Scientific journal
Modern problems of science and education
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,931

THEORETICAL BACKGROUNDS OF FORMAION OF MORAL EDUCATION IN SCOOLS IN THE 20-IES OF XX CENTURY IN THE REGION OF YENISEI SIBERIA

Belykh I.N. 1
1 Krasnoyarsk State Agricultural University
Статья посвящена теоретическим предпосылкам становления нравственного воспитания школьников в 20-е годы ХХ века в Приенисейской Сибири. Обосновано разделение данных предпосылок на эксплицитные и имплицитные. Эксплицитные предпосылки определялись политическими установками советского государства, регулирующими развитие единой трудовой школы, включая в себя документы Наркомпроса и Сибоно и указания органов народного образования на их реализацию, а также идеологические идеи представителей официальной педагогики и необходимость следования данным идеям. К имплицитным предпосылкам отнесена группа предпосылок, связанных с географическим, социальным и экономическим положением Приенисейской Сибири. Данные предпосылки носили противоречивый характер, с одной стороны, тормозя становление исследуемого процесса в соответствии с принципами единой трудовой школы, с другой – способствуя ему. В процессе рассмотрения эксплицитных предпосылок выделено два этапа в осмыслении проблемы нравственного воспитания учащихся советской школы в 20-е годы ХХ века: «этап зарождения революционной нравственности» (1917–1920 гг.) и «этап идеологической детерминированности» (1920–1931 гг.).
The article is devoted to theoretical backgrounds for the development of moral education in schools in the 20 years of the twentieth century in the Region of Yenisei Siberia. Explanatory backgrounds was defined with political attitudes of the USSR, regulating the development of a unified labor school, including documents of the People´s commissariat for education and the Siberian department of national education. And it includes the guidance of the educational authorities to implement them, as well as representatives of the official ideological ideas of pedagogy and the need to follow these ideas. There are several backgrounds connecting with the geographical, social and economic situation of the Region of Yenisei Siberia. These backgrounds were contradictory, on the one hand, it is the inhibiting of the formation of the test process in accordance with the principles of the Unified Labor School, on the other – it helps him. In the course of consideration of Explanatory backgrounds it was allocated two stages in judgment of a problem of moral education of pupils of the Soviet school in the 20th years of the XX century/ they are: "the birth of the revolutionary stage of morality" (1917-1920) and "stage ideological determinacy" (1920-1931).
theoretical backgrounds
explanatory backgrounds
formation
moral education
Region of Yenisei Siberia
20-ies of XX century
Духовно-нравственное воспитание школьников является  одной из приоритетных задач модернизации современного российского образования. Одним из путей успешного решения данной задачи является обращение к идеям и богатому историческому опыту нравственного воспитания, имеющимся в отечественном образовании, которые могут быть эффективно использованы при их глубоком переосмыслении. 20-е годы ХХ века в России являлись периодом, в который на фоне глубоких политических и общественных перемен переосмысливались как общие цели воспитания, так и его отдельные направления. Выбор региона - Приенисейской Сибири - связан с тем, что он являлся одним из наиболее крупных и одновременно удаленных от центра России, что позволяет конкретизировать знание о становлении нравственного воспитания в советской школе. 

Цель исследования - выявить и охарактеризовать теоретические предпосылки становления нравственного воспитания школьников в 20-е годы ХХ века в Приенисейской Сибири. Источниковой базой исследования явились документы и материалы, изданные Наркомпросом и Сибоно, источники, содержащиеся в фондах Архивного агентства администрации Красноярского края, труды известных педагогов исследуемого периода, материалы периодических изданий.  В исследовании использовались следующие методы: историко-структурный, конструктивно-генетическоий, историко-ретроспективный, историко-типологический и метод контекстуального анализа.

Результатом исследования стало: 1) выявление и характеристика теоретических предпосылок становления нравственного воспитания школьников в 20-е годы ХХ века в Приенисейской Сибири, разделение их на эксплицитные, явно выражавшие политические установки советского государства, и имплицитные, контекстно обусловливавшие исследуемое становление; 2) выделение двух этапов в осмыслении проблемы нравственного воспитания учащихся советской школы в послереволюционный период: «этапа зарождения революционной нравственности» и «этапа идеологической детерминированности». Обоснуем полученные результаты.

Эксплицитные предпосылки. Значимость влияния политики, идеологии и законодательных реформ на  становление нравственного воспитания школьников в 20-е годы ХХ века в советской школе в целом и в Приенисейской Сибири в частности позволяет выделить группу эксплицитных предпосылок как предпосылок, явно выражающих установки советского государства, которые  определяли характерные признаки исследуемого становления. К ним следует отнести: 1) документы Наркомпроса и Сибоно и указания органов народного образования на их реализацию; 2) идеологические идеи представителей официальной педагогики и необходимость следования данным идеям.

