Электронный научный журнал
Современные проблемы науки и образования
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,829

АГРАРНЫЙ СЕКТОР РОССИИ НАЧАЛА XX ВЕКА: МЕТОДЫ СТАБИЛИЗАЦИИ И ОБЕСПЕЧЕНИЯ ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ

Михайлов А.Г.
Аграрный сектор, являясь отраслью, требующей особого подхода как при изучении, так и при регулировании, имеет огромный потенциал развития при соблюдении определенных условий. В начале XX столетия, когда сельское хозяйство переживало очередные потрясения, группа отечественных ученых предложила ряд научных воззрений на обеспечение функционирования отрасли, связанных с применением специфических мер, логически вытекающих из ее особенностей. Объединение данных воззрений в единую взаимосвязанную систему, которая может быть использована для стабилизации аграрной сферы экономики, в том числе и в настоящее время, является целью данной статьи.

С точки зрения соответствия стандартным моделям, обычно рассматриваемым экономической наукой в качестве примеров, сущность аграрного сектора во многом парадоксальна. С одной стороны, немалая часть продукции данной отрасли предполагает постоянный и высокий устойчивый спрос, с другой стороны, возможности аграрного сектора по самоорганизации не только в уже упомянутой ранее области транспортировки продукции, но и в сфере распределения вообще крайне малы. Данная проблема усугубляется также и тем, что основные функциональные единицы сельскохозяйственной отрасли начала XX столетия - трудовые крестьянские хозяйства - вследствие большого объема выполняемой работы, невысокого уровня образованности, особенностей распределения получаемых доходов, а также плачевного состояния общей инфраструктуры оказываются неспособными самостоятельно выполнять комплекс работ по организации распределения.

Рассматривая состояние сельского хозяйства России, в начале 1917 года Н.Д. Кондратьев отмечает: «...Продовольственные затруднения приняли, хотя и в различной степени, почти мировой характер... Иначе говоря, замечаются начатки всеобщего, мирового оскудения. Соответственно и задача принудительно-государственного регулирования экономической жизни носит широкий, всесторонний характер»[1]. Применительно к регулированию аграрного сектора России, переживавшего продовольственный кризис, ученый отмечал необходимость следующих аспектов государственного регулирования:

o  Регулирование ценообразования, нарушенного вследствие затруднений для свободной конкуренции, а также на почве падения ценности бумажного рубля;

o  Организация государственных заготовок продовольствия;

o  Доставка продукта в необходимом количестве в соответствующие местности путем организации плановых перевозок;

o  Распределение продукта (карточная система и др.)[2].

Помимо указанных мер прямого регулирования сельского хозяйства, ученые-аграрники предлагали также различные вспомогательные мероприятия, призванные прежде всего систематизировать и упорядочить экономическую деятельность в аграрной сфере. Одним из таких мероприятий является организация общественной агрономии, основные аспекты деятельности которой с научной точки зрения были сформулированы лишь в 1901 году, на первом московском съезде агрономической помощи сельскому хозяйству. Агрономия (в своей участковой форме) в первую очередь была призвана познакомить традиционно консервативное крестьянское хозяйство с новейшими способами производства, привнести в сельскохозяйственную отрасль применение передовых технологий непосредственно на местах и, в перспективе, служить базой для дальнейшей реформы всей отрасли. Цели и задачи агрономической помощи населению были сформулированы следующим образом:

1.  Ввести в народное хозяйство страны усовершенствованные методы техники земледелия и скотоводства;

2.  Изменить организационный план хозяйств в сторону большего соответствия текущим условиям экономической действительности страны;

3.  Организовать местное население в союзы и группы, которые, с одной стороны, путем кооперативного обобщения отдельных сторон производства увеличили бы силу хозяйств, а с другой стороны, взяли бы на себя закрепление и дальнейшее углубление реформы народного хозяйства.[3]

Задачи агрономии в определенной степени были прежде всего не экономическими, а социальными. Характерные особенности данного института описаны А.В. Чаяновым следующим образом: «Общественная агрономия сама хозяйства не ведет, сама своею волею и желанием никаких программ реализовать не может, и ее метод сводится к тому, чтобы путем воздействия на ум и волю хозяйствующих людей пробудить в их среде самодеятельность и направить эту самодеятельность наиболее рационально»[4]. Таким образом, агрономы на местах должны обладать немалым аналитическим даром и энтузиазмом для того, чтобы после глубокого анализа местного хозяйства определить те его стороны, изменение которых может дать наиболее скорый и ярко выраженный эффект, и даром убеждения, дабы убедить население в преимуществе нового приема над старым, доказать его большую выгодность, или, как пишет сам А.В. Чаянов, «заменить в головах местного населения старые представления новыми»[5]. Ставится вопрос о необходимости введения участковой агрономии с указанием на ответственность и сложность роли такого специалиста.

