Scientific journal
Modern problems of science and education
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,931

RUSSIA UNDER SANCTIONS

Radzhabova Z.K. 1 Murtazaliev M.G. 1 Radzhabova Z.O. 1
1 Dagestan State University
В настоящей статье рассматриваются современные проблемы торгово-экономических отношений России со странами Евросоюза в условиях санкций. Санкции затрагивают интересы крупных компаний России в нефтегазовой сфере, в оборонной промышленном комплексе, а также серьезно затронуты интересы промышленного комплекса России, тем самым накаляя социальную обстановку. Следствием закрытия российских границ для продовольствия из Европы является появление избытка продукции и падение закупочных цен. Обозначен вопрос о вмешательстве международных организаций для поиска выхода из сложившейся ситуации. Проведенный анализ в полной мере подтверждает точку зрения о том, что санкции не выгодны обеим сторонам, добавляют определенный дискомфорт для российской стороны, европейским компаниям, а также налогоплательщикам. Сегодня Россия готова противостоять санкциям в формате Таможенного союза, о чем говорят действия глав государств-членов Таможенного союза.
This article examines current issues of trade and economic relations between Russia and the EU countries under sanctions. The sanctions affect the interests of Russian companies in the oil and gas sector, in the defense-industrial sector, as well as seriously affected the interests of the industrial complex of Russia, thus causing social tension. The closure of the Russian border for food from Europe has resulted the excess produce and fall in purchase prices. The question of international organizations intervention to find a way out of the situation is indicated. The analysis fully confirms the view that the sanctions are not beneficial to both sides, causing some discomfort to the Russian side, European companies, as well as taxpayers. Today, Russia is ready to face the sanctions in the format of the Customs Union, as evidenced by the actions of the Customs Union Member States heads.
package of sanctions
holdings
debt securities
food embargo
multipolar world
purchase prices
Политики Вашингтона дали весьма характерное для них определение действиям России в ходе конфликта на Украине - «дестабилизирующие ситуацию». Все началось с традиционных для такой ситуации санкционных списков не въездных граждан, куда входили политики и главы крупных компаний, граждане России и Украины. Решение об их введении было принято 6 марта 2014 года в США и 17 марта в ЕС соответственно. Списки вводились в два этапа с последующим расширением и заморозкой активов фигурантов «черного списка» (так называемые первый и второй пакеты санкций). После этого (29 апреля) последовал скандал с платежными системами Visa и MasterCard, который в действительности коснулся широких масс общественности и оживил разговоры о создании национальной платежной системы в РФ.

Поворотной точкой в развитии ситуации можно считать введение Евросоюзом вслед за Вашингтоном секторальных ограничений (третий пакет санкций, 30 июля). Именно третий пакет санкций можно считать первым действительно наступательным шагом, всерьез затрагивающим всю экономику России.

5 сентября Комитет постоянных представителей ЕС согласовал четвертый пакет санкций, но тут же поочередно после подписания Минского протокола и объявления перемирия президент США Барак Обама и председатель Европейского совета Херман Ван Ромпей заявили о готовности отменить санкции в связи со стабилизацией ситуации на Украине. Однако, несмотря на относительную стабильность ситуации на Украине, 12 сентября четвертый пакет санкций вступил в силу.

Структура и содержание санкций охватывают следующие сферы:

  • Финансовая сфера. Пять крупных банковских организаций (в их числе ВЭБ, ВТБ, Газпромбанк, Сбербанк, Россельхозбанк) фактически были лишены возможности заимствования - размещения долговых бумаг (со сроком обращения более 30 дней) на европейском рынке.
  • Нефтегазовая сфера. Санкции затрагивают интересы крупных компаний (в их числе Роснефть, Газпромнефть, Транснефть, НОВАТЭК). В их отношении вводятся финансовые ограничения, а также прямой запрет на поставку этим компаниям оборудования для нефтедобычи на глубоководном шельфе и в Арктике, а также для разработки сланцевых месторождений.
  • Оборонно-промышленный комплекс. Запрет на вывоз продукции двойного назначения, ограничения в сотрудничестве, финансовые санкции в отношении таких компаний, как Алмаз-Антей, Калашников, Ижмаш, Базальт, Уралвагонзавод.
  • Санкционный список физических лиц (всего 119 человек). Лицам в списке запрещен въезд на территорию ЕС, а также «замораживаются» все их активы на территории ЕС[5].

