Электронный научный журнал
Современные проблемы науки и образования
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,791

ОТРАЖЕНИЕ ИСТОРИИ БУХАРСКОГО ЭМИРАТА В ИССЛЕДОВАНИЯХ ЗАПАДНЫХ АВТОРОВ

Джурабаев Д.Х. 1
1 Таджикский государственный университет права, бизнеса и политики
В статье систематизирован и обобщен историографический материал – исследования зарубежных авторов по истории Бухарского эмирата периода правления мангытов. Дана краткая характеристика трудов западных авторов и представлена периодизация зарубежной историографии, выявлены изменения в тенденциях, тематике и содержании исследований, определены результаты и предложены перспективы дальнейшего развития историографии Бухарского эмирата. Систематизированный и обобщенный в данной статье историографический материал поможет дополнить существующие пробелы в историографии Бухарского эмирата периода мангытского правления и дополнит имеющиеся сведения о политической, социально-экономической жизни исследуемого периода. Материалы, положения и выводы статьи могут быть учтены и использованы при создании обобщающих работ по истории и историографии политической истории Бухарского эмирата, а также широкого круга проблем, связанных с общественно-экономической и культурной жизнью Среднеазиатского региона XIX - начала ХХ вв.
завоевание Средней Азии.
Центральная Азия
административное управление
проблема англо-российских отношений
история Туркестана
Бухарское ханство
Средняя Азия
западная историография
1. Данков А.Г. Британская историография второй половины XIX в. об англо-русских противоречиях в Центральной Азии // Вестн. Том. гос. ун-та. - 2007. - № 300-1.
2. Кюгельген Анке фон. Легитимация среднеазиатской династии мангитов в произведениях их историков (XVIII – XIX вв.). – Алматы : Дайк – Пресс, 2004. - 516 с.
3. Кюгельген Анке фон. Расцвет Муджаддадийа-Накшбандийа в Средней Трансоксании с XVIII – до начала XIX вв.: опыт детективного расследования // Суфизм в Центральной Азии (зарубежные исследования). Сб. статей памяти Фритца Майера (1912-1998) / сост. и отв. ред А.А. Хисматуллин. – СПб., 2001.
4. Юлдашбаева Ф. Политика Англии в Афганистане и Средней Азии. – Ташкент : Фан, 1965.
5. Сoates W., Pand K., Zelda. Soviets in Central Asia. - New York : Greenwood press, 1951.
6. Hopkirk P. The Great Game: The Struggle for Empire in Central Asia. - Oxf., 2001.
7. Holdsworth M. Turkestan in the nineteenth centure. A brief History of the khanatos of Bukhara, Kokand and Khiva. – Oxsford, 1959.
8. Keay J. Explorers of the Himalayas. – London, 1996.
9. Kunits J. Dawn over Samarkand. The rebirth of Central Asia. - New York, 1935.
10. Wheeler G. The modern histori of Soviet Central Asia. – London : Weidenfeld and Nicolson, 1966.

Введение. Западная Европа проявляла интерес к Центральной Азии с глубокой древности. Писатели и путешественники Античности, Средневековья и Нового времени или сами, или через купцов, миссионеров и торговцев собирали, сопоставляли и обобщали полученные ими сведения о Центральной Азии и некоторых её районах.

Западные исследователи XIX –ХХ вв.: Д. Боулджер, Ф. Скрайн, Э. Росс, А. Вамбери, Дж. Керзон, Дж. Маллесон, Дж. Добсон, В.Е. Куртис, Дж. Ф. Райт, Г. Норман, С. Грэхэм, В. Джохелсон, Дж. Кунитс, В. Коатез Мэри Холдсворт и др. - уделяли внимание в основном общим проблемам истории Центральной Азии, в их трудах исследование истории Бухарского эмирата XVIII - первой половины XIX не выступало предметом целенаправленного и глубокого изучения. Упомянутые исследователи ограничились кратким экскурсом в освещение истории мангытов, и информация о народах и культурах региона до сих пор остается вне поля их научного зрения.

Цель исследования. В статье проведён системный анализ исторической литературы зарубежных, в основном англо-американских авторов, выявлены важнейшие достижения, тенденции и ориентиры изучения, а также дана интерпретация проблем истории Бухарского эмирата периода господства мангытской династии.

Методы исследования. Автором при системном анализе западной исторической литературы использован комплекс общенаучных методов: анализ и синтез, индукция и дедукция, описание, сравнение, обобщение и др.