Выявление теоретических предпосылок любого историко-педагогического процесса невозможно без обращения к официальным документам, регламентирующим любые значимые изменения в сфере образования. Таким образом, в качестве первой, явно выраженной предпосылки становления нравственного воспитания школьников в 20-е годы ХХ века в Приенисейской Сибири, обозначим документы Наркомпроса и Сибоно, а также указания органов народного образования на их реализацию. Данные документы в контексте нашего исследования можно разделить на следующие группы: 1) определившие светскость нравственного воспитания («О передаче дела воспитания и образования из духовного ведомства в ведение Народного Комиссариата по просвещению», «О свободе совести, церковных и религиозных обществах»); 2) утверждавшие его общественный и трудовой смысл, раскрывающие ценность труда, сознательной дисциплины и ученического самоуправления как средств нравственного воспитания («Основные принципы единой трудовой школы», «Положение о единой трудовой школе», «Объяснительная записка о трудовых процессах в единой трудовой коммунистической школе», «Положении об организациях учащихся в школах второй ступени» и другие);  3) контекстно выражающие содержание нравственного воспитания школьников («Устав единой трудовой школы», «Проект нового устава Единой Трудовой Школы», «Новые программы единой трудовой школы первой ступени», «Сибирский вариант программ ГУСа» и другие) [6].

 Развивавшиеся идеологические идеи представителей официальной педагогики в 20-е годы ХХ века в России служили ориентиром в период поиска нового содержания учебно-воспитательного процесса, его форм и методов, что позволяет отнести их к теоретическим предпосылкам становления нравственного воспитания школьников в Приенисейской Сибири. Утверждение классовых ценностей в обществе после революции 1917 года, пришедших на смену традиционным для царской России духовно-нравственным ценностям, носившим общечеловеческий характер, обусловило  критическое отношение к понятиям «мораль» и «нравственность» и, как следствие, «нравственное воспитание».  До 1920 г. наряду с критикой религиозных основ нравственного воспитания со стороны официальной педагогики (Н. К. Крупская, А. В. Луначарский и др.) наблюдалась дискуссионность в решении вопроса о сущности, содержании и значимости нравственного воспитания (сибирская педагогическая публицистика). Вместе с тем нравственное воспитание наполнялось новым, «революционным содержанием». Данное «революционное» содержание, основанное на идеях воспитания в духе коллективизма, коммунистического отношения к труду, формирования внутренней дисциплины, соответствовало ценностям классовой борьбы, и было отражено в трудах П. П. Блонского, Н. К. Крупской, А. В. Луначарского и других педагогов [5]. В этой связи первоначальный этап осмысления проблемы нравственного воспитания учащихся советской школы - 1917-1920 гг. - может быть обозначен как «этап зарождения революционной нравственности».

Начало второго этапа (1920-1931 гг.) ознаменовала речь В. И. Ленина на III съезде комсомола «Задачи союзов молодежи», который ввел понятия «коммунистическая нравственность» и «воспитание коммунистической нравственности», указывая на смысловое соответствие понятий «коммунистическое воспитание» и «нравственное воспитание». Это определило становление нравственного воспитания школьников в данный период: понятия «коммунистическое воспитание» и  «нравственное воспитание», «воспитание коммунистической нравственности» и «воспитание коммунистической морали» рассматривались как однозначные или взаимодополняющие (Н. К. Крупская, А. В. Луначарский, А. П. Пинкевич, В. Н. Шульгин и другие). Одновременно происходил процесс редуцирования понятия «нравственное воспитание», отказ от его активного использования как педагогической категории вследствие того, что данное понятие свойственно буржуазной педагогике («Педагогическая энциклопедия» под ред. А. Г. Калашникова). Следует также отметить, что понятия «воспитание коммунистической нравственности» и «воспитание коммунистической морали» в 20-е годы ХХ века в советской педагогике не получили полного содержательного оформления, разрабатывались только их отдельные аспекты) [6].

