Электронный научный журнал
Современные проблемы науки и образования
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,737

ПЕРСПЕКТИВА ИСПОЛЬЗОВАНИЯ БАРСУЧЬЕГО И МЕДВЕЖЬЕГО ЖИРА В ПРОФИЛАКТИКЕ И ЛЕЧЕНИИ ТРОМБОГЕМОРРАГИЧЕСКИХ ОСЛОЖНЕНИЙ

Калашникова С.П. 1 Соловьев В.Г. 1 Никулина Е.Г. 1 Никонова Л.Г. 1 Гагаро М.А. 1
1 БУ ВО «Ханты-Мансийская государственная медицинская академия»
Изучен процесс свертывания крови в рамках проведения эксперимента по моделированию выброса эндогенного тромбина. Животные дополнительно с пищей получали биологически активные добавки «Барсучий жир», «Медвежий жир». Лабораторных животных подвергали комбинированному стрессу (гипотермия + физическая нагрузка). В организме крыс развивалась активация свертывания крови. Измеряли в плазме крови следующие показатели: количество тромбоцитов, концентрацию фибриногена, активированное частичное тромбопластиновое время, протромбиновое время, тромбиновое время, концентрацию антитромбина, растворимых фибринмономерных комплексов, общую коагуляционную активность тромбоцитов. Установлено, что комбинированный стресс у животных спровоцировал развитие эндогенной тромбинемии, что привело к активации тромбоцитов и выраженному потреблению факторов свертывания. В группе контрольных животных произошло увеличение общей коагуляционной активности тромбоцитов, удлинение клотинговых тестов, уменьшение концентрации фибриногена, увеличение концентрации растворимых фибринмономерных комплексов на всех временных промежутках. В группе животных, получавших добавки, все показатели оставались в норме. В группе опытных животных изменения не выходили за рамки физиологических. Таким образом, показано, что введение барсучьего и медвежьего жира с пищей экспериментальным животным повышает устойчивость организма к острым воздействиям, в том числе в условиях эндогенной тромбинемии, путем снижения чувствительности организма к стрессовым факторам и уменьшения степени последствий тромбогеморрагических осложнений.
свертывание крови
тромбогеморрагические состояния
эндогенная тромбинемия
барсучий жир
медвежий жир
1. Влияние полиненасыщенных жирных кислот ω-3 на некоторые показатели антиоксидантного потенциала крыс / Л.В. Кравченко [и др.] // Вопросы питания. - 2013. – Т. 82, № 2. - С. 4-9.
2. Физиолого-биохимическая оценка обогащения рациона крыс докозагексаеновой кислотой и астаксантином / Ю.С. Сидорова [и др.] // Вопросы питания. - 2015. – Т. 84, № 5. - С. 46-55.
3. Жмурская О.А., Кеца О.В. Биохимические показатели гепатостеатоза и их коррекция ω-3 полиненасыщенными жирными кислотами у крыс - опухоленосителей // Российский биотерапевтический журнал. - 2017. – Т. 16, № 1. - С. 36.
4. Rice M.E. Ascorbate regulation and its neuroprotective role in the brain. Trends Neurosci. 2000. V. 23. P. 209-216.
5. Насыбулина Н.М. Лечитесь жирами животного происхождения // Медицинская сестра. - 2012. - № 5. - С. 54-55.
6. Фисенков Н.Н. Эффективные лекарственные средства при лечении повреждений тканей // Международный вестник ветеринарии. - 2014. - № 3. - С. 40-44.
7. Шевченко А.А. Новый способ лечения трофических язв и длительно незаживающих ран нижних конечностей / А.А. Шевченко [и др.] // Вятский медицинский вестник. - 1999. - № 1. - С. 73-75.
8. Frerichs K.U. Local cerebral blood flow during hibernation, a model of natural tolerance to «cerebral ischemia» // J. Cereb. Blood. Flow Metab. 1994. Vol. 14. Р. 193-205.
9. Абдуллаев В.Р., Ризванов И.Г. Перекисное окисление липидов в коре головного мозга сусликов в динамике зимней спячки // Успехи современной науки. - 2016. - Т. 5. - № 11. - С. 156-161.
10. Антиоксидантные ферменты у природно-адаптированных к дефициту кислорода млекопитающих / Е.П. Антонова [и др.] // Принципы экологии. – 2013. - № 1. - С. 21-32.
11. Чернилевский В.Е. Проблемы гипобиоза и продления жизни // Сборник МОИП. Секция геронтологии. - 2008. - № 41. - С. 105-123.
12. Hermes-Lima M., Zenteno-Savin T. Animal response to drastic changes in oxygen availability and physiological oxidative stress // Comp. Biochem. Physiol. 2002. Vol. 133. P. 537-556.
13. Ермакова Е.Е Народная медицина ижемцев Нижнего Приобья // Вестник Тюменского государственного университета. Гуманитарные исследования. - 2009. - № 7. - С. 173-180.
14. Нанзатов Б.З., Содномпилова М.М. Народно-бытовая медицина монгольских народов: средства животного происхождения в представлениях и практиках // Известия Иркутского государственного университета. Сер.: Геоархеология. Этнология. Антропология. - 2016. - Т. 17. - С. 126-145.
15. Лабораторные методы исследования системы гемостаза / В.П. Балуда, З.С. Баркаган, Е.Д. Гольдберг и др. - Томск, 1980. - 310 с.

