Scientific journal
Modern problems of science and education
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,931

SOCIAL-PSYCHOLOGICAL ANALYSIS OF THE LEVELS AND TYPES OF PERSONAL WELL-BEING

Pavlotskaya Ya.I. 1
1 1Volgograd branch of the Russian Presidential Academy of National Economy and Public Administration
В работе раскрывается специфика психологического благополучия в контексте системы отношений личности, подчёркивается актуальность системного развития представлений о позитивном функционировании, определении субъективных факторов и коррелятов повышения благополучия. Даётся определение психологического благополучия на основании данных проведённого исследования: специфики структуры благополучия в зависимости от его уровня, качества социальных отношений личности, степени её интегрированности. Описываются структурные различия трёх уровней психологического благополучия личности – низкого, среднего и высокого, приводятся статистические данные для данной выборки. В зависимости от ряда социально-психологических характеристик личности, выделенных в ходе исследования, предложено рассматривать три типа благополучия личности: неблагополучный эгоцентрический тип с низкой интеграцией личности, среднеблагополучный группоцентрический тип с умеренной интеграцией личности, благополучный просоциальный тип с высокой интеграцией личности.
The paper shows the specifics of psychological well-being in the of the context of individual´s relationship, emphasizes the relevance of the system of concepts of positive functioning, the allocation factors and correlates of subjective well-being increase. We give a definition of psychological well-being based on the data of the study: specific structure of well-being, depending on its level, quality of social relations of the individual, its integration´s degree. Describes the structural differences of three levels of psychological well-being of the individual - low, medium and high, there are the statistics for a given sample. Depending on a number of socio-psychological characteristics of the person identified in the course of the study, it is proposed to consider three types of personal well-being: a dysfunctional egocentric type with low personal integration, medium-well-being groupcentric type with mid personal integration, well-being prosocial type with large-scale personal integration.
psychological well-being
positive operation
the system of relations
social orientation
the types of personal well-being

В одной из недавних работ А.Л. Журавлёва и А.В. Юревича [4] отмечено значительное число исследований, посвящённых теме психологического и субъективного благополучия человека, его удовлетворённости собственной жизнью, чувству самореализации в различных социо-экономических и социо-политических условиях разных стран. Мы видим, что вместе с тем, как различного рода кризисы затрагивают социально-психологическую сферу личности, не угасает потребность в понимании общих механизмов и закономерностей достижения ею того ощущения, переживания, что в философском контексте именуется счастьем, а в психологическом, скорее, благополучием или позитивным функционированием. Начиная с работ Н. Брэдбурна, Э. Диннера, продолжая исследованиями К. Рифф, Р.М. Райана, Э. Л. Диси, и уже отечественными учёными – Л.В. Куликовым, Л.В. Жуковской, Р.М. Шамионовым и др. – концепция психологического благополучия дифференцируется на различные подходы, включает в себя разнообразные точки зрения, объединяющим центром которых является положение о том, что благополучие человека – итог взаимодействия ряда объективных и субъективных факторов. Если сосредоточиться на обсуждении именно субъективных факторов, то можно обнаружить определённую значимость тех или иных личностных коррелятов для переживания благополучия. В данном исследовании мы предлагаем рассматривать психологическое благополучие сквозь призму системы отношений личности.

Отношения личности являются одной из центральных категорий отечественной психологии и, согласно В.Н. Мясищеву, «в развитом виде представляют целостную систему индивидуальных, избирательных, сознательных связей личности с различными сторонами объективной действительности. Эта система вытекает из всей истории развития человека, она выражает его личный опыт и внутренне определяет его действия, его переживания» [5, с. 143]. Иными словами, ученый приходит к постулированию ведущей роли отношений в жизни и развитии личности. Н.И. Сарджвеладзе, вслед за А.Ф. Лазурским, В.М. Мясищевым, предлагает всё разнообразие отношений личности рассматривать как систему: отношение к другим людям, к внешней действительности (миру), к себе [6].

Таким образом, собственно, психологическое благополучие мы определяем как интегральный феномен, характеризующий позитивное функционирование человека, выражающийся в субъективном ощущении удовлетворённости жизнью, реализации собственного потенциала, высокой интегрированностью и опосредованный системой отношений личности (с другими людьми, миром, собой).

