Scientific journal
Modern problems of science and education
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,813

THE ALLIANCE OF MILLITANT ATHEISTS ON THE EVE AND DURING THE GREAT PATRIOTIC WAR (AS EXEMPLIFIED IN GORKOVSKY REGION)

Varakin S.A. 1
1 Nizhny Novgorod State University of Architecture and Civil Engineering
В работе на основе широкого круга источников анализируется антирелигиозная деятельность Союза Воинствующих Безбожников накануне и в годы Великой Отечественной войны на материалах Горьковской области. В статье рассматривается история возникновения этой массовой общественной атеистической организации, как на всесоюзном уровне, так и на региональном. В работе СВБ выделяются как периоды спада, так и подъема. В статье анализируются основные направления в атеистической деятельности СВБ. Так, в конце 1930-х годов большую популярность имел антирелигиозный театр. В данном исследовании рассматривается деятельность СВБ в начале 1940-х годов. Здесь внимание уделяется состоянию организации на 1941 год. Рассматривается роль СВБ в формировании мировоззрения в условиях военного времени, основные направления в атеистической работе. Важную роль в этом процессе сыграла переориентация государственной политики государства в отношении к церкви. Итогом этого стало прекращение деятельности СВБ.
In this paper following a wide range of sources an antireligious activity of Militant atheists on the eve and during the war is analyzed as exemplified in Gorkovsky region. In the article the history of genesis of this mass social antireligious organization on the All-Union and local layers is reviewed. In the work of the alliance of Militant atheists periods of decline as well as periods of rise are separated. In this work we analyze the reference directions of the alliance of Militant atheists’ activity. In this vein, at the end of 1930’s an antireligious theatre had a great popularity. This investigation covers the activity of the alliance of Militant atheists at the beginning of 1940’s. We pay attention to the condition of the alliance in 1941. The role of Militant atheists in the creation of people’s world view during the war and the reference directions of atheistic work are also described. An important role in this process was played by redirecting the government policy concerning the Church. As a result, the alliance of Militant atheists stopped its activity.
The alliance of Militant atheists
atheism
propaganda
Regional Council.

Союз Воинствующих Безбожников (СВБ) сыграл значительную роль в формировании социокультурной среды в предвоенные и военные годы. В современном российском обществе происходит поиск путей в религиозной политике государства. Объективное и всестороннее изучение деятельности такой структуры, как Союз Воинствующих Безбожников СССР, может способствовать переосмыслению исторического наследия и предотвращению ошибок прошлого. Также это может повлиять на диалог между властью и церковью в настоящее время.

Изучением взаимоотношений власти и церкви занимались такие исследователи как А. А. Слезин, Т. Е. Бушуева, А. В. Горбатов, В. Б. Жиромская, О. Ю. Васильева, А. В. Пыжиков и др. [24; 3; 12; 14; 6; 22]. Отдельно разработкой Союза Воинствующих Безбожников занимались Т. П. Коржихина, И. Н. Ильина, С. В. Покровская, В. О. Гудечкова, Л. В. Абросимова, П. А. Розанов и др. [18; 16; 20; 13; 1; 2; 23].

Новый взгляд на проблему взаимоотношения власти и церкви в СССР содержится в работе А. В. Пыжикова «Грани русского раскола. Заметки о нашей истории от XVII века до 1917 года». Автор, едва ли не первым из историков попытался осветить политическое влияние старообрядцев не только в XVII -XVIII, но и в XIX -XX вв.(...)В изображении автора книги история России начала ХХ века предстает как грандиозная борьба двух реформаторских проектов - петербургского (никонианского) и московского (старообрядческого) (...) По мнению А.В. Пыжикова, социальной опорой сталинского режима стала именно громадная беспоповская старообрядческая масса (...), чем объясняются, в частности, и «факты невиданных гонений на иерархию РПЦ», поскольку у беспоповцев и «никонианская» иерархия, и ее храмы вызывали такую же ненависть, как и у атеистов. (...) в условиях тяжелейшей войны И. В. Сталин обратился за поддержкой именно к патриаршей (хотя и не имевшей тогда патриарха) православной Церкви. Следовательно, все же в народной среде она пользовалась, по меньшей мере, таким же авторитетом, как и беспоповское старообрядчество» [19, с. 197-198].

