Scientific journal
Modern problems of science and education
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,931

MECHANISMS OF TEXTUAL COHERENCE FORMING (FRAME-BASED APPROACH)

Borisov A.A. 1
1 North-Caucasus Federal University
Статья посвящена описанию фреймового механизма формирования текстовой когерентности в текстах, содержащих описание природы. При этом выделяются два типа данного феномена. Один из них эксплицирован в монотематических текстах о природных явлениях и выражается при помощи особого хронотопа текста (при пересечении фреймовых терминалов «Место действия» и «Время действия»), а также посредством лексических номинантов денотативной ситуации и корреляции атрибутов природных явлений с динамикой и статикой развертывания событий. Второй тип формирования текстовой когерентности присутствует при вплетении пейзажа в ткань сюжетного повествования с образованием подфрейма, при котором текстовая когерентность обусловлена иным хронотопом описания природы и сюжетного действия, при ассоциативном созвучии модальных коннотаций во фрейме и подфрейме.
The article covers the description of frame-based mechanism of the coherence formation in the texts which contain nature descriptions. The author presents two types of this phenomenon. The first type is explicated in monothematic texts depicting natural phenomena and it is expressed by the means of a special textual chronotope (by intersection of such frame-based terminals as “Scene” and “Action time”), and also by the use of lexical nomination unit of the denotative situation and attributive correlation between natural phenomena and dynamics or statics of a displaying story. The second type of the textual coherence forming appears by interspersing of the scenery in the narration, accompanied with formation of the subframe. In this case textual coherence is caused by another chronotope of the nature description and plot, though modal connotations in the frame and subframe are similar.
description of nature; text coherence; frame; concept.

Текстовая когерентность, будучи явлением когнитивной сферы язы­ковой личности, связана с переработкой информации в сознании как отпра­вителя соответствующего макроречевого акта, так и его реципиента. Данный процесс традиционно соотносится с процедурой представления знаний, кото­рая в теоретической литературе по теории языка и искусственному интел­лекту обсуждается с использованием фреймового подхода.

Согласно монографии М. Минского, где термин «фрейм» впервые был введен в научный обиход, это «структура данных, предназначенная для представления стереотипной ситуации» [7, с. 254]. В дальней­шем, с развитием когнитивной лингвистики и теории искусственного интел­лекта, появились многочисленные определения фрейма, уточняющие приве­денную выше классическую формулировку:

  • Фрейм - «иерархически организованная структура данных, которая представляет собой знания о какой-то стереотипной ситуации или классе ситуаций», содержащая как общие, постоянные данные о реле­вантной ситуации или классе ситуаций, так и данные вариативные [14, с. 4].
  • «Фрейм является концептуальной структурой для декларативного пред­ставления знаний о типизированной тематически единой ситуа­ции, содержащей слоты, связанные между собой определенными се­мантическими отношениями» [2, с. 16].
  • «Фрейм - мыслимый в целостности его составных частей многокомпо­нентный концепт, объемное представление, некоторая совокупность стандартных знаний о предмете или явлении. Например, магазин (компоненты - покупать, продавать, товары, стоить, цена и др.), ста­дион (устройство, внешний вид, поле для игры на нем и др.) [8, с. 119].
  • Фрейм - «форма структурирования и ментальной репрезентации зна­ния о типовых ситуациях» [3, с. 164-165].

Во всех процитированных выше определениях фрейма можно выде­лить такие его общие инвариантные параметры, как способность осуществ­лять репрезентацию типовой ситуации и комплексную многокомпонентную структуру. Отождествление фрейма и концепта, о котором идет речь в третьем определении, представляется нам довольно спорным. Остановимся на вопросе о делимитации данных терминов более подробно, т.к. они напря­мую связаны с осуществляемой в нашем диссертационном исследовании интерпретацией текстокогерентных отношений.

Исходя из приведенных выше соображений, далее мы сфокусируем свое внимание на ответе на следующие вопросы:

  • о разграничении фрейма и концепта;
  • о взаимосвязи фреймовой и концептуальной структуры текста с его коге­рентностью.

