Scientific journal
Modern problems of science and education
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,829

Кудактин А.Н.

Западный Кавказ и Черноморское побережье всегда отличались уникальным биоразнообразием. Здесь благодаря  самому крупному в Европе заповеднику - Кавказскому, до настоящего времени сохранились многочисленные популяции кавказских благородных оленей, западно-кавказских туров, серн, диких кабанов, обитает самое крупное в Европе вольное стадо горных зубров. Особое место в экосистемах занимают крупные хищники: бурый медведь, волк, рысь и ставший очень редким переднеазиатский леопард. Находясь на вершине трофической пирамиды, хищники выступают в роли биоиндикаторов состояния и благополучия горных экосистем.

Освоение гор по всему черноморскому побережью уходит в далекое прошлое. Традиционно здесь рубили лес, охотились, занимались пчеловодством, было развито отгонное скотоводство. Длительное сосуществование охраняемой и урбанизированной территории способствовало формированию своеобразного паритета отношений, не приводящих к существенным сукцессионным процессам в экосистемах.

Учреждение в 1983 году Сочинского природного национального парка как бы завершило формирование системы особо охраняемых природных территорий Западного Кавказа. Одновременно с этими позитивными природоохранными тенденциями началось массовое рекреационное освоение  территории. При развитии рекреационной индустрии неизбежны внутренние перестройки состава и структуры природных экосистем. Наглядно они проявляются в популяциях крупных млекопитающих, где происходит качественный отбор наиболее адаптивных видов. Вместе с тем, приспособление к изменяющейся, трансформированной среде, а вернее синантропизация могут иметь как позитивные, так и негативные аспекты. Наиболее актуальной эта проблема становится для популяции кавказских бурых медведей.

Кавказ всегда считался одним из районов с высокой численностью медведей. Звери населяли обширные пространства от берега моря до верхнего пояса гор включительно. Здесь с давних времен обитает несколько форм вида, т. е. сосуществует полиморфная популяция. К середине 1970-х годов численность медведей повсеместно сократилась, хотя по горным лесам Черноморского побережья они оставались еще обычными обитателями. Основной причиной сокращения численности стала повсеместная вырубка горных лесов и освоение территории для нужд сельского хозяйства и рекреации. Можно полагать, что процесс освоения гор неизбежен и будет, как снежный ком постоянно нарастать, бумерангом отражаясь на благополучии крупных млекопитающих. Последние будут оттесняться на менее пригодные, хотя и охраняемые территории. Таким образом, звери будут перманентно загоняться в «резервации», где им, чтобы выжить придется пройти сложный процесс адаптации или стать гостями красной книги.

На этапе подготовки Сочи к проведению зимних Олимпийских игр -2014 года началось интенсивное освоение склонов хребта Аибга, под лыжные трассы. Все это реализуется на территории  национального парка, где согласно Ф.З.               «об ООПТ» разрешена лишь ограниченная хозяйственная деятельность, не приносящая вреда природным экосистемам. При строительстве же лыжных трасс и объектов сопутствующей инфраструктуры были нарушены элементарные нормы природоохранного законодательства. Началось ни чем не оправданное скальпирование горных склонов, уничтожение основных мест обитания животных. Результатом освоения только одного склона хребта Аибга стало разрушение трех миграционных путей медведей с утратой одной трети южной части популяции. Лыжные трассы отрезали медведей от осенних нажировочных стаций. Звери вынуждены были поменять традиционные пути, осваивать новые места обитания. Длительное сосуществование охраняемых и урбанизированных территорий способствовало формированию своеобразного паритета отношений природа - животный мир не приводящего к сукцессионным процессам в экосистемах. Традиционные формы природопользования: выпас скота, пчеловодство, спортивная охота и рекреация в последние годы стали замещаться новыми формами - горнолыжным и спортивным туризмом.    Вновь создаваемая спортивно - туристическая агломерация, отличаясь от традиционных форм природопользования, не вписывается в нормы природоохранительного законодательства и негативно отражается на благополучии животных. Интересы сохранения целостности природных экосистем вступают в противоречия с развитием туристской инфраструктуры. Первыми  на начавшиеся изменения реагируют крупные хищники. При этом изменяется поведение зверей и оптимальные отношения хищник-человек. При длительном контакте с людьми звери утрачивают естественные формы активно оборонительного поведения - избегания контактов с человеком, но обретают новые. Сначала они становятся активными мусорщиками, затем реальной угрозой для рекреантов. Видимо поэтому крупных хищников нет на горных Европейских курортах. Таких зверей или усыпляют и отселяют подальше от мест скопления людей или элиминируют. В обоих случаях звери устраняются из популяции.

