Scientific journal
Modern problems of science and education
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,931

THE CONTENT OF ANGIOGENIC FACTORS, MARKERS OF APOPTOSIS AND PROLIFERATION IN NEWBORN INFANTS OF MOTHERS WITH PLACENTAL SYNDROME OVARIAN STIMULATION

Lipatov I.S. 1 Tezikov Y.V. 1 Martynova N.V. 1 Protasov A.D. 1 Bukreeva A.A. 1
1 Samara State Medical University
Для полноценной оценки течения беременности закономерно требуется учет состояния новорожденного, так как его адаптивные возможности напрямую связаны с процессом гестации. В статье представлены данные по содержанию ангиогенных факторов, маркеров апоптоза и клеточной пролиферации в рамках системы «мать-плацента-новорожденный» при осложненном дисфункцией плаценты течении беременности. Факторы ранней дезадаптации изучены у новорожденных от матерей с синдромом плацентарной стимуляции яичников, плацентарной недостаточностью. Под наблюдением находились 52 женщины с синдром плацентарной стимуляции яичников, 30 женщин с плацентарной недостаточностью и 30 здоровых беременных женщин и их новорожденные. В работе использованы ультразвуковые, морфологические методы, а также иммунофлюоресцентный и иммуноферментный анализы. В результате исследования изменения содержания факторов ангиогенной и иммунологической адаптации у новорожденных выделены критерии риска развития патологических состояний в раннем неонатальном периоде.
For a complete evaluation of pregnancy naturally requires consideration of the newborn state, as its adaptive capacity is directly related to the process of gestation. The article presents data on the content of angiogenic factors, markers of apoptosis and cell proliferation in the framework of the "placenta-newborn-mother" in complicated system dysfunction of the placenta during pregnancy. Factors early maladjustment studied in newborns from mothers with placental syndrome ovarian stimulation, placental insufficiency. The study included 52 women with placental ovarian stimulation syndrome, 30 women with placental insufficiency and 30 healthy pregnant women and their newborns. We used ultrasound, morphological methods, as well as immunofluorescence and enzyme-linked immunosorbent assays. As a result, the study factors of change in the content angiogenic and immunologic adaptation in the newborn risk criteria highlighted the development of pathological conditions in the early neonatal period.
dysfunction of the placenta
placental ovarian stimulation
placental insufficiency
growth factors
apoptosis
newborns

Несмотря на общепринятые представления об угнетенном состоянии яичников во время беременности, в настоящее время изучаются функциональные связи в системе «плацента-яичники» [3, 6]. В литературе описаны случаи увеличения размеров яичников, сохраняющиеся до второго триместра беременности, при стимуляции овуляции, многоплодной беременности (синдром гиперстимуляции яичников, мультифолликулярные яичники (МФЯ), лютеиновые кисты яичников) [9]. Описаны единичные случаи симметрично увеличенных МФЯ в первом триместре физиологической беременности как реакция на гормональную перестройку [4].

В последние годы на поздних сроках беременности с частотой 1 наблюдение на 300-400 родов описана аномальная реакция яичников на плацентарные ангиогенные факторы, морфологически выражающаяся в отеке стромы и поликистозе, увеличении размеров яичников в 1,5–5 раз, что является отклонением от «нормы беременности» и выделено в «синдром плацентарной стимуляции яичников» (СПСЯ) [7]. Данный патофизиологический ответ яичников на воздействие плацентарных факторов возникает как следствие длительной сенсибилизации гормональными препаратами гипоталамо-гипофизарно-яичниковой системы, применяемых как до беременности, так и во время беременности, с последующим формированием на поздних сроках гестации измененных яичников по типу «синдрома гиперстимуляции», при воздействии биологически активных веществ плацентарного происхождения (факторов роста, провоспалительных цитокинов, гистамина и других).

