Электронный научный журнал
Современные проблемы науки и образования
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,737

БИОПСИХОСОЦИАЛЬНЫЕ ПОДХОДЫ К ОТБОРУ ЛЮДЕЙ СТАРШИХ ВОЗРАСТНЫХ ГРУПП НА ПРОГРАММЫ СОЦИАЛЬНО-МЕДИЦИНСКОЙ РЕАБИЛИТАЦИИ

Филимонов М.И. 1 Крохмалёва Е.В. 2, 3 Палькова Г.Б. 2, 4
1 ФГБОУ ДПО «Институт повышения квалификации ФМБА России»
2 АНО НИЦ «Геронтология»
3 Медконсультант
4 ФПК МР РУДН
В настоящее время в мире большое внимание уделяется «здоровому» и «активному» старению, возможности посильного участия человека пожилого и старческого возраста в социальных отношениях, изучаются биопсихосоциальные подходы к отбору людей старших возрастных групп на программы социально–медицинской реабилитации. Составляющей геронтологического статуса людей старших возрастных групп является феномен одиночества, который формирует качество жизни человека пожилого и старческого возраста. Показано, что состояние выраженного одиночества у людей пожилого возраста, живущих дома, характеризуется достоверным снижением на 26,5% продукции противовоспалительных интерлейкинов 4 и 10 с тенденцией увеличения продукции провоспалительных интерлейкинов 1, 6 и фактора некроза опухоли α. В данной статье доказано, что при выраженном одиночестве у пожилых людей, живущих дома, развивается мотивационно-поведенческое снижение питания с развитием антропометрических изменений на фоне депрессии продукции противовоспалительных цитокинов. Определено, что при одиночестве в пожилом возрасте развивается выраженная ситуационная тревога, которая в совокупности с антропометрическими изменениями снижает качество жизни и функциональную способность, в особенности ролевое поведение, обусловленное физическим и эмоциональным состоянием, социальное функционирование, жизненную активность.
реабилитация
одиночество
старение
био- психно- социальный феномен
1. Ильницкий А., Позднякова Н., Носкова И. Здоровое старение // Наука и инновации. – 2016. – № 166 (12). – С. 18-21.
2. Колесникова Г.И. Одиночество: экзистенциальный смысл одиночества как стиля жизни // Международный научно-исследовательский журнал. – 2014. – № 8-1 (27). – С. 81-83.
3. Галиакберова И.Л., Мысникова Э.А. Проблемы и перспективы использования нейропсихологического подхода в популяционном исследовании жизнеспособности населения // Мир науки. – 2017. – № 4 (5). – С. 6.
4. Bolmsjö I., Tengland P.A., Rämgård M. Existential loneliness: An attempt at an analysis of the concept and the phenomenon // Nurs Ethics. – 2018. – № 1. – P. 96-97.
5. D'Agostino A.E., Kattan D., Canli T. An fMRI study of loneliness in younger and older adults // Soc Neurosci. – 2018. – № 1. – P. 10-18.
6. Пальцев М.А., Кветной И.М., Полякова В.О. и др. Нейроэндокринные межклеточные взаимодействия в норме и при патологии. Образы конфокальной микроскопии. - М.: Атлас, 2015. – 380 с.
7. Корчагина С.Г. Психология одиночества: учебное пособие. – М.: Московский психолого-социальный институт, 2008. – 356 c.

Актуальность темы

В настоящее время в мире большое внимание уделяется «здоровому» и «активному» старению, под которыми понимают не отсутствие заболеваний, а возможность посильного участия человека пожилого и старческого возраста в социальных отношениях [1]; при этом важное значение придается функциональной способности, которая находится на стыке геронтологического статуса (intrinsic capacity), то есть возможности передвигаться, воспринимать, анализировать и запоминать информацию, слышать и видеть, и среды, в которой находится пожилой человек. Геронтологический статус формируется рядом биологических, психологических детерминант, которые оказывают влияние на социальную активность и качество жизни. На основе изучения этих детерминант можно разработать конкретные биопсихологические пути формирования «здорового» и «активного» старения, что является одним из приоритетов в практике социальной работы современной геронтологии [2; 3].

