Scientific journal
Modern problems of science and education
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,791

THE SPECIFICITY OF ADVERBS FORMED BY AFFIXATION IN THE TURKIC LANGUAGES

Atabieva L.Kh. 1
1 Chair of Kh.M. BerbekovKabardian-Balkar State Universiti
Статья посвящена дискуссионной проблеме тюркского языкознания – выявлению и описанию наречных лексем - адвербиализованных падежных форм в тюркских языках. На основе анализа большого объема фактологического материала в оборот вводятся новые данные по тюркским языкам, свидетельствующие о словообразовательном потенциале наречий, образованных путем аффиксации и характеризующихся структурным многообразием и широким спектром значений. Выявлено, что различные части речи отличаются разной степенью участия в словообразовании наречий. Ключевые слова: тюркские языки, наречие, словообразование, аффиксация, морфологический способ словообразования.
The specificity of adverbs formed by affixation in the Turkic languages The article is about the problem of Turkic linguistics - the identification and description of adverbial lexems, adverbialized cases and participles in the Turkic languages. It introduces new data in the Turkic languages, based on extensive factual material. This article also indicates the potential of word-formative adverbs formed by affixation of nouns, adjectives, participles and adverbs themselves, which are characterized by structural diversity and wide range of values. It is shown that different parts of speech are marked by different word-formation of functional capabilities.
morphological method of word formation
affixation
word formation
dialect
Turkic languages
В тюркском языкознании проблемы аффиксального словообразования относятся к числу интенсивно разрабатываемых. При этом особое внимание уделяется традиционным для науки о языке способам словопроизводства в целом и отдельных частей речи в частности, о чем свидетельствует целый ряд работ на материале разных тюркских языков. Так, например, аффиксы глаголообразования [6] и возможности образования имен посредством аффиксации [7] в азербайджанском языке рассмотрены Э.В. Севортяном. На материале татарского языка данный вопрос изучен и Ф.А. Ганиевым [1]. Изучению словообразования и формообразования в куманских языках посвящена работа М.А. Хабичева [11]. Различные аспекты словообразования представлены в специальной работе Ж.М. Гузеева [2]. Также следует отметить целый ряд статей карачаево-балкарских лингвистов, посвященных проблемам функционального словообразования карачаево-балкарского языка. В частности, М.З. Улаков и А.М. Мизиев изучили лексикализацию падежных форм в тюркских языках [9: 191-195]. Имеются и работы по другим языковым уровням, в которых так или иначе затрагиваются вопросы, связанные с адвербиальной лексикой. К ним можно отнести работу М.З. Улакова и Р.Б. Жашуева [8]. Функционально-семантические возможности наречий в структуре простого предложения выявлены и описаны М.Б. Кетенчиевым [4:63-68; 5:392-396].

Вместе с тем все еще остается много лакун, связанных с проблемами словообразования в тюркских языках. Исходя из этого, в данной статье предпринимается попытка выявить и описать словообразовательный потенциал наречия в тюркских языках, в частности выявить специфику адвербиальных лексем, образованных путем аффиксации.

По модели изолированных форм пространственных падежей имен в тюркских языках образуется значительное количество наречий посредством аффиксации. Формы косвенных падежей в таких случаях теряют свое грамматическое значение и становятся словообразующими элементами. Особую активность в этом процессе проявляет форма исходного падежа -дан/-ден, -тан/-тен, -тон, присоединяемая к изолированным падежным формам (кар.-балк. алгъадан «давно; издавна» (алгъа «сначала, сперва; раньше, пре­жде»), киргиз. баштатан «сначала, сперва» (башта «прежде, раньше»), а также к именам существительным, прилагательным (кар.-балк. кечде, ног. кеште, киргиз. кечте «вечером»; кар.-балк. жайгъыда «летом»).

Другая часть наречий образуется также по образцу отдельных изолированных форм деепричастий и отчасти причастий типа киргиз. байкабастан «нечаянно», кар.-балк. къайтмаздан «безвозвратно, насовсем, навсегда, окон­чательно», ног. канганша «вдоволь, до утоления (напр., жажды)», киргиз. улгунчу «до смерти; здорово».

