Scientific journal
Modern problems of science and education
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,931

THE NATURAL AND LEGAL REASONING OF COPYRIGHT LAW IN THE CONTEXT OF FORMATION OF COPYRIGHTS SYSTEM IN FRANCE

Matveev A.G. 1, 1
1 Perm state national research university
Авторское право Франции испытало сильное влияние теорий естественных прав. Статья посвящена анализу этих теорий и идей. В статье также определяется влияние философско-правовых теорий на французскую систему авторских прав. Сделан вывод, что зарождение естественно-правового обоснования авторского права происходит в Англии XVII в. В Англии юснатурлистическое обоснование авторского права не получает дальнейшего серьезного развития. Однако английские идеи, особенно трудовая теория собственности Дж. Локка, получают широкое признание и развитие во Франции XVIII в. Во Франции авторское право обосновывается через дискурс о собственности как одном из самых священных естественных прав человека. Рассматриваются взгляды на литературную собственность Д. Дидро. В XIX – первой половине XX в. французское авторское право дополняется подсистемой моральных прав автора. Эти права обосновываются уже идеями романтизма. В результате складывается дуалистическое авторское право.
Copyright law of France was strongly influenced by the theories of natural rights. This article analyzes these theories and ideas. The article also determined the influence of philosophical and legal theories on the French system of copyrights. It is concluded that the origin of natural and legal reasoning of copyright law arises in England of the XVII century. In England the natural and legal reasoning of copyright law does not receive further serious development. However, the English ideas, especially the labor theory of ownership J. Locke, are widely recognized and developed in France of the XVIII century. In France, copyright law is substantiated through a discourse about ownership as one of the most sacred natural rights of man. Views on literary ownership of D. Diderot are considered. In the XIX – the first half of the XX century the French copyright is complemented by subsystem of author’s moral rights. These rights are already substantiated by the ideas of romanticism. As a result there is dualistic copyright.
positivism
copyright law
natural rights theorie
authors economic rights
authors moral rights
labor
ownership
Locke
Diderot
Авторское право имеет своим обоснованием определенные высшие по отношению к позитивному праву принципы должного. Эти принципы, по сути, представляют собой философско-правовые теории, учения, идеи, доказывающие необходимость предоставления авторских прав. В зарубежной, прежде всего англо-американской, юридической науке такие теории и идеи именуются теоретическими обоснованиями авторских прав [1, с. 67], теориями интеллектуальной собственности [6], философией интеллектуальной собственности [7]. За всеми приведенными названиями скрывается общий смысл, который состоит в том, что авторское право обосновывается внешними по отношению к праву средствами (основаниями). Наиболее убедительной и известной классификацией теорий, обосновывающих авторское право, является деление их на естественно-правовые и позитивистские учения.

В российской юридической науке проблеме обоснования авторского права, влияния философско-правовых идей на регламентацию авторских прав уделяется недостаточное внимание. Между тем, самый общий взгляд на системы авторских прав Франции, Германии, Великобритании, США позволяет увидеть существенные различия в структуре и генезисе этих систем. Как представляется, на конфигурацию систем авторских прав этих передовых (в авторско-правовом смысле) государств существенное влияние оказали учения юснатурлизма и позитивизма. Однако в каждом из этих государств обсуждение проблемы авторского права и трансформация философско-правового дискурса в позитивное авторско-правовое регулирование обладают существенными особенностями.

Целью настоящей работы является исследование влияния учений юснатурализма на систему авторских прав Франции. В качестве методов исследования использовались системно-структурный подход, принцип историзма, сравнительно-правовой анализ.

Зарождение юснатуралистического обоснования авторского права

Юснатурализм относится к древнейшим типам правопонимания. В рамках этой парадигмы искусственное и изменчивое позитивное право противопоставляется постоянному и совершенному естественному праву. Во все времена последнее понималось как воплощение справедливости, добра и нравственности. С позиции юснатурализма предоставление авторского права - это благородный и справедливый жест законодателя: «Признавать право собственности на интеллектуальный продукт необходимо потому, что такой продукт является порождением уникального творческого процесса, осуществленного уникальной личностью» [1, с. 69].

Юснатуралистическое обоснование авторского права приобрело наибольшую популярность во Франции и Германии и серьезнейшим образом повлияло на континентальное авторское право. Однако родиной зарождения идеи права автора на свое произведение как естественного права стала Англия, хотя в дальнейшем эта идея не получила в здесь официальной легитимации.

В Англии до конца XVII в. монополия на издание книг принадлежала Stationers' Company (компании издателей и книготорговцев). Монополия основывалась на королевской Хартии, выданной в 1557 г. Марией I Тюдор. Любой член Компании, получивший в свое владение рукопись произведения, имел право зарегистрировать ее для публикации. С момента регистрации никто не мог печатать это произведение без разрешения этого издателя или книготорговца.

