Scientific journal
Modern problems of science and education
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,791

CYBERBULLYING OF TEACHERS: SETTING OF PROBLEM

Anokhin S.M. 1 Anokhina N.F. 1
1 Sterlitamak Branch of Bashkir State University
Проблема кибербуллинга изучается психологами и педагогами в рамках исследований агрессивного поведения и форм психологического насилия в школьной среде. В научной литературе дан подробный анализ сущности кибербуллинга детей и подростков, и, в то же время, практически отсутствует научный интерес к исследованию проблемы кибербуллинга учителя и выработке практических рекомендаций по его профилактике и преодолению. В данной статье обосновывается необходимость изучения проблемы кибербуллинга учителя и анализируются эпизоды преследования школьных учителей. Кибербуллиг учителя, являясь одним из видов насилия и психотеррора в школьной среде, требует тщательного изучения и принятия профилактических мер. В настоящее время российский учитель крайне уязвим и беззащитен, в том числе и в киберпространстве. Кибербуллинг учителя существует, но его изучение затруднено латентным характером преследований, отсутствием отработанной практики эффективного решения данной проблемы и соответствующей нормативно-правовой базы. Игнорирование проблемы кибербуллинга учителя приведет к дальнейшей эскалации насилия в школьной среде.
The problem of cyberbullying is studied by psychologists and teachers in the research of aggressive behavior and forms of psychological violence in school environment. A detailed analysis of the nature of cyberbullying of children and teenagers is given in scientific literature, and at the same time there is practically no scientific interest to the problem of cyberbullying of teachers and practical recommendations of it׳s preventing and overhelming. In this article the necessity of studying the problem of cyberbullying of teachers is explained and some episodes of persuing of school teachers are analised. Being a form of violence and psychoterror in school environment cyberbullying of teachers requires thorough consideration and taking preventive measures. At present Russian teachers are extremely unprotected including cyberenvironment. Cyberbullying of teachers does exist but its research is impedimented by latent character of lack of practice, effective solution of the problem and appropriate legal regulations. Ignoring the problem of cyberbullying of teachers will lead to further escalation of violence in school environment.
сyberbullying
aggression
school violence
teacher
communication
interaction
Несмотря на многолетние исследования проблемы школьного насилия и поиска путей обеспечения безопасной среды для всех участников образовательного процесса, следует отметить, что наблюдается рост агрессии, видоизменение разнообразных видов физического и психологического насилия. Жертвами насилия теперь становятся не только учащиеся, но и учителя.

Цель статьи: поставить проблему кибербуллинга учителя.

Метод и методология проведения работы: теоретический анализ и обобщение научной литературы по проблеме исследования; анализ информации об эпизодах кибербуллинга учителя в электронных СМИ, размещенной на их официальных веб-сайтах; фото-и видеоматериалы по теме исследования, представленные пользователями в открытом доступе в Интернете.

Результаты

Одним из сравнительно новых, но быстро распространяющихся видов насилия становится кибербуллинг. На запрос «Кибербуллинг» в поисковой системе Google 27 декабря 2014 г. получено 13 100 результатов, на понятие «Cyberbullying» дается 34 700 000 ссылок. Учитывая распространённость этого явления в зарубежных странах, опережающих другие региона мира по уровню развития информационно-коммуникационных технологий, в России в ближайшее время следует ожидать резкого увеличения буллинга в киберсреде. Между тем, в нашей стране отсутствуют эффективные методы профилактики кибербуллинга и борьбы с ним. Практически не исследованной остается проблема преследования в киберспространстве учителя. Многими достаточно иронично и снисходительно оцениваются различные формы проявления кибербуллинга учителя, в то время как последствия подобного вида насилия серьезно влияют на здоровье и профессиональный статус педагога.

Кибербуллинг - один из видов агрессивного поведения. Психотеррор в англосаксонском варианте обозначается термином «byllying», который переводится как «тиранить, издеваться, запугивать и донимать» [5, С. 16]. Префикс «cyber» означает «связанный с компьютерами, информационными технологиями, Интернетом» [1].

Кибербуллинг представляет собой «агрессивное умышленное действие совершаемое группой лиц или одним лицом с использованием электронных форм контакта, повторяющееся неоднократно и продолжительное во времени и в отношении жертвы, которой трудно себя защитить» [4].

