Scientific journal
Modern problems of science and education
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,931

DYNAMICSOF SOCIAL ANDPOLITICAL PROCESSES: AN OVERVIEW OF RESEARCH

Sadykova Kh.N. 1
1 Federal STATE budgetary educational institution of higher professional education "Tyumen State oil and gas University
Анализируются научные статьи, опубликованные российскими и региональными социологами на страницах журналов «Вестник Тюменского нефтегазового университета. Региональные и социальные процессы», «Известия вузов. Социология. Экономика. Политика» в 2006-2015 гг. Выбор Тюменской области обусловлен автором тем, что она является сложным территориально-экономическим комплексом, являющимся сегодня в своем развитии самым стабильным регионом Российской Федерации. Показано, что тюменская молодежь обнаруживает внешнюю угрозу со стороны проводимых правительством реформ как в системе образования и воспитания под воздействием западной идеологии, так и в политической системе. При этом население Тюменского региона придерживается традиционных патерналистских взглядов и основную ответственность за решение проблем детей и молодежи, за организацию их жизнедеятельности относит к ведению государства и государственных институтов. Научный обзор результатов эмпирических исследований социологов подтверждает вывод ученых и политиков о том, что социально-политическая ситуация в Тюменской области характеризуется высоким уровнем стабильности.
Reviewed scientific articles published by Russian and regional sociology in magazines Bulletin of the Tyumen Oil and Gas University "Regional and social processes", Proceedings of the universities "Sociology. The Economy. Policy "in 2006-2015,. The choice of the Tyumen region is due to the author of the fact that it is a complex territorial and economic complex, which is now in its development the most stable region of the Russian Federation. It is shown that the Tyumen youth detects an external threat from the ongoing government reforms in the system of education and training under the influence of Western ideology and the political system. In this case, the population of the Tyumen region adheres to traditional paternalistic attitudes and the primary responsibility for solving the problems of children and youth, for the organization of their life relates to the conduct of the state and public institutions. Scientific review of the empirical research supports the conclusion of sociologists and political scientists that the socio-political situation in the Tyumen region is characterized by a high level of stability.
stability.
youth
the economic crisis
social and political reform
socio-political situation

Тюменская область является крупнейшим регионом России, в составе которой находятся два автономных округа: Ханты-Мансийский и Ямало-Ненецкий, образованные 10 декабря 1930 г. На территории Тюменской области расположено 28 городов, наиболее крупные из них Сургут, Нижневартовск, Тобольск, Нефтеюганск, Ноябрьск,Новый Уренгой. Население области превышает 3 млн человек. По размерам территории область занимает третье место в Российской Федерации, по числу жителей - тринадцатое. Тюменская область относится к числу регионов России с многонациональным составом населения, здесь проживают представители 143 национальностей, наиболее многочисленными среди них являются русские, украинцы и татары.

Тюменская область - это сложный территориально-экономический комплекс, являющийся на сегодняшний день в своем развитии одним из самых стабильных регионов Российской Федерации. В Ханты-Мансийском (ХМАО) и Ямало-Ненецком (ЯНАО) автономных округах, занимающих 89% территории, ведется основная нефте- и газодобыча, дающая в общей сложности 94% товарной продукции области. В соответствии с действующей Конституцией РФ и Федеративным договором они являются самостоятельными субъектами Федерации [3]. Этим обусловлен интерес автора к социально-политическим процессам, протекающим в регионе. Динамику процессов рассмотрим на основе анализа научных статей, опубликованных российскими и региональными социологами на страницах журналов «Вестник Тюменского нефтегазового университета. Региональные и социальные процессы», «Известия вузов. Социология. Экономика. Политика» в 2006-2015 гг.

Десять лет назад Бабакова Л.Б. обратила внимание на то, что российское общество с конца 1990-х годов находится в состоянии острого социокультурного кризиса, что проявляется в росте преступности, жестокости и насилия, наркомании, алкоголизма и проституции. Среди причин называются:

- крушение моральных ценностей советского периода и еще не сложившаяся другая цельная система воспитания;

- информационная агрессия СМИ, которая приводит к деформации общечеловеческих ценностей;

- влияние молодежных субкультур (проявление национализма, неофашизма, сатанизма и др.);

- кризис семейного воспитания, когда семья не является образцом привития традиционных черт характера, таких как добросовестность, честность, трудолюбие, уважение к старшим.

При этом обращается внимание на то, что на телевидении и в печати зафиксировано множество фактов, свидетельствующих о прямом воздействии ТВ и прессы на реальные события, на поступки детей и подростков, которые зачастую не могут отличить реальную жизнь от того, что видят в СМИ.

На основании проведенных исследований Бабакова Л.М. предлагает, наряду с формированием у будущих граждан уважения к закону, подлинным духовным ценностям, общепринятым нормам поведения, разработать механизм защиты от разрушительного воздействия на юношество некачественной, с точки зрения эстетики и морали, информационной и другой аудиовизуальной «продукции» [1, с. 40-45].

