Scientific journal
Modern problems of science and education
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,931

CONCILIATORY JUSTICE AMONG THE PEOPLES OF DAGESTAN

Musaeva A.G. 1
1 Dagestan state Institute of national economy
Большое значение для исследования сущности обычного права народов Дагестана является изучение источников обычного права, характеризующих как содержание, так и процесс развития обычного права. К источникам обычного права, как правило, относят адат и шариат. Почти у всех народностей Дагестана существовали различные формы примирительного правосудия. Среди ни, в первую очередь, нужно назвать третейство или маслаат, который играл важную роль в формировании адатов. Маслаат – Маслахат слово арабское и в переводе означает общее благо, выгода, в интересах сторон. Маслагат настолько определяет начала дагестанского обычного права, что к разбирательству уголовных и гражданских дел приступали лишь после попыток примирения тяжущихся сторон. Маслаат проводили при разбирательстве различных уголовных и гражданских правонарушений.
Of great importance to study the essence of the customary law of the peoples of Dagestan is the study of the sources of customary law, describing both the content and the process of development of customary law. Sources of customary law, as a rule, include the ADAT and Sharia. Almost all nationalities of Dagestan existed various forms of reconciliatory justice. Among no, first of all, you need to call trecastle or Maslahat, which played an important role in the formation of ADAT. Maslahat - Maslakhaty the word is Arabic and means " the common good, the benefit, in the interests of the parties. Maslahat so defines the beginning of Dagestan customary law, that the trial of criminal and civil cases were initiated only after attempts at reconciliation litigants. Maslahat conducted in the proceedings of various criminal and civil offenses.
mediation
trecastle
maslat
conflict
sharia
adat
justice
reconciliation
Dagestan
В Дагестане издавна сформировалось множество форм разрешения конфликтных ситуаций, среди которых, в первую очередь, предпочитали примирение-маслаат. Маслаат (маслиату) - форма разрешения конфликтов, получившая распространение у отдельных народов Северного Кавказа. Она складывалась в рамках самоуправления сельских обществ и соответствовала общественному быту и менталитету горцев Дагестана. В переводе с арабского «маслаат» означает «общее благо», «выгода», «интересы сторон». В дагестанских языках маслаат понимается как примирение, разрешение конфликтов. 
Маслаат применялся, по наиболее острым конфликтам - убийствам и поранениям. К маслаату прибегали так же и при разрешении других проблем: ранений, краж, похищений женщин. Бывали случаи, когда маслаат при убийствах был неприемлем: убийство кровного врага, защита от нападения, совершённого из засады, защита от ограбления (согласно адатам даргинских обществ).

 Согласно адатным нормам (нормам обычного права) и мусульманскому праву в качестве формы разрешения таких конфликтов могла применяться и кровная месть, однако маслаатная (примирительная) форма урегулирования конфликтов была предпочтительной, поскольку ориентирована на сохранение целостности сообществ. Адаты дагестанцев , как и многие народы Северного Кавказа, имеют древнюю историю. Адаты - это обычаи, древние законы. Они создавались предками дагестанцев в далеком прошлом, еще в пору первобытного общества. Но тогда адаты еще не были законом.

В рассматриваемое время основные нормы правовых отношений «вольных» обществ и других политических образований были определены в адатах.

У народов Дагестана в прошлом существовало чрезвычайное разнообразие адатов: не только каждая народность (аварцы, даргинцы, кумыки, лакцы), но и каждая община, аул, чуть ли не каждый дом и семья имели свои особые адаты, жили по своим домашним обрядам и обычаям.

В Дагестане, по-видимому, задолго до принятия ислама в каждом отдельно взятом обществе и даже у каждого рода или тукхума существовали свои адаты, которые, имея много общего между собой, в тоже время несколько отличались друг от друга и даже воплощали собой суд по «правилам и законам, установленным обычаем, освященным давностью». В своих общих основах, - указывает Ф. И. Леонтович, - все адаты кавказских горцев представляют много сходных черт и тем не менее каждая сельская община до сих пор строго придерживается своих домашних обычаев и «потому можно сказать, что нигде не развился так партикуляризм обычного права, как у кавказских горцев».

О влиянии партикуляризма в обычном праве дагестанских народов свидетельствует тот факт, что рядом с общими адатами целого племени или общества существовали также «частные» адаты отдельных местностей, имевшие свои местные особенности в отдельных маленьких «обществах», аулах и тухумах.

