Scientific journal
Modern problems of science and education
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,940

Фролова М.А., Левкова Е.А., Чижова Г.В., Лапекина С.И., Савин С.З.
The article considers the use of different laboratory parameters to prognosis gestation disorders on the early stages of pregnancy – the 1st term. The data received demonstrates the interrelation of all findings studied and it is the immune parameters, which dominate in the prognosis of early gestation disorders.

Иммунология репродукции человека заняла одно из ведущих мест в исследовании физиологических и патологических состояний беременности [1,2,3]. В настоящее время особое значение приобретает поиск новых рациональных подходов к ранней  доклинической диагностике  таких осложнений гестационного процесса, как  невынашивание беременности и гестоз  [7,12,13].

Цель: разработка и научное обоснование иммунологических критериев прогноза гестационных осложнений.

Материал и методы исследования

Проведено обследование 109 женщин в 1-м триместре беременности, из которых у 48 беременных течение гестационного процесса в последующем осложнилось угрозой прерывания, у 37 развитием  гестоза и у 24 женщин беременность протекала без осложнений (контрольная группа). Группа сравнения была представлена небеременными женщинами в количестве 24 чел.

Исследование иммунологических параметров проводили по унифицированным методикам: клеточное звено иммунитета c использованием отечественных моноклональных антител серии ИКО в реакции непрямой иммунофлюоресценции на стекле,  гуморальные параметры турбодиметрическим методом, функциональные тесты -РТМЛ с ФГА (Стефани Д.В. с соавт., 1996) [14] и с плацентарными антигенами  в собственной модификации () .

Концентрацию антиспермальных антител (АСА)  определяли иммуноферментным методом по стандартным методикам с использованием набора «ИФА для определения АСА» фирмы «Биохим-Маг», Германия.

Результаты собственных исследований и  обсуждение

В группе женщин с угрозой прерывания беременности  появляются изменения, характерные для аутоиммунных процессов. Происходит увеличение активационных маркеров CD25 (19,64+2,09%). Процентное содержание клеток цитолитической направленности  CD16+ в 12,6 раза превосходит эквивалентное значение из группы контроля (p<0,05). Резко выраженные изменения были зафиксированы в функциональных тестах - РТМЛ с ФГА (26,40+3,7 %), что указывает на крайнюю степень аутосенсибилизации при данном акушерском синдроме (табл.1)  (p<0,05).

Таблица 1. Иммунологические параметры у женщин с  различным типом течения гестационного процесса и вне беременности.

Показатели

Физиология беременности

n = 24

Угроза прерывания беременности

n =48

Гестоз

n =37

Небеременные женщины

n = 24

Лейкоциты, х109

10,02+0,63

8,60+0,64*

9,22+0,46

6,69+0,62

CD3 +, %

43,65+2,07 (п=22)

53,67+2,26 (n=48)*

30,46+2,13

(n =37)*

45,29+4,73

CD22 +, %

10,88+1,29 (п=24)

15,17+2,10

 (n =48)

15,72+3,04

(n =24)

12,81+1,70

CD4 +, %

27,56+1,36 (п=22)

36,40+2,10

 (n =48)*

18,80+1,25

 (n =37)*

33,79+7,86

CD8 +, %

15,62+0,96 (п=22)

13,95+0,87

(n =48)

12,16+0,88

 (n =37)

23,19+3,19***

CD25 + ,%

6,64+0,73 (п=16)

19,64+2,09

 (n =28)*

7,96+0,45

 (n =37)*

23,93+2,53***

CD16 +,%

1,81+0,19 (п=22)**

22,9+2,17

 (n =26)*

7,18+0,30

 (n =37)

12,59+0,95

IgА, г/л

1,30+0,30 (п=10)

2,20+0,21

(n =48)*

1,34+0,31

 (п=24)

1,66+0,38

IgМ, г/л

1,56+0,37

 (п=9)

2,14+0,19

(n =48)

1,31+0,18

(п=24)

1,77+0,4

IgG, г/л

11,71+1,97 (п=9)

16,81+1,14

(n =48)

10,88+1,29

 (п=24)

15,71+1,81

ЦИКи, у.е.

23,68+7,98 (п=8)

 

29,27+2,09

 (n =48)

22,88+3,93

(п=15)

33,75+7,12

РТМЛ с ФГА, %

 

62,71+7,0 (п=10)

26,40+3,7

(n =16)*

 

 84,33+8,76

(п=19)*

 

45,12+4,0

Примечание: * - достоверно по отношению к группе женщин с физиологическим течением беременности  при значении р<0.05;

** - достоверно по отношению к группам сравнения (беременные с угрозой прерывания беременности и гестозом) при  значении р<0.05;

*** - достоверно по отношению к группе сравнения (гестоз) и к группе контроля (физиологическое течение беременности) при  значении р<0.05

Для подтверждения специфичности клеточной сенсибилизации были оценены значения в РТМЛ с плацентарными антигенами - материнской и детской частями плаценты. Для угрозы прерывания беременности характерно резкое увеличение процента клеточной сенсибилизации, достигающее 73,28+3,56% с антигеном «материнской части» плаценты и 70,22+3,0% с антигеном «детской части» плаценты. Зафиксированные значения достоверны (p<0,05) по отношению к группе контроля и группам сравнения.

Иммунологические показатели у женщин с гестозом характеризовались иммуносупрессорными изменениями. Количество  CD25+ лимфоцитов составило 7,96+0,45% (p<0,05). Процентное содержание клеток системы естественной цитотоксичности - CD16 было достоверно увеличено по отношению к группе контроля и достоверно уменьшено в сравнении с идентичными значениями групп сравнения (в 3,1 и 1,75 раз соответственно) (p<0,05). При данном акушерском осложнении значения РТМЛ с ФГА превышали 80 % (p<0,05) (см. табл.1). При оценки РТМЛ с плацентарными антигенами было отмечено нарастание клеточной сенсибилизации  как к материнской, так и к детской частям плаценты. При этом истинной сенсибилизации, в рамках 4 типа иммунопатологических реакций, зафиксировано не было, все значения были больше 70% .

