Электронный научный журнал
Современные проблемы науки и образования
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,737

ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ИССЛЕДОВАНИЯ СОЦИАЛЬНОГО КАПИТАЛА РАБОТНИКОВ ВУЗА И РАЗРАБОТКА ЕГО ЭМПИРИЧЕСКИХ ПОКАЗАТЕЛЕЙ

Колпина Л.В. 1 Реутов Н.Н. 1
1 ФГАОУ ВПО «Белгородский государственный национальный исследовательский университет» Министерства образования и науки Российской Федерации
Целью статьи является анализ теоретических подходов к исследованию социального капитала. В современных интерпретациях социальный капитал рассматривается как возможности, обусловленные включенностью индивидов в те или иные виды отношений, построенные на доверии (уверенности), соблюдении норм взаимности и реципрокном обмене. Проведен анализ теоретических подходов к исследованию социального капитала работников вузов, позволяющий разработать систему эмпирических показателей его диагностики. Рассматривается возможность исследования социального капитала как индивидуального и организационного ресурса на микро- и макроуровнях. Определяются практические формы инвестиций в развитие социального капитала: установление связей, укрепление доверия, развитие сотрудничества. Разработан комплекс прямых и косвенных индикаторов эмпирической диагностики специфики социального капитала работников вуза. Для целей управления развитие социального капитала работников вуза имеет двоякий эффект: во-первых, как указывалось выше, оно ведет к повышению синергии в решении задач вуза; во-вторых, к росту индивидуального социального капитала управленческих кадров.
социальное доверие
солидарность
социальные связи
социальный капитал
1. Авраамова Е., Логинов Д. Адаптационные ресурсы населения: попытка количественной оценки  Режим доступа к изд.: http://www.789.ru/news/7275-276.html (дата обращения: 14.03.2014).
2. Алексеева А. Уверенность, обобщенное доверие и межличностное доверие: критерии, различения // Социальная реальность.  2008.  № 7.  С. 8598.
3. Барсукова С.Ю. Сетевая взаимопомощь российских домохозяйств: теория и практика экономики дара // Мир России.  2003.  №2.  С. 81122.
4. Бодункова А.Г. Возможности повышения стоимости компании в период кризиса через её социальный капитал // Креативная экономика. – 2010. – № 3 (39). – С. 79-87.
5. Бодункова А.Г. Социальный капитал ВУЗа: измерения, проблемы и направления инвестирования в новых условиях // Креативная экономика. – 2010. – № 1 (37). – С. 89-94. – http://www.creativeconomy.ru/articles/3236/ (дата обращения: 14.03.2014).
6. Бурдье П. Формы капитала // Экономическая социология. – www.ecsoc. mssec.ru. –2002. – Т. 3. – 5 (ноябрь). – С. 60–75.
7. Бюссе С. Социальный капитал и неформальная экономика в России // Мир России. – 2002. – № 2. – С. 93–104.
8. Градосельская Г.В. Анализ социальных сетей: дис. ... канд. социол. наук. – М., 2001. – 22 с.
9. Градосельская Г.В. Социальные сети: обмен частными трансфертами. – URL: http://www.nir.ru/sj/sj/sj99-grado.html (дата обращения: 10.07.2013).
10. Епанчинцев А.О. Социальный капитал в западных и российских социокультурных системах: дис. … канд. социол. наук. – Ростов-н/Д., 2005. – 130 с.
11. Кастельс М. Информационная эпоха: экономика, общество и культура. – Пер. с англ.; под науч. ред. О.И. Шкаратана. – М. : ГУ ВШЭ, 2000. – 608 с.
12. Кастельс М., Киселева Э. Россия и Сетевое общество: доклад на конференции «Россия в конце XX века», Стэнфорд, США, 05-07.11.1998 // Режим доступа: http://www.hse.ru/journals/wrldross/vol00_1/castels.htm (дата обращения: 30.04.2013).
13. Козырева П.М. Межличностное доверие в процессе формирования социального капитала // Социологические исследования. – 2009. – №1. – С. 43–54.
14. Коулмен Дж. Капитал социальный и человеческий // Общественные науки и современность. – 2001. – № 3. – С.121–139.
15. Красилова А.Н. Социальный капитал как инструмент анализа неравенства в российском обществе // Мир России. – 2007. – №4. – Том XVI. – С. 160–180.
16. Новинская М.И. Поиск «новой социальности» и утопическая традиция (Проблема человеческого общежития в актуальном срезе) // Политические исследования. – 1998. – №5. – С. 59–78.
17. Пригожин И.Г. Сетевое общество // Социологические исследования. – 2008. – № 1. – С. 24–27.
18. Радаев В.В. Этническое предпринимательство: мировой опыт и Россия // Политические исследования. – 1993. – № 5. – С. 79-87.
19. Сидорина Т.Ю. Социальный капитал организации и социальная политика российского предприятия // Журнал исследований социальной политики. – 2007. – № 3. – С. 320.