Источники дают ряд любопытных сведений о происхожде­нии адата, формах его образования и развития. Главным ор­ганом образования адата кавказских народов исстари являлось третейство, т. е. мировой суд посредников. Мировое раз­бирательство дел, происходившее от несогласия между чле­нами общества, служило главным источником образования новых горских адатов. Суд посредников, не находя в старом адате меры наказания на все новые случаи, должен был вы­носить решения еще небывалые, хотя и применявшиеся к об­щему духу адата. Для решения подобного рода вопросов, как правило, приглашались люди, сведущие в народных обычаях, а также мудрые старики, которые могли сохранить в своей памяти какие-либо случаи, похожие на разбираемый. Вы­работанное таким образом решение называлось «маслагатом» (маслигьат -аварск.). Маслаат, повторенный потом в подобных же случаях, присоединялся к общей массе народных обычаев и окончательно превращался в адат, причем новый.

Значение маслаата, как первичной формы образования новых адатов, видно из всех показаний местных источников. У всех кавказских народов «маслаат», как «мировая сделка, соглашение», в случаях, когда он не решается существующим адатом, то является первой стадией в процессе образования адатов. В этом отношении маслаат (мир, согласие) и разбирательство дел по маслаату, или «маслаатное разбирательство», по исконному обычаю горцев, пользуются у них таким же правом гражданства, как и адат и адатное разбирательство дел. На основе маслаатного разбирательства у кавказских народов разрешались не только тяжбы и споры между отдельными лицами, но и враждебные столкновения общин и целых племен.

Третейство, как известно, с характером посреднической функции, вырабатывавшей основные начала обычного права, исстари лежало в основе всего судоустройства кавказских народов. «Маслаат» на протяжении длительного времени служил главной основой обычного права всех дагестанских народа - в прошлом все дела решались на собраниях «маслаата» стариков. Вот что говорят по этому поводу народные предания об образовании адатов. «В прежнее время пастушеской жизни горцецев, - сообщает известный дореволюционный этнограф У. Дудаев, - в случае родовых споров, старшие в роде советовались (собирали маслаат), как бы уладить дело, уславливались и никто им не противоречил. Но, размножившись, народ стал иметь больше тяжб, суд старшего в роду стал уже недостаточным. Тогда старики всех окрестных фамилий стали собираться для совещания о прекращении беспорядков в стране. Но и суд стариков в фамилиях был недостаточен в вольном чеченском народе, потому что некому было блюсти за исполнением его постановлений. Прибегали к маслаату, или примирению; тяжущихся мирили просьбами, вознаграждениями и уступками. Но и маслаат не мог удовлетворить целой стране и всяким тяжбам, а в некоторых случаях оказывал даже вред. Мало-помалу он (маслаат) перешел в суд по адату, т. е. суд стариков занимавшийся разбирательством дел на народных сходках в определенных обычаем местах».

Таким образом, особенностью маслаата является то, что совершали его независимые судьи, что исключало предвзятость решений. Они избирались из посторонних почётных лиц пожилого возраста.

При согласии пострадавшей стороны на примирение и по истечении определённого времени в заранее установленный день родственники убийцы, вместе с кровником, собирались в условленном месте и двигались к дому убитого, где их ожидали. Процессию возглавляли старейшины аула и представители духовенства. В неё входили почитаемые люди села, родственники канлы, сам канла шёл позади всех. Как правило, перед собравшимися выступал представитель духовенства, ссылаясь на исламские заповеди и положительный исход подобных случаев в прошлом. У одного из горских народов - хваршин - было принято, что родственницы убийцы ползли к месту примирения на коленях, замыкая шествие. При этом они били себя в грудь, монотонно произнося с плачем молитвы, а перед ними полз на коленях сам убийца с непокрытой головой. Моральная компенсация в виде унижений и оскорблений часто была важней, чем материальная. Как правило, родственник убитого после соблюдения обряда извинений и унижений брал нож, срезал прядь волос с головы канлы и поднимал его с колен, что и означало прощение. Примирившийся убийца считался кровным братом, то есть заменял собой убитого им в этом семействе.

Развитие горского уголовного адата в первой половине XIX в. шло по пути ограничения обычно-правовых норм, связанных с кровной местью, и в первую очередь, это касалось сокращением круга лиц, подвергавшихся юридической ответственности в случае отмщения, и расширение сферы выплат композиций на больший круг причиненного ущерба.