На сегодняшний день активно ведется поиск средств неспецифической защиты от свободнорадикальных процессов, которые, как известно, могут являться причиной развития серьезных патологических процессов в организме, в том числе сопровождающихся тромбогеморрагическими осложнениями [1]. В этом отношении все большее значение в медицинской практике приобретают препараты и биологически активные добавки животного происхождения, оказывающие мощный антиоксидантный эффект [2-4]. Показано, что весьма перспективными в этом отношении являются средства, получаемые из жиров зимоспящих животных [5]. Чаще всего эти препараты используются как источники полиненасыщенных жирных кислот и витаминов [6-8].

Известно, что время, когда животные подвержены гибернации – это необходимый способ адаптации к понижению температуры окружающей среды. Именно в этот период в организме животных происходят радикальные изменения показателей гомеостаза.

Показано, что в этот время в организме животных может развиваться такое состояние, как гипероксигенация, а в связи с этим последующая активация свободнорадикальных процессов, мобилизация антиоксидантных систем, в том числе ферментных [9; 10]. Устойчивость же к активации свободнорадикальных процессов в этот период, как показывает ряд исследований [11; 12], им обеспечивает высокая активность антиоксидантных ферментов, большой запас в организме бурого жира, в котором преобладают ненасыщенные жирные кислоты (линолевая, линоленовая, олеиновая), а также витамины А, Е. Может быть, поэтому, именно благодаря этим свойствам животные жиры издревле использовали в отечественной и восточной народной медицине в лечении целого ряда заболеваний [13; 14].

В настоящее время имеются единичные научные подтверждения в области биохимического исследования и использования животных жиров в медицине. Чаще в этих работах данные субстанции рассматриваются в качестве средств, усиливающих регенерацию покровных тканей. Однако, учитывая мощный антиоксидантный потенциал данных препаратов, можно предположить их позитивный эффект в лечении целого ряда других патологий, причиной развития которых является активация свободнорадикальных процессов, в том числе и в области нарушений свертывания крови.

Цель исследования. Изучить параметры первичного и вторичного гемостаза в условиях эндогенного выброса тромбина на фоне дополнительного приема с пищей природных микстов «Барсучий жир», «Медвежий жир» (ООО «Багира», Россия).

Материалы и методы исследования. В обеих сериях экспериментов использовались (в качестве экспериментальных животных) нелинейные белые крысы (вес 350-400 г, возраст 3-4 мес.). Количество крыс в каждой группе составляло 12 в серии с барсучьим жиром, 14 – в серии с медвежьим жиром.

Животные содержались на стандартном сбалансированном рационе с необходимым количеством органических веществ и минералов. Дополнительно в пищу животным опытных групп добавляли природные миксты «Барсучий жир» (ООО «Багира», Россия), (далее барсучий жир), «Медвежий жир» (ООО «Багира», Россия), (далее медвежий жир). Введение крысам жиров осуществляли с помощью зонда 21 день (0,08 мл на 100 г веса животного), согласно инструкции по применению данных образцов. Дозы вводимых добавок для животных рассчитывались с учетом межвидового перерасчета доз на основе соотношений поверхности и массы тела животного Контрольные животные жиры не получали.

Забор крови все последующие операции проводили под действием наркоза (этоксиэтан). Яремную вену обнажали овальным разрезом и забирали образцы крови. Кровь для анализа забирали с 3,8% раствором цитрата натрия (1:9), для исследования тромбоцитарного гемостаза использовался забуференный раствор глутарового альдегида (0,125%). Все операции, начиная с забора крови, проводились согласно правилам, установленным для исследований, связанных с исследованием свертывания крови [15].