Результаты исследования. Материалы, положения и выводы статьи могут быть учтены и использованы при создании обобщающих работ по историографии и политической истории Бухарского эмирата, а также широкого круга проблем, связанных с общественно-экономической и культурной жизнью Среднеазиатского региона XIX - начала ХХ вв.

***

В зарубежной историографии, в особенности в написанных в США и Англии исторических трудах, пока отсутствуют исследования, которые полностью и целиком отражали бы историю Бухарского ханства. Написанные до сих пор научные труды отражают историю ханств Бухары, Хивы и Коканда в совокупности, т.е. в контексте всей истории Средней Азии.

Зарубежные автора XIX - начала ХХ вв. в основном уделили внимание древней и средневековой истории Средней Азии, а также месту среднеазиатских государств в международной политике (например, англо-российскому соперничеству в Средней Азии). Зачастую исследователями являлись не историки, а путешественники, государственные чиновники и журналисты. Кроме того, из-за отсутствия источников информации, слабой изученности природных богатств края, оторванности края от российской и мировой политики и застойных явлений интерес исследователей к краю заглох.

Западная литература XIX в. разнообразна и обширна. Ее можно условно классифицировать на литературу биографического и геополитического характера. Исследователь Ф. Юлдашбаева справедливо констатирует, что в XIX в. на Западе вышло большое количество работ о Центральной Азии, в которых фигурировала главная идея – об угрозе Британской Индии со стороны России [4]. Действительно, в XIX веке всплеск интереса к среднеазиатской тематике за рубежом, прежде всего в Великобритании, возрастал по мере продвижения русских войск в Среднюю Азию. Безусловно, центральное место в англоязычной историографии вплоть до начала ХХ в. занимала проблема угрозы Британской Индии со стороны российской Средней Азии.

Как отмечает А.Г. Данков, «английские ученые, политики и дипломаты были первыми, кто обратил внимание на проблему англо-русских отношений в Центральной Азии. Укрепление позиций России на Балканах, Кавказе и в Центральной Азии в XIX в. вызвало серьезную обеспокоенность в британских политических кругах, где разгорелась широкая полемика по вопросу стратегии внешней политики Англии в данных регионах. Характерно, что борьба мнений в политических и общественных кругах по проблемам внешней политики Англии в Центральной Азии вращалась именно вокруг вопроса о разделе сфер влияния с Россией, которая рассматривалась как главный соперник Англии в Центральной Азии» [1]. Вопросы противоборства Англии и России в Средней Азии отразились в работах Д. Боулджера, Ф. Скрайна, Э. Росса, А. Вамбери, вице-короля Индии Дж. Керзона, а также Дж. Маллесона и Дж. Добсона[1]. Обозначив основную проблему, к которой было приковано внимание данной группы исследователей, нужно отметить, что история Бухарского эмирата XVIII - первой половины XIX не выступала у них предметом целенаправленного и глубокого изучения. Упомянутые исследователи ограничились кратким экскурсом в освещение истории мангытов.

В США в XIX в. по истории Туркестана было напечатано всего 5-6 трудов, и они принадлежали перу Джошуа Харлана и Уильяма Кэртиса. В последующем их труды служили источником для большинства исследователей Запада.

Зарубежная историография о Средней Азии во время существования СССР если и не находилась в застое, то испытывала серьезные затруднения, вызванные в особенности отсутствием доступа к первоисточникам. Одним из главных направлений зарубежных исследований оставалась и остается проблема российско-британского соперничества.

В первом десятилетии ХХ в. за рубежом появились первые исследования по этнографии, антропологии, географии Средней Азии. В них отражались природные условия, жизнь населения, быт, культура, обычаи и обряды, религия таджиков, узбеков, казахов, туркмен и других народов, населяющих Среднюю Азию. Эти вопросы отражали в своих трудах В.Е. Куртис, Дж. Ф. Райт, Г. Норман, С. Грэхэм, В. Джохелсон[2].

Начиная с 30-х гг. ХХ столетия зарубежные авторы стали публиковать труды по истории среднеазиатских ханств. Одной из проблем, которой интересовались историки Запада, являлся вопрос об административном устройстве ханств. В этом вопросе все исследователи высказывали схожие мнения. Дж. Кунитс об этом писал: «Власть эмира являлась абсолютной. Руководители всех учреждений, правители областей (хакимы) назначались им, и они отчитывались только перед ним» [9]. Автор также констатировал, что государство в административном отношении подразделялось на вилаеты, туманы и селения. Административными чиновниками являлись беки, амлякдары и аксакалы. Но автор ничего не писал об обязанностях чиновников.