Гистологическая оценка плацент при СПСЯ позволила выделить основные морфологические проявления плацентарной недостаточности (ПН), характеризующиеся диссоциированным и ангиоматозным вариантами созревания ворсин, явлениями хорангиоза, компенсаторного ангиоматоза и пролиферативной активностью синцитиоторофобласта. То есть в данной клинической ситуации имеет место выраженная сосудистая реакция, обуславливающая плацентарную дисфункцию [2, 8]. На фоне данных изменений в плаценте гистологические изменения в яичниках характеризуются множеством кист, выстланных одно- и многорядным фолликулярным эпителием, полнокровием сосудов, отеком стромы и децидуальной реакцией стромы яичников. К группе высокого риска по развитию СПСЯ относят женщин, применявших с целью контрацепции, лечения гинекологической и акушерской патологии, индукции овуляции гормональные препараты. У 10,4 % женщин отсутствуют анамнестические данные о применении гормональных средств. В процессе филогенеза становления репродуктивной системы «не предусматривалась» возможность использования гормональных средств с лечебно-профилактической целью, поэтому важной задачей в работе акушер-гинеколога при назначении гормонов является контроль за состоянием репродуктивной системы с учетом того, что беременность может явиться триггерным фактором для срыва компенсаторно-приспособительных механизмов [1, 5].

Детальное изучение анамнеза, течения беременности, структуры и функциональных особенностей плаценты, течения послеродового периода закономерно требует оценки важнейшего звена системы «мать-плацента-плод-(новорожденный)» – состояния новорожденного, учитывая, что его адаптивные возможности напрямую связаны с процессом гестации.

Целью настоящего исследования явилась оценка содержания у новорожденных от матерей с синдромом плацентарной стимуляции яичников маркеров иммунологической и гемодинамической адаптации.

Материал и методы исследования

Под нашим наблюдением находились 52 беременные женщины с СПСЯ, 30 женщин с ПН, 30 здоровых беременных женщин. Диагнозы СПСЯ, ПН верифицировались с применением ультразвуковых, допплерометрических, морфологических, лабораторных методов обследования. Морфологическому исследованию подвергались биоптаты яичников, взятые во время операции кесарево сечение, и плацента. Группы беременных женщин были сопоставимы по возрасту, паритету, методу родоразрешения. Основным критерием включения беременных женщин в исследование были нормальные размеры и структура яичников в ранние сроки беременности (по данным ультразвукового исследования в 11–13 недель гестации). В случаях выявления во второй половине беременности при ультразвуковом исследовании МФЯ дополнительно проводилась углубленная ультразвуковая, допплерометрическая оценка состояния яичников. Плацентарный индекс рассчитывался как отношение массы плаценты к массе новорожденного. В сыворотке крови беременных женщин групп сравнения с применением методов иммуноферментного, биохимического анализов и наборов реактивов определяли концентрации фактора роста плаценты (ФРП), фактора некроза опухоли альфа (ФНОα), онкомаркера СА-125, гистамина.

Из обследованных новорожденных были сформированы 3 группы: I группу составили 52 новорожденных от женщин с СПСЯ; II группу – 30 новорожденных от женщин с ПН; III группу – 30 здоровых новорожденных от матерей с неосложненным течением беременности.

В крови новорожденных, взятой на 1–2, 5–7 сутки, определялось содержание ангиогенных факторов (сосудисто-эндотелиального фактора роста (СЭФР) – регулятор активности сосудистого эндотелия, гемодинамической адаптации в постнатальном периоде; общий IgE – маркер эндотелиальной дисфункции, регуляции сосудисто-эндотелиальной проницаемости, универсальный эффектор иммунного ответа; гистамин – вазоактивный биогенный амин), маркеров готовности к апоптозу (лимфоциты с фенотипом CD95+ (Л CD95+) – FasR – рецептор инициации апоптоза системы FasR-FasL; ФНОα – «лиганд смерти» и провоспалительный цитокин), маркеров пролиферации лимфоцитов (Л CD25+ – антиапоптотический фактор, рецептор к ИЛ2, к остимулятору пролиферации). Идентификацию Л CD95+, Л CD25+осуществляли методом иммунофлюоресцентного анализа с использованием моноклональных антител к поверхностным антигенам лимфоцитов человека, меченных FITSFab-фрагментами антимышиных иммуноглобулинов («МедБиоСпектор», Россия). Относительное количество Л СD95+ определяли на проточном цитометре Becton Dickinson FACS Calibur. Уровни общего IgE, СЭФР, ФНОα в сыворотке крови определяли методом иммуноферментного анализа с применением наборов реагентов (ООО «Протеиновый контур»; «Диатех-Э»; «P/Dsystems»). Для определения в крови концентрации гистамина применялся флюорометрический метод.