По итогам психодиагностического исследования, в котором приняли участие 360 человек в возрасте 17 – 25 лет (из них 65% женщин и 35% мужчин), с помощью тестовых норм, нами были определены три уровня психологического благополучия: низкий (16% выборки), средний (55% выборки) и высокий (29% выборки). Были использованы методики: опросник «Шкала психологического благополучия К. Рифф» (адаптированный Л.В. Жуковской и Е.Г. Трошихиной); опросник межличностных отношений В. Шутца (под ред. А.А. Рукавишникова); методика определения доминирующего состояния Л.В. Куликова; опросник «Невротические черты личности»; тест «Незаконченные предложения» Дж.М. Сакса и С. Леви; рисуночный тест Э. Вартегга.

По результатам корреляционного анализа (коэффициент корреляции Спирмена) мы увидели, что качество взаимосвязи между компонентами, входящими в структуру психологического благополучия, меняется, в зависимости от его уровня. Компоненты психологического благополучия, выделенные К. Рифф: личностный рост (ориентация на развитие личности, ощущение самореализации), компетентность в управлении окружающей средой (готовность брать на себя ответственность, умение справляться с трудными жизненными ситуациями), жизненные цели (ценностно-смысловые ориентиры), самопринятие (знание и понимание собственной личности, позитивное к ней отношение), автономия (умение действовать самостоятельно, чувство собственной полноценности), позитивные отношения с другими (опыт близких эмоциональных отношений с другими, ориентация на ценность другого человека и межличностной связи с ним) [8]. При низком уровне благополучия мы наблюдаем, что из его структуры исключаются такие компоненты как «Компетентность» и «Самопринятие» – они не влияют на общий уровень благополучия и практически не имеют взаимосвязей с другими компонентами – «Автономией», «Личностным ростом», «Позитивными отношениями» и «Жизненными целями», которые в свою очередь, положительно взаимосвязаны друг с другом и с общим уровнем благополучия в целом. Для среднего уровня психологического благополучия характерно наличие различных (положительных и отрицательных) взаимосвязей между компонентами, однако из структуры благополучия исключается компонент «Личностный рост» – он не влияет на общий уровень благополучия и другие структурные составляющие. Иную картину мы видим в случае высокого уровня психологического благополучия. Каждый из компонентов положительно взаимосвязан с общим уровнем благополучия, но при этом отсутствуют взаимосвязи между ними.

Таким образом, наличие на низком и среднем уровне благополучия компонентов, исключённых из общей структуры, может свидетельствовать о низкой и средней интеграции личности. Под интеграцией мы понимаем процесс, в котором все составляющие черты или качества индивида действуют согласованно, как единое целое, что служит признаком здорового функционирования личности, успешной систематизации субъектом социального опыта и осуществления полноценной коммуникации с окружающими [1]. Следовательно, структура высокого уровня психологического благополучия свидетельствует о высоком уровне интеграции личности, когда все компоненты равноправно участвуют в повышении или понижении уровня благополучия, что может становиться значимым ресурсом для личности.

По результатам факторного анализа, были выделены следующие компоненты для каждого из уровней психологического благополучия.

Низкий уровень характеризуется пятью факторами (общая дисперсия 57,1%):

Экстравертированная установка и стремление к слиянию (вклад в общую суммарную дисперсию составляет 18,3%), высокие нагрузки от переменных «Позитивное отношение к отцу» (0, 874), «Позитивное отношение к матери» (0,822), «Позитивное отношение к себе» (0,783), «Готовность брать на себя ответственность» (0,781), «Позитивное отношение к миру» (0,758), «Интроверсия» (-0,748), «Позитивное отношение к другим» (0,692), «Конструктивное восприятие собственного прошлого» (0,555), «Ожидание контроля со стороны других» (0,548), «Оптимистические ожидания от будущего» (0,543), «Социальная неадаптивность» (-0,412). Данный фактор свидетельствует об ориентации на позитивные отношения с другими при постоянном взаимодействии со знакомым кругом общения. При этом важную роль играет наличие опыта близких и позитивных отношений с родителями – как условие дальнейшей готовности к взаимодействию с другими людьми. Экстравертированная установка в сочетании с высокой адаптивностью, возможно, переходящей в конформизм, стремление к внешне проявляемому активному социальному участию при сохранении внутренней пассивности (ожидание, что другие будут контролировать, устанавливать границы и правила взаимодействия).

