Scientific journal
Modern problems of science and education
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,931

THE ISSUE OF EQUIVALENT TRANSLATION OF LEXICAL-PHRASEOLOGICAL UNITS

Gatsalova L.B. 1 Martazanov A.M. 2 Parsieva L.K. 1
1 The federal state - financed establishment of science of the North Ossetian Institute for humanitarian and social research by name VI Abaev, Vladikavkaz scientific center of the RAS and the Government of the Republic North Ossetia-Alania
2 FSBEE MVT "Ingush State University"
Исследование разнообразных функций лексико-фразеологических единиц в устной и письменной речи, выявление семантического соответствия безэквивалентной лексики в контактирующих при переводе языках и разработка наиболее адекватных способов перевода остаются важным аспектом теории и практики перевода. В статье рассматриваются некоторые вопросы перевода лексико-фразеологических единиц, связанных со специфическими понятиями, отсутствующими в языке перевода; поднимаются проблемы их лексикографического представления в двуязычных словарях. Трудности перевода определяются не только языковым, но и культурным барьером, поэтому рассматривая особенности перевода с осетинского языка, следует учитывать этнокультурные, социальные и гендерные особенности, отражающиеся в языке, а также лексическую сочетаемость слов в контактирующих при переводе языках, и соответствие подбираемого слова к определенному стилистическому пласту.
A study of different features of lexical-phraseological units in oral and written speeches, determination of the semantic adequacy of non-equivalent vocabulary in the languages contacting during the process of translation and the development of the most appropriate ways of interpreting remain an important aspect of the theory and practice of translation. This article discusses some issues of translation of lexical-phraseological units associated with specific terms that are not available in the target language; raises the problem of their lexicographic presence in bilingual dictionaries. Translation problems are determined not only by a linguistic, but also by a cultural barrier, therefore, considering the peculiarities of translation from the Ossetian language, it is necessary to take into account the ethnocultural, social and gender peculiarities reflected in the language, as well as the lexical collocability of words in the languages contacting during the process of translation, and the match of the selected word to the definite stylistic layer.
dictionary.
lexicography
Russian language
Ossetian language
phraseological unit
vocabulary
national specificity
translation

Изучение лексических и фразеологических единиц разноструктурных языков в аспекте сопоставления позволяет найти наиболее удачные лингвистические средства перевода, что представляет особый интерес в свете расширяющихся международных контактов. Адекватный перевод возможен лишь при хорошем знании всех лексических, семантико-стилистических, этнолингвистических и лингвокультурологических особенностей контактирующих языков [7].

В условиях современного развития языкознания одной из важных задач теории и практики перевода остается передача с одного языка на другой слов и выражений, относимых к безэквивалентной лексике: реалий, архаизмов, ономатопоэтических слов, этнонимов, междометий, фразеологизмов, пословиц и др. Вопросам перевода с русского и на русский язык посвящено множество исследований известных ученых.

В осетинском языкознании теоретические и практические проблемы перевода изучены недостаточно. В грамматиках и учебниках осетинского языка приводится обзорное описание некоторых типов безэквивалентной лексики, но многие вопросы передачи их с одного языка на другой остались за пределами внимания исследователей. Наиболее полное освещение получили особенности перевода непроизводных и производных междометий осетинского и русского языков, а также вопрос о сохранении национального колорита подлинника при переводе художественных произведений [6].

У переводчика с осетинского языка может возникнуть немало сложностей при передаче многочисленных формул доброго и дурного пожеланий, благодарности и поздравления, сочувствия и соболезнования, угроз, ласкательных выражений, устойчивых сочетаний, непосредственным образом отражающих процесс коммуникации и имеющих широкое употребление в устной речи осетин. Следует учитывать и то, что некоторые из этих формул характеризуются активным использованием в живой разговорной речи, другие в настоящее время встречаются в основном в художественной литературе и драматургии. Большое значение имеет также существующая этносоциальная и гендерная дифференциация их употребления в устной и письменной речи [3].

Такие же сложности возможны и при переводе устойчивых сочетаний, пословиц и поговорок. В большинстве случаев для паремий могут быть подобраны семантические соответствия, адекватные смысловые замены, так как во многих языках можно проследить общность в тематической классификации пословичного фонда. Например, русские пословицы о муже и жене:

Муж да жена - одна душа.

От плохой жены состаришься, от хорошей помолодеешь.