Одной из основных биопсихологических детерминант геронтологического статуса является феномен одиночества, который формирует качество жизни человека пожилого и старческого возраста [4]. Человек с ощущением одиночества испытывает тревогу и депрессию, у него развиваются дисморфоманические ощущения, появляется чувство собственной невостребованности, исключенности из социальных отношений. Сопутствующие одиночеству меланхолия, грусть, ухудшение морального состояния приводят к ограничению объема передвижений, человек стремится проводить большую часть времени в своем жилье. У одиноких людей страдает жизнедеятельность в целом, в особенности по таким ее критериям, как общение (потенциально приводит к ухудшению памяти и других когнитивных способностей), обучение (снижается стимул к освоению новых навыков и овладеванию новыми сведениями), самоконтроль (из-за отсутствия стойкой привязанности к другому человеку и совместного проживания; в англоязычной литературе описано развитие синдрома «забвения себя» – self-neglect syndrome, при котором нарушаются коммуникативные навыки и снижается их качество при выполнении повседневных обязанностей) [5].

В связи с вышеописанным несомненной актуальностью обладает информация о биологических основах одиночества, взаимосвязи между биологическими изменениями при одиночестве и психолого-поведенческими особенностями одинокого человека пожилого и старческого возраста. С точки зрения современной биологии весьма интересным является изучение комплекса регуляторных изменений при одиночестве, в частности поведения сигнальных межмолекулярных взаимоотношений между нервной, иммунной и эндокринной системами, которые формируют конкретные изменения геронтологического статуса и могут являться факторами прогноза развития и прогрессирования заболеваний и состояний, снижающих качество жизни [6]. Актуальным, по данным ряда авторов [1; 5; 6], является изучение взаимосвязи одиночества с такими антропометрическими характеристиками геронтологического статуса, как сила и масса мышц, характер питания, а также влияние одиночества на биопсихологические аспекты когнитивного статуса.

Следует также отметить, что на настоящем этапе развития геронтологии большое значение придается работе с одинокими пожилыми людьми, для повышения качества которой необходимо добиться целостного, биопсихосоциального рассмотрения данного феномена.

Цель исследования. Оценить состояние одиночества людей пожилого возраста как биопсихосоциальный феномен, который может быть использован в качестве критерия отбора для социально–медицинской реабилитации.

Материал и методы. Исследование выполнено на базе Агентства домашнего персонала ЮСИ города Санкт-Петербурга (директор – С.С. Султанова) в части формирования выборочной совокупности и апробации разработанного комплексного биопсихосоциального подхода к работе с одинокими пожилыми людьми, живущими дома. Биологические нейроиммуноэндокринные взаимодействия у одиноких пожилых людей были изучены в отделе патоморфологии ФГБНУ «Научно-исследовательский институт акушерства, гинекологии и репродуктологии им. Д.О. Отта» (руководитель – заслуженный деятель науки Российской Федерации, доктор медицинских наук, профессор И.М. Кветной).

Методом случайного отбора на протяжении 2015–2017 гг. было опрошено 340 пожилых, проживающих на дому, в возрасте от 65 до 72 лет (средний возраст составил 68,5±1,2 года), с целью выявления одиноких людей по двум критериям: 1) одинокое проживание в квартире, 2) наличие высокой степени одиночества по данным опросника Д. Рассела и М. Фергюсона [7]. В результате этой части исследования нами было сформировано две группы испытуемых: контрольная (34 человека в возрасте от 66 до 71 года, средний возраст составил 68,1±1,4 года) и основная (35 человек в возрасте от 66 до 72 лет, средний возраст был 68,4±1,3 года). У людей контрольной группы имел место низкий уровень одиночества по опроснику Д. Рассела и М. Фергюсона – 10,5±1,2 балла, у людей основной группы – высокий уровень 47,6±1,9 балла. У людей контрольной и основной групп были изучены данные медицинской карты амбулаторного больного (ф. 025/у) с целью сопоставления геронтологического статуса и формирования однородных групп сравнения. Характеристика геронтологического статуса испытуемых представлена в табл. 1.

Таблица 1

Характеристика геронтологического статуса участников первого этапа исследования

№ п/п

Параметр

геронтологического статуса

Группа

Контрольная

(n=34)

Основная

(n=35)

1.

Средний возраст, годы

68,1±1,4

68,4±1,3

2.

Женский пол, абс./%

29/85,3

30/85,7

3.

Вдова/вдовец, абс./%

32/94,1

31/88,6

4.

Отдаленное проживание детей/родственников, абс./%

33/97,1

32/91,4

5.