Неуверенность, связанная с самореализацией (вклад в общую суммарную дисперсию составляет 12,1%), высокие нагрузки от переменных «Личностный рост» (0,870), «Жизненные цели» (0,732), «Позитивные отношения» (0,657), «Психологическое благополучие» (0,656), «Неуверенность в себе» (0,595), «Автономия» (0,490) – психологическое благополучие связано с ощущением тревоги, порождаемой необходимостью личностного изменения. Повышение уровня психологического благополучия предполагает возможность становиться субъектом собственной жизни [7], но, в данном случае, учитывая первый фактор, можно заключить, что психологическое благополучие становится неблагополучием и может избегаться за счёт хаотичной социальной активности.

Аффективная лабильность и негативный эмоциональный фон (вклад в общую суммарную дисперсию составляет 9,8%), высокие нагрузки от переменных «Чувство вины» (0,782), «Страх и тревога» (0,738), «Чувство одиночества» (0,566), «Сверхконтроль» (-0,510), «Аффективная неустойчивость» (0,509) – фактор свидетельствует о наличии определённых переживаний, связанных с ощущением психологического неблагополучия, что влечёт за собой изменение поведения в отношении других. Вследствие чего – ориентация на сверхконтроль собственных эмоций и их проявления для подавления негативных эмоций.

Тенденция к пассивной социальной включённости (вклад в общую суммарную дисперсию составляет 9,5%), высокие нагрузки от переменных «Ожидание аффекта от других» (0,709), «Ожидание социального интереса со стороны других» (0,707), «Проявление эмоций» (0,647), «Включённость в социальные группы» (0,639), «Конструктивно-оптимитическое отношение к проблемам» (0,577), «Социальная пассивность» (0,560) – ориентация на пассивное взаимодействие – ожидание внимания, выражения аффекта со стороны других при сохранении собственного контроля за ситуацией. Ощущение позитивного разрешения возникающих трудностей при условии включённости в социальные отношения, группы.

Самоконтроль как условие самопринятия (вклад в общую суммарную дисперсию составляет 7,4%), высокие нагрузки от переменных «Самопринятие» (0,709), «Контроль со своей стороны» (0,665), «Ипохондричность» (-0,627), «Компетентность» (0,400) – определённый уровень самопринятия достигается за счёт самоконтроля, контроля других и проявлении компетенции в управлении окружающей средой. При отсутствии значимых позитивных отношений с другими людьми личностным ресурсом может стать ощущение собственной компетентности без повышения уровня психологического благополучия в целом.

Таким образом, мы видим, что личность с низким уровнем психологического благополучия не имеет опыта позитивных близких отношений со значимым другим, что определяет потребность в нахождении других ресурсов (одним из которых со временем может стать ощущение компетентности в управлении окружающей средой). Однако, ни компетентность, ни самопринятие не становятся фактором повышения уровня психологического благополучия, исключаясь из его структуры. Отношения с другими людьми выстраиваются через призму постоянного контроля за другими и ожидания активного позитивного отношения (выражения положительных чувств, приглашения стать частью той или иной группы) при сохранении собственной пассивной позиции (связанной со страхом быть отвергнутым). Негативный эмоциональный фон, потребность в самоконтроле, как следствие – действие механизма проекции. Отношение к миру скорее как к угрожающему, несправедливому.

Средний уровень психологического благополучия определяется факторами (общая дисперсия 52,2%):

Социальные ожидания, связанные с основными потребностями в общении (вклад в общую суммарную дисперсию составляет 10,8%) высокие нагрузки от переменных «Включённость в социальные отношения и группы» (0,858), «Выражение аффекта» (0,765), «Ожидание социального интереса со стороны других» (0,751), «Ожидание выражение аффекта со стороны других» (0,729), «Ожидание контроля от других» (0,669), «Выражение контроля других» (0,599) – социальная ориентация не связывается с ощущением благополучия. Представления и ожидания, связанные с другими, в данном случае не влияют на удовлетворённость процессом жизни.