В ответ на третий пакет санкций Россия 6 августа ввела продовольственное эмбарго, содержание которого состоит в запрете ввоза мясной и молочной продукции, рыбы, фруктов и овощей из стран ЕС, США, Австралии, Канады и Норвегии. Суммарный годовой объем был предварительно оценен в 9 млрд. долл. США [13].

Последствия введения продовольственного эмбарго для России:

  • Соответствующие изменения в ассортименте продукции;
  • Рост цен - на свежезамороженную рыбу до 20%, на креветки и морепродукты до 35%, на говядину и свинину от 5 до 10%;
  • Макроэкономические эффекты - рост инфляции с одной стороны и положительный эффект (сродни протекционизму) для агропромышленного комплекса с другой стороны.

Стоит отметить и интересный эффект от введения эмбарго последовавший на финансовых рынках - резкий рост акций российских продовольственных компаний. Акции компании «Русское море» в течение двух недель после введения эмбарго выросли на 18,7%, а акции компании «Разгуляй», до введения санкций находившейся фактически на грани банкротства, на 40%.

Что же касается второй стороны противостояния, ЕС, можно отметить, что европейские страны в большей мере ощущают на себе негативные последствия «войны санкций». И, предвидя эти последствия, 9 стран ЕС (Франция, ФРГ, Люксембург, Австрия, Болгария, Греция, Кипр, Словения, Италия) на саммите 16 июля пытались блокировать введение экономических санкций против России. Позиция европейских стран вполне понятна. Экономические санкции в отношении России опасны для них самих из-за тесных торговых связей. Например, торговый оборот ФРГ и РФ в 2013 году составил 76 млрд. долларов, бизнес с российскими предприятиями ведут около шести тысяч германских фирм, а общий объем их инвестиций составляет 20 млрд. евро. Около 300 тыс. рабочих мест в Германии зависят от экономических отношений с Россией.

Немецкие промышленники уже не раз били тревогу по поводу того, что санкции в отношении России ударят по ним же самим. Об этом говорил Федеральный союз немецкой промышленности BDI. Германия может потерять 25 тыс. рабочих мест в случае ужесточения политических санкций в отношении России, заявил недавно Экхард Кордес, председатель Восточного комитета германской экономики (организация представляет интересы немецкого бизнеса, реализующего проекты в Восточной Европе и России). По другим данным, из-за санкций против России работы могут лишиться 40 тыс. немцев[1].

Неудивительно, что против ужесточения санкций в отношении РФ с немецкой стороны выступают крупнейший в мире химический концерн BASF, электротехнический концерн Siemens, автогигант Volkswagen, производитель спортивных товаров Adidas, а также Deutsche Bank.

В итоге ЕС даже согласился выплатить компенсации странам, при чем за счет средств фонда помощи пострадавшим от политических преследований. Однако размер данного фонда составляет всего около 420 млн. евро, что явно недостаточно для покрытия всех убытков. Так, только Литва и Польша уже обратились за компенсацией, заявив суммарный убыток в 1 млрд. евро. За ними последует и Франция, которая осуществляла поставки в Россию на сумму около 1,2 млрд. евро, Испания - 1,2млрд. евро, Нидерланды - 1,5 млрд. евро. Греция, только начинавшая оправляться от кризиса, в настоящий момент испытывает падение фондового рынка. В целом главным следствием закрытия российских границ для продовольствия из Европы является появление избытка продукции и падение закупочных цен соответственно. Такая ситуация может нанести удар по всему АПК и промышленному сектору, накаляя и без того нестабильную социальную обстановку.

Необходимо также сказать несколько слов о недружественном поведении так называемых стран-партнеров, как в отношении России, так и в отношении ЕС. В то время как ЕС призывает «страны-кандидаты» (на вступление) и «страны-партнеры» (имеется в виду нашумевшая ситуация с переговорами торговых представителей ЕС с представителями стран Латинской Америки) не наращивать экспорт продовольствия в Россию, Россельхознадзор заявляет о достигнутых договоренностях по импорту фруктов и молочной продукции из Турции, рыбы и морепродуктов из Чили, мясной продукции из Бразилии и т.д. [11].

