Электронный научный журнал
Современные проблемы науки и образования
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,737

ВОЗРАСТНЫЕ ОСОБЕННОСТИ ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ ПОЧЕК В ПОСЛЕОПЕРАЦИОННОМ ПЕРИОДЕ КАК ОРГАНОВ-МИШЕНЕЙ ПРИ СОЧЕТАНИИ ОПЕРАЦИОННОГО И ТЕМПЕРАТУРНОГО СТРЕССА

Селиванов А.Н. 1, 2 Будылев С.А. 2 Маслов П.В. 3 Перелыгин К.В. 3
1 Автономная некоммерческая организация «Научно-исследовательский медицинский центр «Геронтология»
2 СПб ГБУЗ "Городская клиническая больница №31"
3 Санкт-Петербургский институт биорегуляции и геронтологии СЗО РАМН
Изучены возрастные особенности функционирования почек в послеоперационном периоде как органов-мишеней при сочетании операционного и температурного стресса. В исследование было включено 152 человек молодого и пожилого возраста. Почки как орган-мишень для стрессового воздействия в пожилом возрасте в большей степени подвержены дезадаптационным процессам, чем в молодом возрасте, даже при их исходной интактности. При этом в развитии и усугублении процессов дезадаптации имеют значение процессы, затрагивающие непосредственно почечную ткань. В ходе исследования получены данные о том, что возраст пациента, операционная травма и фактор температуры окружающей среды являются независимыми и взаимоотягощающими факторами повышения риска возникновения послеоперационных уродинамических инцидентов.
пожилой возраст
патология почек
1. Анисимов В. Н., Соловьев М. В. Эволюция концепций в геронтологии. — СПб.: Эскулап, 1999. — 130 c.
2. Лазебник Л. Б. Полиморбидность у пожилых // Сердце. - 2007. - № 7. - С. 25-27.
3. Прощаев К.И., Ильницкий А.Н., Кривецкий В.В., Варавина Л.Ю., Колпина Л.В., Горелик С.Г., Фесенко В.В., Кривцунов А.Н. Особенности клинического осмотра пациента пожилого и старческого возраста // Успехи геронтологии: - 2013. - N 3. - С.472-475.
4. Прощаев К. И. Ильницкий А. Н., Коновалов С. С. Избранные лекции по гериатрии — СПб.: Издательство «прайм-ЕВРОЗНАК», 2008. — 800 с.
5. Репина М.А. Дидрогестерон-прогестаген успешной беременности // Гинекология. - 2011. - №2.- С.4-9
6. Чазов Е.И. Врачевание в прошлом и настоящем. Что мы приобрели и что теряем? // Терапевтический архив. - 2009. - Т. 81, № 5. - С. 9-13.
7. Kollins D. FOXP3+ regulatory T-cells in renal allografts: correlation with long-term graft function and acute rejection // ClinNephrol. – 2011. – Vol. 75, N 2. – P. 91-100.
Проблема старения населения актуальна для разных отраслей хозяйства и знаний. Согласно данным Комитета экспертов ВОЗ, среди жителей планеты в 1950 г. люди старше 50 лет составили 214 млн. человек, в 1975 г. - 350 млн. человек, в 2000 г. - 590 млн., а в 2020 г. по прогнозам их будет около25%. Налицо быстро прогрессирующее старение населения, причем возрастает удельный вес старших возрастных групп. В России на конец 1999 г. насчитывалось около 30 млн. пенсионеров, или 19% населения, из них 3,2 млн. человек были старше 80 лет. В течение 2000-2013 гг. эта ситуация кардинально не изменилась [1]. С клинической точки зрения в пожилом возрасте для человека характерно явление полиморбидности [6]. Большинство исследований в этой области ориентировано на изучение полиморбидности на основе сердечно-сосудистого континуума [5]. Вместе с тем задействованными в патологических процессах в пожилом возрасте могут быть и интактные органы, особенно в условиях стрессового воздействия. Органами - «мишенями» в стрессовых ситуациях становятся почки [7]. И если в литературе довольно много работ по проблеме участия почек в генезе полиморбидности при соматической патологии [2,3,4], то их роль в пожилом возрасте при т.н. стрессовых состояниях обсуждается мало.

Цель исследования - изучить влияние сочетанного операционного и температурного стресса на функционирование почек в послеоперационном периоде в разных возрастных группах.

Материал и методы

В исследование было включено 152 чел. Всем пациентам были выполнены экстренные оперативные вмешательства по поводу ущемленной паховой, пахово-бедренной или пупочной грыжи. Пациенты были соматически практически здоровыми, почки были исходно интактны.

