Scientific journal
Modern problems of science and education
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,931

COMMUNICATION AS A MEAN OF PERSON′S VITAL ABILITY REALIZING

Rylskaya E.A. 1
1 Russian Presidential Academy of National Economy and Public Administration
В статье представлены результаты исследования роли коммуникации в реализации жизнеспособности человека. Показано, что коммуникация и транскоммуникация обеспечивают двусторонний процесс смыслосогласования и смыслообразования, что проявляется в опосредствованных связях жизнеспособности, креативных способностей человека и в способах переживания стресса. Отмечается, что высокая жизнеспособность человека имеет защитно-компенсаторный характер и содержит в себе фактор здорового коммуникативного стресса (нормативной коммуникабельности), который выполняет охранительную функцию в отношении коммуникативного транса как основы самореализации, саморазвития человека. Следовательно, жизнеспособность проявляется не столько в возможности преодолевать стресс и защищаться от него, сколько в возможности находить в стрессе глубинный позитивный смысл и преобразовывать его в специфический эффект, имеющий конструктивные онтологические последствия.
The article presents the results of scientific investigation of communicative means which are used by a personforrealizing his own vital ability. It is shown thatcommunication and trans-communication provides the bilateral process of mean-coordination and mean-formation that reflects on specific links between vital and creative abilitiesof a person and his ways of coping with the stress. It is noted that high vital ability makes a protective-compensatory role and contains a factor of healthy communicative stress (normal communication), which fulfills a guardian function according communicative transas аfoundation of self-realization, self-developing of a person.Consequently, the vital ability of a person shows itself not only in opportunity to cope with the stress and to defend himself from it, but opportunity to find in the stress the deep positive sense and to transform it in specific effect, having constructive anthologicalconsequence.
trans-stress-formation
stress-trans-formation
k-trans
k-stress
stress
trans-communicative potential
creative abilities
trans-communication
communication
vital ability
Введение. Современное общество, будучи перманентно неустойчивым в силу непредсказуемости происходящих в нем изменений, тем не менее, предъявляет жесткие требования к устойчивости самого человека, существующего в условиях этих изменений. Жизнеспособность как один из потенциалов человека, обеспечивающий эту устойчивость, начинает вызывать все больший интерес психологов в России и за рубежом [2; 3; 5; 8; 9]. Она становится предметом обсуждения на масштабных международных конференциях [4]. Представители столь популярной сегодня позитивной психологии относят жизнеспособность к основным добродетелям человека [10]. Можно полагать, что научное сообщество позитивно реагирует на призыв ЮНЕСКО, прозвучавший во всемирной декларации «Образование XXI века» о том, что  главной ценностью новой культуры должна стать ценность стабильного развития человека и общества, а главной целью образования - формирование жизнеспособной личности [1].

Задачи и гипотеза исследования. В рамках данной статьи представлены результаты исследования одного из наименее изученных аспектов проблемы жизнеспособности - средств ее реализации. Решение этой задачи предполагало проверку следующей эмпирической гипотезы: реализация жизнеспособности человека как открытой, самоорганизующейся системы (системы, которой присущ постоянный информационный обмен  с окружающей средой) осуществляется посредством коммуникации и транскоммуникации. Последние обеспечивают процессы постоянного «смыслосогласования» (транслирования смыслов) и «смыслообразования» (смыслотворчества), что проявляется в опосредствованных связях жизнеспособности и креативных способностей человека, а также в способах переживания стресса и установления контактов с окружающей средой.

Методика исследования. Исследование проводилась в два этапа. На первом рассматривались корреляционные связи жизнеспособности, креативных способностей и различных коммуникативных свойств человека. Были использованы следующие психодиагностические методики: апробированный авторский опросник «Жизнеспособность человека» [6], тест «Творческие способности», методика многофакторного исследования личности Р. Кеттелла, опросник на выявление доминирующей стратегии психологической защиты в общении и коммуникативных установок В.В. Бойко.

