Scientific journal
Modern problems of science and education
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,737

SERUM GDF15 LEVELS IN TERM PREECLAMPTIC PATIENTS

Goncharova A.S. 1 Aleksandrova A.A. 1 Gutnikova L.V. 1 Zolotukhin P.V. 1 Shkurat T.P. 1
1 Southern federal university
В связи с наличием литературных данных, позволяющих предполагать при тяжелом гестозе значительное повышение сывороточных концентраций фактора роста и дифференцировки 15 (GDF-15), нами была проведена работа по определению уровней GDF-15 в сыворотке крови женщин при тяжелом гестозе (n=8) и физиологически протекающей беременности (n=37) в третьем триместре (38–40 недель гестации). Содержание GDF-15 в образцах определяли иммуноферментным методом. В ходе работы были получены следующие результаты: в контрольной группе медианное значение GDF-15 составило 181212,0 пг/мл, а в группе беременных с тяжелым гестозом – 177850,5 пг/мл. В рамках проведенных предварительных исследований статистически значимых различий сывороточных уровней GDF-15 между исследуемыми группами обнаружено не было. Для детального определения вклада GDF-15 в течение эмбриогенеза при тяжелом гестозе необходимы дальнейшие исследования.
According to contemporary experimental data, GDF-15 protein levels may be anticipated to be increased in pre-eclampsia, though data regarding this topic are scarce and contradictory. Thus, we determined levels of growth and differentiation factor 15 (GDF-15) protein in serum of pre-eclamptic (N=8) and healthy (N=37) pregnant women (38-40 weeks gestation). Serum GDF-15 levels were determined using ELISA kit. : Median GDF-15 was 181,212.0 pg/ml in the control group and 177,850.5 pg/ml in pre-eclamptic patients. No significant differences were found between the groups, thus we concluded GDF-15 not to be of major-effect nature in pre-eclampsia pathogenesis or etiology. However, GDF-15 level disturbances may have minor-effect nature in this pregnancy complications, and respective-design type investigations are further required to answer this question.
physiological pregnancy.
pre-eclampsia
growth and differentiation factor 15
inflammation
oxidative stress
pregnancy

Введение

Тяжелый гестоз, одно из наиболее серьезных осложнений беременности, развивается после 20-й недели гестации и характеризуется гипертензией и протеинурией. Патофизиологические механизмы развития тяжелого гестоза на данный момент до конца не ясны, однако считается, что главным образом плацентарная ишемия, генерализованная дисфункция материнского эндотелия и нарушение проницаемости сосудистой стенки формируют клинические черты данного симптомокомплекса [2]. В значительном количестве работ показано, что для тяжелого гестоза характерен повышенный уровень окислительного стресса, ассоциированный с провоспалительным цитокиновым профилем материнского организма. Белковая экспрессия фактора роста и дифференцировки-15 (growth/differentiation factor 15, GDF-15) [2, 3, 4], основным источником которого во время беременности является плацента [5, 7, 9], контролируется и окислительно-стрессорной сигнализацией, и провоспалительными цитокинами (экспрессия GDF-15 индуцируется интерлейкином 1β, фактором некроза опухоли α и рядом других провоспалительных цитокинов, повышенные уровни которых также отмечаются при тяжелом гестозе) [2, 3]. Так как тяжелый гестоз по данным большинства исследований ассоциирован и с окислительным стрессом [1], и с повышенной экспрессией провоспалительных цитокинов, есть основания предполагать, что уровень GDF-15 в сыворотке крови беременных, страдающих тяжелым гестозом, будет значительно повышен, по сравнению со случаями физиологического течения гестации. Литературные данные, затрагивающие этот вопрос, малочисленны, а существующие экспериментальные свидетельства противоречивы [3, 6].

Цель исследования

В связи с вышеизложенным, целью данного исследования являлось изучение сывороточных уровней GDF-15 в сыворотке крови при физиологически протекающей беременности и беременности, осложненной тяжелым гестозом.

Материал и методы исследования

В исследовании приняли участие 45 женщин со сроком беременности 38–40 недель. Обследуемые женщины были разбиты на группы в соответствии с диагнозом: женщины с физиологически протекающей беременностью (контрольная группа, n=37), и женщины с наличием клинических признаков тяжелого гестоза (n=8). Родоразрешение женщин обеих групп проводилось путем кесарева сечения. Образцы крови для исследования были получены на базе кафедры акушерства и гинекологии Ростовского государственного медицинского университета (г. Ростов-на-Дону).