Проблема разграничения таких ключевых понятий когнитивной лин­гвистики, так концепт и фрейм, привлекает внимание многих лингвистов. Однако единства в оценках здесь нет. Т. ван Дейк, один из авторитетнейших лингвистов-когнитологов, полагает, что «фреймы не являются произвольно выделяемыми «кусками» знания...Они являются единицами, организован­ными «вокруг» некоторого концепта» [4, с.16]. Поэтому Т. ван Дейк говорит о концептуальных фреймах, противопоставляя их простому набору ассоциаций и приписывая фреймам конвенциональную природу. Признавая тот факт, что «различие между концептами как таковыми и организацией концептуального знания во фреймы является не вполне четким», исследова­тель все же придерживается более узкой интерпретации фрейма, чем корре­лирующего с ним концепта [5, с.17]. Таким образом, возникает воз­можность рассмотрения концепта «как информации, объединенной и систематизированной в виде фрейма», что позволяет использовать фрейм как «мо­дель построения соответствующего концепта» [9].

Однако описанное соотношение фрейма и концепта не является общепризнанным. О.А. Алимурадов, к примеру, отрицает возможность струк­турирования концепта при помощи фрейма, т.к. «концепт, состоящий из от­дельных, но в то же время взаимосвязанных и взаимоопределяющихся облас­тей, связанных иерархическими отношениями, не нуждается в дальнейшем структурировании с применением каких-либо дополнительных конструкций» [1, с. 255]. В некоторых исследованиях, напротив, отмечается, что «фреймом могут называть концептуальную сеть, т.е. структуру, объединяющую несколько концептов» [10, с. 317].

С позиции нашего исследования, где как фреймы, так и концепты, рассматриваются с позиции их коррелативных отношений с коммуника­тивно-прагматической текстовой когерентностью, особый интерес представ­ляет трактовка дихотомии «фрейм vs. концепт» в монографии Т.В. Милевской [6], где особо подчеркивается, что указанные когнитивно-мен­тальные термины вносят определенный вклад в обеспечение текстовой связ­ности. Для построения фреймовой модели описания природы, которое будет предпринято нами в настоящей работе, важна мысль этой исследовательницы о том, что «фреймы, как особые когнитивные структуры схематизации зна­ний, соединены в систему, придающие тому или иному аспекту человече­ского опыта (в нашем случае художественному тексту. - Прим. мое. - А.Б.) связность» [6, с. 46]. И далее: «Получатель речи, не способный распознать фрейм, определяющий макроструктуру дискурса, интерпретирует такой дискурс как некогерентный» [6, с. 46]. Она высказывает мысль о том, что универсальность фрейма как способа организации челове­ческого ментального опыта дает возможность реципиенту речи на основе пресуппозиций воссоздать линейную (а следовательно, связную) последова­тельность текстового сообщения.

Процитированные рассуждения логичны и не вызывают возражений. Но, когда исследовательница пытается соотнести фрейм и концепт как мар­керы текстокогерентных отношений в текстовом пространстве, возникают нестыковки: «Когерентность дискурса предопределяется связностью кон­цептов в структуре фрейма как прототипического и универсального «спо­соба» упаковки знаний» [6, с. 46]. Из приведенной выше цитаты видно, что в рассматриваемой концепции фрейм понимается как совокуп­ность концептов. Мы же разграничиваем данные понятия, т.к. они обладают, с нашей точки зрения, разным онтологическим статусом.

Фреймы являются конвенциональными моделями репрезентации лю­бых стандартизованных ситуаций в текстовом пространстве. Теоретически, любой информативный фрагмент литературного произведения возможно представить в виде фрейма, способного организовать как продуцирование текста по определенному социокультурно детерминированному конвенцио­нальному шаблону, так и декодирование типичной фреймированной ситуа­ции реципиентом с опорой на имеющийся пресуппозитивный опыт.

Концепт - это, напротив, не способ представления знания, а экспли­кация глубинного смысла в текстовом пространстве, часто имплицитного, который группирует вокруг себя информативные детали и ситуации, в боль­шинстве случаев, обладающие стандартизованной структурой и семантикой, которые обычно отождествляются с фреймами. Таким образом, концепт - больше аксиологическая категория, чем информативная. Из сказанного сле­дует, что мы разделяем точку зрения О.А. Алимурадова, полагающего, что фрейм не может выступать в роли средства структурирования концепта.