В данном контексте следует привести результаты собственного исследования автора, проведенного в 2013-2014 гг. среди жителей областного центра [9; 11]. Результаты опроса показали, что молодежь обнаруживает внешнюю угрозу со стороны проводимых правительством реформ как в системе образования и воспитания под воздействием западной идеологии, так и в политической системе. Старшее поколение более «осторожно в своих мнениях», полагая, что все предложенные варианты (причины) имеют место быть практически в равной степени. Тем не менее такие причины, как проводимые властью социальные и экономические реформы, вхождение России в мировое сообщество (глобализация), изменения в системе образования и воспитания, разрыв связей между поколениями, имеют скорее гендерный дифферент, прочие - возрастной (поколенный) [15].

На волне структурированного мнения опрашиваемых автор конкретизирует систему проблем, обусловленных поколенными различиями. При ответе на этот вопрос отслеживается явная поляризация в методологическом подходе респондентов, т.к. молодые «уповают» на разные ценностные установки, а «старики» - на разницу жизненного опыта, и если первые заключают свои суждения в формальные (статичные) рамки, то вторые - в процессные (динамичные) - когда молодёжь не «желает слушать и учиться». Это концептуальный вывод, т.к. дифференциация обнаруживается по другим аспектам, и бытующие межпоколенные предустановки не позволяют конкретизировать и проанализировать истинные причины затруднений во взаимодействии поколений. Таким образом, данная проблема обозначается в сфере коммуникативного обмена и затруднений в этой сфере [9].

Исследования Мехришвилли Л.Л. показали, что большинство опрошенных респондентов не удовлетворены современным положением детей, отношением государства и общества к институту детства, к решению проблем развития, социализации и защиты детей как в России в целом, так и в Тюменском регионе. При этом наиболее значимыми критериями оценки положения и развития детей, по мнению респондентов, являются образование, здоровье, нравственность и материальное благосостояние. Недостатком современной системы образования является ограничение доступа детей к образованию, прежде всего таких групп детей, как дети из бедных семей, малообеспеченных, неполных семей, семей беженцев и семей, проживающих в сельских районах Тюменского региона.

Результаты проведенного социологического исследования показали, что население Тюменского региона придерживается традиционных патерналистских взглядов и основную ответственность за решение проблем детей, за организацию их жизнедеятельности относит к ведению государства и государственных институтов [4]. Поэтому автор предлагает перечень первоочередных мер, требующих реализации:

1)             разработка государственной и региональной концепции социальной политики в отношении детей;

2)             реорганизация системы социальной защиты детей;

3)             совершенствование нормативно-законодательной базы, регламентирующей условия жизнедеятельности детей [4].

Анализ результатов проведенного социологического исследования дает основания сделать следующие выводы.

Н.В. Омелаенков своих исследованиях подняла к обсуждению вопрос формирования межэтнической толерантности молодежи. Рассматривая мнения специалистов региона об эффективности государственных и региональных программ, она сформулировала предложения для улучшения межэтнических отношений:

1)   привлечь научный потенциал страны для создания Новой государственной Концепции национальной политики;

2)   работать над правовой культурной и юридической грамотностью молодежи;

3)   продолжать этнокультурное образование молодежи, ввести в общеобразовательные программы предметы «Азбука толерантности» и «Национальные культуры»;

4)   заниматься профилактикой национальной розни и экстремизма в молодежной среде, постоянно просвещать молодежь, привлекать ее для участия в совместных проектах, развивать культуру межнационального общения;

5)   создавать и финансировать региональные программы, направленные на формирование установок толерантного сознания;

6)   использовать средства массовой информации, социальную рекламу и сеть Интернет в работе по поддержанию межнационального мира и согласия;

7)   совершенствовать миграционную политику, принять законы, направленные на культурную и правовую адаптацию мигрантов [7].

Интерес представляют результаты практического социологического исследования, проведенного О.В. Халлисте, посвященного изучению степени интереса к политическим событиям современной российской и эстонской молодежи. Автором выявлена прямая зависимость между частотой проявляемого интереса и уровнем образования молодых людей, в то время как зависимости от возраста в выделенной группе не обнаружено. Проявление интереса к политике является одной из первичных форм участия в политической жизни, хотя и пассивного.

Как видим, интерес к политике среди молодежи повышается. Это подтверждают и данные исследований Фонда общественного мнения, по результатам которых в 2002 году политикой интересовались 32% молодежи, а в феврале 2008 года - 34%, а спустя шесть месяцев доля интересующихся политикой молодых людей существенно возросла, составив 42%. Для молодежи, традиционно имеющей много других увлечений, такой интерес к политике можно расценивать как довольно высокий. Повышение интереса к политике фиксируют и результаты студенческого опроса, проведенного в рамках этого же проекта «Поколение - ХХI»: доля учащихся вузов, интересующихся политикой, возросла с 56 до 62%. Однако исследователи отмечают, что рост политизированности обеспечивается прежде всего повышением интереса к новостям, к информации о заметных событиях, а не к политической жизни в целом [14,с. 32-36.].