При обработке результатов применялась статистическая программа Statistica10.0. В работе использовались методы описательной статистики, корреляционного анализа в параметрическом и непараметрическом вариантах. Критическое значение уровня значимости принимали равным 0,05. Оценка значимости различий средних арифметических значений (M±δ, где δ – среднее квадратическое отклонение от среднего) проводилась с помощью критерия Стъюдента.

Полученные результаты и их обсуждение

Целенаправленное изучение анамнеза у 52 обследованных женщин с СПСЯ позволило выделить факторы риска аномальной реакции яичников на поздних сроках беременности. До беременности комбинированные оральные контрацептивы от 6 мес. до 5 лет применяли 17 (32,7 %) женщин. Лечение гормональными препаратами гинекологической и/или акушерской патологии проводилось у 29 (55,8 %) женщин, 6 (11,5 %) женщин не принимали гормональных препаратов. К факторам риска СПСЯ были отнесены: применение комбинированных оральных контрацептивов, наличие гинекологической патологии (миома, эндометриоз, кисты яичников, хронические воспалительные заболевания, бесплодие), в лечении которой применялись гормональные препараты; стимуляция овуляции; гормонотерапия во время беременности.

Из 52 наблюдений СПСЯ в 29 наблюдениях (55,8 %) патологические изменения яичников, по данным ультразвукового исследования, диагностированы в сроке 22–36 нед. беременности, в 23 наблюдениях (44,2 %) во время родоразрешения путем операции кесарево сечение.

В группе женщин с неосложненным течением беременности плацентарный индекс составил 0,2±0,005, в группе женщин с СПСЯ – 0,242±0,009 (p1-3<0,05), в группе женщин с ПН – 0,224±0,007 (p2-3<0,05). Количественная объективизация взаимосвязи между массой плаценты и массой плода в группах наблюдения показала более выраженное снижение массы плода относительно массы плаценты при ПН. Схожая закономерность отмечается и в группе с СПСЯ, где масса плаценты относительно преобладает над массой плода. Полученный плацентарный индекс при ПН не противоречит существующим взглядам на развитие фетоплацентарного комплекса при данном осложнении беременности, для которого характерна задержка роста плода на фоне нормальных размеров плаценты или её гипоплазии. Достоверно высокий плацентарный индекс при СПСЯ отражает выраженные сосудистые и циркуляторные изменения в плаценте при данном синдроме.

Учитывая отсутствие активирующего влияния плацентарных гормонов на ткань яичников на поздних сроках гестации, нами проведено исследование уровней ангиогенных факторов в динамике беременности (22–24 нед., 34–36 нед.) у женщин с СПСЯ в сравнении со здоровыми беременными и женщинами с ПН. Данные по содержанию ангиогенных факторов и онкомаркера СА-125 в обследованных группах беременных представлены в таблице 1.