Позитивные ожидания, связанные со значимым другим (вклад в общую суммарную дисперсию составляет 9,6%), высокие нагрузки от переменных «Положительное отношение к другим» (0,743), «Позитивное отношение к матери» (0,737), «Позитивное отношение к миру» (0,717), «Позитивное отношение к отцу» (0,591), «Оптимистические ожидания от будущего» (0,484) – позитивное отношение к другим людям и миру при условии наличия опыта позитивных близких отношений со значимыми другими.

Аффективный комплекс самоотношения (вклад в общую суммарную дисперсию составляет 9,1%), высокие нагрузки от переменных «Чувство вины» (0,721), «Страх и тревога» (0,708), «Аффективная неустойчивость» (0,676), «Чувство одиночества» (0,476), «Чувство обиды и злости» (0,462), «Позитивное отношение к себе» (0,448), «Готовность принимать ответственность» (0,414) - при внешне проявляемой доброжелательной позиции – сохранение внутреннего негативного фона, связанного с самоотношением и гиперответственностью. Наличие близкого круга общения является необходимым ресурсом для поддержания собственной ценности и значимости.

Интровертированная пассивная установка (вклад в общую суммарную дисперсию составляет 8,1%), высокие нагрузки от переменных «Сверхконтроль» (0,846), «Ипохондричность» (0,682), «Социальная пассивность» (0,604), «Неуверенность в себе» (0,541), «Интроверсия» (0,511) – сверхконтроль обусловливает ипохондричность, социальную пассивность – в чём проявляется стремление к созданию внешне приемлемому позитивному социальному образу при сдерживании внутренних негативных переживаний.

Чувство собственных возможностей (вклад в общую суммарную дисперсию составляет 7,6%), высокие нагрузки от переменных «Общий уровень психологического благополучия» (0,926), «Компетентность» (0,591), «Жизненные цели» (0,508) – чувство компетентности в управлении внешней средой взаимосвязано с ощущением благополучия. В этом случае возможна постановка целей, определение плана их реализации в совокупности с ощущением собственной значимости, уверенности в своих силах.

Потребность в сохранении близкого круга общения (вклад в общую суммарную дисперсию составляет 7,0%), высокие нагрузки от переменных «Автономия» (0,580), «Позитивные отношения» (-0,578), «Конструктивное отношение к проблемам» (0,556), «Личностный рост» (-0,489), «Самопринятие» (0,463) – ориентация на неизменность актуальной ситуации, в том числе, социальных отношений и близкого круга общения как условия позитивного самоощущения (приоритет «здесь и теперь»). Изменение собственной личности может связываться с тревогой потери значимых отношений, которые формируют чувство благополучия, поэтому личностный рост и большая самостоятельность избегаются.

Таким образом, средний уровень психологического благополучия характеризуется ориентацией на контроль внешней среды, но в то же время, сопровождается развитием собственной компетентности, что в свою очередь, повышает уровень психологического благополучия. Эта группа склонна к идеализации других, чрезмерной ориентации на актуальные социальное положение и отношения, позитивное отношение к миру сопровождается негативным эмоциональным фоном, связанным с отношением к себе. Ориентация на малый, значимый круг общения, его сохранение, в том числе, за счёт избегания изменений собственной личности.

Высокий уровень психологического благополучия характеризуется факторами (общая дисперсия 50,0%):

Позитивная система отношений к людям, миру, себе (вклад в общую суммарную дисперсию составляет 14,0%), высокие нагрузки от переменных «Позитивное отношение к матери» (0,864), «Позитивное отношение к себе» (0,826), «Позитивное отношение к отцу» (0,778), «Позитивное восприятие собственного прошлого» (0,627), «Конструктивное отношение к проблемам» (0,621), «Готовность принимать на себя ответственность» (0,620), «Позитивное отношение к миру и его порядку» (0,529), «Позитивное отношение к другим людям» (0,508), «Конструктивное отношение к будущему» (0,457), «Неуверенность в себе» (-0,443) – первый опыт позитивных отношений – детско-родительских – определяет высокий уровень психологического благополучия, уверенности в себе. Первичные отношения выступают прообразом позитивных отношений к миру в целом, другим людям. Проявляется готовность быть активным участником жизни, субъектом.