Добрую жену взять - ни скуки, ни горя не знать.

Осетинские паремии о муже и жене:

Лæг æма уосæ фæрæтхъæдæй баст æнцæ. Муж с женой, как топор с топорищем, связаны.

Лæг æмæ ус фæрæты хъæдæй барст сты. Муж и жена топорищем измерены.

Лæг æмæ ус æмдæндаг сты. Муж и жена в одно время зубы теряют.

Примерно такие же по смыслу пословицы мы встретим и в ингушском:

Маха болбелча, тай долалу; мар волавелча, сесаг йолалу. Куда иголка, туда и нитка; куда муж, туда и жена.

Мотт кхоабаш йола саг мара дукхагIа еза. Муж любит жену молчаливую.

О женитьбе в осетинских пословицах:

Мади бафæрсæ æма кизгæ ракорæ. Про мать расспроси и засватай дочь её.

Кизги ку корай, уæд ин æ мади фæрсæ. Когда девушку сватаешь, про её мать спрашивай.

А в ингушском находим следующее соответствие:

ЙоI йоалае, цун наьнага а хьеже; цIагIара маьре йоI яхийта хургволча маьр-даьга а хьеже. Сватайте девушку, у которой мать хорошая; выдавайте дочь за того, у кого отец хороший.

Осетинские пословицы, отражающие отрицательные характеристики женщины:

Сылгоймагæн йæ дзыкку - даргъ, йæ зонд - цыбыр. - Длинная коса да короткий ум.

Силæн æ хелæ даргъ æй, æ зунд ба цубур æй æма æнцон сайæн æй. У женщины волос долог, а ум короток, ее легко обмануть.

Силгоймагæн æ дзиккотæ куд даргъ æнцæ, æ зунд уотæ нæй. У женщины ум не так долог, как волосы.

Сылгоймаг цы сусæг хъуыддаг зона, уый мауал æмбæхс. Нет смысла скрывать тайну, которую знает женщина.

Силæвзаг хæдзари фарнæ нæййес. В доме с болтливой женой счастья нет.

Ингушские паремии о женщине:

Кхалсаг хозача хабаро Iехаю. Красивые речи женщину обманывают.

Кхалсага бахьан хьахинна дов ийс маIача сагага кхаьчад. Из-за одной женщины вражда постигает девятерых мужчин.

Ира зIок долча кхалсаго аьннар базар тIа дIадахьа дезац. Сказанное злоязычной женщиной все равно, что оглашенное на базаре.

Исташа вежарий барт а бу, барт боха а бу. Жены и ссорят братьев, и мирят их.

Истий метташ - йоккхий топаш. Женские языки, что пушки.

Осетинские пословицы о мужчине:

Лæг сонт фарстæй нæ федауй. Глупые вопросы мужчину не красят.

Лæгдзинадæн лæг гъæуй. Чтоб проявить мужество, надо быть мужчиной.

Лæг æ дзурд нæ сайуй. Мужчина своему слову не изменяет.

Лæг йе`нгъуд нæ сайуй. Мужчина исполняет обещанное в срок.

Лæги кой идардмæ игъусуй. Молва о (настоящем) мужчине далеко слышна.

Примерно такую же характеристику мужчины мы обнаруживаем и в ингушских пословицах:

Къонах хила веза дIатехача бердах чакхваргволаш. Если метнется настоящий мужчина, он даже сквозь скалу пролетит.

Къонах ший метта кIала воал. Мужчина находится во власти своего языка.

Къонахчал долча даьна гIулакх ийшадац, зудал долча сага наIалт ийшадац. Мужественному всегда достойные дела достаются, а кокетливому (женоподобному) достаются проклятия.

Къонахчоа товш дац хабараши йоахараши. Мужчине не приличествует болтать и сплетничать.

Къонахчоа эхь хета доагIа шийна тIатуллача кийнах. Мужчина должен бояться осрамить (опозорить) свою папаху.

Къонахчун дош болатах даь да. Слово настоящего мужчины из стали выковано.

Къонахчун мах цо ше хьабаьр ба. Цена мужчины зависит от него самого.

При передаче с одного языка на другой пословиц следует также суметь передать национальную специфику, отразить сведения об обычаях, материальной и духовной культуре, содержащихся в паремиях. Например, осетинские пословицы:

Хуарз лæг æхе хæдзæри дæр иуазæг æй. Хороший мужчина даже в своём доме гость.