Диагностирование современного состояния трансформаций российского общества служит отправной точкой, по мнению М.Н. Просековой, для выстраивания стратегии и тактики дальнейших преобразований общества в направлении к гражданскому обществу и правовому государству [8].

В своих исследованияхГ.М. Заболотная анализирует социальные практики гражданского общества, дающие основание определять его как «сервисное» либо как политизированное общество. Автор выделяет основные проблемы развития социального капитала российских некоммерческих организаций, рассматривает факторы, определяющие политическую мобилизацию гражданского общества, и последствия последнего для развития процессов демократизации.

По ее мнению, как на государстве, так и на гражданском обществе лежит ответственность за то, чтобы политизация общественных настроений не привела к поляризации и расколу общества. И если задача гражданских структур в подобной ситуации заключается в том, чтобы трансформировать «общественное недовольство в рациональные и ответственные сигналы властным структурам», то задача органов власти - вовремя услышать эти сигналы и откорректировать проводимый социально-экономический  и политический курс, сделать прозрачными для общественного контроля принимаемые решения и действия [2].

Исследования последних лет показывают, что в России все шире и яснее проявляются признаки гражданского общества. Через заданные индикаторы социологического мониторинга Н.Г. Хайруллина и Е.М. Воробьев проследили динамику развития гражданского демократического общества в 2013 г. Оценку развития институтов гражданского общества на мировоззренческом уровне они фиксировали через агрегированные показатели: отношение к политике; участие в выборах и доверие населения к государственным структурам власти и гражданским общественным организациям.

Опрос общественного мнения в Тюменской области во 2-м полугодии 2013 г. зафиксировал снижение числа респондентов, «интересующихся политикой». Данный индикатор, снижавшийся с 1-го полугодия 2011 г. до конца 2012 г., вернулся к уровню 2011 г. и составил 46,1%. Авторы это объясняют событиями, произошедшими в политической жизни общества. С конца 2012 года набирали обороты события в Египте, Сирии, коррупционные скандалы, связанные с российскими политиками, продолжающиеся разоблачения американского агента и др. «Совершенно» или «скорее» не интересной во 2-м полугодии 2013 г. политика была для каждого четвертого тюменца (25,2%). Для сравнения, в 1-м полугодии 2013 г. таких было 24,7% респондентов; их доля за полгода возросла на 0,5%. Число тех, кто интересуется политикой «от случая к случаю», выросло на 3,9% по сравнению с 1-м полугодием 2013 г. и составило 28,9% [11-13].

Гражданское общество предполагает развитие различных институтов, и в этой связи приобретают актуальность вопросы политики российского государства в сфере свободы совести. Так, Р.М. Мухаметзянова-Дуггал рассматривает актуальные вопросы возвращения государством имущества религиозного назначения религиозным организациям, а также оказания государственной помощи в формировании отечественной системы подготовки священнослужителей.Таким образом, политика современного российского государства в сфере свободы совести направлена на поддержку основных конфессий России: православия, ислама, буддизма и иудаизма [5].

Государственную поддержку «традиционных» конфессий следует расширять, поскольку от этого зависит и процесс адаптации трудовых мигрантов, которые продолжают прибывать в Тюменскую область из Центральной Азии и Кавказа. Н.Р. Насырова раскрывает проблемы в отношении прав мигрантов в России, касающиеся их трудовой деятельности, социального обеспечения, пребывания на территории России, предлагает конкретные мероприятия по совершенствованию трудового законодательства.

Рассмотренными вопросами не исчерпывается обозначенная проблема. Автор констатирует, что в указанной сфере не используются возможности института уполномоченных по правам человека. Главной причиной относительной значительности вопросов трудового права в практическом обыкновении уполномоченных по правам человека, скорее всего, является достаточное внимание со стороны самих этих структур к трудовому праву [6].

Таким образом, научный обзор результатов эмпирических исследований социологов, опубликованных на страницах журналов«Вестник Тюменского нефтегазового университета.Региональные социальные процессы», «Известия вузов. Социология. Экономика. Политика» в 2006-2015 гг., позволил проследить динамику социально-политической ситуации в регионе, провести сравнительный анализ протекающих процессов, сформулировать определенные выводы. Полученные данные подтверждают вывод о том, что социально-политическая ситуация в Тюменской области характеризуется высоким уровнем стабильности.

Рецензенты:

Силин А.Н.,д.соц.н., профессор кафедры маркетинга и муниципального управления ФГБОУ ВПО «Тюменский государственный нефтегазовый университет», г.Тюмень;

Хайруллина Н.Г.,д.соц.н., профессор кафедры социологии ФГБОУ ВПО «Тюменский государственный нефтегазовый университет», г.Тюмень.