В результате изучения педагогических первоисточников данного периода установлено, что в содержание нравственного воспитания включались: «борьба за укрепление и завершение коммунизма» как основа нравственного воспитания (В. И. Ленин); «выработка привычки регулировать свое поведение принципами коммунистической морали» (Н. К. Крупская); формирование коллективизма, сознательной дисциплины (Н. К. Крупская, В. И. Ленин, А. В. Луначарский, А. С. Макаренко, А. П. Пинкевич и другие); сплоченности, солидарности (В. И. Ленин, А. П. Пинкевич), чувства «высокого уважения к личности», умения ставить свои интересы ниже общих интересов, умение с энтузиазмом реагировать на все явления социалистической борьбы и социалистического творчества и другие (А. В. Луначарский); «героическая борьба за коммунизм», пролетарская солидарность, образование социального чувства, чувства уважения к своему товарищу, чувства взаимопомощи (А. П. Пинкевич); борьба со старым укладом в школе, с «пережитками буржуазного воспитания», с разрозненностью мальчиков и девочек и их противоборством, с презрением к бедности, с культом роскоши и мещанством (В. Н. Шульгин). Сибирские педагоги  (Д. Е. Воронов, Н. Никулин, А. Оносовский, Е. Соколова, А. Сократов, А.Топоров и другие) поддерживали содержание нравственного воспитания школьников, соответствующее идеологическим установкам официальной педагогики [4]. Таким образом, данный этап осмысления проблемы нравственного воспитания учащихся советской школы может быть обозначен как «этап идеологической детерминированности».

Имплицитные предпосылки. Анализ источников, содержащихся в фондах Архивного агентства администрации Красноярского края, педагогической публицистики, региональных историко-педагогических и исторических исследований, позволяет выделить предпосылки, с одной стороны, препятствовавшие становлению исследуемого процесса в соответствии с принципами единой трудовой школы, определявшие недостаточную эффективность нравственного воспитания и неравномерный характер его становления в школах Приенисейской Сибири, с другой - способствовавшие становлению данного процесса в исследуемом регионе в соответствии с новыми воспитательными принципами. Гипотетический характер выделения предпосылок позволяет отнести их к группе имплицитных, не явно выраженных, только контекстно обуславливавших становление исследуемого процесса.

Рассмотрим предпосылки, препятствовавшие становлению нравственного воспитания школьников. 1. В середине 1918 года в Сибири произошла смена власти, Временным Сибирским правительством были прекращены начатые мероприятия по введению в жизнь советских постановлений и декретов в области школы. Воспитание учащихся в 1918-1919 гг. в Енисейской губернии продолжало основываться на формировании религиозно-нравственных чувств учащихся. Только с января 1920 года в связи с установлением Советской власти в Сибири школьное образование, в частности и нравственное воспитание учеников, начинает изменяться в соответствии с официальными и нормативными документами Наркомпроса и Сибоно: прекращается преподавание Закона Божьего; Педагогические Советы реорганизуются в Школьные Советы с представителями от учащихся; в учебно-воспитательный процесс внедряется общественно-полезный труд учащихся  [3].

2. Удаленность Приенисейской Сибири от центра страны и большие расстояния между уездными отделами народного образования и окраинами исследуемого региона обуславливали несвоевременность получения официальных и нормативных документов Наркомпроса и Сибоно,  литературы и  руководящих указаний методического характера [8]. 

3. Материальная необеспеченность органов народного образования в Сибири и региональных школ приводила к тому, что не хватало средств для качественного выполнения циркуляров и инструкций Наркомпроса и Сибоно, для приобретения необходимого количества методической и педагогической литературы. Выработанные Наркомпросом программы школ, имевшие «новый» нравственный смысл, оказались трудновыполнимыми для осуществления в сибирских условиях, так как качественное выполнение программ требовало соответствующей литературы [8].

4. Неприятие сельским населением новых принципов школьного воспитания было связано с отменой преподавания Закона Божьего и со столкновением духовно-нравственного семейного воспитания, основанного на формировании религиозных чувств, и светским характером нравственного воспитания, основанным на приобщении к идеалам классовой борьбы. Крестьяне также в целом с большим недоверием относились к трудовой школе. В новой школе учащиеся во многом подчинялись решениям коллектива, тогда как в старой школе всем руководил учитель. Главенствующая роль детского коллектива в организации школьной жизни была непонятна родителям, детские собрания часто воспринимались как пустая забава. Кроме того, нравственное воспитание детей в русской крестьянской семье в дореволюционный период осуществлялось в духе послушания и покорности. В связи с этим крестьяне, воспитывавшие детей в соответствии с данными традициями, выступали против свободной дисциплины и требовали возвращения наказаний в школу [7].