С другой стороны производители мясной продукции Бразилии уже используют данную ситуацию, осознавая ограниченность России в выборе источников продукции, для формирования картельного сговора подняв закупочные цены для России в среднем на 4 долл. США по сравнению с ценами, установленными для других стран мира.

Достаточно часто в ходе анализа данной проблемы встает вопрос о вмешательстве международных организаций для поиска выхода из сложившейся ситуации. Однако, на самом деле ситуация оказывается неподконтрольной ни одной из организаций, так как ни одна из организаций фактически не имеет рычага давления на стороны «санкционного противостояния». Взять, к примеру, Всемирную торговую организацию (ВТО), нормы которой напрямую запрещают введение любых форм количественных ограничений импорта. Однако разбирательство в ВТО длится от 1,5 до 5 лет, и в случае, если Россия откажется от эмбарго в течение одного года, то есть в процессе ведения разбирательства, ущерб не взыскивается.

Проведенный анализ в полной мере подтверждает существующую точку зрения о том, что санкции невыгодны обеим сторонам. Как верно отметил пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков: "Санкции, безусловно, доставляют определенный дискомфорт для российской стороны. Вместе с тем, нельзя не понимать, что так или иначе платить по счетам за эти санкции придется и европейским компаниям, а также налогоплательщикам, что, собственно, уже и происходит" [7].

Как бы то ни было, санкции на самом деле не предстают перед Россией, как что-то чрезвычайное. Приведем, к примеру, ситуацию с санкциями в финансовой сфере. Суть санкции состоит в запрете гражданам ЕС приобретать облигации со сроком обращения свыше 30 дней, эмитируемые юридическими лицами, зарегистрированными за пределами ЕС и более 50% прав собственности, на которые принадлежит фигурантам «черного списка». Однако, фактически, российские банки обходят этот запрет через свои дочерние структуры, зарегистрированные заграницей, как это делает Сбербанк через дочернюю организацию в Турции (Denizbank). В это же время российское правительство уже рассматривает вопрос о размещении российских государственных ценных бумаг на новых для себя рынках Азии и Арабского региона [12].

Тем не менее, не смотря на всеобщее ликование российских СМИ и небывалый патриотический подъем политиков по поводу самодостаточности российской экономики и возможности самообеспечения сельскохозяйственной продукцией, стоит взглянуть на проблему с другой стороны:

- Россия в огромной степени зависит от ЕС в инвестиционной сфере, ЕС является чистым донором капитала;

- Продовольственное эмбарго не является действенным, так как, по мнению некоторых экспертов, экспортные поставки не являются основным источником прибыли для фермеров ЕС, а снижение закупочных цен в конечном счете будет компенсировано за счет дотаций [8].

В конечном итоге вся сложившаяся ситуация в большей степени относится к политике, а не к экономике. На этом фоне мы наблюдаем усиление роли России на мировой политической арене. Безусловно, США при содействии стран ОПЕК в любую минуту могут усложнить ситуацию «играя» на объемах добычи нефти и, соответственно, на ценах на данный весьма важный для нашей страны энергоресурс.

Однако, как бы то ни было, мы являемся свидетелями продолжающегося процесса формирования многополярного мира. Россия готова противостоять санкциям и в формате Таможенного союза, о чем свидетельствует координация действий глав его членов [9]. Прошедший 11-12 сентября в Душанбе саммит Шанхайской организации сотрудничества, на котором рассматривался вопрос о расширении организации и вступлении в нее Ирана, является дополнительным тому подтверждением.

Рецензенты:

Кутаев Ш.К., д.э.н., заведующий отделом Института социально-экономических исследований Дагестанского научного центра РАН, г. Махачкала;

Османов М.Н., д.э.н., профессор кафедры «Мировая экономика и международный бизнес» Дагестанского государственного университета, и.о. директора Межотраслевого Института профессиональной переподготовки и повышения квалификации руководящих работников и специалистов ДГУ, ФБГОУ ВПО «Дагестанский государственный университет», г. Махачкала.