На втором этапе исследования с целью выявления доминирующих способов установления контактов с внешней средой был проведен контент-анализ вербальных проявлений коммуникативных состояний К-стресса и К-транса, полученных при помощи метода моделирования коммуникативных миров (ММКМ). Данная психосемантическая техника, предложенная и валидизированная В.И. Кабриным, разработана на основе единства коммуникативного подхода, теории транскоммуникации и концепции коммуникативного мира как модели жизненного мира человека [7]. Она соответствует достаточно универсальным постнеклассическим принципам, согласно которым межличностная и внутриличностная коммуникация рассматриваются как формы  самореализации и саморазвития  человека в смыслотворческом процессе. Посредством ММКМ можно выявить две невербальные обобщенные переменные, обозначаемые  как фактор коммуникативного стресса (К-стресс) и фактор коммуникативного транса (К-транс).  Для решения задач нашего исследования наиболее важным оказался фактор коммуникативного транса (К-транс), который обозначается как общий транскоммуникативный потенциал. Кроме этого невербального показателя рассмотрению подвергались составляющие семантических полей К-транса и К-стресса, стресс-транс-формации (СТФ) и транс-стресс-формации (ТСФ).  В первом случае единицами счета являлись односложные слова, отвечающие соответствующей семантике, во втором - связные словосочетания, содержащие биполярную пару различной направленности. Статистическая обработка результатов осуществлялась при помощи пакета прикладных программ SPSS 11,5 forWindows.

Выборка исследования. На первом этапе в исследовании приняли участие 252 человека (N=252) в возрасте от 33 до 55 лет. На втором этапе после диагностики по опроснику  жизнеспособности было сформировано две крайних группы: жизнеспособность выше средней  (43 человека) и жизнеспособность ниже средней (34 человека).

Анализ результатов. Корреляционный анализ показал отсутствие прямых значимых взаимосвязей между жизнеспособностью человека и его творческими способностями. Однако положительные взаимосвязи существуют между жизнеспособностью и транскоммуникативным потенциалом - фактор коммуникативного транса по методике ММКМ (r= 0,440; р<0,01), который в свою очередь положительно связан с творческими способностями (r= 0,665; р=0,01). Последние отрицательно связаны с защитной стратегией миролюбия в общении (r= -0,240; р=0,05) и общительностью (r= -0,443; р=0,01), имеющими, в свою очередь, положительные взаимосвязи с жизнеспособностью (защитная стратегия миролюбия в общении, r=0,272 при р<0,05; общительность, r=0,239; р<0,05) (рис. 1).

Рис. 1. Опосредствованные связи жизнеспособности человека и его творческих способностей

Примечания: Ж - жизнеспособность, ТП - транскоммуникативный потенциал, О - общительность, МО -  защитная стратегия миролюбия в общении, + положительная связь, - отрицательная связь

Полученные результаты могут быть интерпретированы следующим образом. С одной стороны, жизнь как таковая - есть творчество. С другой стороны, творчество - это источник и причина мучительных метаний, напряженных поисков, дезадаптивных контактов, нередко приводящих к болезням тела и духа. Стремление человека к самоопределению, самовыражению, расширению собственных границ всегда вступает в противоречие с извечным стремлением к сохранению своей собственной целостности, идентичности, устойчивости. Это противоречие может разрешиться особым способом  - способом сообщаемости разнопорядковых коммуникативных (жизненных) миров человека, т.е. посредством транскоммуникации. В.И. Кабрин, предложивший данное понятие, определяет его как процесс общения между одинаковыми и разнопорядковыми субъектами в интра- и интерперсональных планах; как сверхдинамичный, смыслообразующий процесс гармонизации разноуровневых миров человека, открывающий в нем смысловое единство микро- и макрокосмоса [2, с. 54]. В нашем понимании, транскоммуникация - это смыслотворческое, эмпатийное, конгруэнтное общение, лежащее в основе способности к динамичному и согласованному взаимодействию, к продуктивному общению с социальной средой и самим собой. Это вектор, определяющий направленность творчества, - жизнеутверждающую или жизнеразрушающую. Способность к транскоммуникации лежит в основе способности к творчеству, включающему взаимопонимание с другим и самим собой, к «транскоммуникабельному» творчеству  не для себя или не только для себя, но и для других.