В 1911 году, именно на научном собрании, посвященном задачам агрономии, и призванном систематизировать принципы организации участковой агрономии, Московском областном агрономическом съезде, встретились А. В. Чаянов, Н. П. Макаров, А. Н. Челинцев и другие выдающиеся экономисты-аграрники, с чего и началось формирование организационно-производственного направления отечественной экономической мысли. Уже тогда для всех последователей данной школы было очевидно, что многие формы крестьянской жизни не укладываются в марксистскую схему расслоения деревни и не объясняются законами рыночных отношений. Особенности организационной формы трудовых крестьянских хозяйств препятствовали эффективному развитию всей сельскохозяйственной отрасли в целом при оперировании капиталистическими категориями и требовали формирования отдельного направления в экономической науке для их всеобъемлющего изучения.

Идеолог организационно-производственного направления А.В. Чаянов сформулировал предмет изучения своей школы следующим образом: «Изучая современное сельское хозяйство как оно есть, мы изучали прежде всего тот исходный материал, из которого, по нашему мнению, исторически должна в ближайшее десятилетие вырасти новая деревня, превратившая путем кооперации значительную часть своего хозяйства в формы общественно-организованного производства, деревня, индустриализованная во всех областях технической переработки, механизированная и электрифицированная, деревня, использовавшая все завоевания агрономии и техники»[6].

С приходом советской власти, настороженно встреченным большинством передовых отечественных экономистов, и ознаменовавшим необходимость перевода всей системы народного хозяйства на социалистические рельсы, принципиальные отличия сельского хозяйства от других отраслей экономики вскрылись наиболее остро. Этим в немалой степени и объясняются те непреодолимые трудности, с которыми столкнулся процесс национализации производства в сельском хозяйстве. Специфика структурного уклада сельского хозяйства такова, что подход к его национализации, срабатывавший в прочих отраслях, для него не подходит. Данный аспект развития аграрного сектора описал один из крупнейших в России экономистов-аграрников Б.Д. Бруцкус, пришедший к выводу о том, что подобный феномен носит общемировой характер: «Ничего подобного быстрому процессу концентрации производства в сфере сельского хозяйства не наблюдается. Существует только одна страна, Англия, в которой сельское хозяйство организовано капиталистически; и этот результат получился как продукт эволюции аграрных отношений в минувшую эпоху, в условиях, коренным образом отличных от современных. Но и в Англии все же имеется около 1/2 миллиона хозяйств, и там хозяйство в 100 десятин считается очень значительным, и никаких тенденций к дальнейшей концентрации сельскохозяйственного производства там не замечается. На континенте Европы, и в частности в России, почти повсюду первенствующее значение имеет мелкое производство, основанное преимущественно на использовании труда крестьянина в его семьи»[7].

В конечном итоге Бруцкус, опираясь на то, что после революции в России, являющейся аграрной страной, отсутствуют какие-либо признаки концентрации сельскохозяйственного производства, приходит к выводу о том, что «принцип социализма не есть творческий, не к расцвету, а к разложению ведет он экономическую жизнь общества»[8]. Очевидно, что при условиях централизованного управления отраслью для того, чтобы добиться сколько-нибудь значимых результатов в области развития аграрного сектора, необходимо предоставить сельскохозяйственному производителю известную степень свободы: особенности сельского хозяйства таковы, что любая фабрика куда ближе к абстрактной единице промышленного производства, нежели аграрное предприятие к некоему усредненному сельскохозяйственному кооперативу. Таким образом, план на каждую административную область должен разрабатываться с учетом возможностей конкретных сельскохозяйственных производителей, климатических условий, а также удачности того или иного года применительно к земледелию (думается, разработка пятилетних планов для сельского хозяйства также сравнительно нецелесообразна именно из-за того, что запланировать урожайность на пять лет вперед не представляется возможным). Роль управляющего органа, таким образом, сводится к учету произведенной продукции, внедрению новых технологий и методов производства, централизованной поставке удобрений и сельскохозяйственной техники, а также организации распределения произведенной продукции, предоставляя при этом непосредственному руководителю сельскохозяйственного предприятия определенную предпринимательскую свободу.

Для того чтобы представить наиболее эффективную структуру организации самого сельскохозяйственного предприятия, за отправную точку следует взять условие, упомянутое самим Бруцкусом - необходимость сохранения личной заинтересованности мелких сельскохозяйственных производителей в результате своего труда. Учитывая тот факт, что другие ученые-аграрники, в том числе и научные оппоненты Б.Д. Бруцкуса, в большинстве своем сходились во мнении о том, что трудовое крестьянское хозяйство - наиболее естественная форма сельскохозяйственного производства, сложившаяся в российском аграрном секторе на тот момент, единственно возможным видится изначальное сохранение трудовых хозяйств, при котором руководящему органу предприятия отводится роль организации централизованного приобретения сельскохозяйственной продукции по твердым ценам и распределения продуктов городской промышленности, с постепенным переходом к объединенному хозяйству по мере того, как внедрение новых технологий позволяет получить все большую отдачу от производства, и происходит становление социалистического менталитета.