Социальные ожидания, связанные с основными потребностями в общении (вклад в общую суммарную дисперсию составляет 12,0%), высокие нагрузки от переменных «Включённость в социальные отношения и группы» (0,847), «Ожидание выражение аффекта со стороны других» (0,783), «Выражение аффекта» (0,767), «Ожидание контроля от других» (0,743), «Выражение контроля других» (0,619), «Ожидание социального интереса со стороны других» (0,539) – ориентир на сбалансированные отношения с другими, без стремления контролировать, сопровождаемые выражением доверия и ориентацией на конструктивное гармоничное взаимодействие.

Социальная пассивность как защитный механизм (вклад в общую суммарную дисперсию составляет 8,3%), высокие нагрузки от переменных «Аффективная неустойчивость» (0,808), «Социальная пассивность» (0,613), «Жизненные цели» (0,537), «Общий уровень психологического благополучия» (0,480), «Чувство обиды и злости» (0,445) – при наличии негативного аффекта повышается социальная пассивность как условие самосохранения в условиях реальной или мнимой невозможности изменения ситуации или воздействия на среду. Однако, вместе с тем, внутреннее ощущение благополучия может повлечь за собой определённую социальную пассивность как следствие возможности самоизменения и изменения отношений (без необходимости воздействия на окружающий мир).

Позитивные отношения как личностный ресурс (вклад в общую суммарную дисперсию составляет 7,9%), высокие нагрузки от переменных «Социальная неадаптивность» (0,756), «Позитивные отношения» (-0,725), «Интроверсия» (0,638), «Автономия» (0,544) – наличие опыта позитивных отношений ориентирует на гибкость в отношении к другому, определяет необходимость выстраивать диалогичный контакт при сохранении собственной позиции, что в свою очередь выступает ресурсом при ощущении тревоги и сверхориентации на собственные потребности.

Сверхконтроль как условие реализации личностного потенциала (вклад в общую суммарную дисперсию составляет 7,8%), высокие нагрузки от переменных «Сверхконтроль» (0,731), «Ипохондричность» (0,678), «Чувство одиночества» (-0,468), «Компетентность» (0,440) – сверхконтроль выступает ресурсом при сохранении ориентации на личностный рост и ощущении собственной компетентности.

Таким образом, высокий уровень психологического благополучия характеризуется наличием опыта близких позитивных отношений, выступающим базисом для выстраивания в дальнейшем конструктивной системы отношений к другим людям, миру и себе. Высокий уровень рефлексии, обращённости на себя, конфликты преодолеваются внутрипсихически (доминанта социальной пассивности и отсутствие контроля за другими). Респондентам с высоким уровнем благополучия свойственна стрессоустойчивость, социальная адаптированность с учётом сохранения собственной позиции.

Далее, анализируя социально-психологические характеристики, которые свойственны различным уровням психологического благополучия, мы обнаружили, что получили данные, которые в некоторых аспектах соотносятся с классификацией смыслов личности по Б.С. Братусю. Однако, что важно, в основу выделения уровней смысла был положен именно тип отношения личности к миру, другим людям и себе. Иными словами, именно отношение в данном случае выступает центральным содержательным критерием типологизирования личности [2, с. 285-298]. По мнению Б.С. Братуся, существует: эгоцентрический уровень, характеризуемый ориентацией, прежде всего, на достижение собственной выгоды. В этом случае, другой человек – представляется средством реализации собственных потребностей, мир в целом – определённым «хранилищем» всех необходимых ресурсов, обязанный предоставлять их в виду субъективного ощущения эгоцентрической личностью его долженствования перед ней.

Группоцентрический уровень – отражает идентификацию человека с какой-либо малой группой. При этом отношение к другим людям является следствием заключения «свои» - «чужие». Отношение к миру условно доверительное, однако есть стремление оставаться в пределах своей группы во что бы то ни стало.

Просоциальный уровень, гуманистический – личность чувствует себя хорошо как наедине с собой, так и в малых и больших группах, здесь происходит признание общечеловеческих ценностей – принятие ценности личности другого, доверие к миру, здоровая любовь к себе.

Духовный уровень (упоминается в работах Б.С. Братуся позже) – «это уровень, на котором определяются субъективные отношения человека с беспредельным, устанавливается его личная религия, т.е. отношение к конечным вопросам и смыслам жизни» [3, с.293].

Таким образом, опираясь на данные корреляционного и факторного анализа, мы видим, что различные уровни психологического благополучия обладают также разной системой отношений. В соответствии с этим, можем выделить определённые типы личности: неблагополучный эгоцентрический тип с низкой интеграцией личности, среднеблагополучный группоцентрический тип с умеренной интеграцией личности, благополучный просоциальный тип с высокой интеграцией личности.

