Scientific journal
Modern problems of science and education
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,791

ORIENTALISMS IN THE LANGUAGE MODEL WORLD OF MODERN RUSSIA

Mukhina N.N. 1
1 North-Ossetian State University (Vatutin st., 44-46, Vladikavkaz, Republic of North Ossetia
В данной статье рассматриваются лексические изменения в современном русском языке, свидетельствующие об эволюции языковой картины мира. Отмечается влияние процесса заимствования на коммуникативное сознание носителей языка. При этом подчеркивается важная роль процесса неологизации, который дает возможность увидеть, что актуально для определенного этноса в тот или иной период. Активное течение процесса лексического заимствования в современном русском языке обусловлено изменениями в общественно-политической среде страны, идеологическими преобразованиями в современном обществе. Следует отметить, что на современном этапе наблюдается как альтернатива западному восточное влияние, активизировавшееся в связи с изменением вектора развития России начала ХХI века и ориентацией на восточные страны. Анализируя современные ориентализмы можно отметить, что заимствуются не только слова, номинирующие реалии, а также слова, характеризующие различные абстрактные понятия и влияющие на когнитивно-ценностные установки носителей русского языка.
The article deals with the lexical change in modern Russian, declaring the evolution of a language model of the world. It noted the influence on the process of borrowing communicative consciousness of native speakers. Thus stands out the important role of neologization process, which allows to see what is relevant to a particular ethnic group in one time or another. Active course of the process of the lexical borrowing in modern Russian language due to changes in the social and political environment of the country, ideological transformations in modern society. It should be noted that at this stage there is an alternative to western by oriental influence, which intensifies in the change of the development vector of Russia in the early ХХI century and focusing on Oriental countries. Analyzing modern orientalisms it should be noted that there are borrowed not only words, which are nominating the realities but the words that characterize various abstract concepts and words affecting cognitive-value orientations native speakers of Russian.
orientalism
oriental borrowings
neologization
model of the world
conceptual model of the world
language model of the world.

В связи с актуальностью изучения проблем соотношения языка, культуры и мышления следует говорить о переходе современной лингвистики на новую парадигму научного знания - культурно-когнитивную; отсюда и особая значимость исследований, посвященных проблемам описания языковой и когнитивной картин мира [5, с. 402].

Языковая картина мира - это отраженный средствами языка образ сознания - реальности. Языковую картину мира принято отличать от концептуальной или когнитивной картины мира, которая является основой языкового воплощения, словесной концептуализации знаний человека о мире [4, с. 46].

В научной литературе достаточно подробно освещен вопрос о западном влиянии на современную русскую концептуальную и языковую картину мира [Колесов 1999, 2006; Шапошников 2006; Шестак 2007].

Цель настоящей статьи - показать на примере новых восточных заимствований усиление восточного влияния на русскую языковую систему, а именно на ее словарный состав.

Среди множества мнений о сущности понятия языковой картины мира, бесспорным  остается то, что языковое членение мира отличается у разных народов. В процессе деятельности в сознании человека возникает субъективное отражение существующего мира. Человек осваивает язык так же, как и окружающую действительность; при этом наряду с логической (понятийной) картиной мира возникает и языковая, которая не противоречит логической, но и не тождественна ей.

Компонентом концептуальной системы, отражающим ее национальную специфику, является концепт (смысл) - когнитивная структура, являющаяся результатом отражения фрагмента действительности. В концепте зафиксировано разного рода содержание: понятийное, вербальное, ассоциативное, культурологическое и др. Поэтому межъязыковое сопоставление концептов способствует выявлению национального и интернационального компонентов в содержании концептуальной системы носителей различных языков [7, с. 286].

По мнению З.Д. Поповой и И.А. Стернина, концепт представляет собой «комплексное мыслительное образование, являющееся продуктом отражения действительности, ... включающее в себя понятийную, образную и ценностную составляющие, опредмеченные в той или иной языковой форме» [9, с. 5].

Наличие трех составляющих в структуре контекста указывает на его связь с языком, с человеком и его деятельностью, с культурой как системой ценностей той или иной нации. В связи с этим можно выделить три основных фактора или причины языковых различий: природа, культура и сознание.

Природа - это прежде всего внешние условия жизни людей, которые по-разному отражены в языках. Человек дает названия тем животным, местностям, растениям, которые ему известны, тому состоянию природы, которое он ощущает. Безусловно, что и результаты материальной и духовной деятельности, социально-исторические, эстетические, моральные и другие нормы и ценности, которые отличают разные поколения и социальные общности, также воплощаются в различных концептуальных и языковых представлениях о мире.