Наречия весьма часто образуются от имен существительных посредством аффикса -на/-не. Присоединяясь в основном к существительным, обозначающим размер, пространство, данный аффикс создает наречия образа и способа действия и места: кар.-балк., кумык. энине «вширь», ичине «вовнутрь», тышына «наружу», ног. тысына «наружу», ишине «внутрь», кумык. боюна «вдоль»; кар.-балк. кёзюне, киргиз. козуно, ног. коьзине «в глаза, в присутствии кого»; ног. артына «назад», кар.-балк. ызына «назад, обратно» и другие.

Текстовые примеры: Болган затты артына кайтарып болмас (погов.) «Что прошло, того уже не вернешь» (НРС 1963); Айтыр болсанг, ызындан айтма, кёзюне айт (погов.) «Если уже решился сказать, скажи не за глаза, а в глаза»; Ызына къайтып келе, жашны аллын эмегенле сакълап болгъандыла («Къарачай-малкъар жомакъла») «На обратном пути парня ждали эмегены (великаны)».

Другой продуктивной словообразовательной морфемой является -да/-де, с помощью которого наречия образуются от существительных с временным значением: кар.-балк. кечде, киргиз. кечинде, ног. кеште «вечером; поздно»; кар.-балк. жайда, кумык. яйда, киргиз. жайында «летом»; кар.-балк., кумык. тюшде, киргиз. тушто, казах. тусте «в полдень»; кар.-балк. кюзде, кумык. гюзде, киргиз. кузундо "осенью"; кар.-балк., кумык. къышда, киргиз. кышында «зимой», кар.-балк. ашхамда, кумык. ахшамда «ранним ве­чером»; кар.-балк. эрттенликде «утром», ингирде, ингирликде «вечером» и др. Из этих примеров видно, что в киргизском языке данный аффикс следует за аффиксом при­надлежности 3-го лица.

Текстовые примеры: Гетген йыл гюзде мен сизге къонакълай бардым «В прошлом году осенью я был у вас в гостях»; Жайында биздин класс того экскурсиягъа барат (М.Жансаков) «Летом наш класс пойдет на экскурсию в горы»; Былайкечде ары-бери бара турмадеп, ненча кере айтханма мен санга! (Толгъурланы 3.) «Сколько раз я тебе говорил, чтобы ты так поздно никуда не ходил!»; Къонакъны адети ингирде келип, эрттенде кетиудю (посл.) «Гость обычно при­ходит вечером и уходит утром».

Аффикс -дан/-ден способствует образованию наречий причины от адъективных имен существительных на -лыкъ/-лик. Адвербиальные лексемы, образованные с участием этого аффикса, в карачаево-балкарском и кумыкском языках встречаются чаще, чем в других тюркских языках: кар.-балк. телиликден, акъылсызлыкъдан, башсызлыкъдан, кумык. авлиялыкъдан, гъайгевлюкден, гъакъылсызлыкъдан, агъмагълыкъдан «сдуру»; кар.-балк., кумык. сокъурлукьдан «сослепу», ку­мык. чарасызлыкъдан, киргиз. чарасызлыкътан «вынужденно»; кумык. къызышгъанлыкъдан «сгоряча»; кар.-балк. эссизликден «по недогадливо­сти», къоркъакълыкъдан «по трусости», жашлыкъдан «по молодости», жутлукъдан «по жадности, по алчности», жарлылыкъдан «по бедности»; киргиз. жиндиликтен «по глупости»; татар. ангыралыктан «сдуру», ансызлыктан «по глупости»; татар. кирэкмэгэнлектэн «за ненадобностью» и другие.