Транскоммуникативный потенциал (как невербальный показатель личностного роста в методике ММКМ) в данном случае рассматривается как потенциал смыслотворческой коммуникации, а защитные стратегии и общительность - как проявления нормативной коммуникации. Транскоммуникация и коммуникация выступают как средства реализации жизнеспособности, поскольку выполняют равнозначные роли в смыслообразующем процессе. Первая отвечает за смыслотворчество или смыслообразование, при котором противоречие между стремлением человека к расширению собственных границ и стремлением к сохранению своей собственной целостности, разрешается за счет синхронизаций, протекающих одновременно на внешнем (макро -) и внутреннем (микро-) уровнях человеческого бытия. Вторая призвана транслировать готовые смыслы, которые в зависимости от конкретного жизненного контекста либо обеспечивают необходимую поддержку нормативного человеческого существования, либо вступают в диссонанс с ним, и тогда необходим выход на другой транскоммуникативный уровень.

На втором этапе исследования выявлялись различия в вербальных показателях коммуникативных состояний испытуемых с высоким и низким показателями жизнеспособности. Изучались особенности вербальных проявлений коммуникативных состояний испытуемых как отражений способов установления контактов с внешней средой. Были выявлены следующие закономерности. В первой группе (высокая жизнеспособность) отмечается более равномерная представленность вербальных показателей стресс- и транс-  состояний с общей тенденцией к К-трансу: «я спокоен и уверен в себе», «у меня все нормально в жизни»; «дочка - самое светлое, как прозрачная речка»; «внуки - лучики счастья»; «счастье - это, когда тебя понимают». Значительно выражены также проявления стресс-транс-формации: «жизнь как смех сквозь слезы»; «испытания не убивают, а делают нас сильнее»; «мне плохо с тобой, но во много раз хуже без тебя»; «пока непонятный, но уже нужный».

Во второй группе (низкая жизнеспособность) преобладающими являются состояния коммуникативного стресса: «жизнь превратилась в кошмар»; «подруга увела моего мужа, ненавижу обоих»; «все время одно и то же - давай денег»; «жена как «мегера»»; «терзает неопределенность»; «самый насущный вопрос - зачем жить»? Признаки как стресс-транс-формации, так и транс-стресс-формации выражены незначительно и в проблемах, и в партнерах.

Примечательно, что биполярные, более «статичные» состояния К-транса и К-стресса имеют фронтальную представленность (100 %), но не альтернативную выраженность. Менее статичные, «трансформационные» состояния (стресс-транс-формация; транс-стресс-формация) представлены в ответах лишь части испытуемых, не составляя в сумме необходимые 100 процентов. Особенно ярко (в значимых границах) эти различия видны на примере стресс-транс-формации. Следовательно, показатели коммуникативного транса, ответственного за личностный рост и трансформацию (личностная интеграция и индивидуация, по К. Юнгу), и коммуникативного стресса, играющего адаптивную, защитную функцию в общении и развитии, способны к  сосуществованию в относительно гармонизированном варианте.

В связи с этим, можно полагать, что высокая жизнеспособность человека имеет защитно-компенсаторный характер, который содержит в себе фактор здорового коммуникативного стресса (нормативной коммуникабельности), который выполняет охранительную функцию в отношении коммуникативного транса как основы самореализации, саморазвития, самотрансценденции человека. Соответственно, низкая жизнеспособность характеризуется не синхроничностью факторов К-стресса и К-транса с проявлениями значительно сдвига в сторону коммуникативного стресса. Вероятно, последний утрачивает свои позитивные, охранительные функции относительно фактора коммуникативного транса, нарушает их взаимообразную динамику, блокирует транскоммуникативный потенциал. Тем самым человек оказывается обреченным на существование в условиях устойчивого, хронического К-стресса, приводящего в дистрессу в его традиционном понимании.

