Scientific journal
Modern problems of science and education
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,791

PROPOSITIONAL ANALYSIS CATEGORIES AS FORERUNNER AND FOUNDATION OF FRAME MODELING IN DERIVATOLOGY

Косырева М.С.
В статье рассматривается путь развития методики пропозиционального анализа в контексте деривационных исследований. Анализируется преемственность между методиками моделирования словообразования в терминах глубинного синтаксиса, пропозициональной структуры и фрейма. Автор приходит к заключению, что пропозициональный анализ стал той инновацией, которая позволила фрейм-анализу утвердиться в современной дериватологии.
In the article the way of propositional analysis methodic development in context of derivation researches is considered. Continuity between word-formation modeling methods in terms of deep syntax, propositional structure and frame in analyzing. Author has come to the conclusion, that the propositional analysis was that innovation, which allows to the frame-analysis to be strengthened in derivatology.

В отношении деривационных явлений категории падежной грамматики начали применяться Е. С. Кубряковой, первоначально без терминологического определения данного метода как пропозиционального. Однако именно данная теоретическая и методологическая инновация позволила в перспективе сделать пропозицию ключевой единицей анализа не только семантики производного слова, но и форм организации словообразовательной системы в целом.

Категории падежной грамматики рассматривались как «универсальные категории, отражающие самую общую такосномику положения дел в мире и выступающие как логический результат его познания», как «абстракции логических отношений» [2, с. 37-38]. Таким образом, категории падежной грамматики изначально позиционировались как формат картирования мира, не привязанный к способу фактического языкового выражения, что позволило использовать указанные понятия далеко за пределами морфологии. Основанием для экстраполяции падежной модели на деривационные явления послужила гипотеза о том, что «нет ни одной категории из числа описываемых в рамках падежной грамматики, которая бы не имела своей аналогии в ономасиологических категориях, создаваемых с помощью словообразовательных средств» [2, с. 38]. Развитие данной гипотезы позволило прийти к пониманию словообразовательной системы как реализации падежной матрицы. В этом контексте констатировался изоморфизм деривационной парадигматики и глубинной морфологической парадигматики.

Изоморфизм деривационной и падежной парадигматики не простая параллель. За системой глубинных падежей признается конститутивная роль в отношении словообразовательных процессов и систем. Применение категорий падежной грамматики к анализу деривационных явлений позволило взглянуть на словообразовательную систему как реализацию процесса логического познания мира, кроме того, описанная методология увязывает воедино системно-номинативный и актуально-функциональный планы деривации. Все эти тенденции получили развитие в отечественном словообразовании в рамках пропозиционального направления.

Применение пропозиции в качестве единицы анализа отношения на словообразовательном уровне имеет, по сути, те же основания, что и применение категорий глубинного синтаксиса: исследователи, с одной стороны, подчеркивают отнесенность пропозиции к разряду форм логического познания мира, с другой - указывают на универсальный характер пропозиции как метода лингвистического моделирования. Однако применение пропозиционального подхода, хотя и является идейно родственным методу глубинного синтаксиса, вносит существенные коррективы к предмет исследования. Если с позиций падежной грамматики словообразование расценивалось как форма заполнения универсальных семантических позиций словными средствами, то пропозициональный анализ позволил, во-первых, снизить уровень абстракции предмета анализа, во-вторых «взять» этот предмет в совершенно новом качестве.

Важным поворотным шагом становится методологическое взаимоподчинение пропозиции и производного слова, осуществленное в работах Е. С. Кубряковой и М. Н. Янценецкой, а также их учеников: с одно стороны, производные слова заполняют пропозициональные позиции, реализуя одно из пропозициональных значений, с другой - производное слово семантически вбирает в себя пропозицию, являясь ее специфичным языковым презентантом, средством целостного выражения в «свернутом» виде. Вторым аспектом трансформации предмета исследования является обращение к системной динамике на уровне словообразования и мотивации. Пропозициональный анализ становится единицей измерения процессов образования производных и установления системных связей между элементами словообразовательного процесса.