Текстовые примеры: Угъай-угъай, Нанаш, бош гурушха боласа. Аны [Асхатны] санга не дерти боллукъ эди, акъылсызлыкъдан, башы жетмей этип къойгъанды, бир аллах! (Кациланы X.) «Нет-нет, Нанаш, зря ты подозреваешь [его]. Он [Асхат] не мог мстить тебе, он это сделал просто по глупости, по недопони­манию»; Ал чарасыздыктан болгон ишэкен (С.Мамытбеков) «Оказывается, это случилось вынужденно».

Наречия образуются и от имен прилагательных, посредством аффикса -дан/-ден. Он образует наречия от субстантивных имен прилагательных на -сыз: киргиз., кар.-балк., кумык. амалсыздан; киргиз. айласыздан «вынужденно, в силу необходимости»; кар.-балк. къарыусуздан «из-за слабости»; кумык., киргиз. чарасыздан «вынужденно»; башкир. анhыззан, татар. ансыздан «неожиданно»; кумык. хапарсыздан «ненароком, неожидан­но, невзначай, нечаянно», кар.-балк. аяусуздан «усердно, старательно», тохтаусуздан «беспрерывно» и другие.

Текстовые примеры: Ансызданантын берсе пышкырып ?ибэрдэ (Ш.Мухаммадов) «Неожиданно одна из лошадей фыркнула»; Халкъ демократы болса да, къан тёгюлюу амалсыздан болгъанын Кязим терк ангылаялмагъанды (Д.Маммеев) «Хотя и был народным демократом, Кязим не сразу понял, что кровопролитие происходило вынужденно»; Нэфисэ, бахыр, сараhыззанта?ы Сафа картка кире кайтты (И.Косэпкол) «Бедняга Нафиса вынужденно вер­нулась к старику Сафа»; Эт жок, май жок, айласыздан пряник менен чай ичтик (К.Мауленов) «Нет мяса, нет масла, мы пили только чай с пряниками».

Аффикс -дан/-ден ,-нан/-нен образует наречия от имен прилагательных, присоединяясь к производящей основе с аффиксом принадлежности 3-го лица: киргиз. кыйшыгынан, ног. кыйшыгыннан «наоборот, превратно», кар.-балк. терсинден «неправильно; превратно», ног. терисиннен «наизнанку, навыворот»; кар.-балк., кумык. чюйресинден «наизнанку, навыворот; превратно; неправильно» и другие.

Ол бусёзню терсинден тутуп турады «Он неправильно толкует это» (КБРС); Коьйлекни терисиннен киюв «Надеть рубашку наизнанку» (НРС, 1963); Шапкесин кыйшыгынан кийди «Он надел шапку набекрень» (КРС); Сен, некэсе да, хар заманда айтылгъан затны чюйресинден ангылайса (Шауаланы X.) «Почему-то сказанное ты всегда понимаешь превратно».

В контексте данной работы существенно обратить внимание и на словообразовательный аффикс -на/-не. В наречиях, образованных от прилагательных, он следует за аффиксом принадлежности 3-го лица. Такие наречия отличаются функциональной активностью в карачаево-балкарском и кумыкском языках: кар.-балк., кумык. къынгырына, терсине «вкривь», узунуна «вдоль», кумык. гёнделенине, кар.-балк. кёнделенине «поперек»; кумык. генгине, кар.-балк. кенгине «вширь», кумык. къаршысына «наперекор»; кар.-балк. къыйсыгъына, къыйтыгъына, къыйгъына, киргиз. кыйшыгына «вкривь, вкось, наис­кось, криво»; кар.-балк. желпегейине «набекрень, набок», телисине «сдуру; нелепо», ёресине «сплошь», чюйресине «наизнанку; несуразно, неправильно; невпопад», санчасына (кар.) «дурашливо, по-дурацки, вкривь», жантагъына «криво, косо» и другие.