Умеренное снижение слуха и зрения, абс./%

18/52,9

20/57,1

6.

Умеренное ограничение двигательной активности, абс./%

17/50,0

18/51,4

7.

Сохранная когнитивная способность, абс./%

28/82,4

27/77,1

8.

Наличие инвалидности, абс./%

17/50,0

19/54,3

 

Представленные в таблице 1 данные свидетельствуют о сопоставимости групп, сформированных для проведения исследования.

Для определения биопсихосоциального геронтологического статуса людей пожилого возраста с высоким и низким уровнями одиночества, живущих дома, проведено комплексное исследование, включающее изучение:

- уровня провоспалительных (фактора некроза опухолей α – ФНО-α, интерлейкинов 1, 2, 6 – ИЛ-1, ИЛ-2, ИЛ-6) и противовоспалительных цитокинов (интерлейкинов 4 и 10 – ИЛ-4, ИЛ-10) ферментативным методом с использованием стандартных реактивов и автоматических биохимических анализаторов FP-901 Lab system (Франция) и Harizon (Канада);

- мотивации к приему пищи, характера и регулярности питания и антропометрических характеристик статуса питания на основе валидизированного опросника Mini Nutritional Assessment (MNA) в двух частях, который является частью патентованной компьютерной программы «Оптимизация ухода в гериатрии в зависимости от степени старческой астении на основании специализированного гериатрического осмотра», представленной на сайте АНО «Научно-исследовательский медицинский центр «Геронтология» с автоматическим расчетом и обработкой полученных данных;

- силы мышц при помощи кистевого динамометра, ориентировочной массы мышц, которую рассчитывали по формуле: масса мышц = окружность плеча в области трицепса (см) – 3,14 х толщина кожно-мышечной складки над трицепсом (см);

- выраженности тревожности на фоне одиночества при помощи теста Спилбергера-Ханина;

- степени функциональной способности пожилых людей при помощи опросника качества жизни SF-36 как отражающего основные параметры геронтологического статуса.

В результате проведения данного раздела исследования были получены данные, характеризующие биопсихосоциальные особенности пожилых людей с высокой степенью одиночества, а также основные позиции геронтологического статуса и среды, которые могут быть объектом воздействия при оказании помощи и поддержки одиноким людям, живущим дома.

На основе полученных в предыдущих разделах исследования данных был предложен комплексный биопсихосоциальный подход к работе с одинокими пожилыми людьми, живущими дома, на формирование «здорового» старения, который заключал в себе воздействие на заинтересованные при одиночестве компоненты геронтологического статуса, а именно на сниженную силу мышц, недостаточный статус питания и повышенную тревогу. Эту работу выполняли специально обученные волонтеры, что приводило к улучшению функциональных способностей пожилого человека.

Статистическая обработка данных. Результаты исследования заносились в базу данных Excel 9. Полученные в результате исследования данные обработаны статистически с использованием пакета прикладных программ для персонального компьютера Statistica 10.0, лицензия: STA999K347156-W пакета SPSS-20. Нами определено среднее значение показателя и стандартное отклонение. Использованы параметрические и непараметрические методы анализа: среднее значение ± стандартная ошибка среднего (стандартное отклонение) - M±m (SD), корреляционный анализ: проведена корреляция двух случайных величин по коэффициенту корреляции R.

Результаты и обсуждение

Выявление одиноких пожилых людей, живущих дома: распространенность и выраженность одиночества

В исследование было вовлечено 340 пожилых людей, одиноко проживающих в домашних условиях. Ощущение одиночества (по опроснику Д. Рассела и М. Фергюсона) у 172 опрошенных (50,6%) характеризовалось средним уровнем – 28,5±2,5 балла, у 107 (31,5%) – высоким (48,7±3,2 балла) и у 61 (17,9%) – низким (12,3±2,9 балла). В дальнейшую разработку были включены 34 человека с низким уровнем одиночества (контрольная группа) и 35 – с высоким (основная группа), давшие добровольное информированное согласие на исследование.

Изменения цитокинового статуса у лиц пожилого возраста, проживающих в одиночестве дома

Результаты определения содержания про- и противовоспалительных цитокинов у пожилых людей контрольной и основной групп представлены в таблице 2.