Таблица 1

Содержание ангиогенных факторов и онкомаркера СА-125 в крови женщин групп сравнения в динамике беременности (M±δ) 

 

Пока-затель

Беременные с СПСЯ

(n=52)

Беременные с ПН

(n=30)

Здоровые беременные

(n=30)

22-24

нед

34-36

нед

22-24

нед

34-36

нед

22-24

нед

34-36

нед

ФРП

(пг/мл)

543±34*,**

489±28*,**

288±16*

189±13*

382±21

353±18

ФНОα

(пг/мл)

571±62*,**

926±84*,**

121±15*

682±54*

36±7

92±11

Гистамин (мкг/мл)

0,41±0,07*,**

2,88±0,15*,**

0,26±0,05*

0,49±0,06*

0,087±0,009

0,19±0,014

СА-125

(Е/мл)

45,1±6,3*

63,2±8,5*

47,3±5,9*

60,1±7,4*

28,6±4,7

25,0±4,3

* – результаты статистически значимо отличаются от данных по здоровым беременным – p<0,05;

** – результаты статистически значимо отличаются от данных по беременным с ПН – p<0,05.

Результаты лабораторных исследований показали достоверную разницу между показателями, характеризующими степень эндотелиальной дисфункции и регулирующими органный ангиогенез (в плаценте, яичниках), в группе женщин с СПСЯ по сравнению с группами сравнения. Увеличение концентрации ФНОα, гистамина у беременных с СПСЯ отражает динамику, характерную для беременных с ПН, при этом повышение содержания ФРП в крови можно объяснить повышенной активностью ангиогенеза и сосудистого эндотелия в плаценте, а возможно, и в яичниках. Онкомаркер СА-125 у всех обследованных беременных находился в пределах референсных значений, характерных для беременности. Повышение СА-125 у беременных с осложненным течением гестации можно объяснить патологическими изменениями в плацентарной и яичниковой тканях.

Повышение содержания ангиогенных факторов плацентарного происхождения не может односторонне влиять только на материнский организм, что и послужило основанием для исследования биологически активных маркеров ангиогенной и иммунологической адаптации у новорожденных от матерей с СПСЯ.

Содержание ангиогенных факторов, маркеров апоптоза и пролиферации лимфоцитов у новорожденных от матерей групп сравнения в динамике раннего неонатального периода представлено в таблице 2.

Таблица 2

Средние значения ангиогенных факторов, маркеров апоптоза и пролиферации лимфоцитов у обследованных новорожденных в динамике раннего неонатального периода (M±δ)

Лабораторные

показатели

Сутки

жизни

I группа

(n=52)

II группа

(n=30)

III группа

(n=30)

СЭФР,

пг/мл

1-2

185±16*,**

84±8*

126±12

5-7

61±9*

52±6*

82±7

общий IgE,

нг/мл

1-2

489±37*,**

326±24*

74±12

5-7

106±19*,**

63±12*

42±6

гистамин,

мкг/мл

1-2

0,19±0,03*,**

0,09±0,008*

0,06±0,005

5-7

0,09±0,006*,**

0,06±0,007*

0,04±0,006

 

Л CD95+, %, абс. ч. x 109

1-2

16,2±1,3*,**

0,69±0,11*,**

11,5±1,4*

0,45±0,12*

6,8±2,5

0,28±0,09

5-7

22,1±2,3*,**

1,1±0,17*,**

17,3±2,1*

0,71±0,15*

11,1±3,6

0,44±0,14

ФНОα,

пг/мл

1-2

228±27*,**

159±22*

15±1,2

5-7

94±16*,**

62±13*

12±0,6

 

Л CD25+, %,   абс. ч. x 109

1-2

2,1±0,3*,**

0,08±0,02*,**

2,7±0,4*

0,12±0,03*

6,5±2,6

0,29±0,08

5-7

3,2±0,4*

0,17±0,03*

3,5±0,6*

0,19±0,05*

7,6±2,8

0,31±0,11

* – разница статистически значима по сравнению со здоровыми новорожденными – p<0,05;

** – разница статистически значима по сравнению с новорожденными от женщин с ПН- p<0,05.

Анализ данных по содержанию СЭФР, общего IgE, гистамина в крови новорожденных на 1–2 сут и 5–7 сут жизни показал общую тенденцию: достоверное снижение изученных параметров к концу раннего неонатального периода, что, несмотря на различную количественную характеристику, свидетельствует об однонаправленном течении процессов адаптации в постнатальном периоде.