Лæг лæгъуз - кайеси хæццæ æндзæринæ. Плохой мужчина у родственников жены приживается.

Лæгъуз лæг кайести хæццæ хилæ гæнагæй. Плохой муж с родственниками жены ссорится.

Йеуанзиккон кизгæй сæданзиккон киндзæ кæстæр æй. Столетняя невестка младше годовалой дочери.

Æгъдауджын мад æмæ фыд сæхи цотмæ номæй нæ дзурынц. Примерные (порядочные) мать и отец к своим детям по имени не обращаются.

Следует отметить семантическую многогранность, неоднозначность, амбивалентность пословиц и поговорок во всех рассматриваемых языках. Паремиологический фонд языка нередко содержит сведения о нормах поведения, об отношении народа - носителя языка к определенным человеческим качествам, является своеобразным показателем того, что считается хорошим, что - плохим, неподобающим.

Известно, что трудности перевода определяются не только языковым, но и культурным барьером, поэтому, рассматривая особенности перевода с национальных языков, следует учитывать этнокультурные, социальные и гендерные особенности, отражающиеся в языке. Так, например, интересным представляется использование в речи осетин обращения «кс-кс» женщинами, при необходимости оклика или обращения к лицу, имя которого табуировано, или по каким-то причинам не может быть произнесено женщиной в момент речевой ситуации (например, с целью того, чтобы ее голос не был услышан кем-нибудь из старших мужчин, при которых, согласно обычаю, женщина не должна разговаривать, т.е. так называемый «обычай избегания», распространённый у многих народов Северного Кавказа [1; 5]. Вокативная единица кс-кс выражает оклик, обращение с целью привлечения внимания, относится к классу непроизводных междометий, является устаревшей интеръекционной единицей и в настоящее время уже не используется в живой разговорной речи. Очень редко встречается в устной речи женщин старшего поколения. Нами зафиксированы лишь несколько случаев использования в устной речи междометия кс-кс при обращении к мужу, в присутствии старших родственников. При этом в обоих случаях женщины 85 и 87 лет применяли его во время рассказа о событиях своей молодости, повествуя об особенностях их семейных взаимоотношений [8].

Достаточно часто описываемый вокатив встречается в произведениях художественной литературы, на письме имеет варианты графического обозначения кыс-кыс; кс, кс, кс. В зависимости от речевой ситуации употребляется изолированно или в начале высказывания. В русском языке эквивалента не имеет.

Уæрмы дуар чидæр æрбахоста. - Кс-кс... Сæниат, ам дæ? - æрбайхъуыст сылгоймаджы хъæлæ (Цæгæраты М.). - «Кто-то постучал в дверь. - Кш-кш... Саниат, ты здесь? - послышался женский голос».

Зæринæ (асинтыл æрхызт зæхмæ. Агуры Чепенайы). Кс-кс! Чепена! (Хуыгаты Г.). - «Зарина (спускается по ступеням. Ищет Чепена). Кш-кш! Чепена!»

Национальную специфику слов, не имеющих эквивалента в переводе, чаще всего можно передать описательно в контексте. Следует обращать внимание и на лексическую сочетаемость слов в контактирующих при переводе языках, на соответствие подбираемого слова к определенному стилистическому пласту.

Непосредственное отношение к теории и практике перевода имеет лексикографическая работа. Действительно, «...подбор точных переводных эквивалентов - в значительной мере искусство, где, в конечном счете, все решает языковое чутьё автора словаря. В сфере переводной лексикографии ситуация некоторым образом сходна с ситуацией в области художественного перевода: чтобы хорошо переводить, надо многое знать, овладеть определенными приемами, но само по себе это еще не обеспечивает полного успеха, не гарантирует высокого качества и адекватности перевода» [2: 4].