Оценку плазменного гемостаза (АЧТВ – активированное частичное тромбопластиновое время; ПТВ – протромбиновое время; ТВ – тромбиновое время; АТ–III – активность антитромбина–III; ФГ – содержание фибриногена, содержание РФМК) проводили по наборам фирмы «Технология-стандарт» (г. Барнаул) на коагулографе «Реалайт» (ООО «Дисксион», Россия). Концентрацию тромбоцитов (PLT) осуществляли с помощью световой микроскопии в камере Горяева по методу Шитиковой [15], а также на гематологическом анализаторе «Гемалайт» (ООО «Дисксион», Россия), общую коагуляционную активность тромбоцитов (ОКАТ) оценивали по изменению времени свертывания в плазме в тесте АВР (активированное время рекальцификации).

Состояние эндогенного выброса тромбина моделировали путем опробированной модели комбинированного стресса (гипотермия + физическая нагрузка): экспериментальных животных опускали в воду (+15 °С) на 30 минут, низкая температура воды заставляла их двигаться. Образцы крови забирали в следующие сроки: до воздействия, а также спустя 0,1, 1 и 3 ч после его окончания.

В опыте с барсучьим жиром активацию гемостаза моделировали с помощью острого холодового стресса: экспериментальных животных опускали в емкости с водой (+5 °С), затем подвергали экспозиции в окружающую среду (на 15 мин. при температуре -15 °С).

Результаты исследований, имеющие цифровое выражение, анализировали методом вариационной статистики для малых рядов наблюдений. Для оценки достоверности отличий вычисляли доверительный коэффициент Стьюдента (t) и степень вероятности (p). Различия считали достоверными при значениях p<0,05.

Результаты и обсуждение

С целью достижения цели нашего исследования нами было проведено две серии экспериментов. Сначала нами было изучено состояние гемостаза на фоне введения барсучьего жира в условиях активации выброса эндогенного тромбина.

С целью выполнения задач исследования нами был выбрана экспериментальная модель, приводящая к выбросу в сосудистое русло основного фермента гемостаза – тромбина. Известно, что тромбин – это полифункциональный фермент, который регулирует не только активность свертывающей системы, но и противосвертывающей и фибринолитической. Являясь ключевым ферментом свертывания крови, тромбин обеспечивает активацию всех клеток крови, в частности тромбоцитов, одновременно активируя ферменты плазмокоагуляции и фибринолиза.

Оценка параметров гемостаза в норме и в условиях острого стресса выявила следующие результаты.

В плазме крови контрольных животных в ответ на стрессовое воздействие произошло резкое снижение количества тромбоцитов. Уменьшение количества тромбоцитов сразу после воздействия составило 15%, через 30 минут - 30%. В плазме крови животных, получавших дополнительно природный микст, почти не наблюдалось изменения концентрации тромбоцитов (табл. 1).

Таблица 1

Показатели свертывания крови у животных на фоне активации гемостаза

Показатели

Интактные животные

Контрольные животные (не получали БАД)

Животные

(получали с рационом БАД)

После стресса

Через

30 мин.

После стресса

Через

30 мин.

PLT, 1х109

315,4±6,83

269,2±19,71

217,8±26,02

319,5±16,6*

316±13,35*

ФГ, г/л

7,09±1,6

3,43±0,68

3,06±0,23

4,13±0,57

3,02±0,24

АЧТВ, с

27,92±0,54

18,55±0,22

18,72±1,41

29,01±0,42*

19,46±0,22

ПТВ, с

7,97±0,59

22,92±0,48

17,54±2,21

17,93±0,48*

23,67±0,51*

ТВ, с

51,57±0,51

44,23±1,25

43,93±1,79

29,6±2,35*

43,53±2,27

АТ-III, %

95,62±1,7

95,47±3,68

91,32±1,83

98,26±1,34

107,6±0,4*

ОКАТ, %

18,5±1,93

28,2±2,42

15,52±0,44

14,34±1,31*

21,04±1,67*

РФМК, мг%

5,87±0,2

9,62±0,79

19±0,76

10,62±0,83

16,5±0,82

Примечание: PLT – количество тромбоцитов; АЧТВ – активированное частичное тромбопластиновое время, ПТВ – протромбиновое время, ТВ – тромбиновое время, ФГ – содержание фибриногена, АТ-III – активность антитромбина-III, ОКАТ – общая коагуляционная активность тромбоцитов, РФМК – растворимые фибринмономерные комплексы. Знаком * отмечены достоверно отличающиеся показатели (р <0,05) по сравнению с показателями контрольной группы животных.