При этом следует отметить наличие достоверной разницы в содержании ангиогенных факторов как в 1–2 сут, так и в 5–7 сут у новорожденных от матерей с СПСЯ и ПН по сравнению со здоровыми новорожденными. Уровень СЭФР на 1–2 сут в I группе новорожденных был увеличен в 1,5 раза, во II группе – уменьшен в 1,5 раза по сравнению со здоровыми новорожденными. На 5–7 сутки отмечено достоверное (p<0,05), но более низкое содержание СЭФР по сравнению со здоровыми новорожденными (в I группе – в 1,3 раза; во II группе – в 1,8 раз), что может быть связано с увеличением рецепторов к изучаемому фактору роста.

В связи с наиболее высокой ассоциацией первых дней жизни с антенатальным периодом, вполне объяснимо значительное содержание в крови новорожденных I группы ангиогенных факторов плацентарного происхождения (СЭФР, общий IgE, гистамин). Отсутствие нормальных значений указанных факторов к концу раннего неонатального периода вполне может свидетельствовать о различной степени дезадаптации новорожденных от матерей с осложненным СПСЯ, ПН течением беременности. Функциональность системы «мать-плацента-плод (новорожденный)» подтверждает положительная высокая корреляционная связь между содержанием сосудистотропных факторов у беременных и их новорожденных (k от 0,81 до 0,93).

Анализ содержания маркеров про- и антиапоптотической активности показал достоверное преобладание первых как в 1–2 сут, так и к концу раннего неонатального периода. Наиболее высокое содержание лимфоцитов (Л CD95+), экспрессирующих Fas-антиген, и «лиганда смерти» (ФНОα) отмечены в группе новорожденных от матерей с СПСЯ по сравнению со здоровыми новорожденными – в 2,4 раза и в 15,2 раза (1–2 сут), в 2,5 раза и в 7,8 раза (5 сут) – соответственно. Высокое содержание лимфоцитов, готовых вступить в апоптоз, и проапоптотического цитокина также отмечено в группе новорожденных от матерей с ПН – увеличены в 1,6 раза и в 10,6 раза (1–2 сут), в 1,6 раза и в 5,2 раза (5–7 сут) – соответственно. Повышенная чувствительность лимфоцитов к запрограммированной клеточной гибели у новорожденных от женщин с СПСЯ может быть обусловлена усиленной выработкой как туморнекротического фактора, так и других ангиогенных веществ плацентарного происхождения, и дефицитом продукции факторов выживаемости.

Наиболее значимо недостаточная экспрессия на лимфоцитах рецептора к ИЛ 2 (CD25+), который является костимулятором, направляющим активированную клетку по пути пролиферации, а не программированной гибели, представлена в группе новорожденных от беременных с аномальной реакцией яичников по типу «синдрома гиперстимуляции». При этом данная закономерность более выраженная при СПСЯ (абсолютное содержание Л CD25+ меньше по сравнению со здоровыми новорожденными на 1–2 сут в 3,6 раза, на 5–7 сут – в 1,8 раза), несколько менее – при ПН (содержание Л CD95+ меньше на 1–2 сут в 2,4 раза, на 5–7 сут – в 1,6 раза), сохраняется до конца раннего неонатального периода. Верность заключений подтверждают данные как по относительному, так и по абсолютному содержанию Л CD25+ в динамике раннего неонатального периода. Особенности рецепторного аппарата лимфоцитов новорожденных от женщин с СПСЯ, ПН свидетельствуют о сдвиге баланса про- и антиапоптотических факторов в сторону проапоптотических и о большей степени негативной активации лимфоцитов, что неблагоприятным образом отражается на течении периода ранней адаптации у таких детей.

Заключение

Женщин, получавших до беременности и во время беременности гормональное лечение, следует относить к группе высокого риска по дисфункции плаценты и формированию синдрома плацентарной стимуляции яичников.

Значительные изменения содержания факторов ангиогенной и иммунологической адаптации у новорожденных в динамике раннего неонатального периода могут служить критерием риска развития патологических состояний.