Авторы не являлись членами Stationers' Company. В указанный период времени они могли опубликовать свои сочинения при условии сотрудничества с членами этой компании. Стационеры выплачивали авторам, как правило, единоразовое вознаграждение за передаваемую рукопись. Утверждение, что издатели и книготорговцы, ссылаясь на общее право, признавали за авторами право собственности на их произведения, нуждается в уточнении, поскольку оно верно не для всего периода издательских привилегий.

Зарождение идеи права автора на произведение как права собственности, а произведения как особого имущества происходит незаметно в Англии конца XVI в. Около 1580-х годов в регистрационных книгах Stationers' Company начинает меняться форма регистрационных записей. Эти записи ранее формулировались как «лицензия на печатание» ("lycense for printinge"). В указанное время на смену такой записи приходит формулировка «собственность на копию» ("ownership on a copy") [4, p. 170]. Такая тонкая трансформация, произошедшая в языковой, а не юридической реальности не затронула еще фактического положения авторов и издателей. Более того, в течение конца XVI в. и всего XVII в. не наблюдается также теоретических дискуссий о природе и обосновании прав автора на его книгу. В то же время языковое преобразование «лицензии на печать» в «собственность на копию» постепенно начинает наполняться в течение XVII в. идеями реальности прав автора.

В 1643 г. автор, пожалуй, впервые становится инструментом, с помощью которого члены Stationers' Company лоббируют свои интересы. С 1640 по 1643 годы в Англии фактически была свобода печати и монополия Stationers' Company не действовала. В 1643 г. Стационеры обратились с петицией о возобновлении цензуры и их монополии. В этом документе в том числе упоминается автор как человек, затративший свое время для написания книги, говорится также о собственности на эту книгу, которую члены Stationers' Company приобрели у автора.

Монополия Stationers' Company на печатание книг усиливалась институтом цензуры, который был выгоден как королевской власти, так и самой этой Компании. Издатели использовали цензуру в качестве инструмента борьбы с несанкционированными публикациями. Однако в 1695 г. цензура в Англии была отменена, так как парламент отказался продлевать срок действия Акта о цензуре 1662 г.

Итак, фактически с упразднением института цензуры закончилась бессрочная монополия Stationers' Company и в Англии началась конкуренция издателей, не являющихся членами Компании, с издателями-стационерами. Последние были заинтересованы в восстановлении прежних порядков. Они считали, что в книготорговле царит хаос и что с ним нужно покончить. Издатели неоднократно обращались в парламент с просьбами, в которых ходатайствовали о возобновлении цензуры. С 1695 по 1707 год было подготовлено десять законопроектов о печати, все они так и не были приняты.

В 1707 г. происходит событие, которое является весьма значимым для понимания развития идей юснатурализма в авторско-правовой среде. В этом году тактика поведения членов Stationers' Company резко меняется, и они уже не просят возврата цензуры. Издатели просят сохранить за авторами вечное право собственности на книги и тем самым по существу признать это право собственности за ними. Именно так в начале XVIII в. в английский политико-правовой дискурс попадают вопросы о праве собственности автора на его произведение. Но эти вопросы пока еще были ширмой, прикрывающей имущественные интересы крупных издателей, которые не хотели расставаться со своей монополией на печатание книг. Марк Роуз (Mark Rose) пишет по этому поводу, что, преувеличивая ради ясности, можно сказать, что книготорговцы Лондона изобрели современного автора, чтобы сделать его оружием в борьбе против книготорговцев провинции [10, p. 56].

Как известно, в 1710 г. принимается «Статут королевы Анны». История принятия этого акта, его концепция и последующие судебные споры об авторском праве показывают уход Англии от идеи юснатуралистического обоснования авторского права, так и не получившей здесь серьезного развития и признания. Однако именно Англия открыла миру дискурс автора как собственника, дискурс, обосновавший авторское право как право естественное. Этот дискурс появился в конце XVII в. форме трудовой теории собственности, автором которой является Дж. Локк.