Все пациенты были разделены на следующие группы:

1. Пациенты, у которых оперативные вмешательства были выполнены в условиях нормального температурного режима. Операции были выполнены в 2011 и в 2012 гг. в период с марта по май, средняя температура наружного воздуха соответствовала климатической норме, средняя температура в палатах и операционной составляла 22,2+1,0° С (n=73):1.1. пациенты молодого возраста (n=38, возраст пациентов от 20 до 39 лет, средний возраст 32,2±3,4 года, мужчин - 29 чел., женщин - 9 чел.);1.2. пациенты пожилого возраста (n=35, возраст пациентов от 60 до 69 лет, средний возраст 63,2±2,1 года, мужчин - 28 чел., женщин - 7 чел.);

2. Пациенты, у которых оперативные вмешательства были выполнены в условиях температурного режима, характеризующегося высокими значениями температуры окружающей среды. Операции были выполнены в 2011 и в 2012 гг. в период с июля по август, средняя температура наружного воздуха превышала климатическую норму на 4,8оС, средняя температура в палатах и операционной составляла 28,3+1,1оС, что на 6,3оС превышало температуру в 22оС, являющейся нормативной для хирургических, операционных и анестезиолого-реанимационных отделений в соответствии с СанПиН 2.1.3.1375-03 (с изменениями от 25.04.2007 г., приложение 5) (n=79):2.1. пациенты молодого возраста (n=37, возраст пациентов от 20 до 39 лет, средний возраст 33,4±3,3 года, мужчин - 29 чел., женщин -8 чел.);2.2. пациенты пожилого возраста (n=42, возраст пациентов от 60 до 69 лет, средний возраст 65,1±2,4 года, мужчин - 36 чел., женщин - 6 чел.).

Группы пациентов были сопоставимы по исходному состоянию пациентов, объему и характеру оперативных вмешательств, методам анестезиологического обеспечения. Всем пациентам до операции, через 12 часов, 1, 2 и 3 суток после операции определялисьв качестве среднесрочных показателей реагирования организма на стресс уровни мочевины и креатинина в сыворотке крови и определялась скорость клубочковой фильтрации (СКФ).

Результаты и обсуждения

Анализ уродинамических инцидентов в послеоперационный период показал, что имелись достоверные отличия в частоте их возникновения среди пациентов различных групп (табл.1).

Уровень мочевины в сыворотке крови у молодых пациентов при нормальной температуре был следующим: до операции - 6,7+0,2; после операции эти значения разнились, повышаясь через несколько суток после операции. Значения составляли соответственно 6,6+0,4 через 12 часов после оперативного вмешательства, 6,0+1,2 через сутки, 6,9+0,5 через 2 суток и 6,8+0,7 через 3 суток после хирургического вмешательства. При повышении температуры эти показатели составили в те же временные периоды: 6,8+0,4; 6,4+0,3; 6,2+1,0; 6,2+1,6 и 6,7+0,2 соответственно.

У пожилых пациентов в ходе исследования при нормальной температуре значения мочевины сыворотки крови колебались в пределах следующих значений: до операции 6,2+1,3; после хирургического вмешательства 6,2+0,3 через 12 часов; 6,1+0,8 в первые сутки - 6,3+0,3 через двое суток, через трое суток значения составили 6,1+0,4. При повышении температуры в данной возрастной группе значения составляли 6,1+0,6 до операции, через 12 часов показатели были равны 6,2+0,7, в первые сутки - 8,0+1,2; через двое суток - 11,2+0,5; через трое суток - 8,8+0,7.

Уровень креатинина в сыворотке крови у мужчин при нормальной температуре до операции составил 82,2+1,6; после операции через 12 часов 90,3+2,7; через сутки уровень был равен 86,5+4,3; через двое суток 87,2+3,8; через трое суток 80,6+4,2. При повышении температуры показатели менялись: до оперативного вмешательства 85,5+2,0; через 12 часов после хирургического вмешательства 87,3+4,1; через сутки 90,2+2,6; через двое суток после операции значения были равны 82,4+4,2; через трое суток 83,6+1,8. У пожилых больных показатели креатинина в сыворотке крови также менялись в разные временные периоды: до операции - 87,4+2,1; через 12 часов после оперативного вмешательства - 91,2+1,6; в течение первых суток 90,5+3,8; через двое суток - 88,2+1,9; через трое суток после операции - 87,4+ 4,0. При повышении температуры показатели содержания креатинина в сыворотке крови в той же возрастной группе до операции были равны 86,1+3,8; через 12 часов после оперативного вмешательства 94,5+6,2; через сутки после операции - 128,4+4,5; через двое суток - 116,1+6,2; через трое суток - 100,3+7,9.