Текстовые примеры: Болот болсо шапкесин кыйшыгына кийип, озу менен озусуйлоп журот (К. Жумагулов) «А это Болот ходит, одев шапку набекрень, разговари­вая сам с собой»; Къумачны узунуна, энине гесмек «Разрезать материю вдоль» (РКС 1997); Аркъалыкъны бычгъы булан гёнделенине гесмек «Рас­пилить бревно поперек» (КРС 1997); Былайгъа нек жыйылгъаныгъызны билемисиз? - деп, Къандауур кесин ышаргъан маталлы этип, эринлерин къыйыгъына жибере, сорду (Къобанланы Д.) «-Вы знаете, почему собрались тут?- спросил Кандаур, усмехаясь и кривя губы».

Аффикс -да/-де присоединяется к отсубстантивным прилагательным с временным значением на -гъы/-ги, -хы, -нги. Наречия, образованные с аффиксом -да/-де, характерны в основном карачаево-балкарскому языку и обозначают времена года и суток: эрттеннгиде «утром», ингиргиде «вечером», кечгиде «поздно», кечегиде «ночью», жазгъыда «весной», жайгъыда «летом», къышхыда «зимой», кюзгюде «осенью», кюндюзгюде «днем».

Текстовые примеры: Уой-уой-уой, кюзгюде къартлагъа да аз жумуш жокъду! (Гуртуланы Б.) «О-о-о, столько работы осенью и для стариков!»; Ёрюзмек бла Сосурукъну жашлары къышхыда атларына багъадыла, жайгъыда уа жарау этедиле, жортууулгъа жарашдырадыла (Тёппеланы С.) «Сыновья Ёрюзмека и Сосрука зимой откармливают лошадей, а летом их тренируют, готовят к походам (военным действиям)»; Анамы бети кечегиде къагъытча акъ кёрюнеди (Бабаланы С.) «Лицо моей матери ночью выглядит белым как бума­га».

В системе тюркского словообразования наречия образуются и от причастий, хотя и отличаются меньшей продуктивностью. С помощью аффикса -дан/-ден, -тен/-тэн наречия образуются от причастия будущего времени в отрицательной форме-маз/-мез, -мас/-мэс: киргиз. тушунбостон «из-за непонимания», байкабастан «не обратив внимания, не заметив; неосторожно», кутпостон «неожиданно»; ног. токтамасдан, кар.-балк. тохтамаздан «беспрестанно, безостановочно», татар. белмэстен «вслепую», сизмэстэн «нечаянно, незаметно, вдруг, исподволь», уйламастан «необдуманно», абайламастан «нечаянно, невзначай, неосторожно», анламастан «не понимая, не вникая, не разобравшись», ног. анъламастан «вдруг, неожиданно, нечаян­но; неразобравшись, не вникая в сущность дела», уянмастан «без просыпу, не просыпаясь», кумык. арымастан, талмасдан «неустанно», тайышмасдан «непреклонно», билмэсден «невольно», гёзлемесден «неожиданно», кар.-балк. таймаздан «постоянно, регулярно, неуклонно, всегда», къайтмаздан «безвозвратно, насовсем, навсегда» и другие. В подобных словах аффикс исходного падежа тесно связан с предыдущим аффиксом основы -маз/-мез, -мас/-мэс, -бас/-бес, -пос и составляет вме­сте с ним как бы единую морфему, предназначенную для образования наречий.

Текстовые примеры: Динара байка бастан чакадагы сюттю тогуп койду (К.Дуйшенов) «Ди­нара нечаянно разлила молоко в ведре»; Анъламастан келип шыгув «Поя­виться неожиданно» (НРС); Сэмигулла абзыйашыгып сикереп торуга, узенен буй чамасын да онытып, сизмэстэн башын тушэмгэ бэрдэ (М.Шэрифуллин) «Дядя Самигулла, забыв про свой рост, второпях вскочил и нечаянно ударился головой об потолок»; Бер кондо уйламастан, ... куктэн тошкэн кеуек, Тайфуров узе Карамалыга килеп сыкты (М.Тажи) «Однаж­ды неожиданно, ... как с неба свалился, Тайфуров сам оказался в Карамалы»; Къайтмазда нкетсенг, артынга къарамай кет (погов.) «Если уходишь безвозвратно, то уходи не оглядываясь»; Ол биягъы трактор а тохтамаздан гюрюлдейди (Батчаланы М.) «А этот трактор грохочет постоянно».