В настоящее время отсутствует единая классификация видов и форм кибербуллинга. Е.Р. Южанинова выделяет следующие формы кибербуллинга: анонимные угрозы, использование личной информации, киберотчуждение (исключение из круга общения), флейминг (обмен фразами, перерастающий в конфликт), создание двойника виртуальной личности (компрометирующее поведение двойника разрушает авторитет исходной виртуальной личности), киберпреследования, хеппислепинг (сцены реального насилия, снятые на камеру и размещённые в интернете). Кибербуллинг на одном полюсе проявляется в виде несерьезных шуток, а на другом - в виде психологического виртуального террора, наносящего непоправимый вред, приводящего к суицидам и смерти [9, С. 87].

В качестве компрометирующих и (или) раздражающих жертву источников в киберпространстве может быть представлен как вербальный материал, так и визуальный (фото- и видеоизображения), аудиофайлы.

Традиционные исследования кибербуллинга посвящены изучению ролевых моделей преследователя (буллера) или группы преследователей и жертвы, а также группы наблюдателей. В качестве булли и жертвы описаны, как правило, эпизоды с участием школьников. Гораздо реже описаны в литературе взрослые преследователи (педагоги и родители учащихся). Но практически невозможно найти исследований, посвященных травле учителя в киберпространстве.

Большинство жертв кибератак, как правило, не решаются обратиться за помощью и предать огласке историю своей травили, потому что боятся оказаться полностью изолированными от социального окружения, не хотят быть высмеянными, стремятся избежать усиления агрессии в свой адрес со стороны булли, опасаются увеличения числа наблюдателей и преследователей.

В роли преследователя педагога могут выступать: учащиеся, их родители, коллеги по работе. Более того, специфической особенностью современного общества является использование некоторыми печатными и электронными СМИ эпизодов кибербуллинга учителя из-за погони за сенсациями. Весьма редко даются оценочные суждения, защищающие честь и достоинство учителя. Кроме того, долговременное размещение информации на сайтах СМИ провоцируют поддержание психотравмирующего эффекта: педагог годами не может избавиться от негативной информации, описывающей процесс унижения и оскорбления, даже при смене места работы и места проживания подобная информация легко становится общедоступной для новых учеников и коллег по школе. Рассмотрим некоторые эпизоды.

Распространение видеоматериалов со сценами насилия стало весьма популярным занятием подростков. Несколько лет назад в некоторых зарубежных странах стало модным так называемое «радостное избиение» (англ. Happy Slapping). Подростки, избивая прохожих, записывали сцены насилия на сотовые телефоны и затем размещали в Интернете, где видео, без согласия жертвы, просматривали тысячи пользователей [6, С.241-242].

Одним из первых был описан случай массово распространённых в Рунете видеосюжетов Happy Slapping с участием учителя высшей категории и ветерана труда из г. Шелехово Иркутской области, которого ученики регулярно избивали. Данная история, растиражированная в СМИ, до сих пор доступна на самых разнообразных сайтах. Например, статьи И. Жегловой в газете «Комсомольская правда в Иркутске» от 22 марта 2010 г. и 24 марта 2010 г. Шестеро девятиклассников несколько месяцев записывали на видео и выкладывали в Интернете видеоролики под названием «Серега против Вафли». Учитель физкультуры, страдающая провалами в памяти, ничего не запоминала и ежедневно приходила в школу. Редакция обращается к читателям со словами: «Уважаемые читатели! Мы иллюстрируем эту статью видеофрагментом только для того, чтобы вы убедились - это не простые школьные шалости, а целенаправленное издевательство!». Кроме экспертов новость на сайте газеты комментировали читатели, большинство из них были на стороне педагога и шокированы случившимся. Через четыре года данный видеоматериал недоступен на сайте газеты, но он растиражирован и описан многократно. Запрос в Google на тему «Серега против Вафли» дает примерно 21 900 результатов, поиск видеоматериалов примерно 1 080 результатов. Очень многие из этих результатов как раз содержат сюжет издевательства над пожилым человеком - учительницей физкультуры. Следует отметить, что интерес к теме проявили и некоторые бывшие учащиеся школы, описавшие регулярное агрессивное поведение своего педагога во время уроков физической культуры. Многие материалы посвящены проблеме безнаказанности несовершеннолетних учащихся.