Задачей статьи является анализ деятельности СВБ в предвоенные и военные годы на материалах Горьковской области.

СВБ являлся одной из наиболее массовых общественных организаций Советского Союза в межвоенный период. В 1922 году по инициативе П. Красикова было образовано общество «Атеист». В январе 1923 года начал выходить журнал «Безбожник», вокруг которого сложилось Московское общество безбожников [16, с. 134]. 27 августа 1924 года в редакции газеты «Безбожник» состоялось учредительное собрание корреспондентов газеты «Безбожник» и активных атеистов, на котором присутствовало 48 человек, главным образом из Москвы, а также из Поволжья и некоторых других местностей [20, с. 27-28].

13 ноября 1924 года АРК приняла решение о создании всесоюзного антирелигиозного общества: «Признать необходимым существование в Всесоюзном масштабе единого антирелигиозного общества» - «Общество друзей газеты «Безбожник»» [20, с. 28]. 5 июня 1925 года на рабочем президиуме Исполнительного бюро ЦС ОДГБ было принято решение, в котором говорилось: «Ввиду закончившегося организационного периода в строительстве общества и слияния его со всеми прочими антирелигиозными организациями считать целесообразным переименование общества в «Союз безбожников СССР», предложить всем без исключения антирелигиозным обществам...принять это название» [20, с. 34].

В 1929 году на II всесоюзном съезде Союз Безбожников был переименован в Союз Воинствующих Безбожников [20, с. 117]. Согласно уставу, принятому на этом съезде, он определялся как «добровольная пролетарская общественная организация, ставящая своей задачей объединение широких масс трудящихся СССР для активной систематической и последовательной борьбы с религией во всех ее видах и формах, как тормозом социалистического строительства и культурной революции» [25, с. 3].

В Нижнем Новгороде в июле 1925 года по инициативе Горрайкома РКП было организовано временное районное отделение бюро безбожников [21, с. 3]. А на конец 1925 года - начало 1926 года в Нижегородском крае было 23 ячейки СБ, числом в 468 человек [17, с. 3].

В работе СВБ довоенного времени можно выделить три периода: конец 1920-х - середина 1930-х годов, когда проводились массовые мероприятия, направленные на отказ от празднования религиозных праздников на новостройках, будущих гигантах индустрии, активно вовлекались в ряды безбожного движения новые участники, проводилась последовательная атеистическая пропаганда; середина 1930-х годов - снижение активности, связанная с сокращением финансирования и изменением отношения к атеистической пропаганде; 1937-1940-й годы, период, когда была усилена антирелигиозная деятельность, свернутая в связи с началом войны.

В 1934 году вместе с национальными автономиями в крае насчитывалось 32 тыс. членов СВБ, в 1935-1936 годах была проведена перерегистрация и в 1937 году областной совет имел сведения по 18 районам, имевших 278 ячеек СВБ с 6 374 членами [9, Л. 100]. Основными формами работы СВБ были: проведение антирождественских, антипасхальных кампаний, индивидуальные беседы с верующими, вечера вопросов и ответов, лекции, показ антирелигиозных фильмов, представлений.

Большой вклад в антирелигиозную пропаганду в предвоенный период в Горьковской области внес антирелигиозный театр. В ноябре 1937 года группа артистов горьковских театров подготовила спектакль Островского «Женитьба Бальзаминова» для обслуживания клубных площадок г. Горького. По инициативе некоторых работников труппы было предложено подготовить антирелигиозный спектакль «Галилей» и связаться с Горьковским областным советом СВБ, предложив последнему организовать обслуживание периферии и города антирелигиозными пьесами. Это предложение облсоветом было одобрено. В апреле 1938 года труппа была прикреплена к областному совету СВБ для систематического обслуживания городских площадок и районов области пьесами антирелигиозного репертуара. Была поставлена задача - превратить труппу в постоянно действующий стационарный театр [15, с. 61].