По сведениям источников, исламская религия в Бухарском ханстве составляла основу общественной жизни. Дж. Кунитс назвал Бухару «крепостью арабо-иранской культуры», «сердцем ислама» на протяжении столетней истории Средней Азии, «родиной великих ортодоксальных ученых и комментаторов Корана, центром 250 мечетей и медресе» [9].

В. Коатез в своем труде «Советы в Средней Азии», касаясь вопросов завоевания Средней Азии царской Россией, осветил некоторые проблемы бухарско-российских отношений первой половины XIX в. и дал сведения об экспортируемых и импортируемых товарах, объеме пошлин и др. [5].

В 30-50 гг. в зарубежной историографии практически не было исследований по истории Бухарского эмирата. Это было обусловлено тем, что среднеазиатские республики находились в составе СССР и Среднеазиатский регион как бы являлся «запретной зоной» для капиталистических стран. Да и послевоенная «холодная война» также была препятствием в деле изучения Средней Азии.

Со второй половины 50-х гг. возродился интерес к истории среднеазиатских ханств. И в этот период история среднеазиатских ханств изучалась в совокупности. Интересным исследованием является монография английского ученого Мэри Холдсворт «Туркестан в XIX веке». Автор, наряду с историей Кокандского и Хивинского ханств, обратила внимание на историю Бухарского эмирата. Хотя исследование в хронологическом плане охватывало XIX в., в английской и американской историографии впервые освещалась политическая история ханств, функционирование учреждений, проблемы землевладения, культурная жизнь, завоевание Россией территорий ханств и др. [7].

М. Хордсворт осуществляет сравнительный анализ системы административного управления Бухарского и Кокандского ханств, отмечает их схожесть, констатирует факт управления областями членами правящей династии. Она освещает структуру управления и функции должностных лиц. Автор отмечает значение торговли в Бухарском эмирате, раскрывает роль города Бухары как важнейшего торгового центра региона. Подробно дает сведения о функционировании базаров города. Приводит данные относительно ввоза и вывоза товаров в Россию, Афганистан, Иран, Индию, Китай, Хиву, в туркменскую и казахскую степи [7].

В 60-х гг. некоторые аспекты истории Бухарского эмирата в англо-американской историографии освещались в трудах Уиллера «Новая история Советской Средней Азии» [10, с. 272] и «Народы Советской Средней Азии» (Wheeler G. The peoples of Soviet Central Asia. – London, 1966). В книге «Новая история Советской Средней Азии» автор только в третьей главе кратко освещает историю Бухарского эмирата. Уиллер считает, что административная система Бухарского эмирата унаследована от ирано-арабской администрации Аббасидов Мавераннахра и Тимуридов. По его мнению, в Бухаре финансовая, налоговая, судебная терминология является арабской, а военная терминология в большинстве случаев является иранской [10].

Он считает административную систему Бухары очень простой и примитивной, и что основной функцией администрации является сбор налогов. Судебная система подчиняется законам шариата и исламской нравственности.

Одним из вопросов, которым интересовались западные исследователи, являлось состояние экономики Бухарского эмирата. Дж. Уиллер, анализируя состояние экономики Бухары до завоевания Средней Азии Россией, отмечает, что в Бухаре большое значение придавалось развитию ирригации, развивалась внешняя торговля, в 1827-1837 гг. экспорт товаров в Россию был на 2 000 000 рублей больше, чем импорт. В городе Бухаре хорошо была налажена внутренняя торговля. Дж. Уиллер отмечает экономический подъем Бухарского эмирата [10, с. 44].

В период существования СССР западные аналитики обратили внимание на англо-русское соперничество. Этот вопрос продолжал вызывать у них большой интерес. Антисоветской позиции придерживались В.К. Фрейзер-Тайтлер, Р.Л. Гривс, Дж. Уиллер[3]. Тем не менее П. Сайкс и К.Ф. Эндрюс при исследовании и анализе русско-английских противоречий подчеркивали наступательную политику двух империй[4].

История двухвекового противостояния (от эпохи Петра I до Николая II) двух великих держав - Англии и России - в Центральной Азии описаны в классической работе П. Хопкирка [6]. В книге анализируются геополитические цели двух европейских держав в этом огромном регионе. Показана острейшая тайная и явная борьба за территории, влияние и рынки. Изложена история войн России и последовательное покорение ею владений эмиров и ханов - Ташкента, Самарканда, Бухары, Хивы, Коканда, Геок-Тепе, Мерва, захват афганского Панджшеха, районов Памира. Ярко описаны удивительные и драматические приключения выдающихся участников «большой игры» - офицеров, агентов и добровольных исследователей (русских и англичан), многие из которых трагически погибли.