От всех пациенток было получено информированное добровольное согласие на участие в исследовании. Исследования одобрены комитетом по биоэтике Южного федерального университета (протокол № 1 от 29 сентября 2011 года). Забор крови был проведен в утренние часы натощак с соблюдением установленных требований до оперативного вмешательства, с использованием вакуумного метода.

Сыворотку крови получали стандартным методом. До исследования сыворотку крови хранили в морозильной камере при температуре -80 ℃. Определение уровня GDF-15 в сыворотке крови проводили методом иммуноферментного анализа с использованием тест-системы “GDF-15/MIC-1 Human ELISA” (BioVendor R&D, Чехия) и автоматического иммуноферментного анализатора «Alisei» (Италия).

Статистическая обработка результатов проводилась в среде Statistica 6.1 с применением непараметрического критерия Манна – Уитни. Ошибка первого рода менее 5 % считалась приемлемой. Данные приводятся в формате: медиана [25–75 процентили].

Результаты исследования и их обсуждение

В группе беременных с тяжелым гестозом концентрация GDF-15 в сыворотке крови составила 177850,5 [143064,0-238299,0] пг/мл, а в группе женщин с физиологически протекающей беременностью – 181212,0 [137814,0-217578,0] пг/мл (рис. 1). Статистически значимых различий между исследуемыми группами обнаружено не было.

Рисунок 1. Уровень GDF-15 в сыворотке крови женщин с физиологически протекающей беременностью и беременностью, осложненной тяжелым гестозом. Средняя линия представляет медиану, планки погрешности – 25-й и 75-й процентиль. Статистически значимых отличий между группами не выявлено

Так как дизайн исследования был рассчитан на проверку предположения о значительных изменениях циркулирующих концентраций GDF-15 при тяжелом гестозе, по результатам исследования нами были сделаны выводы о том, что, во-первых, для тяжелого гестоза нехарактерно резкое повышение сывороточного уровня GDF-15, и, во-вторых, нарушение GDF-15 потенциально может являться малым этиологическим или патофизиологическим эффектом. Для проверки этого предположения в дальнейшем должны быть проведены исследования, построенные по принципу предварительной оценки “биологически значимых” отклонений уровня GDF-15 и, соответственно, расчета необходимого размера выборок для достижения достаточной чувствительности тестирования [8]. Наше предварительное исследование предоставляет данные, необходимые для расчета оценочной величины стандартного отклонения для такого дальнейшего исследования, особенно учитывая отсутствие литературных данных об уровнях GDF-15 при тяжелом гестозе по российской классификации осложнений беременности.

Полученные нами результаты и сделанные выводы согласуются с данными и выводами Marjono A.B. и соавторов (2003), не обнаруживших значимых отличий ни в плацентарных, ни в сывороточных уровнях GDF-15 при тяжелом гестозе (преэклампсии) относительно случаев физиологических беременностей (на сроках 37–40 недель и при аналогичных размерах выборок) [6].

С другой стороны, M. Sugulle и соавторы (2009) обнаружили, что у беременных с тяжелым гестозом (преэклампсией) на сроке гестации 36–40 недель сывороточные уровни GDF-15 были статистически значимо выше, чем в контрольной группе (средние величины 127061 и 80319 пг/мл, соответственно, р<0,001). На основании этих данных Suguelle и соавторы делают вывод о том, что повышенный уровень GDF-15 в крови матери вполне может быть связан с чрезмерной продукцией GDF-15 плацентой при тяжелом гестозе (преэклампсии), и GDF-15 может являться маркером плацентарного стресса [3].

Выводы

В результате проведенных нами исследований разницы уровней GDF-15 между группами женщин с физиологически протекающей беременностью и беременностью, осложненной тяжелым гестозом, обнаружено не было. Мы не исключаем возможной роли GDF-15 в развитии гестоза, однако полученные в ходе работы предварительные результаты не поддерживают гипотезу о вовлеченности нарушений белковой экспрессии этого фактора роста в качестве мажорного эффектора в патогенез тяжелого гестоза. Тем не менее, учитывая наличие значительных противоречий в результатах исследований различных авторов, необходимо дальнейшее изучение роли GDF-15 в развитии тяжелого гестоза, и для этого при изучении тяжелого гестоза в России могут быть использованы предварительные данные нашего исследования.

Рецензенты:

Лысенков С.П., д.м.н., профессор, директор медицинского института Майкопского государственного технологического университета Министерства образования и науки РФ, г. Майкоп.

Амелина С.С., д.б.н., профессор, заведующая отделом прикладной биологии Научно-исследовательского института биологии Южного федерального университета, г. Ростов-на-Дону.