За время с 10 мая по 1 сентября 1938 года труппой было поставлено 65 спектаклей, обслужено 40 тыс. зрителей. Труппа обслужила следующие районы Горьковской области: Арзамасский, Первомайский, Чкаловский, Городецкий и Семеновский. На страницах областных и районных газет были помещены положительные отзывы о работе труппы СВБ. Кроме постановок платных спектаклей, труппа вела и общественно-массовую культурную работу среди рабочих и служащих крупных предприятий районов Горьковской области. В г. Арзамасе был дан концерт на заводе имени Буденного, в Городце пьес «Овечья шкура» была поставлена для рабочих Судоверфи, в г. Чкаловске был организован концерт для Судомоторного завода, в Семенове - спектакль для допризывников. Районный актив и актив СВБ на местах оказывал помощь и относился к труппе с должным вниманием [15, с. 61].

1 сентября 1938 года президиум СВБ предложил труппе перейти исключительно на антирелигиозный репертуар, пополнить состав, пригласить для творческой консультации квалифицированного режиссера. Эти предложения были приняты. Помимо уже известных пьес «Галилей» и «Овечья шкура», были подготовлены «Марево» (автор Глебов), «Мракобесы» (автор А. Толстой) и включены в репертуар пьесы, рекомендованные Центральным советом СВБ СССР. На сезон 1938 г. и 1939 г. были подписаны гарантийные договора с клубными площадками, тем самым обеспечена материальная база театра. Но отсутствие средств передвижения, постоянного места (базы) для репетиций и своих костюмов ставило работу театра в затруднительное положение и снижало художественную ценность спектаклей [15, с. 61-62].

1930-е гг., в годы жесткой репрессивной политики, когда уничтожалась даже не только церковь, но все, связанное с религиозной жизнью, Горьковская епархия практически прекратила свое существование [1, с. 604]. В предвоенные годы продолжилась кампания по закрытию церквей. В 1937 году была закрыта церковь Рождества Богородицы в поселке Гнилицы. В 1938 году закрыто 9 церквей: Александро-Невская церковь в Ратманихе, Варваринская, Иоанно-Предтеченская, Петропавловская Всехвятская, Похвалинская, Спасо-Преображенская Карповская, Сергиевская, Спасская, Троицкая Копосовская. 1939 году закрыта Спасо-Преображенская в Печерах. В 1940 были закрыты 2 церкви: Троицкая Высоковская и Новокладбищенская (на Красном кладбище по ул. Пушкина), райисполком отказался регистрировать новых священнослужителей и закрыл эти церкви формально под рабочие клубы [2, с. 17].

20 Октября 1938 года состоялось заседание Секретариата Горьковского Горкома ВКП (б). На повестке дня одной из тем была работа Городского совета СВБ. На заседании постановили, что состояние антирелигиозной пропаганды в городе неудовлетворительно, горсовет и райсоветы работают плохо, пленумы не созываются, нет работы с активом СВБ, научные силы не привлечены к безбожной пропаганде. Комсомольские и профсоюзные организации не ведут антирелигиозную работу, большинство ячеек СВБ формально существуют только на бумаге [7, Л. 14].

Все это явилось результатом беспечности со стороны председателя городского и районных советов СВБ и отсутствия должного руководства со стороны партийных организаций [7, Л. 14].

Заседание постановило:

  1. Указать председателю Горсовета СВБ Зеленко, что основной задачей в его работе является: подбор и изучение кадров антирелигиозников, создание из них актива при Горсовете СВБ, воспитание кадров и повседневная связь с райсоветами СВБ и помощь им в практической работе;
  2. Обязать райкомы ВКП (б) в ноябре обсудить на партийных собраниях вопрос о состоянии безбожной пропаганды, а в декабре провести отчетные собрания ячеек и райсоветов СВБ, произвести выборы там, где руководители ячеек и райсоветов оказались непригодными;
  3. Прямой обязанностью ячеек СВБ является повседневная безбожная пропаганда и агитация трудящихся и особенно верующих, разъяснение им вреда религии и контрреволюционной роли церковников, путем лекций, бесед, экскурсий в музеи, путем личных бесед с верующими, уделяя особое внимание печати [7, Л. 14].

Партийные, комсомольские и профсоюзные организации должны были повседневно руководить организациями СВБ и оказывать им необходимую помощь.