Социальные и экономические преобразования, последовавшие за установлением советской власти, затронули все без исключения отрасли народного хозяйства. Неизбежному изменению была подвергнута система взаимоотношений аграрного сектора и индустрии, формировавшаяся в течение полувека до этого, и вскрывшиеся вместе с этим проблемы взволновали умы ведущих отечественных ученых. В 1925 году Н.Д. Кондратьев, изучая данный вопрос, пишет: «...80% промышленности национализировано и находится в непосредственном управлении государства. Наоборот, сельское хозяйство почти целиком базируется на принципе частной инициативы и распылено по миллионам мелких хозяйств»[9]. Совершенно очевидно, что государство в этой ситуации имеет куда больший контроль над промышленностью, в то время как сельское хозяйство может контролироваться им лишь косвенно. Декларируя плановую экономику, государству, таким образом, необходимо устанавливать опосредованный контроль над аграрным сектором при помощи воздействия на рынок, связывающий сельское хозяйство и индустрию, а также при помощи таких институтов, как государственные кооперативная торговля и система кредита. При этом следует помнить, что любые тенденции, наблюдающиеся на рынке, действуют в обе стороны, и при превышении спроса над предложением индустриальных товаров в области предложения сельскохозяйственных товаров будет наблюдаться аналогичная ситуация вне зависимости от объемов производства аграрного сектора.

Наблюдая взаимоотношения промышленности и сельского хозяйства во время быстрого процесса расширенного воспроизводства, присущего рассматриваемому периоду, Н.Д. Кондратьев пришел к следующим выводам о необходимых предпосылках равновесия на индустриально-сельскохозяйственном рынке:

1)  в процессе расширенного воспроизводства между производством средств производства и производством продуктов потребления как в сельском хозяйстве, так и в промышленности сохраняется определенное отношение, определяющееся органическим строением капитала и его техническим строением (т.е. нормой, в какой он состоит из предметов, производимых в сельском хозяйстве и промышленности);

2)  норма накопления в сельском хозяйстве и промышленности в зависимости от органического строения капитала, его технического строения и нормы прибавочной стоимости может быть различной, но она должна быть такой, чтобы не нарушалось первое условие;

3)  спрос и предложение товаров определяются внутренней динамикой производства и обмена в народном хозяйстве, а не возникают со стороны, поэтому деньги и кредит играют роль средства обращения и накопления, но не роль фактора создания новых ценностей, новой, ранее не бывшей на рынке покупательной силы[10].

Таким образом, народное хозяйство предстает в виде динамической системы, равновесие в которой изменяется в зависимости от взаимоотношений индустрии и сельского хозяйства. При этом установление равновесия усложняется еще и тем, что возможный темп роста для этих отраслей различен: в рассматриваемый Н.Д. Кондратьевым период темп роста промышленности в относительном выражении превышал темп роста в сельском хозяйстве более чем в четыре раза, однако очевидно, что подобная диспропорция будет верна для любого сравнительно продолжительного промежутка времени при условии нормального развития обеих отраслей.

Более быстрый рост промышленности главным образом обусловлен структурным характером обеих отраслей, их чувствительностью к рынку и готовностью воспринимать технологические нововведения. В то же время, если естественный рост промышленности не приведет к диспропорции, губительной для всего народного хозяйства, форсированный рост может вызвать негативные последствия: «Далеко не всякий более быстрый рост индустрии желателен, так как далеко не всякий рост ее объективно возможен без нарушения равновесия всего народного хозяйства, без расстройства рынка и валюты, без отчуждения города и деревни»[11]. В качестве одного из средств, которые могут способствовать такому взаимному развитию индустрии и сельского хозяйства, которое будет совмещать высокие темпы роста обеих отраслей и устойчивость рынка, Н.Д. Кондратьев называл механизм кредитования. При полном и единоличном контроле кредита государством, разумеется, возможно плановое кредитование тех или иных направлений индустрии и аграрного сектора, при котором будет сохраняться высокий и стабильный рост, стимулирующий взаимный спрос, однако не приводящий к недопустимо высоким темпам инфляции.