Как представляется, текстовая когерентность связана, однако, не только с его концептуальной, но и с фреймовой связностью, которая упо­рядочивает как содержательно-фактуальную информацию в тексте, так и конвенциональные правила ее языкового оформления, связанные с выбором элементарной когнитивно-языковой формы ее оформления.

Прежде чем проиллюстрировать особенности фреймовой организа­ции описания природы в структуре художественного произведения и ее вклад в обеспечение текстовой когерентности, определимся по двум пози­циям: во-первых, обозначим, что мы понимаем под структурой фрейма и вы­явим основные принципы его конструирования; во-вторых, покажем воз­можные типы отношений между компонентами фрейма (подфреймами), воз­никающими в процессе представления текста в виде фреймовой модели.

Вслед за А.Н. Барановым [2, с. 16], мы соотносим фрейм с «тематически единой ситуацией». В качестве основы для моделирования фреймовой структуры описания природы мы будем использовать методику постановки различных специальных вопросов (Кто? Где? Когда? Как? По­чему? В каком темпе разворачивается действие? и т. д.) к рассматриваемой монотематической ситуации [ср.:7], выделив с их помощью обобщенные семантические параметры описанной ситуации, давшие назва­ния терминалам моделируемого фрейма. При этом к параметризуемому с по­мощью фреймовой модели материалу мы отнесем два момента:

  • содержательно-фактуальныю информацию об описываемом событии (в нашем случае природном явлении);
  • элементарный когнитивно-языковой способ ее оформления (компози­ци­онно-речевая форма «Статическое описание» или композиционно-рече­вая форма «Динамическое описание»).

В целях наглядности фрейм описания природного явления (грозовой тучи) из стихотворения А.С.Пушкина «Туча» [12, с. 67] изобразим в форме таблицы, в правой части которой мы поместим названия его терминалов (вы­деленных при помощи описанной выше методики постановки вопросов к си­туации), а в левой - укажем их конкретное семантическое наполнение на ма­териале анализируемого текста:

Название терминала

Семантическое наполнение терминала

Что? - Изображаемые предметы (природные явления)

туча, буря, лазурь, небо, гром, земля, дождь, ветер, молния

Что делают? - Действия, выполняемые

природой

  • тучи несутся, наводят унылую тень, печалят ликующий день, издает таинственный гром, поит землю;
  • ветер гонит;
  • молния обвивает грозно

Где? - Место действия

небо, небеса

Когда? - Время действия

  • после грозы (Последняя туча рассеянной бури! // одна ты несешься по ясной лазури);
  • период грозы (Ты небо недавно кругом облегала) (экскурс в прошлое)

Как? - Атрибуты участников, места и времени действия

туча: последняя;

буря: рассеянная;

гром: таинственный;

земля: алчная;

небеса: успокоенные.

Почему? - Причина действия

гроза длится / закончилась

В каком темпе разворачивается действие?

в динамике

Примечание к таблице: В указанной таблице описана фреймовая мо­дель динамического описания природы, о чем свидетельствует выбор интен­сивных и эмоционально-экспрессивных обозначений явлений природы, свя­занных с грозовой стихией, а также динамичные синтаксические конструк­ции, иллюстрирующие разрастание грозы:

Ты небо недавно кругом облегала,

И молния грозно тебя обвивала;

И ты издавала таинственный гром

И алчную землю поила дождем [13, с. 67].

Из схематизированной в форме таблицы фреймовой модели описания природного явления становится очевиден механизм когерентных отношений в данном тексте, где данный фрейм манифестируется в простейшем струк­турном варианте, без подфреймов, что обусловлено тем обстоятельством, что рассмотренное художественное произведение монотематично и изображение природного явления здесь - единственна цель писателя. Указанный механизм выражается в:

  • наличии особого хронотопа текста (на пересечении терминалов «Место действия» и «Время действия»);
  • использовании лексики, связанной с функцией номинации компонен­тов описываемой денотативной ситуации (терминал «Изображаемые предметы (природные явления)»;
  • корреляции атрибутов природных явлений с динамикой развертывания событий (во время грозы эпитеты динамичнее (молния грозно тебя об­вивала, таинственный гром, алчная земля), чем после нее (успокоенные небеса, унылая тень).