20. Социально - экономическое неравенство и его воспроизводство в современной России / О.И. Шкаратан и коллектив. – М.: Изд-во «Олма Медиа Группа», 2009. – 555 с.
21. Фукуяма Ф. Социальный капитал // Культура имеет значение. Каким образом ценности способствуют общественному прогрессу / Под ред. Харрисона Л., Хантингтона С. М.: Московская школа политических исследований, 2002. – С. 129–149.
22. Хоманс Дж. Социальное поведение как обмен // Современная зарубежная социальная психология. – М.: Изд-во Московского ун-та, 1984. – С. 82–91.
23. Швери Р. Теоретическая социология Джеймса Коулмена: аналитический обзор // Социологический журнал. – 1996. – № 1-2. – С. 62–81.
24. Штейнберг И. Психология неэквивалентных обменов в межсемейных сетях взаимопомощи в городе и селе // Вестник общественного мнения: Данные. Анализ. Дискуссии. – 2004. – № 6 (74). – С. 52–57.
25. Штейнберг И.Е. Матрица доступа к ресурсам общины (диагностика уровня развития сети социальной поддержки в еврейской общине). – Режим доступа: http://old.hokma.ru/db/conf/directors/stainberg.htm (дата обращения: 30.04.2013).
26. Штомпка П. Социология социальных изменений / Пер. с англ.; под ред. В.А. Ядова. – М. : Аспект-Пресс, 1996. – 441 с.
27. Becker G.S. Human Capital. – N.Y., 1964. – 423 р.
28. Borgatti S.P., Jones C., Everett M.G. Network Measures of Social Capital // Connections. – 1998. – 21(2). – Р. 27–36.
29. Bourdieu P. The forms of capital. – Handbook of theory and research for sociology of Education. Ed. byJ. Richardson. NewYork: Greenwood Press, 1986. – P. 241–258.
30. Burt R.S. Structural Holes: The Social Structure of Competition. – Cambridge Baker W. Market Networks and Corporate Behavior // American Journal of Sociology. – 1990. – Vol. 96. – P. 589–625.
31. Flap H.D. No Man Is An Island: The Research Program of a Social Capital Theory. – World Congress of Sociology. – Bielefeld, 1994. – 357 p.
32. Fennema M., Tillie J. Civic Community, Political Participation and Political Trust of Ethnic Groups // Connections. – 2001. – Vol. 24(1). – Р. 26–41.
33. Fukuyama F. Trust. The Social Virtues and the Creation of Prosperity. – New York, «The Free Press», 1995. – 457 p.
34. Giddens A. Beyond Left and Right: The future of radical politics. – Cambridge: Polity Press, 1994. – P. 440.
35. Giddens A. Modernity and self-identity: Self and society in the Late Modern Age. – Cambridge: Polity Press, 1991. – 380 p.
36. Giddens A. The consequences of modernity. – Cambridge: Polity Press, 1990. – 360 p.
37. Hanifan L.J. The Community Center. – Boston, 1920. – 230 p.
38. Lin N. Building a Network Theory of Social Capital // Connections. – 1999. – 22(1). – Р. 28–51.
39. Lin N. Conceptualizing Social Support. – Social Support, Life Events, and Depression / Ed. by N.Lin, A.Dean, W.Ensel. – Orlando, 1986. – Р. 17–30.
40. Luhman N. Familiarity, Confidence, Trust: Problems and Alternatives // Trust: Making and Breaking Cooperative Relations (electronic edition) / Ed. by D. Gambetta. Oxford: University of Oxford, 2000. – Ch. 6. – P. 94–107.
41. Paldam M. Social Capital: One or Many? Definition and Measurement // Journal of Economic Surveys. – 2000. – Vol. 14. – Is. 5. – Р. 629–654.
42. Portes A., Sensenbrenner J. Embeddedness and Immigration: Notes on the Social Determinants of Economic Action // American Journal of Sociology. – 1993. – Vol. 98. – №6 (May). – Р. 1320–1350.
43. Portes A. Social Capital: Its Origins and Application in Modern Sociology // Annual Review of Sociology. – 1998. – Vol. 24. – Р. 1–24.
44. Putnam R. Making Democracy Work. Civic Traditionin Modern Italy. – Princeton: Princeton University Press, 1993. – 410 p.
45. Putnam R.D. The Prosperous Community, Social Capital and Public Life // The American Prospect. – 1993. – Vol. 4. – №13 (March 21). – P. 35–42.
46. Sarnoff I. Psychoanalitic theory and social attitudes // Publ. Opin.Quart. – 1960. – № 24. – P.251-279.
Актуальность исследования обусловлена важностью привлечения внимания научного сообщества и системы стратегического управления высшей школой к проблеме формирования и эффективного использования социального капитала работников вузов в процессах модернизации высшего образования, необходимостью исследования его специфики и механизмов его развития. Реализация потребности в стратегическом управлении вузом в настоящее время требует поиска новых ресурсов, к числу которых относится социальный капитал.