У молодых женщин показатели содержания креатинина в сыворотке крови при нормальной температуре были равны 72,4+2,0; через 12 часов после операции - 73,5+4,6; через сутки - 77,6+2,8; в течение вторых суток значения колебались в пределах - 77,9+4,0; через трое суток - 82,2+4,1. При повышении температуры значения до операции были 70,3+8,2; через 12 часов после хирургического вмешательства значения - 74,1+3,3; через сутки - 79,4+5,1; через двое суток - 75,0+3,1; через трое суток значения составили 77,4+6,8. У пожилых пациентов при нормальной температуре значения до операции были 77,2+1,6; через 12 часов - 76,2+4,8; через сутки после операции - 79,2+2,9; через двое суток после хирургического вмешательства - 73,0+3,8; через трое суток - 76,4+6,9. При повышении температуры концентрация креатинина составляли: до операции - 75,4+5,2; после операции через 12 часов - 79,3+3,0; через сутки после хирургического вмешательства - 108,4+3,9; через двое суток - 104,2+3,0; через трое суток после операции - 86,0+6,6.

Скорость клубочковой фильтрации (СКФ) у молодых пациентов составляла при нормальной температуре до операции 100,2+3,2; после операции через 12 часов - 102,2+3,8; через сутки - 106,4+5,1; через двое - 98,3+3,0; через трое суток - 101,4+3,2. При повышении температуры до операции 106,4+3,6; после операции через 12 часов - 105,1+6,2; через сутки - 103,2+4,2; через двое суток - 97,8+4,1; через трое суток - 100,8+4,1.

Пожилые пациенты до операции имели значения СКФ - 96,4+5,3; после операции через 12 часов - 98,1+4,7; через сутки после оперативного вмешательства - 95,2+4,9; через двое суток - 96,1+4,0; через трое суток - 97,2+4,2.

При повышении температуры до операции СКФ - 97,4+4,0; после 12 часов - 95,2+5,0; через сутки - 76,2+5,7; через двое - 78,4+3,3; через трое суток - 90,2+6,2.

У молодых женщин при нормальной температуре до операции СКФ была 91,2+4,1; после операции через 12 часов - 93,3+4,0; через сутки - 92,4+3,9; через двое суток - 93,4+3,8; через трое суток после операции - 88,2+7,4. При повышении температуры до операции значения СКФ были 88,1+4,5; через 12 часов после операции - 89,2+3,1; через сутки - 83,1+5,0; через двое суток - 84,2+5,1; через трое суток - 90,6+6,9.

У пожилых при нормальной температуре СКФ до операции была 87,2+3,6; через 12 часов после операции - 87,4+4,2; через сутки после - 85,4+3,8; через двое суток - 86,2+3,0; через трое суток - 90,8+8,2. При повышении температуры эти значения были следующими: до операции - 86,5+3,6; через 12 часов после операции - 87,8+4,3; через сутки - 61,1+4,6; через двое суток после операции - 69,1+3,4; через трое суток - 80,2+7,3.