10 Июня 1940 года состоялось заседание бюро Горьковского Городского комитета ВКП (б). Бюро отмечало, что антирелигиозная работа в городе находится в плачевном состоянии. Многие парторганизации в том, числе Автозавода, не выполнили указаний Горкома об антирелигиозной работе, передоверив ее организациям СВБ. Слабое внимание безбожной работе уделялось со стороны Горисполкома, райисполкомов, отдельных ВУЗов и техникумов города, неэффективно использовались научные силы и культучреждения города. Плохо работали комсомольские организации [8, Л. 204-205].

В связи с этим все парторганизации города в июле обязывались обсудить на собраниях вопрос о состоянии антирелигиозной работы на предприятиях и в учреждениях города, райкомам ВКП (б) и парторганизациям крупных заводов было поручено создать на предприятиях постоянные агитколлективы безбожников, отделу пропаганды и агитации ГК организовать для них постоянный семинар [8, Л. 205].

Райкомы ВКП (б) должны были организовать безбожную работу среди депутатов, секционеров, домохозяек, учащихся, родителей, привлекая к этой работе учителей, врачей и другие культурные силы, профсоюзы должны были обеспечить развертывание антирелигиозной работы среди членов союза, полностью используя ассигнования по назначению, председатели райсоветов СВБ были освобождены от других общественных обязанностей [8, Л. 205].

За 1940 год в Горьковской области было прочитано 48 лекций на антирелигиозные темы, на которых присутствовало свыше 5000 человек. Проведена работа по подготовке антирелигиозных кадров в районе, проведено 3 курса антирелигиозников. Райсовет СВБ работает плохо, да фактически и не работает - из 9 членов осталось 3 [11, Л. 59, 59 Об].

К январю 1941 года в Горьковской области было 44 районных совета СВБ. Количество членов в ячейках - 23 тысячи (в том числе 4 890 чел. колхозников). Поступлений от членских взносов и значков СВБ в 1941 году было намечено по смете на сумму 9 600 рублей, а поступило (по 1 декабря) 5 226 рублей. В период войны в Залесском райсовете, Вознесенском, Дзержинском, Воротынском были проведены конференции и пленумы. Проводились совещания и инструктирования райсоветов работниками облсовета, ими оказывалась помощь в проведении массовых кампаний по сбору средств в фонд обороны страны и сбору подарков, теплых вещей и т.д. для Красной армии. Эта работа проводилась совместно с профсоюзными, колхозными и советскими организациями, СВБ при этом выступал в роли помощника [10, Л. 87-87 Об.].

Вербовка ячейками СВБ новых членов во время войны почти совсем прекратилась, убыль из прежних членов из ячеек (в связи с мобилизацией) - огромная. В данное время не имеется никаких сведений из районов о количестве ячеек и наличии членов. Руководители большинства райсоветов выбыли в Красную армию, не оставив своих заместителей. Некоторые представители райсоветов отказывались вести работу, мотивируя это тем, что с июля 1941 года перестали издаваться журнал «Антирелигиозник» и газета «Безбожник». Председатели Борского, Краснобаковского, Лысковского и даже Свердловского (город) не только отказались вести работу, но и вернули облсовету оргматериал (членские билеты, значки и пр.) [10, Л. 87 Об].

Еще одной проблемой, с которой столкнулся облсовет СВБ было то, что почта приостановила прием ценных посылок и выслать в районы почтой членские билеты, марки, значки и пр. стало невозможно. Невозможность отправить в новые организации (например в Понетаевском доме инвалидов создана крупная организация СВБ - собрано до 200 рублей на оргматериал), но выслать почтой невозможно, отвезти им туда эти материалы у нас нет средств [10, Л. 87 Об].

Большие трудности для Облсовета составило и то, что с октября 1941 года прервалась связь с ЦС СВБ (из Москвы он был переведен в Свердловск, но оттуда никаких руководящих указаний в течение 3 месяцев не получали) [10, Л. 88].