Между тем, нынешняя ситуация в российской высшей школе характеризуется рядом проблем: слабая практикоориентированность образования и вузовской науки, низкая научно-исследовательская активность студентов, малая востребованность научно-исследовательских и опытно-конструкторских разработок, слабая интеграция вузов в мировую науку, зачастую, местечковый характер исследований, формализм в решении образовательных задач.

Одним из знаменателей для этих, на первый взгляд, не рядоположенных негативных явлений выступает недостаток социального капитала работников высшей школы, его невостребованность существующей системой управления.

Дело в том, что социальный капитал организации связан с возможностями, заложенными в «горизонтальных» (неформальных межличностных) и «вертикальных» (формальных, иерархически организованных) отношениях. Его инкорпорирование в систему управления высшей школой способно обеспечить, во-первых, интенсификацию процесса наращивания человеческого потенциала (мотивации, знаний, опыта, квалификации), во-вторых, социальную синергию в достижении целей высшей школы на основе гармонизации индивидуальных целей субъектов социального пространства вузов и объединения их усилий и возможностей.

Однако, в настоящее время решение задач высшей школы происходит большей частью на уровне вузовских администраций путем директив, «продавливания» решений, в противовес актуализации социального капитала работников высшей школы.

Следствием минимизации использования социального капитала работников высшей школы, стал ширящийся разрыв между управленческими структурами и профессорско-преподавательским составом, высокая степень формализации в исполнении решений, их низкая эффективность, амбивалентность между репутацией и формируемым имиджем вуза, индивидуализация профессиональных и социальных практик участников научно-образовательного процесса, замкнутость и закрытость их сетей отношений. Работникам высшей школы в подавляющем большинстве либо свойственны патерналистские установки относительно ответственности за процессы, происходящие в вузе и за его пределами, минимизация использования социальных связей и отношений для решения задач высшей школы, конкретного вуза, либо такая активность носит узко утилитарный характер, в том числе, обусловливая формирование социального капитала «закрытого» типа, препятствующего широкой циркуляции идей, ценностей, практик взаимопомощи, высокую степень сегментированности социального пространства вуза, что, в конечном итоге, снижает модернизационный потенциал высшей школы.

Очевидная недостаточность «верхового» способа решения указанных проблем требует исследования механизмов развития социального капитала работников вузов и его инкорпорации в систему управления. Ведь, «в экономике, основанной на знаниях, социальный капитал университетов, в основе которого лежат тесные личные связи, взаимоотношения доверия и уважения, а также общность корпоративной культуры, становится тем важным конкурентным преимуществом, которое способно не только реализовать потенциал вуза, но и помочь обществу в решении насущных социальных проблем [4]».

Целью данной обзорной статьи является анализ теоретических подходов к исследованию социального капитала, позволяющий разработать систему эмпирических показателей его диагностики у работников вузов.

Обсуждение результатов исследования.

Понятие «социальный капитал» было введено Л. Дж.Ханифан, дефинировавшего его через солидарность и социальные связи между теми, кто образует социальную группу [37]. В современных интерпретациях социальный капитал наиболее часто рассматривается как возможности, обусловленные включенностью индивидов в те или иные виды отношений, построенные на доверии (уверенности), соблюдении норм взаимности и реципрокном обмене.

Такое понимание социального капитала обусловило тот факт, что теоретической основой его исследования выступают как собственно концепции социального капитала [13, 14, 18, 20, 26, 43, 44], так и теории социального доверия  [2, 13, 26, 33, 34, 35,36, 40], обмена [22] и социально-сетевой подход  [3, 8, 11, 12, 16, 17] и др.

