Электронный научный журнал
Современные проблемы науки и образования
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,737

КАТЕГОРИИ «ЭМОЦИОНАЛЬНОСТИ», «ОЦЕНОЧНОСТИ», «ЭКСПРЕССИВНОСТИ», «ЭМОТИВНОСТИ», «КОННОТАТИВНОСТИ» В СТРУКТУРЕ ЭМОЦИОНАЛЬНО-ОЦЕНОЧНОЙ ЛЕКСИКИ ЛЕЗГИНСКОГО И РУССКОГО ЯЗЫКОВ

Шингарова С.Д. 1
1 ФГБОУ ВПО «Дагестанский государственный педагогический университет»
В статье рассматриваются вопросы реализации в языке эмоций категориями эмоциональности, экспрессивности, эмотивности и оценочности. Отмечается, что они реализуются в сопоставляемых языках на разных уровнях: фонетическом, морфологическом, лексическом, стилистическом, текстуальном при помощи различных средств языка. Выявляется, что из всех уровней самым широким потенциалом эмоциональности в русском и в лезгинском языках обладает лексический уровень, так как в нем эмоциональность уже включена в семантику слова. Различия в морфологических средствах передачи эмоциональности объясняются наличием у имен существительных лезгинского языка категории числа и падежа, но отсутствием в нем категории грамматических классов. Результаты проведенного исследования помогут в сопоставительном исследовании эмоциональной лексики русского и дагестанских языков, в практике перевода с русского языка на лезгинский и с лезгинского языка на русский.
лексика
объект
субъект
разряд
коннотативность
эмотивность
экспрессивность
оценочность
эмоциональность
1. Гридин В.Н. Экспрессивность // Лингвистический энциклопедический словарь. – М., 1997. – С. 591.
2. Лукьянова Н.А. О семантике и типах экспрессивных лексических единиц. Семантические классы экспрессивных слов русского языка // Экспрессивность лексики и фразеологии: межвуз. сб. – Новосибирск, 1983. – 160 с.
3. Розенталь Д.Э. Культура письменной речи [Электронный ресурс]. Современный русский язык. – М., 2002. – URL: www.gramma.ru.
4. Телия В.Н. Коннотация // Лингвистический энциклопедический словарь. – М., 1997. – С. 236.
5. Шаховский В.И. Категоризация эмоций в лексико-семантической системе языка. – М., 1987. – 120 с.
Несмотря на практически всестороннюю изученность в лингвистике таких понятий, как  «эмоциональность», «оценочность», «экспрессивность», «эмотивность», «коннотативность», в некоторых трудах они продолжают употребляться как синонимы.

Цель данного исследования заключается в выявлении и описании способов реализации эмоций на фонетическом, морфологическом, лексическом, словообразовательном, синтаксическом, стилистическом, текстуальном и коммуникативном уровнях в лезгинском и русском языках.

Материалом исследования явились междометия, паремиологические единицы сопоставляемых языков и примеры из источников исследования изучаемой проблемы в русском языке, в которых  реализуются категории «эмоциональность», «оценочность», «экспрессивность», «эмотивность», «коннотативность».

При анализе языкового материала применены описательный и сопоставительный методы.

Результаты и их обсуждение

В языке эмоции выражаются категориями эмоциональности, экспрессивности, эмотивности или оценочности. Они реализуются во всех языках на разных уровнях: фонетическом, морфологическом, лексическом, словообразовательном, синтаксическом, стилистическом, текстуальном, коммуникативном при помощи различных средств языка. Рассмотрим средства выражения эмоциональности двух языков - русского и лезгинского.

На фонетическом уровне выделяются:

1) звуковое варьирование: О-о-о;

2) звукопись: Тихо. Не может быть тише. Слышно, как всходит трава. Ночь тишину чуть колышет, сладкие шепчет слова; Эй, зиашна Гъажи Тагьир, им види шел-хвал хьана хьимвуна к1усни хиял мийир, вид къиямат мал хьанахьи;

3) аллитерация: Лет до ста расти нам без старости, год от года расти нашей бодрости; Зун кlвачелалачизгьикlфида, гьичтахьайтlасакlвачелалукlдайшаламаркlандачни? «И без обуви пойду, кроме того, чтобы обуться, нужны чарыки»;

4) акцентирование: Так поступать нельзя; витахсир «твоя вина»;

5) акцентные и интонационные средства, при этом интонация может зависеть как от типа предложения, так и от индивидуальных, ситуативных пожеланий автора высказывания: это такой дом, Сабур ая, акъваз, гуьгьуьл «Будь терпеливо, погоди, ‘настроение»;

6) звуковые повторы, которые, по мнению ряда авторов, «выделяют слово, делают его нестандартным, необычным и, как следствие, экспрессивным»: тутуршиться - хмуриться, надуваться;

7) искажение привычной фонетической формы: наиапельсиннейший напиток в мире.