Описание природы, довольно часто включаемое в ткань художест­венного произведения как отрезок речи, связанный с действием, отличным от сюжетного повествования, возможно соотнести с отдельным подфреймом. В таком случае механизм формирования текстовой когерентности несколько усложняется. Рассмотрим пример пейзажного описания, интегрированного в ткань пушкинского стихотворения «Зимняя дорога» [11, с. 41-42]. Его фреймовая модель будет в схематическом виде выглядеть следующим образом:

Название терминала

фрейма сюжетного действия

Семантическое наполнение терминала

сюжетного действия

 

Название терминала

подфрейма описания природы

Семантическое наполнение терминала

подфрейма описания природы

Кто? Что? - Изображаемые люди и предметы (природные явления)

тройка, ямщик, лирический герой, сидящий в тройке, Нина, подруга лирического героя

 

Что? - Изображаемые предметы (природные явления)

туман, луна, поляна, глушь и снег, лунный лик

Что делают? - Действия людей

едет в тройке, скучает, лирический герой слушает пение ямщика

 

Что делают? - Действия, выполняемые

природой

луна пробирается, льет печально свет (действия немногочислены, т.к. описание в статической форме)

Где? - Место действия

зимняя дорога

 

Где? - Место действия

зимняя дорога

Когда? - Время действия

зимняя ночь

 

Когда? - Время действия

зимняя ночь

Как? - Атрибуты участников, места и времени действия

•· колокольчик однозвуч-ный утоми-

тельно гремит;

•· то разгулье удалое, то сердечная тоска;

•· ни черной хаты;

•· скучно, грустно... (лирическо-му герою)

 

 

Как? - Атрибуты участников, места и времени действия

•· волнистые туманы;

•· печальные поляны;

•· отуманен лунный лик

Почему? - Причина действия

одиночество холодной зимней ночью

 

Почему? - Причина действия

это обыденные действия, совершаемые природными объектами

В каком темпе разворачивается действие?

в статике

 

В каком темпе разворачивается действие?

в статике

В приведенной выше таблице отражен текстокогерентный потенциал описания природы, являющегося частью художественного повествования и образующего отдельный подфрейм. Связность между фреймом сюжетного повествования и подфреймом (на нашей схеме она выделена черным цветом) эксплицируется, как видим, в единстве их хронотопа (терминалов «Место действия» и «Время действия»), а также в темпе развертывания действия в мире людей и природных явлений. Кроме того, следует отметить ассоциативное созвучие модальных коннотаций атри­бутов акторов мира природы и мира сюжетного повествования (на схеме они выделены серым цветом).

В заключение данной статьи можно, по-нашему мнению, сделать вывод о фреймовой обусловленности текстовой когерентности. Указанный механизм различен в монотематических текстах о природных явлениях, с од­ной стороны, и в тех случаях, где пейзажное описание вплетено в ткань сю­жетного повествования и образует особый подфрейм во фреймовой струк­туре литературного произведения, - с другой. В первом случае он выража­ется в наличии особого хронотопа текста (на пересечении терминалов «Ме­сто действия» и «Время действия»), использовании лексики, связанной с функцией номинации компонентов описываемой денотативной ситуации (специфике наполнения терминала «Изображаемые предметы (природные явления)», и в корреляции атрибутов природных явлений с динамикой / ста­тикой развертывания событий. Во втором случае текстовая когерентность выражается, опять-таки, в едином хронотопе описания природы и сюжетного действия, а также в ассоциативном созвучии модальных коннотаций атрибу­тов акторов фрейма и подфрейма.

Рецензенты:

Манаенко Г.Н., д.фил.н., профессор кафедры связей с общественностью ННОУ ВПО «Институт Дружбы народов Кавказа», г. Ставрополь.

Гусаренко С.В., д.фил.н., профессор, декан факультета филологии, журналистики и межкультурной коммуникации Гуманитарного института ФГАОУ ВПО «Северо-Кавказский федеральный университет», г. Ставрополь.