Трудовая теория собственности Дж. Локка и обоснование авторского права во Франции

В 1689 г. в Лондоне были опубликованы «Два трактата о правлении» Дж. Локка. Это эпохальное сочинение известно в том числе и тем, что в нем была представлена классическая трудовая теория собственности, основанная на естественном законе. Естественным законом, по Дж. Локку, является разум; он «учит всех людей, которые пожелают с ним считаться, что, поскольку все люди равны и независимы, постольку ни один из них не должен наносить ущерб жизни, здоровью, свободе или собственности другого, ибо все люди созданы одним всемогущим и бесконечно мудрым творцом» [3, с. 264-265]. Английский философ указывает, что первоначально никто не имеет права частной собственности на любую из частей природы, данной богом для пользования людям [3, с. 276-277]. Однако для того чтобы плоды природы приносили хоть какую-нибудь пользу, должно быть средство присваивать их тем или иным путем. Дж. Локк считает, что этим средством является труд:

В указанном сочинении Дж. Локка нет собственно естественно-правовых обоснований авторского права. Однако его трудовая теория собственности сыграла огромную политическую, идеологическую роль в становлении этого института. Наибольшее влияние учение Дж. Локка оказало на зарождение авторского права во Франции. Исходя из того, что труд индивида может родить собственность, сторонники указанной концепции, перевернув этот тезис, говорили: все то, что является продуктом труда, есть собственность трудившегося. Следовательно, литературные и художественные произведения - самая естественная и неотъемлемая собственность индивида, так как они создаются одной силой творчества и в меньшей степени зависят от материального мира.

Как и в Англии рубежа XVII-XVIII вв., во Франции идея естественного права автора первоначально использовалась в качестве инструмента в споре между столичными и провинциальными издателями и книготорговцами. Парижские издатели сосредоточили в своих руках права на все лучшие книги. Они пользовались возобновлением привилегий после истечения срока их действия. Провинциальные издатели, напротив, ссылаясь на общественный интерес, требовали отмены всякого продления привилегий. Обе стороны в этом споре, рассматривавшемся в королевском совете, апеллировали к справедливости. В 1725 г. парижские издатели, обладавшие фактически бессрочными привилегиями, начинают обосновывать свою позицию вечным правом собственности на книгу, которое они получили у автора. Их интересы представлял адвокат Луи д'Эрикур, с сочинением которого и связывается появление естественно-правового дискурса об авторском праве во Франции. Л. д'Эрикур писал, что издатели становятся собственниками тиража благодаря приобретению рукописи у автора, а не благодаря королевской милости. Во-первых, рукопись книги есть такое же естественное достояние автора, как и принадлежащие ему земля, дом и деньги. У автора нельзя безнаказанно отнять его рукопись, так как она есть плод его личного труда, которым он может свободно и произвольно распоряжаться. Во-вторых, если автор - собственник своего сочинения, то только он или его представители могут передать право собственности другим лицам. Таким образом, по мнению д'Эрикура, король не имеет права собственности на рукопись, следовательно, он не может уступать это право в виде привилегии [8].

Спор 1725 г. стал отправной точкой в становлении юснатуралистического обоснования авторского права во Франции. Складывается даже впечатление, что в этом году французское общество резко осознало и приняло идею прав автора как естественных прав собственности на книгу. Идея естественного авторского права, изначально являвшаяся ширмой, прикрывающей интересы парижских издателей и книготорговцев, очень быстро превратилась в очевидный, фундаментальный принцип, который впоследствии вступил с издательскими привилегиями в конфликт и одержал в конце XVIII в. в этом конфликте верх.

Заметную роль в развитии идеи естественного авторского права в XVIII в. сыграли взгляды Д. Дидро. Поводом для обращения философа-просветителя с письмом о торговле книгами [5] стало дело внучек Лафонтена. В 1761 г. королевский совет в обход устоявшихся правил предоставил обедневшим наследницам писателя привилегию на издание его произведений. Сам Лафонтен уступил право на публикацию своих рукописей одному из парижских издателей. Это право впоследствии неоднократно переуступалось. Соответственно, парижские издатели и книготорговцы в 1761 г. были возмущены ограничением своей монополии. Д. Дидро в 1763 г. написал открытое письмо, в котором встал на сторону парижских издателей.

Д. Дидро писал, что при работе над письмом он прочитал Мемарандум д'Эрикура и что он согласен с этим автором в фундаментальных принципах и выводах. В частности, право автора на рукопись является естественным, оно не зависит от привилегий. Однако естественное право автора в тексте Д. Дидро - это уже не просто право собственности, а право самой личной, самой неоспоримой собственности. Д. Дидро восклицает в таком духе: чем вообще может обладать человек, если продукт ума, уникальный плод его образования, его исследований, усилий, времени, если лучшие моменты его жизни, его наиболее ценная часть, та, что не погибает, что увековечивает его, если его собственные мысли, чувства его сердца не принадлежат ему?! Кто имеет больше прав использовать и продавать свои товары, чем автор? [5] Тем не менее не следует забывать, что все эти восторженные речи пока еще выступают средством, с помощью которого защищаются интересы издателей, а не авторов и их наследников.