К морфологическим средствам выражения эмоций относятся:

1. Различные морфемы, уменьшительно - ласкательные суффиксы (-к,-ик,-ечк), увеличительные (-ох,-ух). В них можно выделить подгруппы:

а) существительные со значением лица на -ай, -тай, -рай (слюнтяй, гъереш), -ак (слабак, къуватсуз), -ач (усач, екеспеларавайкас) и т.д.;

б) существительные, обозначающие собирательное множество людей, со значением действия или результата: -ня, -тня, -аж (вранье, тапараравун); производные от основ прилагательных и глаголов: -ня, -ыш, -чин, -ух (развалюха, барбатIвал) [2: 7].

В лезгинском языке разграничение суффиксов, передающих эмоциональную окраску, происходит несколько иначе. Имя существительное имеет категории числа и падежа. В настоящее время в лезгинском языке выявляются лишь следы разрушенной системы грамматических классов, функционирующей в родственных языках, в то время как синхронные факты не дают возможности говорить даже о зачатках морфологического выражения грамматической категории рода, одушевленности или т.п. Так, семантическое разграничение имен существительных одушевленных, связанное с полом, выражается в лезгинском языке лексически, например: гада «мальчик» - руш «девочка», итим «мужчина» - паб «женщина», эркек «самец» - диши «самка», кIек «петух» - верч «курица», гьер «баран» - хеб «овца» и др.

2. Безаффиксальный способ словообразования (конверсия), например:

а) междометия: У, какие страсти!, Эгь-эгь... - ухьталадарнаяцIуда «Эх... - вздохнул толстяк);

б) словообразование от производящей основы: лесостепь, яргъируш «радуга» (яргъи«длинная» + руш «девочка, девушка»)»;

в) транспозиция слов с метафорическими основами: петух - петушиться, вирт - виртIеди;

г) экспрессивные сложные слова, которые образуются по моделям синтагм: кинопанорама, къизилгуъл«роза (букв. «золото цветок»)»;

д) производные от звукоподражательных и звукосимволических корней: хрыч, шахъранхъ-пахъранхъ«трень-брень»);

е) сращение: вечнозеленый, гьамишакъацу тир «всегда зеленый был»;

ж) аббревиация: вуз - «высшее учебное заведение».

На лексическом уровне выделяются:

1) различные тропы: Я вышел из себя и вошёл в автобус, чихуьрекулакаравачлугьудайкас я вичбуьркьуьдихьанакIанда, я тахьайтIакулакринвекилхьана «Человек, утверждающий, что в нашем селе нет кулаков, либо слеп, либо стал доверенным лицом кулаков»;

2) внутренняя форма, включающая количественную (пигалица, чIимчIир) и качественную (голубь, лиф «голубь») экспрессивность, прозрачная, либо затемненная, либо утерянная со временем;

3) слова, имеющие оценочный компонент: зубрилка, гъавурдагьаттийизгьакIэзберун;

4) междометия: ах, ох; пагь, агь;

5) переносное значение слова: перепалка, кIевикъалмакъал; по разным основаниям: по сфере «человек» (индюк, осел, лам «осел»); по характеристике предмета, связанного с человеком; по признаку характера поведения человека; по психическому состоянию человека; по действию; по характеристике социальных условий и другие [2: 87];

6) повторы: едва-едва, ваъ-ваъ «нет-нет»;

7) пословицы: того, чего не видят глаза, и сердце не увидит, вилеризтакурдирикIизниаквадач;

8) народная этимология: воробей - «вора бей», хирург с греческого буквально переводится как ‘руками делать' (хеир «рука» и  ергон «работа»). На литературном лезгинском языке слово гъил, на курахском диалекте и гелхенском говоре, а также на табасаранском и агульском языках слово хил - ‘рука'. В древних лезгинских языках (кавказско-албанском, этруском и пеласгском) глагол ур идентичен современному лезгинскому авур ‘сделанный, делавший'. Слово хирур(г) соответствует лезгинскому хилурд(в древних письменах часто меняются «р» и «л»), т.е. хиливавурд‘руками сделавший'»;

9) ассоциативно-образное переосмысление значений: гадкий утенок, вилерзайифинсан «подслеповатый» (букв. «глазами слабый человек»).

