Электронный научный журнал
Современные проблемы науки и образования
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,791

ЖИЗНЕДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ЧЕЛОВЕКА В УСЛОВИЯХ РЕФОРМАЦИИ СОЦИАЛЬНОЙ СФЕРЫ

Кушхова А.Ф. 1 Атабиева З.А. 1 Виндижева А.О. 1
1 ФГБОУ ВПО Кабардино- Балкарский государственный университет им. Х.М. Бербекова
В статье исследованы практические аспекты обеспечения функционирования социальной сферы как пространство реализации социальной политики, которые рассматриваются в контексте утвержденных принципов социальной справедливости. Акцент сделан на процессах качественных изменений социальной структуры, социальных отношений и системы ценностей в российском обществе. Анализируется также суть этих изменений, определяются тенденции, позитивные и негативные стороны процесса и на основе этого предлагаются пути развития социальной сферы, позволяющие с меньшей социальной ценой достигнуть объективных условий воспроизводства последующих поколений, расширения социальных связей и отношений. Предпринята попытка комплексного анализа социальной сферы как основы жизнедеятельности человека, что обусловлено радикальными изменениями во всех сферах жизни и деятельности людей. Современное государство в статье определяется как правовой простор гражданского общества и решающее условие его формирования в выбранной политической модели развития страны.
финансовые ресурсы.
собственники социальная политика
социальные процессы
жизнедеятельность
предприятия
производство
кризис
гражданское общество
рыночные отношения
реформа
1. Гегель. Соч. – М., 1959. – Т. 4. – С. 48.
2. Зумакулов Б.М. Формирование гражданского общества и права человека в КБР. Книга 5. Нальчик, ООО «Тетраграф», 2012.-С.286
3. Комлев Ю.Ю. Опыт мониторинговых исследований в Татарстане. // Социс. – 1993. – №1.
4. Осадчая Г. И. Социология социальной сферы. – М.: Академический проект, 2003. С.137; Динамика социальной сферы российского общества: материалы мониторинг.исслед./ под общ.ред. Г.И. Осадчей; - М.: Изд-во РГСУ, 2008.- 114 с.
5. Режабек Е.Я. Синергетические представления и социальная реальность // Научная мысль Кавказа. – 2001. – №2.
6. Смирнов С.Н. Региональные аспекты социальной политики. – М.: Гелиос АРВ, 2003.–316 с.
7. Удоденко А.А. Социология региона: показатели и критерии. – Барнаул: Набат, 2002. – 41с.
8. Хасанова Н.П. Региональные особенности оценки уровня жизни населения// Регион: экономика и социология. – 2005. – №5.
9. Штомпка П. Понятие социальной структуры: попытка обобщения // Социс. – 2001. – №9. – С. 3–13.
10. Щавель С.А. Социальная сфера общества и личность. – Мн.: Наука техника, 1988.–293 с.
11. Экономические и социальные перемены: мониторинг общественного мнения. Информационный бюллетень ВЦИОМ. – 2003. – № 3 (65). – 98 с.

Не претендуя на всеобъемлющий анализ жизнедеятельности современного человека, авторы статьи делают акцент на некоторых особенностях современных социальных процессов в российском обществе, сосредоточив внимание на характеристике социальных субъектов, участвующих в этих процессах. Данная проблематика не нашла должного освещения в социально-философской литературе.  Имеющиеся работы отдельных авторов не делают акцента на компоративном анализе условий социального бытия человека в переходном российском обществе. Вместе с тем, правы те авторы, которые приходят к выводу о том, что первые десятилетия российских реформ были направлены в основном на разрушение командно-административной системы предыдущего периода, создавая условия для перехода к рыночной системе хозяйствования. Известно, что в процессе проводимых реформ, социальная сфера, по сравнению с другими, подверглась деформациям в большей мере. Произошло изменение социальной структуры и социальных отношений. Поскольку проводимые в обществе радикальные реформы определяются как «революционные»,  дает основание говорить о коренной ломке социальной структуры. Глубину происходящего кризиса и высокую степень деструктивности происходящих социальных процессов определяет также резкое социально-имущественное расслоение общества.

Специалисты справедливо отмечают, что бескризисное реформирование экономики было бы возможно, при условии, если бы изменения системы производственных отношений происходили с учетом поддержания уровня жизни большинства населения [4]. Однако переход от одной экономической системы к другой имел свою социальную цену и это неизбежно отразился на социальной политике и защищенности различных категорий населения.

Вступление российского общества в рыночные отношения на базе монополии крупной собственности вызвало к жизни невиданные процессы ломки социальной структуры, острое противоборство различных социальных сил, политических партий и движений. Усилились социальная дифференциация и материальное неравенство, поляризация интересов социальных групп. Возросла численность социально-обездоленных слоёв населения, сложились бедствующие социальные низы, социальные аутсайдеры, отчуждаемые от общества. Особый драматизм этим явлениям придает резкое обнищание широких масс населения, рост преступности и коррупции, нравственная деградация общества, жестокие национально-этнические и социальные конфликты.