Отсутствие методического и организационного руководства из Центра, неимение печатного центрального органа поставили Горьковскую организацию СВБ в тяжелое положение [10, Л. 88]. Некоторые руководители райсоветов начали говорить о прекращении работы организации СВБ - поскольку нет пока ни центральных печатных органов, ни специфической массовой антирелигиозной работы. Облсовет отнесся к этим разговорам критично, заявив о том, что антирелигиозная работа с учетом политической обстановки и военного времени должна проводится и районные руководители СВБ в области должны сохраниться [10, Л. 88 Об.].

В июле 1941 года тематика антирелигиозных лекций снята по постановлению Центрального совета СВБ. Антирождественские и антипасхальные кампании также были сняты, это привело к тому, что проведение массовой работы в ячейках СВБ стало невозможно и потому они не проявляют себя [10, Л. 88].

Единственной работой Облсовета и некоторых крупных районов (Дзержинска, Павлова и др.) явилась лекционная пропаганда. Лекции проводились на антифашистские темы: «Кто правит фашистской Германией», «Расовая теория фашизма». Чтение проходило в госпиталях, частях Красной Армии, общежитиях рабочих, домоуправлениях и при выездах в районы - в колхозы [10, Л. 88]. Кадры лекторов сократились, т. к. большинство внештатных лекторов облсовета выбыло, остались 2 штатных и 3 нештатных. В Дзержинске, Павлове и Муроме осталось по 2-3 лектора [10, Л. 88 Об.].

Подготовка антирелигиозных кадров (набор на заочные антирелигиозные курсы и семинары) в текущем году приостановилась за отсутствием сил и методических указаний. В октябре Облсовет вместе с ОблОНО послал разверстку на заочную антирелигиозную учебу в 8 районов, но райсоветы их не смогли реализовать [10, Л. 88 Об.].

На 1942 год Облсоветом было запланировано: проведение массовых антифашистских лекций и бесед, сохранение основных кадров антирелигиозников и изучение деятельности религиозных организаций, сохранение тех ячеек, которые имеют крепкое организационное начало, вербовка новых членов среди интеллигенции сел, городов, комсомольского и профсоюзного актива [10, Л. 89 Об.].

Война заставила переменить отношение советской власти к церкви. Причиной этому стала Великая Отечественная война. В результате активной патриотической деятельности Русской православной церкви и острой государственной необходимости в патриотической идее, начался диалог между властью и церковью. [1, с. 604-605].

С началом войны прекратились закрытия церквей. В августе 1941 года на окраине г. Горького была открыта первая церковь. Через 8 месяцев - вторая, в апреле 1943 года третья [1, с. 605]. В Горьковский облисполком в 1942 году из 28 приходов пришли просьбы об открытии храмов. Верующие были уверены: война заставила государство признать важность церкви для народа. [1, с. 605]. С началом войны наблюдались случаи антиконституционной агитации (в беседе с верующими безбожников некоторые старики старались представить в таком виде, что теперь де безбожникам запрещено вести свою агитацию), распространялись пророчества о втором пришествии Христа, выступления за открытие церквей, рост антисемитских настроений [10, Л. 89]. Задачей СВБ в военный период провозглашалось «укрепление морально-политического единства советского народа», а в отношении к верующим указывались «товарищеское сотрудничество и недопустимость оскорбления чувств верующих» [1, с. 605].

Союз Воинствующих Безбожников активизировавшись в предвоенные годы, в начале 1940-х годов прекратил свою деятельность. Об этом можно судить по тому, что уже в конце 1942 года документы по работе Горьковского СВБ исчезают. Главной причиной этого процесса послужила переориентация в политике государства по отношению к русской православной церкви и религии вообще.

Статья выполнена в рамках гранта РГНФ 14-11-52005 «Социокультурный феномен тылового города в годы Великой Отечественной Войны в контексте истории повседневности (на материалах Горьковской области)»

Рецензенты:

Гордина Е.Д., д.и.н., профессор, заведующая кафедрой «Методология, история и философия науки» ФГБОУ ВПО Нижегородский государственный технический университет им. Р. Е. Алексеева (НГТУ), г. Нижний Новгород;

Солнцев Н.И., д.и.н., профессор кафедры Новой и Новейшей истории, Института международных отношений и мировой истории, ГОУ ВПО Нижегородского государственного университета им. Н. И. Лобачевского (ННГУ), г. Нижний Новгород.