Таблица 2

Особенности цитокинового статуса у людей пожилого возраста с различно выраженной степенью одиночества, живущих дома

 

Уровень цитокинов, пг/мл

Группа

контрольная (n=34)

основная (n=35)

ИЛ-1

284,2±10,3

290,3±10,6

ИЛ-2

85,4±2,7

89,1±2,8

ИЛ-6

1,4±0,2

1,5±0,7

ФНО-α

117,2±3,4

120,3±5,3

ИЛ-4

4,8±0,7

3,2±0,4*

ИЛ-10

1,6±0,3

1,0±0,5*

Примечание: *p<0,05 – разность показателей статистически значима между контрольной и основной группами.

Выявленные изменения в содержании интерлейкинов и ФНО-α у одиноких пожилых людей характеризовались недостоверной тенденцией к увеличению содержания провоспалительных цитокинов и достоверным снижением уровня противовоспалительных сигнальных молекул (табл. 2), что свидетельствует о дисбалансе между про- и противовоспалительными регуляторными молекулами, снижении защитных механизмов организма, нарушении нейроиммуноэндокринной регуляции.

Питание одиноких пожилых людей

По данным опросника Mini Nitritional Assessment, нами было выявлено, что у людей с низким уровнем одиночества имел место нормальный статус питания – 25,5±0,8 балла, в то время как у одиноких людей был выявлен феномен недостаточности питания в выраженной степени – 17,7±1,5 балла (p<0,05).

При анализе позиций опросника обратило на себя внимание, что величина индекса массы тела в контрольной группе была выше по сравнению с людьми основной группы: 23,5±3,2 и 20,7±2,6 кг/м2 соответственно (p>0,05). Изменения статуса питания у лиц основной группы были обусловлены снижением мотивации к употреблению пищи – снижением аппетита у 15 (44,1%) людей контрольной и 34 (97,1%) – основной группы. Наличие психологических проблем отметили 10 человек (29,4%) контрольной и 32 (91,4%) – основной группы. Изменения психологического статуса и снижение мотивации к приему пищи имели статистически значимую положительную корреляцию с феноменом недостаточности питания, r=+0,8, p<0,05.

У одиноких пожилых людей также были выявлены изменения качества рациона. Так, в контрольной и основной группах регулярно употребляли в пищу овощи и фрукты соответственно 23 (67,6%) и 5 (14,3%) человек; достаточное количество белковой пищи получали – 29 (85,3%) и 4 (11,4%), а достаточное количество жидкости (меньше 30–50 мл на 1 кг массы тела) – соответственно 30 (88,2%) и 12 (34,3%) опрошенных. Феномен недостаточности питания имел положительную корреляцию со снижением количества употребляемых овощей и фруктов, r=+0,8, p<0,05; недостаточным употреблением белковой пищи, r=+0,9, p<0,05; недостаточным употреблением жидкости, r=+0,7, p<0,05.

Таким образом, наличие одиночества имеет достоверную положительную корреляцию со снижением мотивации к питанию, отмечается ухудшение рациона по сравнению с людьми без выраженного чувства одиночества, что приводит к ряду антропометрических изменений, в том числе снижению индекса массы тела.

Динапения и масса мышц у одиноких пожилых людей

При проведении исследования нами было выявлено, что феномен недостаточности питания как параметр геронтологического статуса имел значимую положительную корреляцию с развитием мышечной слабости (динапении) и не был связан с массой мышц, которая статистически значимо не изменялась. Об этом свидетельствуют результаты кистевой динамометрии: пожилые люди контрольной группы кистью ведущей руки выжимали 24,1±1,3 кг, основной группы – 18,4±1,2 кг (p<0,05); при этом данные по расчетной массе мышц тела указывали на отсутствие разницы в этом показателе: 20,1±3,4 и 20,4±3,1 кг (p>0,05) соответственно. Развитие динапении при этом имело достоверную сильную положительную связь с феноменом недостаточности питания, r=+0,7, p<0,05.