В них соответствующие феномены, по-разному соподчиняясь друг с другом, образуют тесную взаимосвязь [10], которая фигурирует в большинстве определений социального капитала. Социальный капитал определяется как: социальные сети, социальные нормы и доверие [6]; родственные отношения и отношения в группе членства [2]; связи между индивидами, социальные сети и нормы взаимности, которые из этих сетей проистекают [19, c.320]; потенциал взаимного доверия и взаимопомощи, целерационально формируемый в межличностных отношениях: обязательства и ожидания, информационные каналы и социальные нормы [23]; структура знакомств, которая определяет доступ человека к товарам и информации [7, с. 97]; ожидания относительно социального действия в рамках коллектива, влияющие на поведение членов этого коллектива [42, c. 1323]; особенность сети отношений, которую выстраивает индивид [43]. Влияние теории обмена на интерпретацию социального капитала выразилось в ресурсном подходе, где социальный капитал  это сознательно устанавливаемые социальными акторами отношения, которые могут составлять для них полезный ресурс [14, с.128]; ресурсы, перемещающиеся от доноров к реципиентам и приравнивающиеся сумме связей актора с другими акторами [8], способность индивидов распоряжаться ограниченными ресурсами на основании своего членства в определенной социальной сети или в более широкой социальной структуре [43]; ресурсы, которые акторы получают из специфических социальных структур и используют, исходя из своих интересов [27, с. 619]; дружеские контакты, обеспечивающие доступ и наращивание финансового и человеческого капитала [30, c. 9]; функция, определяемая размером сети, силы отношений между актором, а также ресурсами, которыми обладают члены сети [31]; ресурсы, находящиеся в социальных сетях [39].

Возможность исследования социального капитала как индивидуального и организационного ресурса обусловлена традицией выделения микро- и макроуровня его анализа [28, 38].

На микроуровне речь идет об индивидуальном социальном капитале, характеризующем возможности, которые имеет индивид вследствие принадлежности к той или иной социально-сетевой или формальной структуре [6, 27, 30]. В работе «Социально-экономическое неравенство и его воспроизводство в современной России» данный подход обозначается как неомарксистский или неоклассовый [20, c. 197]. Согласно этой трактовке социальный капитал может быть конвертирован в другие виды капитала: экономический, человеческий и пр. Иллюстрацией индивидуального социального капитала является цитата из Д. Юма. «Твой хлеб созрел, а мой созреет завтра. Нам обоим выгодно, чтобы сегодня я работал с тобой и чтобы завтра ты помогал мне. Я не питаю никаких сантиментов в отношении тебя и знаю: у тебя их не больше в отношении меня. ...Но из-за отсутствия взаимного доверия и уверенности в безопасности мы оба потеряем свой урожай» [Цит. по: 45, c. 35].

Макроуровная трактовка (неолиберальная - по О.И. Шкаратану) [20, c.197] предполагает рассматривать социальный капитал как характеристику группы, обеспечивающую социальную синергию в достижении общественно значимых (организационных) целей в результате актуализации потенциала разноуровневых горизонтальных и вертикальных социальных связей и отношений; это «клей, позволяющий мобилизовать дополнительные ресурсы отношений на основе доверия людей друг к другу» [41, с. 629]. Индикатором уровня социального капитала, по мнению Н. Лин, является вопрос о том, кто получает прибыль - группа или индивид [38]. В идеале, наращивание этих типов социального капитала в рамках организационной структуры должно быть взаимоувязанно между собой.

Традиционное представление о социальном капитале связанно с горизонтальными межличностными отношениями. Но ряд авторов указывает на необходимость дополнения такого понимания «вертикальной» составляющей (возможности иерархически организованных формализованных отношений [1]). Для России значимость «вертикального» социального капитала особенно высока в силу существующего еще с советских времен  практики, когда реальное благосостояние граждан зависело либо от их положения в номенклатурной иерархии, либо от связей с чиновниками, занимающими в ней достаточно высокое положение, вследствие чего «чиновники в нашей стране сами являются донорами социального капитала, источником социальных ресурсов для своих родственников и знакомых» [20, c. 232]. Как отмечают М.Феннема и Дж.Тилли, центральным отличием между горизонтальными и вертикальными сетями является характер доверия. В вертикальных сетях доверие сфокусировано на источнике власти, а в горизонтальных - доверие взаимно [32].