Возмещение ущерба зависело от многих факторов (сословного, психологического, религиозного и т.д.). Решение о выплате компенсации ущерба осуществлялось адатным судом. Среди главных форм имущественного ущерба были: порча сенокосных земель стадами овец и скота, кражи и грабеж (домашнее имущество, скот), ранение или убийство животных (быков, лошадей, буйволиц, собак). По адатам всех народов Северного Кавказа любой имущественный ущерб должен был компенсироваться. Так ,по осетинским адатам «уличенный в воровстве обязан сделать обокраденному удовлетворение в два раза более против учиненной им покражи, да еще в пять раз более оной заплатить штраф своему помещику».

Возмещение физического ущерба сопровождалось выплатой так называемой «цены крови» (композиции) или выселение виновного(традиции остракизма) и его семьи из родного селения на время или навсегда. Размер назначаемых адатным судом композиций был велик, поэтому члены фамилий и патронимии принимали участие в их выплате. Композиция за убийство женщины была ниже, чем за убийство мужчины, за другие преступления против женщины адатные «наказания» были более строгие. Так, в статьях 158,162 Собрания адат Даргинского округа написано: «За нанесение мужчины побоев, хотя бы и остались знаки, а также за нанесение раны, не требующей лечения, виновный никакому взысканию не подвергался. За нанесение побоев женщине, если не она первая начала драку, взыскивается в ее пользу один бычок. Если женщина была беременна, и последствием побоев был выкидыш, то сверх того, дело разбирается по шариату».

Сегодня правовой базой использования примирения в качестве альтернативы уголовного наказания, служат различные исключения из принципа неотвратимости наказания, имеющиеся практически в каждой правовой системе. Так, явление медиация(сродни маслаату) (eng. mediation - посредничество) - один из методов взаимовыгодного разрешения конфликта при содействии третьей незаинтересованной и независимой стороны(медиатора).  Медиатором может быть практически любой человек. За одним исключением - он должен быть независим и беспристрастен. Деятельность медиаторов может оплачиваться, либо не оплачиваться - по договоренности. Медиаторы не являются предпринимателями - это частные лица. Медиатор может действовать на непрофессиональной и на профессиональной основе. 

Сегодня медиация закреплена официально - она регламентирована Федеральным законом РФ «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)» № 193-ФЗ от 27.07.2010 г., но при этом она не имеет почти ничего общего с судебным рассмотрением споров. 

Основное отличие  маслаата , как и медиации от иных методов разрешения конфликтов состоит в том, что она не требует участия государственных органов.

Социологические исследования показывают достаточно высокий уровень готовности населения рассматривать примирение и компенсацию в качестве приемлемой реакции на преступление.

Традиционная форма примирительного правосудия должна быть институализирована и реализована в деле разрешения конфликтов, что будет иметь немалый профилактический потенциал не только в Дагестане, но и во всем Северо-Кавказском регионе, тем более что опыт такого рода был в прошлом, в советские времена, а также имеется в соседних республиках.

И современная практика миротворчества, разрешения различного рода конфликтных ситуаций на Северном Кавказе может многое взять для себя из истории взаимоотношений народов Дагестана, которая очень богата традициями народной дипломатии, взаимопонимания и веротерпимости.

Посредством маслаатного разбирательства у кавказских народов разрешались не только тяжбы и споры между отдельными лицами, но и враждебные столкновения общин и целых народностей. В них принимали участие как родственники обеих сторон, так и духовные и иные почтенные лица соседних общин и местная знать, а в прежние времена даже цари и ханы. Обычное уголовное право народов Кавказа отлично служило мирному проживанию родовых и семейных общин и полностью соответствовало как родовому быту, так и религии, морали и правосознанию населения и выполняло основную задачу всякого права - установление мира, стабильности и предупреждение новых преступлений.

После окончательного присоединения Дагестана к России горцам, привыкшим веками жить по адату и шариату, было трудно привыкать к российским законам, которые не предусматривали наказание преступника без возмещения ущерба пострадавшей стороне, что было неприемлемо для традиционно горского менталитета. Поэтому вначале горцы всячески старались обходить непонятные для них законы, и даже после возвращения из ссылки кровника конфликт не считался разрешённым, если не состоялся маслаат.

Из всех форм способ завершения конфликта маслаат является наиболее совершенной, позволяющей сторонам относительно полно установить между собой поведенческий, моральный и психологический паритет.

Рецензенты:

Магомедова Р.М., д.и.н., профессор кафедры Истории Дагестана ДГПУ, г. Махачкала;

Акбиев А.С., д.и.н., профессор кафедры Всеобщей Истории ДГПУ, г. Махачкала.