктябрьской России становится предметом серьезных научных исследований не раньше середины 1950-х гг. (в 1956 г. А.В. Смолин защитил диссертацию на соискание ученой степени кандидата педагогических наук по теме «Горные училища Алтая в XVIII-XIX века»)

Выводы, к которым приходят исследователи, в целом идентичны: недостаточное количество профессиональных учебных заведений в стране, невозможность в полном объеме обеспечить возрастающие запросы промышленности в технических специалистах, недостаточно высокий уровень профессиональной подготовки выпускников. Учеными собран значительный фактологический материал, который позволил выявить и изучить малоизвестные факты деятельности отечественных преподавателей.

Для всего советского периода характерны, с одной стороны, идеологическая «наполненность» и зачастую откровенно популяризаторский характер, а с другой - постепенное увеличение количества опубликованных работ с расширением спектра изучаемых историко-теоретических проблем, совершенствованием методики исторического исследования.

Рецензенты:

Кузнецова Е.И., д.и.н., доцент, профессор кафедры истории государства и права ТулГУ,         г. Тула;

Карпов Е.Б., д.псх.н., к.э.н., профессор, ректор Тульского института экономики и информатики, г. Тула.