Другой английский исследователь, Джон Кий, также касаясь вопроса англо-российского соперничества в Центральной Азии, отмечал роль одного из первых игроков «большой игры», В. Муркрофта, который совершил коммерческое и политическое путешествие в Бухару. Дж. Кий анализировал события в Центральной Азии начиная с экспедиции английского агента Александра Борнса в Бухару (1837) до в конца 60-х годов, с момента интервенции Великобритании в Афганистан и экспедиции России в Хивинское ханство [8].

Немецкая исследовательница Анке фон Кюгельген [2], анализируя письменные источники, написанные на персидским (таджикском языке) о бухарских правителях мангытской династии, изложила стратегию авторов по легитимации первых четырех правителей Бухарского ханства, которые захватили власть в Бухаре в середине XVIII в.

Анке фон Кюгельген раскрыла шесть основных принципов легитимации власти: 1) божественная легитимация; 2) генеалогическая легитимация; 3) электоральная легитимация; 4) легитимация посредством ориентации на образец для подражания; 5) легитимация превосходящей силы; 6) легитимация посредством сохранения норм.

Анке фон Кюгельген также раскрыла место суфийского ордена Муджаддадийа-Накшбандийа в духовной культуре Бухарского ханства [3].

В целом в европейской историографии сложились определенные научные традиции и преемственность, которые определили ведущие положения исследований ряда ученых. Они, в свою очередь, своими работами пробудили нынешний интерес к истории Бухарского ханства.

Заключение. Таким образом, западная историография истории Бухарского эмирата имеет свои характерные особенности и общие черты. В ней можно выделить три периода, отчасти связанных между собой в концептуально-теоретическом и практическом отношении. Первый период охватывает вторую половину XIX – начало XX вв., когда труды западных авторов рассматривались как недостоверный и незначительный исторический источник. Второй период охватывает историографию советской эпохи, для которой характерна преемственность методологических подходов и традиций дореволюционной историографии, а также идеологический подход.

Третий период охватывает историографию постсоветского периода, когда у западных авторов при изучении истории и культуры Бухарского эмирата отмечается зарождение позитивных моментов. В этот период были изданы труды П. Хопкирка, Джона Кия, Анке фон Кюгельген и др., в которых отражены политические, социальные и культурные события Бухарского эмирата.

Рецензенты:

Ризоев Б.М., д.и.н., профессор кафедры международных отношений Таджикского государственного университета права, бизнеса и политики, г. Худжанд.

Давлатов Муллошо, д.и.н., профессор кафедры истории таджикского народа Таджикского государственного университета права, бизнеса и политики, г. Худжанд.


[1] Об этом см. Skrine F., Ross E. The Heart of Asia. History of Russian Turkestan and the Central Asian Khanates from the Earliest Times. - L., 1899;.Boulger D. England and Russia in Central Asia. - L., 1879. Vol. 1; Vambery A. The coming struggle for India. - L., 1885; Curzon G. Russia in Central Asia in 1889 and the Anglo-Russian Question. - L., 1889; Malleson. G. Herat: the granary and garden of Central Asia. - L., 1880; Dobson G. Russia's railway advance into Central Asia. - L., 1890.

[2] См. Wright George Fredorick. Asiatic Russia.- New York, 1903; Curtis W.E. Turkestan the beart of Asia. - New York, 1911; Pumpelli Raphael. Explorations in Turkestan with an account of the basin of Eastern Persia and Sistan. Expedition Rapbael Pampelly. - Washington, 1905.XII. 324 p; Henri Norman M.P. Travels and studies in contemporary European Russia, Finland, Siberia the Caucasia & Central Asia. - London, 1902. - P. 476; Graham Stephen. Through Russian Central Asia. - New York, 1916 and etc.

[3] См. Frazer-Tytler W.K. Afganistan. A study of political development in Central Asia. - Oxford, 1950; Greaves R.L. Persia and the defense of India, 1884–1892. - London, 1959; Wheeler G. The peoples of Soviet Central Asia. - London, 1966.

[4] См. Sykes P. A history of Afghanistan. In 2 vol. - London, 1940; Andrews C.F. The chalenge of the North-West Frontier. - London, 1937.


Библиографическая ссылка

Джурабаев Д.Х. ОТРАЖЕНИЕ ИСТОРИИ БУХАРСКОГО ЭМИРАТА В ИССЛЕДОВАНИЯХ ЗАПАДНЫХ АВТОРОВ // Современные проблемы науки и образования. – 2013. – № 6.;
URL: http://science-education.ru/ru/article/view?id=10774 (дата обращения: 14.12.2019).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074