Недостаточная эффективность нравственного воспитания  в исследуемом регионе в 20-е годы ХХ века была обусловлена: 1) снижением роли семьи в передаче традиционных нравственных ценностей подрастающему поколению; 2) стремительным ростом антиобщественных явлений в молодежной и детской среде. В 20-е годы ХХ века в исследуемый период в Восточной Сибири происходил распад семейно-бытового уклада крестьянства, на что негативно повлияли политика государства в области крестьянских хозяйств, изменение семейного законодательства, внедрение солдатами, вернувшимися с фронтов мировой и гражданских войн, новых понятий о жизни в деревню. Несмотря на то, что крестьянская семья в исследуемый период в Приенисейской Сибири по-прежнему оказывала значительное влияние на нравственное воспитание детей, в 20-е годы назревал конфликт между старшим и младшим поколением, приводивший к состоянию нравственного кризиса в обществе. Снижение социального контроля государства над обществом в послевоенные годы, тяжелые жизненные условия способствовали стремительному росту детской преступности, хулиганства и воровства. Внешкольное времяпрепровождение учеников на улице происходило в условиях стремительного роста антиобщественных явлений в молодежной  и детской среде [9].

Многонациональность Приенисейской Сибири в 20-е годы ХХ века являлась сдерживающей предпосылкой планомерного становления нравственного воспитания в школе. Обеспеченность учебниками в национальных школах была ниже, чем в русских. Большая часть национальных учебников была не приспособлена к комплексным программам, которые касались  вопросов нравственного воспитания школьников. Процесс секуляризации национальных меньшинств также происходил гораздо менее интенсивно, чем среди русского населения, что препятствовало внедрению светского характера нравственного воспитания [1. Д. 96. Л. 67]. Данные обстоятельства привели к тому, что становление нравственного воспитания учащихся в национальных школах,  особенно  в татарских сельских школах, которых было достаточно много в исследуемом регионе, происходило медленнее, чем в русских.

Далее рассмотрим предпосылки, способствовавшие становлению нравственного воспитания школьников в 20-е годы ХХ века в Приенисейской Сибири в соответствии с новыми воспитательными принципами. Данные предпосылки наметились уже в первой половине 20-х годов. К ним относились: некоторое улучшение отношения населения к школе [1. Д. 129. Л. 84-85]; стабилизация условий работы школ (главным образом, городских) [1. Д. 129. Л. 84-85]; организация по уездам районных съездов учащих (учителей), что  способствовало осознанию учителями необходимости изменения школьной работы в соответствии с принципами единой трудовой школы [1. Д. 48. Л. 9]; начало обновления школьных библиотек, книги духовно-нравственного содержания были исключены из школьных библиотек и отданы в храмы [1. Д. 72. Л. 27а], что не допускало возможности использования педагогами данных книг в учебно-воспитательном процессе.

Во второй половине 20-х годов становлению нравственного воспитания учащихся способствовало: повышение уровня политической грамотности учителей [2. Д. 40. Л. 27; 294. Оп. 1. Д. 5. Л. 30]; улучшение уровня обслуживания учителей методической помощью [2. Д. 4. Л. 287-288]; рост темпов самообразовательной работы учительства [2. Д. 4. Л. 287-288]. Данные предпосылки, с нашей точки зрения, обусловили более четкое понимание учительством идей советской трудовой школы, более сознательное отношение его к работе, что положительно сказывалось на исследуемом процессе [2. Д. 17. Л. 249].

Таким образом, эксплицитные и имплицитные предпосылки становления нравственного  воспитания школьников в Приенисейской Сибири в 20-е годы ХХ века в совокупности носили революционно-преобразовательный характер и были связаны, во-первых, с политикой советского государства в сфере образования, во-вторых, с географическим, экономическим и социальным положением региона.

Выводы. 1. Теоретические предпосылки становления нравственного воспитания школьников в 20-е годы ХХ века в Приенисейской Сибири носят как эксплицитный, явно выраженный, так и имплицитный, скрытый характер. К эксплицитным предпосылкам относятся документы Наркомпроса и Сибоно и указания органов народного образования на их реализацию, а также идеологические идеи представителей официальной педагогики и необходимость следования им.  Имплицитные предпосылки, обусловленные географическим, экономическим и социальным положением региона в исследуемый период, носят противоречивый характер, с одной стороны, препятствуя становлению исследуемого процесса в соответствии с принципами единой трудовой школы, определяя недостаточную эффективность нравственного воспитания, его неравномерный характер, с другой - способствуя данному процессу.

2. Проблема нравственного воспитания учащихся советской школы в послереволюционный период осмысливалась официальной педагогикой в два этапа: «этап зарождения революционной нравственности» (1917-1920 гг.) и «этап идеологической детерминированности» (1920-1931 гг.).

Рецензенты:

Игнатова В. В., д.п.н., профессор, зав. кафедрой психологии и педагогики ФГБОУ ВПО «Сибирский государственный технологический университет», г. Красноярск;

Шилов А. И., д.п.н., профессор, зав. кафедрой общей педагогики и образовательных технологий ФГБОУ ВПО «Красноярский государственный педагогический университет им. В. П. Астафьева», г. Красноярск.