Синтаксические средства включают:

  1. бессоюзие: Ночь, улица, фонарь, аптека, бессмысленный и тусклый свет, Саарадилайадакьилхкажна, амхъурена «Через некоторое время он поднял голову, он улыбнулся»;
  2. многосоюзие: Я или зарыдаю, или закричу, или в обморок упаду, Я вунша, я вистхаатурай «Или ты приходи, или пусть придет твой брат»;
  3. инверсию: Что ждала эта теплая, эта заснувшая ночь? Звука ждала она..., Ма, викъванникъахчу и зирушниза ваз гузва. «На, и камень свой забери, и свою дочь я тебе отдаю»;
  4. повторы: Не напрасно дули - ветры, не напрасно шла гроза, мехъер-шегьер;
  5. эллипсис и другие [1]: День в темную ночь влюблен, в зиму весна влюблена, жизнь - в смерть... а ты?... ты в меня!, Чубандикьунакайнисихкудда. «Чабан и от козла сыра добьется»;
  6. субъективную модальность, которую выражают:

а) междометия: ну, пагь;

б) вводные и модальные слова: может быть, белки;

в) слова - интенсификаторы, выполняющие усилительную функцию: обязательно, чарасуз;

г) сравнительные обороты: младенчество прошло, как легкий сон. Дуьньячlехи я, пешеяргзафава, рекьергьяркьуь я, краргегьенш я. «Мир большой, ремесел много есть, дороги широки, дела велики»;

7. дистрибуцию - при определенном линейном взаимодействии нейтральные лексические единицы приобретают эмоциональность: да, да; нет, нет; эхь, эхь«да, да»;ваъ, ваъ «нет, нет».

В текстуальные средства входят:

1) варьирование повествования и структуры частей текста;

2) выдвижение, то есть наличие в тексте каких-либо формальных признаков, фокусирующих внимание читателя на некоторых чертах текста;

3) сцепление;

4) обманутое ожидание;

5) сильную позицию;

6) игровую аппликацию как «особую модификацию аппликативных конструкций».

Из всех перечисленных уровней самым широким потенциалом эмоциональности обладает лексический уровень, так как в нем эмоциональность «непосредственно входит в структуру слова, что зачастую затрудняет ее вычисление, причем эмоциональная окраска «накладывается» на лексическое значение слова, но не сводится к нему» [3].

Существует множество классификаций эмоциональных единиц, опирающихся на разные основания: частеречную  принадлежность, лексико-грамматический разряд, поле; некоторые из них включают нелексические единицы: междометия, частицы [5].

Понятия «эмоциональность», «оценочность», «экспрессивность», «эмотивность» не тождественны, хотя и тесно связаны.

Оценочная лексика в лезгинском и русском языках - это лексика, содержащая положительное или отрицательное отношение говорящего к предмету, объекту или ситуации. Некоторые лингвисты полагают, что оценочность и эмоциональность - нерасторжимое единство. Н.А. Лукьянова считает, что: «Оценочность, представленная как соотнесенность слова с оценкой, и эмоциональность, связанная с эмоциями, чувствами, не составляет двух разных компонентов значения, они едины, ... положительная оценка может быть передана только через положительную эмоцию ..., отрицательная - через отрицательную» [2: 45].

Такие категории, различающиеся функциональной направленностью, как эмоциональность, оценочность, экспрессивность, включают в понятие коннотации [4: 236]. В широком смысле коннотация - это любой компонент, который дополняет предметно-понятийное значение языковой единицы и придает ей экспрессивную функцию, узуально или окказионально входящий в семантику языковых единиц и выражающий эмоционально-оценочное и стилистически-маркированное отношение субъекта речи к действительности [4: 236]. Коннотация - это суммарный компонент, охватывающий все эмоции, чувства, настроения, оценки говорящего, которые входят в состав его эмоционально-оценочного отношения к высказываемому.

В структуре коннотации составляющие ее компоненты в сопоставляемых языках могут активно взаимодействовать друг с другом.

Выводы и заключение. Таким образом, анализ материала русского и лезгинских языков позволяет сделать вывод о том, что  на современном этапе развития этих языков эмоции в них выражаются категориями эмоциональности, экспрессивности, эмотивности и оценочности. В сопоставляемых языках они реализуются на фонетическом, морфологическом, лексическом, словообразовательном, синтаксическом, стилистическом, текстуальном и коммуникативном уровнях при помощи различных средств языка.

Рецензенты:

Дибиров И.А., д.ф.н., профессор, заведующий  кафедрой русского языка в национальной школе Дагестанского государственного педагогического университета, г. Махачкала;

Магомедов М.И., д.фил.н., профессор, директор Института языка, литературы и искусства Дагестанского научного центра РАН, г. Махачкала.


Библиографическая ссылка

Шингарова С.Д. КАТЕГОРИИ «ЭМОЦИОНАЛЬНОСТИ», «ОЦЕНОЧНОСТИ», «ЭКСПРЕССИВНОСТИ», «ЭМОТИВНОСТИ», «КОННОТАТИВНОСТИ» В СТРУКТУРЕ ЭМОЦИОНАЛЬНО-ОЦЕНОЧНОЙ ЛЕКСИКИ ЛЕЗГИНСКОГО И РУССКОГО ЯЗЫКОВ // Современные проблемы науки и образования. – 2014. – № 6.;
URL: http://science-education.ru/ru/article/view?id=17181 (дата обращения: 21.08.2019).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.252