Усвоенные субъектом значения слов и других содержательных единиц языка включаются в соответствующий концепт системы в качестве одной из его составляющих и способны наряду с другими составляющими концепта (визуальными, слуховыми и пр.) представлять концепт в целом. Поэтому восприятие языкового знака актуализирует субъективную образную, понятийную, эмоциональную информацию, содержащуюся в концепте, и наоборот, любой вид такой информации может быть ассоциирован со знаком [6, с. 380]. Смысл понимается как образующая сознания, объединяющая "визуальные, тактильные, слуховые, вкусовые, вербальные и другие возможные характеристики объекта" [8, с. 12].

Таким образом, концептуальная картина мира представляет собой систему информации об объектах, актуально и потенциально представленную в различной познавательной, практической деятельности индивида. Единицей информации такой системы является концепт, функция которого состоит в фиксации и актуализации понятийного, эмоционального, ассоциативного, вербального, культурологического и иного содержания объектов действительности, включенного в структуру концептуальной картины мира.

Проблема понимания должна рассматриваться, прежде всего, как проблема понимания мира субъектом на основе имеющейся у него концептуальной картины мира, которая объективируется и представляется в его деятельности.

Вопрос концептуализации мира языком при помощи слов, очень важен. Один из основоположников контрастивной лингвистики Р. Ладо заметил: «Существует иллюзия, свойственная порой даже образованным людям, будто значения одинаковы во всех языках и языки различаются только формой выражения этих значений. По сути же, значения, в которых классифицируется наш опыт, культурно детерминированы, так что они существенно варьируются от культуры к культуре» [3, с. 34- 35]. Варьируются не только значения, но и состав лексики. Специфика этого варьирования составляет существенную часть специфики языковых картин мира.

Существуют концепты, обнаруживающие стабильность содержания, и концепты, составляющие которых неодинаковы в языковом сознании отдельных лиц, социальных групп и целых этносов. Концепты второго типа вступают в определенные соотношения с другими концептосферами, попадая в границы последних варьируются от культуры к культуре [3, с. 34-35]. При этом варьируются не только значения, но и состав лексики. Специфика этого варьирования составляет  существенную часть специфики языковой картины мира. Именно в таком ключе можно посмотреть на многие лексические инновации русского языка.

Изучение языковой картины мира в аспекте процесса неологизации представляется особенно важным, так как это дает возможность видеть, что актуально для определенного этноса в тот или иной период. В частности, современная языковая картина дает возможность увидеть, какую роль в жизни российского этноса, в русском языковом сознании играет восточное влияние.

Новые слова, появляющиеся в результате действия внешних факторов языкового развития, называют различные новые реалии, появляющиеся в той или иной области социума. Внешние факторы подобного рода - это требование актуальности [10, с. 37].

В настоящее время наиболее активно действуют такие экстралингвистические факторы, как идеология и социальная структура общества, в силу чего свободнее и скорее других проникают в общее употребление слова, относящиеся к области общественно-политической жизни. Это слова, связанные с социальной деятельностью, политической борьбой, деятельностью государства в области внутренней жизни страны и международных отношений, т.к. языковые изменения  есть прямое отражение общественных изменений.

Так, в современном лексиконе достаточно многочисленны названия политических объединений и их членов: дашнакцутюн ʽармянская политическая партия, боровшаяся за национальную самостоятельностьʼ, дашнак ʽчлен партии дашнакцутюнʼ; ваххабизм ʽрадикальное религиозно-политическое движение в исламе, сторонники которого борются за очищение исламаʼ, ваххабит ʽпоследовательваххабизмаʼ; Аль-Каида ʽисламистская террористическая организация, возникшая в 1988 г. в Афганистанеʼ и т.д.

Один из активных внешних факторов неологизации - форма организации производства и производственных отношений. Символы экономической жизни наших дней - дзайбацу ʽкрупнейшие концерны, финансово-экономические группы Японииʼ, сони ʽяпонская электронная компанияʼ, мазда ʽяпонская автомобилестроительная компания, выпускающая автомобили «Мазда»ʼ, тойота ʽлегковой автомобиль производства японской фирмы «Тойота мотор»ʼ и др.

Отмечается весомая роль средств массовой информации: Аль-Джазира, Аль-Арабия ʽспутниковые телеканалы, круглосуточно вещающие на арабском языкеʼ.

Социальные факторы эстетического плана обусловливают появление инноваций, связанных с духовной сферой общества. Это инновации, связанные:

1) с музыкальным искусством: гамелан ʽтрадиционный индонезийский оркестр и вид инструментального музицированияʼ, сямисэн ʽяпонский щипковый трёхструнный музыкальный инструментʼ;

2) декоративным искусством: бонсай ʽискусство выращивания в горшке карликовых деревьев (возникшее в Японии и распространившееся по всему миру)ʼ, нэцке ʽминиатюрная скульптура, произведение японского декоративно-прикладного искусства, представляющее собой небольшой резной брелокʼ, оригами ʽвид декоративно-прикладного искусства; древнее искусство складывания фигурок из бумагиʼ;

3) театром: кабуки ʽодин из видов классического театра Японии, основу которого составляют танцы и музыкаʼ.