Возможность выделения «вертикального» социального капитала увязывается с этатистским подходом к его интерпретации, который является логическим продолжением неолибералистской теории, «поскольку последняя подразумевает, что сообщества, все члены которых руководствуются идеей кооперации для поддержки качественного управления, в итоге получают качественное управление [20, c. 197]. Данный подход имеет особенную ценность для исследования социального капитала работников вуза вследствие того, что в рамках последнего предполагается, с одной стороны, анализ уровня поддержки работниками вуза руководства в достижении целей модернизации высшей школы, а с другой - роли руководства в инкорпорации и развитии социального капитала работников высшей школы в процессе управления вузом.

Следует отметить, что для целей управления развитие социального капитала работников вуза имеет двоякий эффект: во-первых, как указывалось выше, оно ведет к повышению синергии в решении задач вуза; во-вторых, к росту индивидуального социального капитала управленческих кадров, поскольку «наличие подчиненных увеличивает среднее значение индекса наделенности социальными ресурсами до 1.98 против 1.56 в среднем по России» [20, c. 232].

Исследователями выделяются практические формы инвестиций в развитие социального капитала:

1. Установление связей: потребность в информации, потребность в получении обратной связи, и, конечно, во взаимопонимании и сотрудничестве как внутри самой организации, так и с другими общественными структурами и аудиториями.

2. Укрепление доверия: начинается с демонстрации такого стабильного поведения, которое не вызывало бы недоверия, то есть с прозрачной и справедливой политики организации по отношению к сотрудникам. Важно также, чтобы руководство само демонстрировало доверие к сотрудникам.

3. Развитие сотрудничества: в формировании готовности к сотрудничеству важнейшую роль играет система (четких, осмысленных, реалистичных, и притом известных всем сотрудникам) целей организации и наличие в организации ряда определенных правил относительно порядка заполнения вакансий, посещения профессиональных и обучающих мероприятий и т.д.

В качестве источника социального капитала называют: уважительное отношение руководства к рядовым сотрудникам, создание действенной системы нефинансового стимулирования сотрудников, а также применение харизматической и экспертной моделей лидерства на всех уровнях управления [5]; соответствующая ценностная ориентация социальных субъектов; индивидуальное социальное взаимодействие, основанное на реципрокном обмене; ограниченная солидарность [42].

Итак, определяя социальный капитал как совокупность потенциальных и реальных возможностей, обусловленных включенностью индивида в разноуровневые «горизонтальные» и «вертикальные» отношения, основанные на общности норм и ценностей, доверии (уверенности в надежности контрагента) и реципрокном обмене, применительно к работникам вуза речь будет идти об отношениях, как в социальном пространстве вуза (с коллегами, студентами, руководством), так и за его пределами (с потенциальными и реальными потребителями образовательных и научно-исследовательских услуг, с коллегами из других вузов, научными коллективами), обеспечивающими успешное решение задач на индивидуальном уровне, и на уровне высшей школы.

Ключевыми понятиями, через которые осуществляется операционализация социального капитала, являются: социальные сети, «вертикальные» и «горизонтальные» ресурсы, социальное доверие.

Социальные сети - устойчивые неформальные (межличностные) или полуформальные отношения между субъектами одного уровня, обеспечивающие наращивание ресурсов для решения общих или индивидных задач. В контексте исследования социального капитала работников вуза, субъекты социальных сетей могут быть внутренними и внешними. Внутренние - профессорско-преподавательских состав, научные работники, подразделения; внешние  - это могут быть представители других вузов, потенциальные или реальные заказчики услуг, научных разработок, осуществляемых вузом, его субъектами, и т.п.

Социальное доверие представляет собой установку на взаимодействие или его избегание в виде «склонности реагировать положительно или отрицательно на определенный класс объектов» [46]; благоприятную  или неблагоприятную оценочную реакцию на что-либо или на кого-либо, которая  выражается во  мнениях и  целенаправленном поведении. Условием и производными социального доверия являются взаимные обязательства и ожидания [23], соблюдение норм взаимного признания [6].