Иммунологические параметры у женщин с физиологическим течением беременности имели свои отличительные особенности (см. табл.1).  Существенные отличия были получены при оценке концентрации клеток, несущие такие клеточные маркеры, как CD25+ и CD16+. Процент указанных клеток составил 6,64+0,73 и 1,81+0,19 соответственно, что достоверно отличалось от всех групп сравнения (p<0,05) в сторону резкого снижения.

Появившиеся в последние время публикации по изучению такого активационного маркера Т-клеточной линии как  CD25+, интерпретируют данный показатель не однозначно [4,5,6,11]. По данным зарубежной литературы  процент CD25+ клеток четко коррелирует с функциональной активностью Т - лимфоцитов, определяемой в РТМЛ с ФГА [15,16].

Изменений функциональной полноценности Т-лимфоцитов с ФГА и плацентарными антигенами  при физиологическом течении  беременности не происходило.

У небеременных женщин иммунологические параметры отличаются более высокими значениями активационных маркеров (CD25+) по сравнению с группой гестоза и физиологического течения беременности, РТМЛ с ФГА по сравнению с группой угрозы прерывания беременности и недостоверными различиями по концентрации ЦИКов. (см. табл.1).

Подтверждением формирования аутоиммунного (алло) компонента при угрозе прерывания беременности свидетельствует концентрация АСА. Не смотря на то, что в классическом варианте наличие АСА в организме беременной женщины рассматривается как проявление аллоиммунных реакций, механизм их формирования является эквивалентным в сопоставлении с реакциями аутоиммунного типа [8,9,10]. Содержание данного маркера аутоиммунитета (алло) возрастает достоверно только при угрозе прерывания беременности, достигая 48,87% (p<0,05).  

Делая заключение по работе, необходимо подчеркнуть четкую взаимосвязь между иммунологическими нарушениями и особенностями течения гестационных процессов у беременных женщин с формированием определенных клинико-иммунологических акушерских синдромов, учет которых позволяет осуществлять прогноз ранних гестационных нарушений уже в 1-м триместре беременности.

Выводы

Развитие угрозы прерывания беременности и гестоза сопряжено с наличием иммунного дисбаланса в организме женщин с ранних сроков беременности

Иммунотип, характеризующий угрозу прерывания беременности, определяется как аутоагрессивный

У женщин, течение гестационного процесса которых осложнилось развитием гестоза, иммунотип характеризовался  иммуносупрессорными изменениями в системе иммуногенеза

Физиологическое течение беременности характеризовалось состоянием «физиологической иммуносупрессии» с резким снижением концентрации клеток цитолитической направленности - СD16+ и СD25+

Определение иммунотипа в ранних сроках гестации позволит спрогнозировать дальнейшее течение гестационного процесса, провести комплексную профилактику невынашивания беременности и гестоза с учетом индивидуальных особенностей организма.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:

  1. Башмакова Н.В., Черданцева Г.А., Медвинский И.Д. //Актуал. вопр. акуш. и гин. 2002. Т.1.  № 1. С. 4.
  2. Брагина Л.Г. //Иммунология. 2000. № 6. С. 37.
  3. Газиева И.А., Чистякова Г.Н. //Иммунология.  2004. № 6. С. 367.
  4. Ганьчева Е.А. // Клинико-иммунологические сопоставления в системе мать-дитя в условиях высокой пренатальной отягощенности (клинико-экспериментальное исследование): дисс. канд. мед. наук.  Хабаровск.  1999.  168 с.
  5. Долгих В.Т. //Основы иммунопатологии. 2-е изд. М.: Медицинская книга. Н. Новгород: изд-во НГМА.  2001. С. 229.
  6. Дрынов Г.И. //Терапия аллергических заболеваний. М., [б.и.] 2004. С.397.
  7. Каиров Г. Т.//Механизмы формирования нарушений компенсаторно-приспособительных реакций при осложненном течении беременности: дисс. ... докт. мед. наук. Томск.  1999. 228 с.
  8. Клиническая иммунология и аллергология: учебное пособие /под ред. А.В. Караулова.  М.: Медицинское информационное агентство.  2002. 650 с.
  9. Клиническая иммунология и аллергология: в 3т.: пер. с англ. /под ред. Л. Йегера. 2-е изд. М,: Медицина. 1990.
  10. Клиническая иммунология и аллергология: пер. с англ. /под ред., Г. Лолора-младшего, Т. Фишера, Д. Адельманса. М.: Практика. 2000.  806 с.
  11. Кулаков В.И., Мурашко Л.Е., Бурлев В.А. //Акушерство и гинекология.  1995.  № 6. С. 3.
  12. Кулаков В.И., Мурашко Л.Е. // Преждевременные роды.  М.: Медицина.  2002. 176 с.
  13. Серов В.Н., Стрижаков А.Н., Маркин С.А. // Руководство по практическому акушерству.  М.  1997. 356 с.
  14. Стефани, Д.В. Вельтищев Ю.Е. // Клиническая иммунология и иммунопатология детского возраста: руководство для врачей. М.: Медицина. 1996. 384 с.
  15. Rodrigues V.A., Bankhurst A.D., Ceuppens J.I., Williams R.C.//J. Clin. Invest. 1981. Vol. 68. P. 1577.
  16. Miller G. C., Murgo A. J., Plotnicof N. P. /Int. J. Immunopharmacol. 1982. Vol. 4.  P. 367.