В плазме крови контрольных животных произошла активация гемостаза: наблюдается рост общей коагуляционной активности тромбоцитов (на 51%) (табл. 1). В группах опытных животных изменения со стороны тромбоцитарного гемостаза не выходили за рамки физиологических.

Таким образом, у животных, получавших дополнительно жир, наблюдается снижение потребления тромбоцитов и ослабление их общей коагуляционной активности, что свидетельствует о более адекватной реакции в условиях стрессового воздействия.

Оценка параметров плазменного гемостаза показала, что у животных контрольной группы стресс-воздействие вызвало выраженные изменения, характерные для переходной фазы ДВС, а именно – рассогласование показателей клоттинговых тестов: уменьшение активированного частичного тромбопластинового времени (на 33%), удлинение протромбинового времени (в 3 раза), увеличение активированного времени рекальцификации (на 18%), уменьшение концентрации фибриногена (в 2 раза). Об активации тромбиногенеза свидетельствует и рост содержания РФМК на протяжении всего эксперимента (табл. 1).

В группах опытных животных происходили похожие изменения, но анализируемые показатели по свертыванию крови были почти аналогичны показателям животных, не подвергнутых стрессовому воздействию.

Воспроизведение апробированной модели комбинированного стресса (эндогенная тромбинемия) в группах животных, получавших с пищей медвежий жир, показало следующее.

Экспериментальная модель (комбинированный стресс) была подобрана таким образом, чтобы животные испытывали повышенную нагрузку, в частности физическую (животные, попав в воду, вынуждены были держаться на плаву) и, в связи с тем что температура воды составила всего лишь + 15 °С – гипотермическую. Известно, что стрессовые реакции такого типа вызывают у животных ускорение свертывания, вплоть до развития диссеминированного свертывания крови.

В результате эксперимента мы получили следующие данные: уже через 0,1 ч после стресса у животных контрольной группы развивалось состояние гиперкоагуляции. Наблюдалось резкое укорочение активированного частичного тромбопластинового времени (на 24,9%) и протромбинового времени (на 16,8%) и удлинение тромбинового времени. Существенно выросла концентрация растворимых фибринмономерных комплексов, произошло значительное потребление фибриногена. Закономерно увеличилась активность антитромбина-III (на 52,8%) (табл. 2).

Через час после стрессового воздействия наблюдалась глубокая гипокоагулемия (судя по результатам клоттинговых тестов), также наблюдалось существенное потребление антитромбина-III (произошло уменьшение активности почти в 2,3 раза).

Таблица 2

Показатели свертывания крови у животных, получавших и не получавших биологически активную добавку «Медвежий жир» на фоне активации гемостаза

Исследуемые показатели

Сроки наблюдения в условиях комбинированного стресса

Без воздействия

0,1 ч

1 ч

3 ч

PLT, ×109

958,2±26,1

1067,7±21,6*

1287,8± 28,0*

866,5±23,9*

868,6±22,60

913,5±25,40

862,6±27,40

776,1±23,30*

АЧТВ, с

20,9±0,4

15,7±0,5*

18,7±0,3*

20,3±0,3

18,5±0,50

17,4±0,50

17,8±0,40

18,7±0,50

ПТВ, с

27,9±0,3

23,2±0,4*

14,7±0,9*

29,6±0,3*

29,8±0,60

22,3±0,7*

13,2±0,1*

28,1±1,3

ТВ, с

19,1±0,7

21,7±1,0*

17,3±0,7*

26,6±0,6*

23,6±0,80

19,7±1,8*

18,6±0,9*

22,7±0,40

ФГ, г/л

4,0±0,1

3,7±0,1*

5,9±0,3*

5,1±0,2*

5,0±0,10

4,6±0,2*0

3,0±0,1*0

4,1±0,1*0

АТ-III, %

108,8±13,8

172,2±13,1*

76,3±4,8*

113,5±9,1

260,4±13,20

194,1±10,8*

89,4±9,4*

105,3±16,8*

РКМФ, мг/%

5,2±0,3

7,9±0,5*

7,7±0,1*

7,3±0,1*

4,6±0,10

5,8±0,1*0

6,3±0,3*0

4,4±0,10

Примечания: первая строка по каждому показателю – контрольная группа, нижняя – опытная. Знаком * отмечены достоверно отличающиеся показатели (р <0,05) по сравнению с показателями животных без воздействия, знаком 0 – по сравнению с показателями первой строки.