Однако в случае, если инвестиции в эти отрасли будут делаться на коммерческой основе, исходя из возможной прибыли на вложенный капитал, картина будет несколько иной. Очевидно, что при сравнительно более высоком росте промышленного производства инвестор предпочтет не вкладывать в сельское хозяйство, в результате чего дефицит инвестиций в сельском хозяйстве вкупе с излишними финансовыми вливаниями в промышленность породит ту самую губительную диспропорцию, уже упомянутую выше. В результате кризиса, который неизбежно за этим последует, народное хозяйство вновь вернется в состояние временного равновесия ценой продолжительного упадка и в промышленном, и в аграрном секторе. В связи с этим наиболее целесообразным видится государственное стимулирование сельского хозяйства в форме субсидий и дотаций в размере, пропорциональном инвестициям, совершающимся в промышленность. В этом случае будет возможен продолжительный и равномерный экономический рост, который по мере взаимодействия сельского хозяйства и индустрии может принять частично самоподдерживающуюся форму за счет взаимного спроса на продукцию этих отраслей. Опыт большинства развитых стран убедительно доказывает, что процветание экономики возможно лишь в случае стабильного роста как промышленности, так и аграрного сектора.

Как следует из вышеизложенного, уникальные особенности аграрного сектора достаточно существенны, чтобы выделять его в качестве особой сферы экономики на всех уровнях и во всех аспектах. Таким образом, основным практическим вопросом, стоящим перед исследователями, является установление правил, следование которым обеспечит наиболее эффективное взаимодействие аграрного сектора с прочими отраслями, и его наиболее динамичное развитие. В наиболее упрощенном виде эти правила сводятся к необходимости всесторонней и комплексной помощи аграрному сектору как со стороны промышленности, так и со стороны государства, а также необходимости тщательнейшего и постоянного анализа состояния отрасли на атомарном уровне, что позволит учитывать малейшие особенности, определяющие особенности процесса сельскохозяйственного производства в данном регионе. Думается, что признание всех особенностей, отличающих аграрный сектор в государственном масштабе, а также открытый курс на их использование в области регулирования сельского хозяйства, могли бы стать первыми шагами на пути к достижению отечественным аграрным сектором международного уровня.


[1] Кондратьев Н.Д. Продовольственный кризис и задача организации хозяйства// Ежемесячный журнал литературы, науки и общественной жизни. Пг. 1917. № 1. С. 181-194.

[2] Там же. С. 181-194.

[3] Фортунатов А.Ф. Задачи деятельности русских местных агрономов // Труды съезда деятелей агрономической помощи местному хозяйству (10 - 19 февраля 1901 г.). М., 1901. С. 5.

[4] Чаянов А.В. Участковая агрономия и организационный план крестьянского хозяйства// Крестьянское хозяйство. Избранные труды. М., 1989. С. 55.

[5] Там же. С. 56.

[6] Чаянов А.В. Крестьянское хозяйство // Организация крестьянского хозяйства. М.: Экономика, 1989. С.212.

[7] Бруцкус Б.Д. Социалистическое хозяйство. Теоретические мысли по поводу русского опыта. М.: Стрелец, 1999. С.23.

[8] Там же. С. 45.

[9] Кондратьев Н.Д. Современное состояние народнохозяйственной конъюнктуры в свете взаимоотношений индустрии и сельского хозяйства// Особое мнение. Том 2. М., 1993. С. 38.

[10] Там же. С. 44.

[11] Там же. С. 65. 

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:

1.  Бруцкус Б.Д. Социалистическое хозяйство. Теоретические мысли по поводу русского опыта. М.: Стрелец, 1999.

2.  Кондратьев Н.Д. Продовольственный кризис и задача организации хозяйства// Ежемесячный журнал литературы, науки и общественной жизни. Пг. 1917. № 1. С. 181-194.

3.  Кондратьев Н.Д. Современное состояние народнохозяйственной конъюнктуры в свете взаимоотношений индустрии и сельского хозяйства// Особое мнение. Том 2. М., 1993. С. 38.

4.  Фортунатов А.Ф. Задачи деятельности русских местных агрономов // Труды съезда деятелей агрономической помощи местному хозяйству (10 - 19 февраля 1901 г.). М., 1901. С. 5.

5.  Чаянов А.В. Крестьянское хозяйство // Организация крестьянского хозяйства. М.: Экономика, 1989.

6.  Чаянов А.В. Участковая агрономия и организационный план крестьянского хозяйства // Крестьянское хозяйство. Избранные труды. М.: Экономика, 1989.


Библиографическая ссылка

Михайлов А.Г. АГРАРНЫЙ СЕКТОР РОССИИ НАЧАЛА XX ВЕКА: МЕТОДЫ СТАБИЛИЗАЦИИ И ОБЕСПЕЧЕНИЯ ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ // Современные проблемы науки и образования. – 2008. – № 2.;
URL: http://science-education.ru/ru/article/view?id=705 (дата обращения: 14.12.2017).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.252