Для кризисных условий общественного развития типичны крайняя неустойчивость социально-структурных образований, возникновение большого числа маргинальных слоев и групп, несформированность многих социальных субъектов, не связанных с производством. При этом следует иметь в виду, что новые для нашего общества социальные субъекты (предприниматели, частные торговцы и др.) не имели в недавнем прошлом собственности, и первоначальное накопление капитала осуществляли в недрах теневой экономики и криминальных структур. Другая существенная особенность состоит в том, что их реальной социально-экономической консолидации нередко предшествовала активная деятельность политических партий, готовивших в острой борьбе соответствующие «социальные ниши» для будущих субъектов. Изменили свой социальный статус и многие представители бывшей партийно-государственной номенклатуры, перейдя на позиции экономических собственников средств производства, менеджеров крупных приватизированных предприятий. В результате в российском обществе сложились и преобладают крайние группы в материальном положении (сверхбогатые и сверхбедные).

Таким образом, условия переходного периода не только вызвали глубокие перемены в социальной структуре общества, позициях и отно­шениях взаимодействующих субъектов, но и привели в движение социальный маховик большой разрушительной силы, вызвали поляризацию интересов, как между отдельными субъектами социальной жизни, так и в их отношениях к государству. Социальный конфликт стал перерастать в конфликт политический, приводя в движение различные политические партии, представляющие интересы различных групп и слоев общества [3, с. 23].

Вместе с тем, наряду с такими негативными процессами, происходящими в обществе, как резкое расслоение общества, нарастание социальной напряженности и т.д., шел процесс создания объективных условий дальнейшего эволюционного развития общества. Оно в свою очередь сопровождается между элементами новой социальной системы, изменением системы ценностей и потребностей индивидов. Социальные процессы, реализуемые вне политико-идеологической регламентации объективно предполагает социальное вычленение независимого индивида. Адекватно ему складывается также нерегламентированная социальная среда. Современному обществу свойственен характер социальной жизни, который подчиняется собственным закономерностям и в центре которой независимый активный индивид. 

Поэтому социальные связи и отношения стали более независимыми и основываются на принципах: индивидуальности человека и возрастания возможностей выбора своей социальной ниши; усиления социальной мобильности; снижения зависимости человека от определенных общностей и др. При этом, следует учитывать, что каждый человек по-своему использует сложившиеся условия и имеющийся потенциал для улучшения собственного бытия и жизнедеятельности. Так, согласно исследованиям, проведенным сектором образа жизни Института социологии РАН по проблеме «Трансформация способов и стилей жизни в постсоветском социальном пространстве», главным критерием дифференциации образа жизни является не принадлежность людей к той или иной формальной социокультурной группе, как это признавалось ранее, а общие черты различия в самой жизнедеятельности и жизнепроявлениях людей. При этом сам образ жизни, являя собой форму социального бытия, в условиях современной России постепенно разрушается, не находя опоры на зыбкой почве затяжного социально-экономического кризиса. В переходное время он распадается на мозаику альтернативных способов и стилей жизни. Сами эти понятия, вместе с понятием «образ жизни», представляются в концепции в новом качестве, а именно - как системная триада взаимосвязанных, переходящих друг в друга категорий. Стержнем способа жизни выступает способ, каким социальный субъект производит свое материальное бытие (по К. Марксу). Стили жизни - это особые, сознательно избираемые способы самоорганизации жизни, присущие социальным субъектам, производящим свое материальное бытие, как правило, в рамках одного и того же способа жизни, и преследующие однопорядковые цели. Если способ жизни есть результат взаимодействия человека с социальной ситуацией, то стиль жизни - с конкретной жизненной [2, с. 36-44].

При разработке типологии субъектов жизнедеятельности исследователи исходили из способов их жизни, а при конструировании этих последних - из специфики реализации субъектом трудовой деятельности. При этом отмечается, что трудовая деятельность - далеко не вся жизнедеятельность, но она обязательный и, как правило, системообразующий ее компонент у взрослого работающего человека, а значит, обусловливает и его стилевые особенности в иных, кроме труда, сферах жизни. Следовательно, задача построения типологии субъектов жизнедеятельности сводится в данном случае к задаче построения типологии способов жизни, которая, в свою очередь, решается путем выявления и типологизации способов трудовой деятельности.

Из множества переменных, имеющих отношение к трудовой деятельности, в результате апробации отобраны две, как наиболее актуальные и лучше других, дифференцирующие респондентов по стилевым особенностям: 1) активность человека в поиске и осуществлении работы для обеспечения приемлемого уровня жизни; 2) его способность к экономическому и иным видам риска для достижения той же цели.