Становление французского авторского права и легитимация трудовой теории связывается прежде всего с декретами Учредительного собрания 1791 и 1793 гг., принятыми в период Великой французской революции. Вообще идея верховенства прав личности была одной из ключевых революционных идей [2, с. 15]. Французские декреты, признавшие права автора на исполнение и публикацию произведения, сыграли важнейшую роль в становлении континентального авторского права, так как заложенные в них субъективные права воспринимались как подлинные естественные права, а не просто как продукт закона.

Становление дуалистической системы авторских прав во Франции

Во Франции, как и в других странах, авторское право появилось как право имущественное. Однако уже в начале XIX в. французские юристы и представители искусства обратили внимание общественности на то, что использование произведения не только приносит автору доход, но и непосредственно затрагивает его имя и репутацию. Постепенно в общественном сознании стала утверждаться мысль, что уступка автором своих имущественных прав на рукопись отнюдь не предоставляет покупателю права произвольно изменять, искажать, переделывать ее, а также выпускать ее в свет под другим именем. В первой половине XIX в. судами постепенно начала предоставляться защита неимущественных интересов конкретных авторов. И через эту защиту начала формироваться дуалистическая система авторских прав, которая характеризуется юридической самостоятельностью имущественных и личных прав автора.

Во второй половине XIX - начале XX в. категория морального права (droit moral) и составляющие ее авторские правомочия были разработаны французской доктриной. Однако на данном этапе нельзя еще говорить о сформировавшейся дуалистической модели авторских прав во Франции. А. Морийо (A. Morillot) - основоположник доктрины моральных прав - не рассматривал моральное право в качестве составляющей авторских прав. Он отмечал, что моральное право автора и исключительное право абсолютно различны. Первое восходит к естественному праву, а второе - к позитивному [9]. А. Морийо заключал, что подлинным авторским правом может быть только исключительное право, вследствие чего моральное право должно регулироваться общими принципами.

Законодательное признание моральных прав автора во Франции и завершение становления французского дуалистического авторского права состоялось лишь в 1957 г., когда был принят Закон об охране литературной и художественной собственности. Моральные права были признаны как одна из двух составляющих авторского права. Тем не менее противопоставление этих прав имущественным правам осталось, сохранилась также возможность полной уступки последних. Срок действия моральных прав после смерти автора во французском правопорядке не ограничен. Таким образом, со второй половины XIX в. до середины XX в. французское авторское право прошло путь от одной формы дуализма к другой. Первая из этих форм дуализма характеризуется защитой личных интересов автора судебными актами на основе общих принципов охраны личности. Эту форму нельзя рассматривать как дуалистическую модель авторских прав в строгом смысле этого слова, поскольку здесь нет еще признания моральных прав в авторском праве, а, следовательно, речь идет не о системе авторских прав, а о системе охраны интересов автора. Вторая форма дуализма может рассматриваться в формальном и концептуальном аспектах. Формально о дуализме в авторском праве можно говорить тогда, когда в закон об авторском праве включен институт моральных прав. Естественно, четкое разграничение между моральными и имущественными правами должно сохраняться. Концептуально дуализм появляется, когда режим моральных прав автора обособляется от режима прав личности. Действительно, по таким параметрам, как объект, основание возникновения, срок действия, способы защиты, первые определенно выделяются из вторых.

Выводы

Зарождение естественно-правового обоснования авторского права происходит в Англии XVII в. Здесь впервые наблюдается трансформация дискурса о разрешении на публикацию книги в дискурс о праве собственности на произведение. Первоначальным обладателем этого права признается автор, фигура которого используется книготорговцами для обоснования их вечного права собственности на рукописи, купленные у автора.

В Англии юснатурлистическое обоснование авторского права не получает дальнейшего развития. Однако английские идеи, особенно трудовая теория собственности Дж. Локка, получают широкое признание и развитие во Франции XVIII в. Во Франции авторское право обосновывается через дискурс о собственности как одном из самых священных естественных прав человека. В XIX - первой половине XX в. французское авторское право дополняется подсистемой моральных прав автора, которые уже обосновываются не дискурсом о собственности, а идеями романтизма. В результате складывается дуалистическое авторское право, в котором имущественные и моральные права автора имеют разную историю, различное обоснование и отличающиеся друг от друга правовые режимы.

Настоящее исследование выполнено при финансовой поддержке Российского гуманитарного научного фонда, грант № 15-03-00456.

Рецензенты:

Реутов В. П., д.ю.н., профессор, заведующий кафедрой теории и истории государства и права ФГБОУВПО «Пермский государственный национальный исследовательский университет», г. Пермь;

Поляков С. Б., д.ю.н., профессор кафедры теории и истории государства и права ФГБОУВПО «Пермский государственный национальный исследовательский университет», г. Пермь.