Один из пострадавших учителей - преподаватель истории, двадцатишестилетний Андрей Заверкин, который сделал замечание хулиганившим старшеклассникам. Несколько учащихся 9-го класса общеобразовательной школы № 49 в Чебоксарах вместо занятий физкультурой решили порезвиться. Полуобнаженные ученики, нацепив маски обезьян, вламывались в классы, где в это время шли уроки. Девочки снимали все происходящее на видео. Молодой учитель истории сделал замечание ребятам, намереваясь остановить их. В ответ пятнадцатилетний школьник сначала стал оскорблять педагога, а затем повалил учителя истории на пол и начал его избивать ногами. В итоге А. Заверкин получил множество ушибов, попал в больницу, где врачи диагностировали сотрясение мозга и перелом переносицы. В этот же день видео, на котором ученик Андрей Григорьев избивает учителя, было выложено в сети Интернет. Эпизод был описан корреспондентом «Российской газеты» 29 марта 2012 г., но на 20 декабря 2014 года информация по-прежнему находится на сайте издания.

На запрос «учитель истории Андрей Заверкин» за 60 секунд в Google получаем примерно 310 результатов. Первые двенадцать из них посвящены данному происшествию и размещены в СМИ, в социальных сетях, в том числе и видеозапись.

Гораздо больше сюжетов кибербуллинга можно встретить, используя в качестве поискового запроса жаргонные номинации лиц женского пола, относящихся к сфере образования, подробно описанные в исследовании И.А. Морозовой [7].

В поисковых системах выдаются сотни вариантов ссылок на различные фотожабы, мемы, видеоматериалы, в которых анонимные авторы в грубой форме характеризуют и изображают учителя. Существуют даже сайты, позволяющие создавать тематические мемы оскорбительного содержания с помощью шаблона и показывающие образцы для подражания (например, сайт «Рисовач. Ру» предлагает создать мем «Типичная училка» с помощью шаблона).

Практически не исследованными являются такие проявления кибербуллинга, как анонимные угрозы по сотовому телефону; взлом страницы в социальных сетях или создание фиктивных страниц и рассылка от имени ее владельца неприличных и компрометирующих текстов и изображений; указание личных данных жертвы (номера сотового телефона или адреса электронной почты) для рассылки спама или распространение контактных сведений на сайтах, специализирующихся на рекламе интимных услуг. Между тем, подобные проявления психотеррора уже активно используются в сфере шоу-бизнеса и влияют на карьеру сотрудников. В частности, серией громких скандалов в СМИ с некоторыми подобными видами кибербуллинга (взлом личных аккаунтов в социальных сетях, распространение недостоверной информации в Интернете, угрозы по телефону и проч.) прославился в последние годы коллектив Большого театра (например, один из случаев описан в газете «Коммерсант»).

Кибербуллинг, несмотря на его кажущуюся безобидность, позволяет достаточно успешно и быстро затравить жертву. Как отмечает А.Е. Войскунский, успешные манипуляции в социальных сетях - «...не редкость, и их успех зачастую связан с тем, что в новых условиях привычные способы осуществления социальной перцепции недостаточны» [2, С.100].

Анонимность, минимизация вероятности ответных ударов, возможность проявить себя с помощью информационно-коммуникационных технологий привлекает булли [3].

Проблема школьного насилия в России в ближайшие годы будет усиливаться. Эксперты отмечают такие факторы роста буллинга в школах, как: переход к рыночной экономике, кризис семьи, серьезное расслоение в обществе и перенасыщенность окружающего пространства информацией негативного содержания [8].

Как отмечает С.Н. Ениколопов, эффективные технологии и методики борьбы с кибербуллингом детей и подростков существуют лишь в некоторых зарубежных странах [3, С.41]. Необходимо добавить, что проблема кибербуллинга учителя до сих пор не стала в нашей стране предметом пристального изучения.

На наш взгляд, необходимо, в первую очередь, исследовать степень распространённости кибербуллинга учителя в России; классифицировать его причины и факторы распространения; изучить последствия кибербуллинга; исследовать нормативно-правовую базу, регулирующую процесс защиты чести и достоинства школьного учителя в киберпространстве. В дальнейшем следует изучить зарубежный опыт противодействия кибербуллингу в школьной среде и разработать адаптированные для российских школ рекомендации. Безусловно, ликвидировать кибербуллинг, в том числе и кибербуллинг учителя, невозможно, но каждый российский педагог должен быть, в случае необходимости, защищен от психотеррора в киберпространстве.

Рецензент:

Фатыхова А.Л., д.п.н., профессор кафедры ТиМНО факультета педагогики и психологии Стерлитамакского филиала федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Башкирский государственный университет», г. Стерлитамак;

Головнева Е.В., д.п.н., профессор, зав. кафедрой педагогики начального образования факультета педагогики и психологии Стерлитамакского филиала федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Башкирский государственный университет», г. Стерлитамак.