Пропозиция признается пространством реализации деривационного акта, все участники которого ассоциированы с пропозициональными позициями [6]. Однако пропозиция выполняет функцию не только «рамки» деривационного акта, но и активно участвует в его развитии, генерируя стимулы и направления деривационного развития: пропозиция самой своей структурой, набором конструктивных элементов, стимулирует деривационные процессы, направленные на реализацию потенции пропозиции.

В контексте решения проблем словообразования существенно трансформируется и само понятие пропозиции. Если для пропозиции в ее исконном лингвистическом понимании свойственен предикатоцентризм (пропозиция понимается как структура, образованная валентностями предиката), то в пропозиции как единице дериватологического анализа иерархический компонент снят. Это связано с тем, что деривационную маркировку могут получить абсолютно любые пропозициональные позиции, деривационный акт может совершиться по линии субъект - действие (петь - певец,трансформатор - трансформировать), действие - результат (соболятник ‘мастер по мехам' - соболя́ ‘изделия из меха', трансформатор - трансформация), субъект - место (свинарка -свинарниктрансформатор - трансформаторская) и т. п. Такая закономерность позволяет говорить о деривационной пропозиции как об инновационной единице анализа. Следует отметить, что первоначально термин деривационная пропозиция, насколько нам известно, не использовался в работах Е. С. Кубряковой и М. Н. Янценецкой, данный термин был предложен и обоснован позднее М. А. Осадчим [4].

Широкое применение пропозиционального анализа позволило в итоге максимально приблизить методику деривационного анализа к методике фреймового моделирования. Своеобразным адаптационным звеном выступила категория ситуации, связанная в равной степени как с пропозицией, так и с фреймом. В работах З. И. Резановой участки деривационной системы анализируются именно как лексические реализации компонентов ситуации: понятия ситуации и пропозиции в применении к участкам лексико-словообразовательной системы максимально сближаются. Взгляд на деривационную пропозицию как на модель ситуации в некоторой степени восстанавливает в правах предикатоцентризм, свойственный пропозиции как методу синтаксического анализа. Многоместный предикат выполняет роль генератора направлений развития ситуации, но при этом деривационная пропозиция все же сохраняет свою особенность: словообразовательная маркировка элементов ситуации не обязательно происходит на базе лексемы, обозначающей многоместный предикат - напротив, внутрипропозициональные связи по линии мотивации устанавливаются свободно, реализуя принцип внутренней конвертности.

Пропозициональная методика стала основой для моделирования не только актов деривации или точечных участков словообразовательной системы (словообразовательных цепей), но и крупных единиц словообразования. Л. А. Араевой разработана модель словообразовательного типа, основываясь на категориях пропозициональной семантики [1]. Словообразовательный тип предстает как иерархия словообразовательных значений, записанных как двучастное выражение характеризации. Несмотря на то, что толь только на третьем уровне абстракции возникает собственно пропозициональное значение, модель в целом носит пропозициональный характер, так как представляет собой множественную интерпретацию одной сущности через отношение к другим сущностям, то есть реализует общий принцип пропозициональной записи.

Метонимические отношения, базирующиеся на внутрипропозициональных связях между предикатом и его аргументами (актантами и сирконстантами) становятся основой для типологии целых групп словообразовательных типов [5, с. 339]. Успешные опыты моделирования крупных участков словообразовательной системы на пропозициональных основаниях демонстрирует фундаментальные возможности пропозиционального анализа в дериватологии.