Таблица 1

Показатели функционирования почек в периоперационном периоде

Возраст пациентов/ температурный режим

Сроки исследования

До операции

Через 12 час. После операции

Через 1 сут. После операции

Через 2 сут. После операции

Через 3 сут. После операции

Уровень мочевины в сыворотке крови, мкмоль/л

Молодой/норм. t

6,7+0,2

6,6+0,4

6,0+1,2

6,9+0,5

6,8+0,7

Молодой/пов. t

6,8+0,4

6,4+0,3

6,2+1,0

6,2+1,6

6,7+0,2

Пожилой/норм. t

6,2+1,3

6,2+0,3

6,1+0,8

6,3+0,3

6,1+0,4

Пожилой/пов. t

6,1+0,6

6,2+0,7

8,0+1,2*,**

11,2+0,5*,**

8,8+0,7*,**

Уровень креатинина у мужчин в сыворотке крови, мкмоль/л

Молодой/норм. t

82,2+1,6

90,3+2,7

86,5+4,3

87,2+3,8

80,6+4,2

Молодой/пов. t

85,5+2,0

87,3+4,1

90,2+2,6

82,4+4,2

83,6+1,8

Пожилой/норм. t

87,4+2,1

91,2+1,6

90,5+3,8

88,2+1,9

87,4+4,0

Пожилой/пов. t

86,1+3,8

94,5+6,2

128,4+4,5*,**

116,1+6,2*,**

100,3+7,9

Уровень креатинина у женщин в сыворотке крови, мкмоль/л

Молодой/норм. t

72,4+2,0

73,5+4,6

77,6+2,8

77,9+4,0

82,2+4,1

Молодой/пов. t

70,3+8,2

74,1+3,3

79,4+5,1

75,0+3,1

77,4+6,8

Пожилой/норм. t

77,2+1,6

76,2+4,8

79,2+2,9

73,0+3,8

76,4+6,9

Пожилой/пов. t

75,4+5,2

79,3+3,0

108,4+3,9*,**

104,2+3,0*,**

86,0+6,6

Возраст пациентов/ температурный режим

Сроки исследования

До операции

Через 12 час. После операции

Через 1 сут. После операции

Через 2 сут. После операции

Через 3 сут. После операции

СКФ у мужчин, мл/мин

Молодой/норм. t

100,2+3,2

102,2+3,8

106,4+5,1

98,3+3,0

101,4+3,2

Молодой/пов. t

106,4+3,6

105,1+6,2

103,2+4,2

97,8+4,1

100,8+4,1

Пожилой/норм. t

96,4+5,3

98,1+4,7

95,2+4,9

96,1+4,0

97,2+4,2

Пожилой/пов. t

97,4+4,0

95,2+5,0

76,2+5,7*,**

78,4+3,3*,**

90,2+6,2

СКФ у женщин, мл/мин

Молодой/норм. t

91,2+4,1

93,3+4,0

92,4+3,9

93,4+3,8

88,2+7,4

Молодой/пов. t

88,1+4,5

89,2+3,1

83,1+5,0

84,2+5,1

90,6+6,9

Пожилой/норм. t

87,2+3,6

87,4+4,2

85,4+3,8

86,2+3,0

90,8+8,2

Пожилой/пов. t

86,5+3,6

87,8+4,3

61,1+4,6*,**

69,1+3,4*,**

80,2+7,3

* p<0,05 по сравнению с показателями на этапах «до операции» и «через 12 час.после операции»;

** p<0,05 по сравнению с другими группами пациентов.

У пациентов молодого возраста достоверных отличий в частоте уродинамических инцидентов после операций, выполненных в различных температурных условиях, выявлено не было (при нормальном температурном режиме - 3,4%, при повышенной температуре окружающей среде - 3,7%, χ2=0,223, p>0,05).

У пациентов пожилого возраста при проведении оперативных вмешательств в условиях нормального температурного режима частота уродинамических инцидентов не отличалась от таковой у людей молодого возраста (4,0%, χ2=0,308, p>0,05). А вот при проведении операций у пожилых людей в условиях повышенной температуры окружающей среды частота уродинамических инцидентов возрастала до 25,2% (χ2=0,810, p<0,05 по сравнению с молодыми людьми, оперированными в условиях повышенного температурного режима, и с пожилыми людьми, оперированными в условиях нормального температурного режима).

При этом наличие уродинамических инцидентов достоверно коррелировало с повышенным уровнем мочевины в сыворотке крови (χ2=0,765, p<0,05), уровнем креатинина (χ2=0,812, p<0,05), снижением СКФ (χ2=0,630, p<0,05).

Интегральный анализ частоты уродинамических инцидентов показал, что вероятность их возникновения в расчете на 1 случай оперативного вмешательства различалась при влиянии различных факторов:

возрастного фактора - у молодых пациентов риск составил 0,038, у пожилых пациентов - 0,137, χ2=0,686, p<0,05;

периоперационной цитокинемии - с нормоциткокинемией риск составил 0,039, пригиперцитокиенмия - 0,460, χ2=0,704, p<0,05;

фактора наличия нарушения температурного режима - при ее отсутствии риск составил 0,040, при температурном режиме, характеризующимся повышением температуры окружающей среды - 0,211, χ2=0,831, p<0,05) (рис. 4).

Заключение

Почки как орган-мишень для стрессового воздействия в пожилом возрасте в большей степени подвержены дезадаптационным процессам, чем в молодом возрасте, даже при их исходной интактности. При этом в развитии и усугублении процессов дезадаптации имеют значение процессы, затрагивающие непосредственно почечную ткань. В ходе исследования получены данные о том, что возраст пациента, операционная травма и фактор температуры окружающей среды являются независимыми и взаимоотягощающими факторами повышения риска возникновения послеоперационных уродинамических инцидентов.

Рецензенты:

Гурко Г.И., д.м.н., председатель военно-врачебной комиссии отдела военного комиссариата города Санкт-Петербург по Фрунзенскому району, г. Санкт-Петербург;

Куницына Н.М., д.м.н., главный врач медицинского центра «Поколение», г. Белгород.


Библиографическая ссылка

Селиванов А.Н., Селиванов А.Н., Будылев С.А., Маслов П.В., Перелыгин К.В. ВОЗРАСТНЫЕ ОСОБЕННОСТИ ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ ПОЧЕК В ПОСЛЕОПЕРАЦИОННОМ ПЕРИОДЕ КАК ОРГАНОВ-МИШЕНЕЙ ПРИ СОЧЕТАНИИ ОПЕРАЦИОННОГО И ТЕМПЕРАТУРНОГО СТРЕССА // Современные проблемы науки и образования. – 2014. – № 6.;
URL: http://science-education.ru/ru/article/view?id=17073 (дата обращения: 18.08.2019).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.252