Тревожность и одиночество

При применении теста Спилбергера-Ханина нами было выявлено, что у одиноких людей имел место достоверно более высокий уровень тревожности за счет ситуативного компонента как реакции на одиночество по сравнению с людьми контрольной группы: 49,8±2,4 балла (высокая тревожность) и 30,7±2,7 балла (пограничное значение между низкой и средней тревожностью), p<0,05. Тревожность как реакция на одиночество имела достоверную сильную положительную корреляцию с такими ощущениями опрошенных людей, как «нахожусь в постоянном напряжении» – соответственно в контрольной и основной группе 12 (35,3%) и 30 (85,7%) человек, r=+0,8, p<0,05; «испытываю сожаление» – 15 (44,1%) и 31 (88,6%), r=+0,7, p<0,05; «я расстроен» – 10 (29,4%) и 29 (82,9%), r=+0,8, p<0,05; «я встревожен» – 14 (41,2%) и 27 (77,1%), r=+0,9, p<0,05; «я нервничаю» – 17 (50,0%) и 32 (91,4%), r=+0,8, p<0,05; «меня волнуют возможные неудачи» – 11 (32,4%) и 31(88,6%), r=+0,8, p<0,05; «я взвинчен» – 5 (14,7%) и 18 (51,4%), r=+0,7, p<0,05; «я озабочен» – 15 (44,1%) и 33 (94,3%), r=+0,8, p<0,05. Высокая тревожность, таким образом, является составной частью биопсихосоциальной картины одиночества.

Функциональная способность и качество жизни одиноких пожилых людей

При изучении особенностей функциональной способности и качества жизни у одиноких людей пожилого возраста нами было выявлено, что параметры «общее здоровье», «боль», «ментальное здоровье» и «физическое функционирование» достоверно не отличались в контрольной и основной группах. Достоверные отличия между людьми, вошедшими в контрольную и основную группы, были выявлены в отношении следующих параметров: «ролевое функционирование, обусловленное физическим состоянием» – 74,5±2,9 и 61,4±2,3 балла; «ролевое функционирование, обусловленное эмоциональным состоянием» – 73,2±3,1 и 61,2±2,7 балла; «социальное функционирование» – 64,1±1,8 и 52,3±1,5 балла; «жизненная активность» – 61,7±2,1 и 53,1±1,9 балла, p<0,05.

Факторный анализ вклада изученных параметров в биопсихосоциальную картину одиночества

При изучении вклада и взаимоотношений изученных факторов в формирование биопсихосоциальной картины одиночества нами было выявлено, что наибольшая величина факторной нагрузки принадлежит снижению мотивации к приему пищи (F=0,976, p<0,05) и высокой степени тревожности как реакции на одиночество (F=0,954, p<0,05). С изменением пищевого поведения имела место сильная положительная корреляция с высокой величиной факторной нагрузки с антропометрическими изменениями, в частности снижением величины индекса массы тела (F=0,823, r=+0,9, p<0,05) и динапенией (F=0,814, r=+0,8, p<0,05). С ними были ассоциированы изменения цитокинового профиля, в частности снижение продукции противовоспалительных цитокинов (F=0,825, r=+0,8, p<0,05). Мотивационно-поведенческие и антропометрические особенности одиноких пожилых людей обусловливали снижение качества жизни и функциональной способности, формирование тенденции к ухудшению когнитивных способностей (F=0,829, r=+0,8, p<0,05).

Выводы

  1. Состояние выраженного одиночества у людей пожилого возраста, живущих дома, характеризуется достоверным снижением на 26,5% продукции противовоспалительных интерлейкинов 4 и 10 с тенденцией увеличения продукции провоспалительных интерлейкинов 1, 6 и фактора некроза опухолей α, что имеет сильную положительную корреляцию с дефицитом поступления нутриентов вследствие значительного снижения мотивации к полноценному питанию.
  2. При выраженном одиночестве у пожилых людей, живущих дома, развивается мотивационно-поведенческое снижение питания с развитием на фоне депрессии продукции противовоспалительных цитокинов, антропометрических изменений.
  3. При одиночестве в пожилом возрасте развивается выраженная ситуационная тревога, которая в совокупности с антропометрическими изменениями снижает качество жизни и функциональную способность, в особенности ролевое поведение.

Библиографическая ссылка

Филимонов М.И., Крохмалёва Е.В., Палькова Г.Б. БИОПСИХОСОЦИАЛЬНЫЕ ПОДХОДЫ К ОТБОРУ ЛЮДЕЙ СТАРШИХ ВОЗРАСТНЫХ ГРУПП НА ПРОГРАММЫ СОЦИАЛЬНО-МЕДИЦИНСКОЙ РЕАБИЛИТАЦИИ // Современные проблемы науки и образования. – 2018. – № 4.;
URL: http://science-education.ru/ru/article/view?id=27678 (дата обращения: 25.08.2019).


Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.252