Таким образом, в условиях структурного кризиса в обществе, когда возможность саморегуляции социальных процессов существенно снизилась, все более осознается потребность в оптимальных государственных решениях. Поэтому, единственным институтом, способным выполнить функции интеграции усилий всех субъектов управления в социальной области может быть только государство в лице федеральных и региональных органов власти. В задачу государства входит, прежде всего, создание правового поля и механизмов, устанавливающих правила и принципы поведения, взаимоотношений всех составляющих общество социальных субъектов, обеспечение социальной защиты, поддержки нуждающихся, справедливого распределения доходов, упрочения социальной справедливости граждан и их реального участия в управлении общественной и государственной жизнью. На наш взгляд, часть этих задач могло бы выполнить гражданское общество, на основе которого формируется и развивается социальная структура общества.

В связи с этим проблема формирования гражданского общества обретает особую актуальность. Опять же, в условиях перехода к рыночным отношениям государство не в полной мере способствует этому процессу. Если в прошлом государство превращалось в основного собственника средств производства и это тормозило развитие гражданского общества, то в современных условиях государственная система не имеет достойной оппозиции.  К тому же налицо однополярный политический состав общества, в условиях которого многовековые государственные традиции продолжают превышать над традициями и ценностями гражданского общества. Между тем, известно, что гражданское общество отражает совокупность неполитических отношений: экономические, социальные, нравственные, религиозные, национальные и т.д. Гражданское общество - это сфера самоутверждения свободных граждан и создаваемых ими на добровольных началах ассоциаций и организаций, в его пространстве реализуется все многообразие социальных связей, лежащих между индивидом и государством[2, с.98]. Идея гражданского общества, возникнув на заре развития капитализма, получила первичное воплощение в философии Просвещения, в трудах основоположников немецкой классической философии. Гегель в своей «Философии права» рассматривал гражданское общество как совокупность людей, объединяемых интересами и потребностями частной собственности, рыночной экономики, в то время как государство представляет систему «всеобщего интереса». Если, по Гегелю, государство, возвышаясь над гражданским обществом, обладает высшей, приоритетной властью, то уже в более поздних работах, в частности, Маркса, государство выступает как сила, выражающая и защищающая интересы и потребности гражданского общества[2, с.48]. С вхождением в рыночные отношения и формированием смешанной экономики, возникновением множества независимых социальных субъектов открылись новые широкие возможности самодеятельного творчества граждан и функционирования их добровольных ассоциаций и объединений. В этих условиях существенно изменяются отношения между гражданским обществом и государством: ограничивается вмешательство последнего в экономическую и социокультурную жизнь, утверждаются начала гражданского самоуправления, развертывают свою деятельность социально-культурные и политизированные гражданские движения и организации. Под воздействием этих процессов ускоренно развивается социальное и политическое самосознание различных групп и слоев населения, их внутренняя дифференциация и интеграция, общественно-политическая активность и инициатива. Специалисты справедливо подчеркивают, что «...уровень демократии в современной России объективно диктует решающую роль государства в складывании институтов гражданского общества. Наряду с реализацией властных полномочий государство должно быть наделено обязанностью создавать условия для самоорганизации граждан»[5, с. 159]. Вместе с тем, совершенно очевидно, что в новых условиях с особой силой проявилась необходимость усиления социальной направленности политики государства, создания эффективной системы социальной защиты населения от неблагоприятных воздействий поспешных и непродуманных рыночных преобразований. В современных условиях стала общепризнанной необходимость изменения социально-экономического курса политики государства с тем, чтобы обеспечить стабильность экономического роста, повышение жизненного уровня населения, гарантированную защищенность социально слабых слоев населения, особенно не занятых в сфере материального производства [5, с. 41].

Проблема анализа конкретных моделей общества непосредственно связана с познанием основных характеристик его социальной структуры и протекающих в нем социальных процессов. Любая модель общественного устройства, базирующаяся на определенных формах собственности, обусловливает соответствующий тип интеграции и дифференциации социальных связей и отношений людей.

Подводя итоги исследования, следует подчеркнуть, что социальная сфера представляет собой самобытное, сложноорганизованное, упорядоченное целое, единое в своей сущности. В своем качестве она воссоздает объективные условия человеческого бытия. Многофункциональная в силу сложности и многозначности процесса воспроизводства социальных субъектов, социальная сфера является основной матрицей реализации способности, потребности и многообразия интересов человека. Его жизнедеятельность обусловливается  объективными закономерностями и основывается на определенных принципах взаимодействия с другими субъектами в системе общественных отношений.

Рецензенты:

Хубиев Б.Б., д.ф.н., профессор, ФГБОУ ВПО Кабардино-Балкарский государственный университет им. Х.М. Бербекова, г. Нальчик;

Кильберг-Шахзадова Н.В., д.ф.н., профессор кафедры теории и методологии социальной работы ФГБОУ ВПО Северо-Осетинский государственный университет имени К. Л. Хетагурова, г. Владикавказ.

 


Библиографическая ссылка

Кушхова А.Ф., Атабиева З.А., Виндижева А.О. ЖИЗНЕДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ЧЕЛОВЕКА В УСЛОВИЯХ РЕФОРМАЦИИ СОЦИАЛЬНОЙ СФЕРЫ // Современные проблемы науки и образования. – 2014. – № 6.;
URL: http://science-education.ru/ru/article/view?id=16744 (дата обращения: 08.12.2019).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074