Первый тип – неблагополучный эгоцентрический с низкой интеграцией личности – характеризуется внешним проявлением социальной активности, адаптированности, однако при этом подобная социализированность носит эгоцентрический характер – другой человек и общество в целом рассматриваются с точки зрения реализации собственных потребностей, активность может быть суматошна, хаотична, возможно, стремление любым способом не остаться наедине с самим собой. Отношение к себе – полярное, инфантильно-всепрощающее и, в тоже время, инфантильно-отвергающее, связанное с низкой интегрированностью личности, размытостью представлений о себе, самонепринятием и, как итог, – постоянной тревогой. Личность не стремится к проявлению компетентности в управлении внешней средой, не видит в принятии ответственности за собственную жизнь возможного ресурса для развития. Отношение к миру преобладает настороженное, без доверия. Неудача в одной из сфер жизни может повлечь за собой резкое ухудшение эмоционального состояния в целом, ещё большее понижение уровня благополучия.

Особенностью второго типа – среднеблагополучного группоцентрического с умеренной интеграцией личности – является ориентация, прежде всего, на близкий и постоянный круг общения, на референтную группу. Отношение к другим выстраивается на основании заключения «свои» - «чужие», отнесение другого человека по тем или иным характеристикам к ингруппе («моя») или аутгруппе («не моя»). Отношение с первыми поддерживаются эмоционально доверительные, тёплые, реальные социальные отношения со вторыми не поддерживают, могут их умышленно избегать. По отношению к близким людям проявляют заботу, любовь, и вместе с тем – контроль, по отношению к «чужим» – настороженность, равнодушие. Ориентированы на сохранение значимых отношений без установления новых. Отсюда, как следствие, не стремятся к саморазвитию, личностному росту, так как изменение собственной личности может повлечь за собой изменение и перестройку значимых отношений. В целом, мир для личности этого типа представляется как условно безопасное место, обладающее необходимыми ресурсами для реализации собственного потенциала, позитивного функционирования. Однако, поскольку самореализация может рассматриваться как мешающая актуальным отношениям, может выбираться такой её вид, при котором личностный рост сводится к минимуму. Отношение к себе условно-принимающее, поскольку в данном случае, рефлексия осуществляется за счёт получения обратной связи от других значимых людей.

Для третьего типа – благополучного просоциального с высокой интеграцией личности – характерно доброжелательное отношение к другим людям, характеризующееся, прежде всего, ориентацией на принятие личности другого, признание её ценности. За счёт этого они социально пассивны, что связано с высоким уровнем рефлексии, ориентацией на самоизменение, изменение отношения к ситуации. Поскольку, другой человек представляется ценностью – нет субъективного ощущения права его менять или оказывать на него воздействие. Поэтому внимание переносится на собственные переживания и установки. Отношение к миру как к изначально хорошему, цельному, правильному. Личностные кризисы, вызванные внутренними или внешними факторами, переживаются за счёт доверия к миру и его мироустройству, чувства собственной компетентности, уверенности в собственных силах, наличия позитивных отношений с другими. Повышение уровня психологического благополучия происходит за счёт изменения даже одного его компонента (увеличение автономии, более осознанное самопринятие и др.), интегрированность личности – являются важным ресурсом для самореализации и позитивного функционирования личности.

Мы предполагаем наличие четвёртого типа психологического благополучия – высокоблагополучный духовный тип с сильной интеграцией личности. Данному типу свойственно усиленные показатели по всем компонентам высокого уровня благополучия и их фактического слияние. Такая личность обладает способностью к трансценденции, экзистенциальной направленности, преобладает отношение к миру, себе и другим людям как к целому, диалектически взаимосвязанному. Однако в нашем исследовании данный тип не был проявлен, что представляет интерес для дальнейшего изучения.

Рецензенты:

Шамионов Р.М., д.псх.н., профессор, заведующий кафедрой социальной психологии образования и развития факультета психологии Саратовского государственного университета имени Н.Г. Чернышевского, г. Саратов;

Черемисова И.В., д.псх.н., профессор, заведующая кафедрой психологии Волгоградской государственной академии физической культуры, г. Волгоград.