Различия в вербальных показателях коммуникативных состояний испытуемых с высоким и низким показателями жизнеспособности представлены в таблице 1.

Различия в вербальных показателях коммуникативных состояний испытуемых с высоким и низким показателями жизнеспособности

Таблица 1

Коммуникативные

состояния

в %

Показатели

жизнеспособности

Всего

Эмпирическое

значение

согласия ᵡ²

Уровень

значимости

 

высокий

низкий

К-стресс

40

60

100

2,922

,087

К-транс

70

30

100

12,481

,000

Стресс-транс-формация

55

10

65

21,353

,000

Транс-стресс-формация

10

35

45

10,314

,001

Полученные результаты свидетельствуют о том, что высокая жизнеспособность человека соотносится с жизнеутверждающей, оптимистической энергетикой, преобладающих позитивных переживаний, с состояниями коммуникативного транса, проявляющегося как «экзистенциальная решимость и личностный рост» (по В.И. Кабрину).  Невысокая жизнеспособность предполагает приоритет негативных, напряженных, пессимистически направленных или обыденно устоявшихся переживаний, представленных состояниями коммуникативного стресса, который выступает как сигнал экзистенциальной тревоги или актуализация тенденции к собственной устойчивой определенности.

Что еще более важно, на наш взгляд, высокая жизнеспособность человека соотносится с целостным, холистическим пониманием специфики и своеобразия обычного, «тривиального» стресса. Человек как индивид, как субъект, как личность, наконец, как организм един не только в реализации защитных функций, в потребностях сохранения собственной устойчивости и собственного равновесия, но и в стремлении к дальнейшему саморазвитию, «перерастанию» самого себя, самореализации. Другими словами, единство человека обеспечивается как борьбой с патогенным стрессом (с дистрессом, в традиционной терминологии), так и использованием энергии эустресса (в этой же терминологии).

Выводы. Проведенное исследование позволило полностью подтвердить выдвинутую гипотезу. Коммуникация и транскоммуникация выступают как средства осуществления жизнеспособности, обеспечивая процессы постоянного смыслосогласования (транслирования смыслов) и смыслообразования (творчества смыслов), что проявляется в опосредствованных связях жизнеспособности, креативных способностей человека, в способах переживания стресса и установления контактов с окружающей средой. Транскоммуникативный потенциал выступает как средство поддержания и роста общего творческого потенциала, актуализируемого в ситуациях неожиданной, ненормированной, не стандартной коммуникации с другим человеком, «открываемым» как «иной» во всем разнообразии его безграничной индивидуальности. В связи с этим, можно полагать, что высокая жизнеспособность человека имеет защитно-компенсаторный характер, который содержит в себе фактор благоприятного коммуникативного стресса (нормативной коммуникабельности), который выполняет охранную функцию в отношении коммуникативного транса как основы самореализации, саморазвития, самотрансценденции человека. Жизнеспособность соотносится с целостным, холистическим пониманием специфики и своеобразия обычного, «тривиального» стресса. Она проявляется не столько в готовности бороться с невротическим стрессом (дистрессом, в традиционной терминологии), сколько в возможности жить в стрессе «полезном», «стимулирующем» (в эустрессе); в умении  находить в нем до времени скрытый, не всегда явный, глубинный позитивный смысл и преобразовывать этот смысл в качественно новый эффект, имеющий конструктивные онтологические последствия.

Рецензенты:

Шумакова О.А., д.псх.н., доцент, заведующий кафедрой психологии Южно-Уральского государственного университета, г. Челябинск.

Ященко Е.Ф., д.псх.н., доцент, профессор кафедры общей психологии Южно-Уральского государственного университета, Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Южно-Уральский государственный университет» (национальный исследовательский университет), г. Челябинск.