К окончанию эксперимента (к исходу 3 часа) оставался повышенным показатель тромбинового времени (на 39,3%), что может быть связано с высокой концентрацией в плазме крови продуктов фибринолитической системы. Сохранялась нормальная концентрация фибриногена и активность АТ-III.

Необходимо отметить, что активированное частичное тромбопластиновое время сразу через 0,1 ч резко укорачивалось почти на 25%, в отличие от показателей животных, получавших биологически активную добавку. Данное обстоятельство и отличия в содержании тромбоцитов, фибриногена и РФМК в группе контрольных животных, позволяют рассматривать медвежий жир в аспекте его антистрессорного эффекта.

Таким образом, можно предполагать, что вещества, входящие в состав медвежьего жира, некоторым образом (что требует более тщательного изучения) ограничивают выброс в организме гормонов стрессорного ряда.

С целью подтверждения данного факта мы измерили концентрацию адреналина у животных контрольной и опытных групп.

Результаты выявили следующее: у контрольных животных к окончанию стрессового воздействия произошло сначала резкое потребление, а затем повышение концентрации адреналина в плазме крови.

У животных, получавших биологически активную добавку с пищей, концентрация адреналина была значительно меньше, чем в контроле, и оставалась постоянной на протяжении всего эксперимента. Таким образом, можно предполагать, что животные опытной группы (получавшие с пищей медвежий жир), были более устойчивы к воздействию стрессорного фактора, чем животные контрольной группы. Что также отразилось и на состоянии гемостаза.

В группе опытных животных последствия комбинированного стресса со стороны сосудисто-тромбоцитарного и коагуляционного гемостаза были менее выражены.

Анализируя показатели клоттинговых тестов, следует отметить, что активированное частичное тромбопластиновое время в этих группах не отличалось от показателей исходных цифр, также показатель тромбинового времени и содержание растворимых фибринмономерных комплексов были ниже, чем в группе контрольных животных, а к окончанию эксперимента даже вернулись к исходному значению (табл. 2).

В группе контрольных животных было установлено увеличение содержания тромбоцитов (уже к 1 ч на 34,3 %), причем с преобладанием активированных форм. Также в плазме крови наблюдалось образование больших и малых тромбоцитарных агрегатов.

Напротив, в группе животных, получавших с пищей данный природный микст, роста концентрации тромбоцитов не происходило (табл. 2). Наблюдалось также образование активированных форм, но их концентрация в ходе всего эксперимента оставалась постоянной, таким образом, часть тромбоцитов, вовлеченных в образование малых агрегатов, была постоянной.

Заключение

Таким образом, дополнительное введение животным с пищей барсучьего и медвежьего жиров ограничивает последствия эндогенной тромбинемии со стороны тромбоцитарного и коагуляционного звеньев гемостаза, а также повышает противосвертывающий потенциал.

На основании этого можно предполагать, что изучаемые жиры при употреблении их в оптимальных дозах способны ограничивать последствия гиперкоагуляции путем ограничения активации как внешнего, так и внутреннего пути плазмокоагуляции, а учитывая то, что эти пути взаимно потенцируют друг друга, становится понятно насколько позитивным может быть эффект влияния данных биологически активных добавок на гемостаз в условиях острого стресса.

В связи с этим можно полагать, что при условии раскрытия более детального механизма влияния химических компонентов жиров животного происхождения на систему свертывания крови возникает реальная перспектива их использования в качестве эффективных средств профилактики тромбогеморрагических осложнений.


Библиографическая ссылка

Калашникова С.П., Соловьев В.Г., Никулина Е.Г., Никонова Л.Г., Гагаро М.А. ПЕРСПЕКТИВА ИСПОЛЬЗОВАНИЯ БАРСУЧЬЕГО И МЕДВЕЖЬЕГО ЖИРА В ПРОФИЛАКТИКЕ И ЛЕЧЕНИИ ТРОМБОГЕМОРРАГИЧЕСКИХ ОСЛОЖНЕНИЙ // Современные проблемы науки и образования. – 2018. – № 4.;
URL: http://science-education.ru/ru/article/view?id=27786 (дата обращения: 25.08.2019).


Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.252