В отдельную группу следует выделить наречия, образованные от наречий -дон/-тон, -дан/-тан, -ден/-тен. Такие наречия имеют две разно­видности:

1. Наречия, образованные от корневых наречий: кар.-балк. теркден, ног. тезден «вскоре, в скором времени», киргиз. тезинен «немедленно», жанатан «с давних пор», кечетен «со вчерашнего дня», кар.-балк., киргиз. былтырдан «с прошлого года»; киргиз. ойдотон «сверху», эмитен «уже теперь», азыртан «уже с этих пор», мурдатан / мурунтан «издавна, исстари», томонтон / томондон, ылдыйтан «снизу»; кар.-балк. алгъындан «издавна», шёндюден «с этого (настоящего) времени», бурундан «исстари, издавна» и другие.

Текстовые примеры: Олжобайдын олгонун тезинен ага билгизди (фольк.) «О смерти Олжобая он уведомил его немедленно»; Борыннан мондый эшне куп куреп, бик куп ишет кэнгэ, Батырнынбик же китми (М.Гали) «Батыр не очень удивил­ся, потому что такое он много раз видел и слышал»; Бурундан мал бла келген адамла... ыстауатларын къоюп кеталмайдыла (Хубийланы О.) «Люди, которые издревле держали скотину, не могут уехать, оставив свои стойби­ща».

2. Наречия, образованные от производных наречий, т.е. наречий - изолированных форм падежей: кар.-балк. энишгеден «снизу», ёргеден «сверху», алгъадан «сначала, давно, издавна; прежде», эрттеден «издавна» и др. Такого рода наречия обозначают исходный пункт «движения активного субъекта» [3] и входят в большую группу локативной лексики, отмеченной также темпоральной семантикой.

Аффиксы изолированных форм падежей в некоторых языках при образовании вторичных наречий претерпели некоторые изменения, ср. киргиз. мурунтадан «издавна, исстари» (<мурун + жа + лан), жогортодон «сверху» (<жогору+да+дан), арытадан «оттуда» (<ары+да+дан), беритеден «отсюда» (<бери+де+ден), илгертеден «издавна» (<илгери+де+ден) и другие.

Текстовые примеры: Мамыт менен Аскар булл ишти мурдатадан эле билишсе керек (Т.Осмонкулов) «Видимо, Мамыт и Аскер про это дело знали давно»; Ишлерге базынмагъан адам алгъадан билдирсин (Гуртуланы Б.) «Тот кто не уве­рен, что сможет работать, путь сообщит заранее»; Ал ангыча Алтынай арытадан келди чынырып (фольк.) «В тот момент Алтынай подошла с дру­гой стороны с визгом».

С аффиксом -да/-де наречия от наречий образуются редко: кар.- балк. ёргеде «наверху, вверху», энишгеде «внизу», артдада(кар.) «потом».

Текстовые примеры: Энишгеде, тюкен къатында, эки атлы кёрюндюле (Гулаланы Б.) «Внизу, возле магазина, показались два всадника»; Ушког'а бир жарым къычырым ёргеде атылгъан эди (Къулийланы X.) «Выстрел раздался на полкило­метра выше [от нас]».

Таким образом, наречия в тюркских языках характеризуются значительными словообразовательными возможностями, которые реализуются путем транспозиции падежных форм существительных, прилагательных и причастий в класс наречий. В аспекте транспозиции аффиксы так называемых «пространственных падежей» (дательно-направительного, исходного и местного) выступают как омонимичные, выполняющие как словоизменительную, так и словообразовательную функции.

Рецензенты:

Геляева А.И., д.фил.н., профессор кафедры русского языка и общего языкознания Кабардино-Балкарского государственного университета, г. Нальчик;

Додуева А.Т., д.фил.н., профессор кафедры балкарского языка Кабардино-Балкарского государственного университет, г. Нальчик.