При составлении «Большого русско-осетинского словаря», вышедшего в 2011 году [4], и «Современного осетинско-русского словаря», работа над подготовкой к изданию которого идет в настоящее время, мы старались отразить в словарной статье все значения заглавного слова, приводя максимальное количество примеров его функционирования в выражениях. Для миноритарных языков, таких, как осетинский, это особенно важно, так как значительное число осетин достаточно слабо владеет словами, входящими даже в основной состав лексического фонда языка, поэтому, обращаясь к словарю, пользователь ищет в нём не отдельно взятую лексему, а, пытаясь построить синтаксическую конструкцию, подбирает нужные в данной речевой ситуации выражения. В двух вышеназванных словарях словарные статьи включают в себя наибольшее количество словосочетаний с заглавным словом. Например, словарная статья для слова зæрдæ - «сердце»:

зæрдæ сердце; зæрдæмæ исаг впечатлительный, восприимчивый; отзывчивый, чуткий; зæрдæйы гуыпп-гуыпп сердцебиение; зæрдæйы уидаг ласк. милый, дорогой (при обращении к детям); букв.корень сердца; зæрдæ æвæрын обещать, обнадёживать; ободрять; зæрдæ æхсайын а) беспокоиться, тревожиться; б) сомневаться (в ком-л.);зæрдæ бавæрын (сæвæрын) ободрить; пообещать, обнадёжить; зæрдæ бахъазын понравиться, почувствовать расположение; зæрдæ дарын а) надеяться, рассчитывать, полагаться; б) подавать надежду; зæрдæ зонын знать, чувствовать; зæрдæ æлхæнын добиваться расположения, угождать, заискивать; зæрдæ райын а) радоваться; б) доброжелательно, благосклонно относиться, симпатизировать; в) гореть желанием; куыстмæ зæрдæ райын гореть желанием работать; зæрдæ тæрын быть расположенным; питать симпатию, симпатизировать; зæрдæ фехсайын усомниться, разувериться; зæрдæ хæссын тошнить; мæ зæрдæ хæццæ кæны, мæ зæрдæ хæссы меня тошнит; зæрдæмæ хæссын принимать близко к сердцу; запомнить (например, обиду, грубость); зæрдæмæ цæуын нравиться; зæрдæмæ фæцæуын понравиться; зæрдæтæ æвæрын, зæрдæ фидар кæнын обнадёживать; ободрять; утешать, успокаивать; оказывать поддержку (напр. в беде, в горе); зæрдыл дарын помнить; зæрдыл æфтауын (æфтын), зæрдыл лæууын кæнын напоминать; зæрдæйы мидахаст характер; зæрдæ фæсайын обмануть надежды; мæ зæрдæйæ по моему мнению; мæ зæрдæ йыл худы я не доволен им, я обижаюсь на него; цы дæ зæрды ис? что ты хочешь, что ты замышляешь?, мæ зæрдæ йын æвзæр нæ зæгъы я ему (ей) плохого не желаю; мæ зæрдæ йæ нæ исы не нравится мне; мæ зæрдæ дзы фæцъæх надоел он мне; йæ зæрдæ мыл фæхудт он обиделся на меня; мæ зæрдæйы ахаст мын зоны (он) знает моё мнение, мой нрав; зæрдæйы тæгтæ сердечные мышцы, жилы; зæрдæ сæттын пленить, заставить сдаться; зæрдæ бахъарм уын, зæрдæ бауазал уын упасть в обморок; находиться в обморочном состоянии; зæрдæ бамæгуыр уын почувствовать разочарование, огорчение, тоску; дæ зæрдæ дæм куыд дзуры как тебе кажется, как тебе сердце велит (повелевает), подсказывает; мæ зæрдæ йæм æхсайы я боюсь (беспокоюсь) за него (за неё); цы дæ зæрдæ зæгъы? что ты хочешь, чего тебе надо?; зæрдæйы цавд сердцебиение, пульсация; зæрдæйы ахаст, зæрдæйы уаг настроение; мæ зæрдæ мын йæхимæ ласы манит меня к себе; мæ зæрдæ дзы фæтахт надоел мне, надоело это мне.

Выявление сходств и различий в соответствующих языковых системах позволяет отразить семантико-стилистическую, социально-гендерную, этнокультурную специфику в лексикографических источниках, что в значительной степени облегчает трудности при переводе.

Рецензенты:

Фидарова Р.Я., д.фил.н., профессор, главный научный сотрудник ФГБУН Северо-Осетинского института гуманитарных и социальных исследований им. В.И. Абаева Владикавказского научного центра РАН и Правительства РСО-Алания, г. Владикавказ.

Дреева Д.М., д.фил.н., доцент кафедры немецкого языка ФГБОУ ВПО «Северо-Осетинский государственный университет имени К.Л. Хетагурова», г. Владикавказ.