Кавказским медведям свойственны сезонные кормовые миграции, в период которых они пересекают Главный Кавказский хребет и спускаются в поисках пищи почти до берега моря. Но если прежде обширные горные склоны были круглогодично доступными стациями для зверей, то по мере развития инфраструктуры они или выпали из состава биотопов, или стали недоступными. Миграционный и берложный консерватизм - две уязвимые черты биологии бурых медведей. Они более значимы для популяции, чем изменение среды обитания. Высокая адаптивная реакция на антропогенное воздействие нивелируется вышеуказанным консерватизмом. В сложившейся ситуации, при интенсивном освоении для нужд олимпиады горных массивов Аибга, Агепста, Псехако неизбежно будут разрушены берложные стации и миграционные пути, что создаст реальную угрозу утраты одной из форм на южном макросклоне.

Развитие туристской инфраструктуры не ограничивается только зимним освоением гор. Не менее популярным остается традиционный летний отдых, на который ориентирована рекреационная инфраструктура. Основные туристические маршруты в летние месяцы проходят по стациям обитания медведей. Встречи с хищниками неизбежны. Более того, даже при хорошо организованном туризме, на стоянках и бивуаках остается значительное количество бытового мусора и пищевых отходов. Постоянный контакт медведей с человеком, снижает порог активно-оборонительного поведения.  Зверь перестает  видеть в человеке реальную опасность, а остатки доступного корма делают этот объект привлекательным «прокор-мителем». Появляется группировка медведей «мусорщиков», «попрошаек» с гипертрофированным поведением, которые могут представлять реальную опасность. На контакт с человеком обычно идут молодые особи, не имеющие еще достаточного опыта и иерархического статуса. Не маловажное значение имеет и импринтинг -  подражание взрослым или копирование их повадок. Если, например, мама медведица не проявляет страха перед человеком (его запахом, а большинство животных живут в мире запахов), эта пагубная черта поведения передается медвежатам и начинается цепная реакция синантропизации. Зверь с таким поведением рано или поздно войдет в контакт с человеком и будет элиминирован.

В соответствии с заявочной книгой «Олимпиады - 2014» основные спортивные объекты и объекты инфраструктуры планируется разместить на горных склонах Хр. Аибга, Псехако Ачишхо. В сложившейся ситуации, когда началось интенсивное освоение практически всей долины реки Мзымта, перспективы сохранения части полиморфной популяции бурых медведей становятся проблематичными. Негативные тенденции освоения гор уже имеют место. Строительство спортивных объектов и канатных дорог со скальпированием склонов на хребте Псехако привело к утрате одной из крупных нажировочных и зимовочных стаций медведей и копытных. Теперь медведи, следующие по миграционному пути из Кавказского заповедника через перевал Псеашхо (Медвежьи ворота) попадают прямо в центр туристической агломерации. Они вынуждены менять маршрут и уходить в необжитые места. Звери оттеснены от основных массивов каштановых лесов многие столетия служивших им основной кормовой базой.

Развитие олимпийской инфраструктуры не предусматривает системы компенсационных мероприятий разрушаемым экосистемам. Они в значительной мере могли бы  нивелировать негативные последствия. Например, строительство канатных дорог без сплошной вырубки деревьев, существенно снизило бы негативное воздействие на животных, а создание искусственных солонцов и других коммуникационных точек нивелировало ущерб.  Таким образом, можно было сохранить часть миграционных путей и коммуникаций пространственной организации животных: купалки, чесальные деревья, берлоги, места размножения. Не менее актуальным представляется и создание системы зоолесопарков, где в обширных вольерах в полувольных условиях можно содержать аборигенных животных. Присутствие их вблизи объектов инфраструктуры, посредством сигнального биологического поля снимало бы стресс- реакцию у вольно живущих зверей. По мере увеличения численности возможна ротация отдельных особей. В итоге, постоянный обмен особями мог бы способствовать формированию полусинантропной популяции адаптированной к новым условиям.

Процесс освоения новых горных территорий неизбежен, он перманентно будет продолжаться.

Поэтому  в обозримом будущем хотелось бы видеть освоение гор не через призму разрушения экосистем, а гармоничное вклинивание в природу инфраструктуры, при сохранении крупных млекопитающих пока еще сохранившихся на Кавказе.