Под ресурсами социальных сетей подразумеваются возможности, обусловленные принадлежностью человека к данной сети отношений. Это отношения, способные облегчать социальные процессы, обеспечивать доступ к общественно значимым благам (использование знакомств, блата); посредством практик взаимопомощи, обмена опытом и информацией, содействовать адаптации участников сетей к динамично изменяющейся ситуации. П. Бурдье указывает на то, что воспроизводство социального капитала предполагает работу по установлению социальных связей на основе непрерывных серий обменов. В связи с этим, ученый выделяет «обменные» капиталы: экономический в виде материальных благ - деньги, права собственности; культурный в виде образования, знаний, ценностей; символический в виде званий, титулов, которые могут конвертироваться друг в друга и в социальный капитал [6]. Ресурсы, заложенные в социальных сетях, мы обозначаем как «горизонтальный капитал», а в отношениях с администрацией вуза разного уровня - «вертикальный».

Итак, для эмпирической диагностики специфики социального капитала работников вуза и его роли в развитии высшей школы предполагается использовать комплекс прямых и косвенных индикаторов, среди которых: ресурсы и капиталы социальных сетей профессорско-преподавательского состава в контексте образовательной и научно-исследовательской деятельности вуза; включенность/невключенность профессорско-преподавательского состава в социальные сети с социальными субъектами внутренней и внешней среды вуза, качественные характеристики включенности и барьеры, затрудняющие формирование разветвленной социальной сети доверия; «горизонтальное» и «вертикальное» доверие в отношении совокупности социальных субъектов: а) потенциальных и реальных участников социально-сетевых практик профессорско-преподавательского состава во внешней и внутренней среде и б) административных структур и их представителей, а также, студенчества; субъективные оценки востребованности социального капитала профессорско-преподавательского состава вузом, в целом; субъективные оценки политики вуза в плане развития и актуализации социального капитала профессорско-преподавательского состава.

Вывод

Теоретической основой исследования социального капитала выступают как собственно концепции социального капитала, так и теории социального доверия, обмена и социально-сетевой подход.

Определяя социальный капитал как совокупность потенциальных и реальных возможностей, обусловленных включенностью индивида в разноуровневые «горизонтальные» и «вертикальные» отношения, основанные на общности норм и ценностей, доверии (уверенности в надежности контрагента) и реципрокном обмене, применительно к работникам вуза речь будет идти об отношениях, как в социальном пространстве вуза (с коллегами, студентами, руководством), так и за его пределами (с потенциальными и реальными потребителями образовательных и научно-исследовательских услуг, с коллегами из других вузов, научными коллективами), обеспечивающими успешное решение задач на индивидуальном уровне, и на уровне высшей школы.

Ключевыми понятиями, через которые осуществляется операционализация социального капитала, являются: социальные сети, «вертикальные» и «горизонтальные» ресурсы, социальное доверие.

Эмпирические показатели диагностики социального капитала работников вуза: ресурсы и капиталы социальных сетей профессорско-преподавательского состава в контексте образовательной и научно-исследовательской деятельности вуза; включенность профессорско-преподавательского состава в социальные сети с социальными субъектами внутренней и внешней среды вуза, качественные характеристики включенности и барьеры, затрудняющие формирование разветвленной социальной сети доверия; «горизонтальное» и «вертикальное» доверие в отношении совокупности социальных субъектов: а) потенциальных и реальных участников социально-сетевых практик профессорско-преподавательского состава во внешней и внутренней среде и б) административных структур и их представителей, а также, студенчества; субъективные оценки востребованности социального капитала профессорско-преподавательского состава вузом, в целом; субъективные оценки политики вуза в плане развития и актуализации социального капитала профессорско-преподавательского состава.

Статья подготовлена при поддержке гранта РГНФ «Специфика социального капитала работников вуза и его роль в развитии высшего профессионального образования в регионе» (проект №14-13-31012).

Рецензенты:

Данакин Н.С., д.соц.н., профессор, профессор кафедры социологии и управления ФГБОУ ВПО «Белгородский государственный технологический университет им. В.Г. Шухова», г. Белгород;

Бахарев В.В., д.соц.н., профессор, профессор кафедры социологии и управления ФГБОУ ВПО «Белгородский государственный технологический университет им. В.Г. Шухова», г. Белгород.


Библиографическая ссылка

Колпина Л.В., Реутов Н.Н. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ИССЛЕДОВАНИЯ СОЦИАЛЬНОГО КАПИТАЛА РАБОТНИКОВ ВУЗА И РАЗРАБОТКА ЕГО ЭМПИРИЧЕСКИХ ПОКАЗАТЕЛЕЙ // Современные проблемы науки и образования. – 2014. – № 6.;
URL: http://science-education.ru/ru/article/view?id=15454 (дата обращения: 21.08.2019).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.252