Применение пропозиционального метода к анализу производно слова, процесса его формирования и аспектов функционирования, позволило производному слову стать особой единицей когнитивной лингвистики [3, с. 394]. Подведение пропозиции под содержание производного слова (или, напротив, введение производного слова в контекст пропозиции) открывает совершенно новые горизонты для научного познания феномена производной единицы. По большому счету именно пропозициональный анализ позволил поставить точку в давнем споре о различиях между семантикой непроизводного и производного слова: непроизводное слово, безусловно, ассоциировано с различными структурами знания, в том числе - с пропозицией; однако только производное слово по своим имманентным характеристикам не только ассоциировано с пропозицией, но и является ею, содержит пропозицию в качестве конститутивного элемента своей формы и семантики. Таким образом, производное слово имеет имманентно сложное и перспективное, открытое содержание. Именно «содержание», а не «значение». Если продолжить такого рода рассуждения, то можно даже предположить, что производное слово в строгом смысле не имеет значения, но имеет лишь содержания, выполняющее роль рамки, которую ситуативно могут заполнять различные реалии, образы и понятия: претендент - тот (кто угодно), кто претендует (на что угодно, когда угодно и т. д.). Лишь в ходе длительного функционирования производное слово приобретает собственно значение, четкий референт, объект номинации: коровник - уже не место, где содержат коров, а специальное помещение на звероферме. Но пропорционально скорости этого процесса рассматриваемая единица утрачивает свойства производно слова, лексикализуясь и становясь в ряд непроизводных.

Открытость и перспективность семантики производного слова является чрезвычайно важным его свойством, которое в большой степени определяет методы моделирования значения производного слова и словообразовательной системы в целом. «Инферентная» природа производного слова [3, с. 402], его обращенность в смысловую перспективу и имманентная, изначально присущая, конститутивная, отсылка к структурам знания, большим, чем может вместить собственно слово, является той причиной, по которой фреймовый анализ в отечественной лингвистике становится основной современного моделирования словообразовательных системных отношений. При этом между пропозициональным и фреймовым анализом устанавливаются непростые отношения: с одной стороны, пропозициональный анализ является самодостаточным методом, утвердившимся в дериватологии (и лингвистике в целом) задолго до фреймового, с другой -пропозициональный анализ расценивается как ступень фреймового анализа, а пропозиция понимается как его операциональная (техническая) единица либо структурный блок. Среди прочих функций пропозиции в составе фрейма необходимо указать на основную - внутренняя систематизация и организация фрейм-структуры. Если пропозиция является структурой с отработанным составом компонентом и типами их связи в целое, то фрейм нередко расценивается как симультанное эклектичное поле. Пропозиция позволяет структурировать эти ассоциации, рассредоточив их по функциональным позициям, выработанным в рамках пропозиционального анализа.

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:

1.      Араева Л. А. Словообразовательный тип как семантическая микросистема (суффиксальные субстантивы). - Кемерово: «Кузбассвузиздат», 1994. - 223 с.

2.      Кубрякова Е. С. Категории падежной грамматики и их роль в сравнительно-типологическом изучении словообразовательных систем славянских языков // Сопоставительное изучение словообразования славянских языков: Тезисы международного симпозиума (декабрь 1984 г.). - М.: «Наука», 1984. - С. 37-40.

3.      Кубрякова Е. С. Язык и знание. - М.: «Языки славянской культуры», 2004. - 560 с.

4.      Осадчий М. А. Пропозиционально-фреймовое моделирование гнезда однокоренных слов (на материале русских народных говоров): Дис. ... канд. филол. наук. - Кемерово: Кемеровский гос. ун-т, 2007. - 285 с.

5.      Шкуропацкая М. Г. Деривационное измерение лексики: системный аспект. - Барнаул: Изд-во Алтайского ун-та, 2003. - 388 с.

6.      Янценецкая М. Н. Пропозициональный аспект словообразования (обзор работ сибирских дериватологов) // Актуальные направления региональной лингвистики и истории Сибири. Материалы Всероссийской научной конференции «Говоры и разговорная речь» (март 1991 г.). - Кемерово: Кемеровский гос. ун-т, 1992. - С. 4-33.