Кроме того, заимствуются названия интеллектуальных игр: рендзю ʽяпонская спортивно-логическая игра, целью которой является первым построить на доске, на которой соперники поочередно выставляют шашки, непрерывный ряд из 5 своих шашекʼ, го ʽяпонская настольная игра для двух лиц 180-ю белыми и 180-ю черными фишками на поле с 19 вертикальными и 19 горизонтальными линиямиʼ, тама ʽармянская национальная игра, напоминающая шахматыʼ.

Много слов появилось и спортивном словаре. Из языка профессионалов они входят в сферу массового распространения. В частности, большое распространение получают виды гимнастики, которые связаны с духовным очищением человека:

цигун ʽв китайской традиции - система закалки и совершенствования возможностей психики и тела, лечения и укрепления здоровья, в основе которой - представление о единстве искусства дыхания и движения. Цигун (или китайская йога) возник около 7 тысяч лет назад. Учение было направлено на достижение гармонии человека с собой и окружающим миром при помощи особой философии и специальных физических и дыхательных упражнений. (АиФ-Здоровье 14.08.08)ʼ;

тайчи  ʽдревняя китайская гимнастикаʼ. Согласно легенде, ее почти тысячу лет назад изобрели даосские монахи. По убеждению восточных учителей, тайчи - это способ найти свой жизненный путь (в переводе с китайского «тай чи» означает «великая энергия»). В ее основе лежит принцип взаимодополняемости противоположных космических сил инь и ян, а вся система упражнений состоит из двух параллельных процессов - физических уроков и медитации. Каждое движение этой гимнастики переходит в свою противоположность. Наклоны и повороты подчинены принципу кругового движения. (Приложение к Ъ-Газета 07.02.05)ʼ.

В связи с тем, что российское общество допускает свободу философских и религиозных взглядов, в русскую лексическую систему вошло множество соответствующих номинаций. Интерес вызывают понятия: кашрут ʽтермин в иудаизме, означающий дозволенность или пригодность чего-либо с точки зрения Галахи (традиционного иудейскогого права)ʼ и синонимичное ему понятие мусульманского мировоззрения халяльʽдозволенные поступки в шариатеʼ.

Наблюдается интерес российского общества к восточным религиям и учениям:

дзен-буддизм ʽ... в широком смысле дзэн представляет собой школу мистического созерцания или учение о просветлении, появившееся на основе буддийского мистицизмаʼ;

 даосизм ʽодно из основных направлений древнекитайской философии, в основе которого - поиски вечного счастья, достигаемого 10 добродетелями (сыновний долг, терпение, самопожертвование и др.), и соблюдением заповедейʼ;

йога ʽрелигиозно-философское учение древней и средневековой Индии, разработавшее систему средств самопознания человека и освобождения его от уз материального существования путем управления психикой и физиологическими процессами организмаʼ;

 фен-шуйʽучение о воздействии природы на здоровье, семейную жизнь и трудовую деятельность человека, поиск гармо­нии с окружающей средой через познание энергетиче­ской природы мираʼ.

Появление этих номинаций может быть связано с тем, что религии и учения Востока - это, прежде всего, пути самосовершенствования, а через них и совершенствования окружающего мира, к чему обратило свой взгляд современное общество, искушенное материальным благополучием.

Понятно, что новые ценностные установки в главном должны соответствовать традиционным российским ценностям. На современном этапе российской истории русская языковая картина мира испытывает почти нескрываемое идеологическое и культурологическое давление со стороны Запада; актуализировавшееся сравнительно недавно восточное влияние можно рассматривать как альтернативу последнему, обусловленную рядом общих черт русской и восточной ментальности.

Таким образом, лексические изменения в русском языке на протяжении последних лет свидетельствуют о реальной эволюции языковой картины мира не только под влиянием английского языка, но и под усилившимся влиянием восточных языков, что в свою очередь связано с изменением концептуализации объективной реальности.

Рецензенты:

Сенько Е.В., д.фил.н., профессор, профессор кафедры русского языка ФГБОУ ВПО «Северо-Осетинский государственный университет имени К.Л. Хетагурова», г. Владикавказ.

Кунавин Б.В., д.фил.н., профессор, профессор кафедры русского языка ФГБОУ ВПО «Северо-Осетинский государственный университет имени К.Л. Хетагурова», г. Владикавказ.